Дары Богов: Меч короля

Girlion Rait
Дары Богов: Меч короля

Глава первая

Неизвестные герои

Суждено им было видеть

То, что видеть не дано

Суждено им было слышать

Что быть слышным не должно

Шхуна, мирно покачивалась на безмятежных волнах, ожидая швартовки к причалу гавани Элендриль, где извечные зеваки высматривали новоприбывших гостей, заслоняя лица рукой дыбы укрыться от сонного солнца, а бывалые матросы неспешно прогуливались по пристани ожидая нового плаванья.

Тем временем на палубе кипела бурная жизнь, туда-сюда шныряли молодые матросы, готовясь пришвартовать корабль, и только она светловолосая девушка с бирюзовой, меховой накидкой беззаботно стояла у кормы, упёршись локтями в старые потертые перила и пристально рассматривая панораму города. Любуясь блеском золоченых куполов и агатовых башен.

Элендриль был не просто столицей высших эльфов, но был радужным алмазом символизирующем превосходство всех эльфов Эльгода.

Наслаждались ясным, безоблачным небом и легким, нежно ласкающим осеним бризом в столь ещё знойную погоду, она изучала рутинную жизнь народа Аэп думая «будет ли когда-нибудь наслаждается так роскошной жизнью, как это делают высшие эльфы или она всю жизнь будет бежать в погоне за временем пока не придёт её час»,– так или иначе их час был длиннее её, но сейчас, прямо сейчас она смотрела на город утопающий в зелени и мраморе, величайший город всего юга, а возможно и всего Эльгода. Город находящийся под неусыпной защитой колоссов Эр и Кла, хранившие спокойствие в одноимённой бухте от морских бурь и неприятелей. В сердце Элендриля обосновался дворцовых комплекс с разноцветными, извилистыми садами, которые служили излюбленным место для прогулок королей, а в памятные дни и всех горожан. Город, под стенами которого склонялись сотни армий и любовались миллионы, сейчас восхищались она, незнакомка. Весь город был пронизан десятками древних акведуков, берущих свое начало далеко в горах и опутывающих город будто десятки каменных змей.

Её идиллию прервал кашель капитана, который решил обратить на себя внимания, а в итоге раскашлялся, словно старый не прочищенный дымоход.

– Прошу прощения мисс,– произнес он хриплым голосом поправляя козырёк шляпы.

– Прощаю,– ответила она, лукаво улыбаясь.

Смутившийся капитан вновь прокашлялся и продолжил,– мы прибыли в Элендриль.

– Мы наконец прибыли в Элендриль,– кокетливо поправила она.

– Именно так, не желаете, чтобы кто-нибудь из матросов помог донести ваши вещи до постоялого двора, любой из нас сочтет за честь помочь вам.

–Благодарю капитан, но вы и так для меня много сделали, к тому же все мои вещи здесь,– она указал на сумку, переброшенную через плечо. Раскрыв ладонь посох прыгнул к ней в руку,– Я не люблю злоупотреблять гостеприимством.

– Это великая радость для меня и Мирабель (так называлась шхуна), оказать услугу для дочери адмирала Прайдмира.

«Как же мне надоело быть дочерью адмирала»,– подумала она. Без условно она очень любила и даже обожала своего отца, но она просто устала быть дочерь адмирала, ей неистово хотелось быть… собой.

Девушка кротко улыбнулась.

Опустившийся трап с шумом упал на причал возвещая об окончание длительного плаванья.

– Наконец! – вновь повторила она.

Когда сошли последние малочисленные пассажиры «Мирабель», эльфийские грузчики, двое худощавый паренька в аккуратно выглаженных одеждах и натертых до блеска туфлях принялись разгружать привезённый груз. Они заходили в трюм и левитационным заклинанием выносили на берег груз корабля, даже не касавшись пальцем потертых сундуков и сучковатых, деревянных коробок, где в свою очередь другие два таким же способом уносили дальше. Тяжелые ящики и громоздкие сундуки летали взад, вперед по пристани, угрожая падением на чью либо голову и действительно это порой случалось, но все же довольно редко, да и такой способ был не более опасен чем любой другой. Только прибывших путешественников и первых визитёров это представление вводило в транс на добрые насколько часов, однако ей любоваться данным зрелищем было не суждено, ведь предстояло столько ещё увидеть и внутренний, душевный порыв погнал её дальше.

Она влетела взбегая на ступеньки узких, извилистых улочек старой портово-промышленной части города, проходя мимо многочисленных виных и пекарен откуда доносился самый манящий из всех возможных запахов и будь ты сыт или только из-за стола, ты все равно не смог бы себе отказать в удовольствие отведать свежеиспеченного хлеба с молодым, одурманивающем разум вином.

Так же невозможно и абсолютно глупо было бы пройти мимо не менее многочисленных разношерстных эльфийских базаров, тут путников ждала вторая часть представления, продавцы и лавочники выставляли свои товары. Зелень и свежие овощи сами озорно прыгали на прилавки, а разноцветная бижутерия и мелки побрякушки вытягивались в длинные гирлянды.

Глашатай уже драл горло, что есть сил будя тех лежебок, которые по сей час валялись в постели в столь солнечный и дивный день.

Уже здесь в предместьях было очевидно, что нежные эльфийские ручки редко касались грязной или же тяжёлой работы. Лейки сами поливали цветы, а веники выметали пороги.

Выйдя из пригородной зоны она оказалась у городской стены, которая тянулась от края моря огибая город и встречалось с морем у другого края. Ворота были подняты для того что бы попасть в город надо было иметь при себе специальное разрешения, торговый бланк с оплаченной торговой пошлиной или же статус перегрины.

Подойдя к воротам она увидела две длинных колоны, тянущиеся далеко за пределы их взора. Возле первой было написано для эльфов и двигалась она довольно быстро, а вторая для всех существ не являющимися эльфами движение которой можно было заметить лишь после получасового наблюдения. Однако она подумала, что стояние не для неё, так как у неё есть приглашение от короля и решила обойти их стороной, смело подойдя к одному из стражников, проверяющему никому не нужные бланки. Эльф со строгим видом и чувством собственной важности и номинального превосходства кропотливо выискивал неточности и орфографические ошибки в бланках своих многочисленных жертв.

– У меня приглашение от короля,– Она протянула листок, вклиниваясь перед другим ожидающим.

– Как и у меня,– вскрикнул недовольный человек.

– Как и у все здесь,– пояснил недовольный эльф, даже не взглянув на бумагу,– в очередь.

– Нет, вы не понимаете,– заартачилась она.

– В очередь! – стражник был не приклонен.

Недовольная девушка пошла в конец очереди, делать было нечего, встав за старой гномихой пропахшую, то ли солодом, то ли пивом, а возможно и рыбой, одно она знала наверняка, чем-то разлагающемся, она начала представлять, как сунет свое приглашение, этому наглому эльфу.

Её грезы прервал другой гном обошедший её стороной и слегка задевший острием секиры висевший е него за поясом.

Сейчас выскочка получит свой пропуск назад подумала она. Однако эльф поклонился и пропустил его вперед.

– Что?! – вскричала она,– почему это ему можно пройти?

– Эка ты странная девица,– заговорила гномиха стоящая перед ней,– это ж принц зеленых холмов. Завидный был жаних,– мечтательная произнеся она и громко вздохнула.

– Да, может я тоже будущая королева! – сказала она.

– Смотри же ты какая худая,– щупая за живот произнесла она,– какой же гном тебя возьмёт замуж. К тому же он уже занят.

– Зачем же гном?

Но тут их беседу прервал другой путник обходящий, очередь.

– Ну если и ему можно будет,– шепотом произнесла она.

Так оно и было он тоже был пропущен.

– Так, а этому почему можно было,– сердито спросила она размахивая королевским письмом.

Седоволосый старик в серой мантии обернулся поправив конусообразную шляпу.

– Он тоже принц или король,– спросила она у эльфа.

– Я житель волшебного измерения девочка,– мягким голосом произнес он.

– Я тоже волшебница,– заявила она.

– Пропустите, её со мной. Она моя гостья, сказал старик

– Да, господин,– поклоном ответил Эльф.

– Благодарю,– задрав нос, пробиралась сквозь толпу она.

Волшебник сканирующим взглядом окинул молодую девушку. Она выгодно выделялась на фоне изящных, но все же худосочных эльфиек. Походка тоже была необычна для девушки будь то людской или эльфийской расы, всем видом показывая свою зависимую независимость и самодостаточность, соперничающая с желанием самоутвердится.

Мимо проходящие эльфы не могли заставить себя не обернутся или же украдкой взглянуть на неё.

– Я удивлена,– промолвила девушка проходя вперед,– тем что вы помогли мне. Хотя я бы все равно утерла нос этому эльфийскому клерку.

– Простого спасибо было бы достаточно,– ответил он,– и это я сделал не для тебя, а для Калвера,– пояснил указывая на письмо которым она до сих пор активно размахивала перед лицом стражника.

Волшебник нахмурился так сильно, что его из без того морщинистый лоб стал похож на использованную губку.

– Вы о назначении,– спросила она опуская руку,– я была удивлена, когда меня направили в Элендриль, единственную,– не дожидаясь ответа продолжила она наконец запрятав письмо в сумку.

– Я бы сказал, что ты единственная кто получила назначения из кого-либо живущих на свете,– подтрунивая добавил волшебник,– Магистериум не занимается распределением волшебников в королевстве Аэп. Тем более не ставит на них королевских печатей.

– Вам то откуда знать,– дерзко заявила она.

– Я член совета,– ответил он сделав вид, что не заметил её дерзкого тона.

– Сейчас прошу прощения, меня ждет аудиенция с королем после полуденного Кранжа,– вежливо откланялся волшебник.

– Кран… чего, у меня тоже с ним аудиенция.

– Не дай боже в одно время,– пробормотал он оборачиваясь и протягивая руку к молодой девушке,– письмо,– затребовал он.

Немного пока пошившись в сумке она вновь достала пергамент и протянула волшебнику. Он начал быстро читать пропуская слово, а то и три. После чего вернул его владелице.

 

– Похоже, что ты не единственная кто получил назначение. – недовольно произнес он.

– Я чувствую, что мы не с того начали знакомство,– начала она, на ходу убирая письмо в сумку.

Волшебник нечего не ответил, лишь задумчиво пожал плечами. По продвижению вперед по улицам Аратонга, улицы словно ползущая змея петляли и извивались, то расширяясь до широких площадей, то обратно сужаясь в узкие переулки временами упираясь в тупик внутренних дворов, а временами резко меняя направление. Наконец они очутились на широкой площади покрытая тенью от высоких дворцовых стен. В центре площади стоял исполинских размеров фонтан с тремя статуями притягивающий на себя внимание.

– Меня зовут Джоанна,– наконец представилась она.

–Так площадь солидарности,– задумчиво произнес он.

– Кто эти трое,– спросила она.

– Призраки прошлого и миражи будущего,– загадочно отозвался волшебник.

Статуя представляла из себя высеченный в белом мраморе Человек державший весы правосудия, эльф протягивающий свиток знания и гнома держащего драгоценный камель, камень был единственным цветным элементом экспозиции.

– Меня зовут Лотариин,– наконец ответил волшебник наглядевшись вдоволь на статую.

– Не ужели тот самый, о котором мы читали в учебниках, вы для меня немного мифический персонаж,– выпалила она сгорая от стыда, что сразу не узнала его.

– Хм,– усмехнулся он,– мифический, это как сфинкс что ли, видимо действительно пора на покой.

– Простите, я не то хотела сказать, я имела виду легендарный,– Поправилась Джоанна

– Все же это я приму это за комплимент,– ответил он.

– Меня зовут Джоанна, Джоанна Прайдмир,– пояснила она протягивая руку.

– Это я слышал ты же кричишь об этом на каждом углу. Пойдем же, не будем заставлять короля ждать.

Огорчённая Джоанн опустила руку так и не дождавшись ответа.

Двое новоиспечённый авантюристов, а правильнее было бы сказать один матёрый и юная искательница веселой жизни, пересекли выложенную скользким, розовым мрамором площадь, где посередине тоже стоял фонтан.

–Они действительно обожают фонтаны, как об этом пишут,– заметила Джоанна.

Очутившись у парадного входа, которые стерегли два эльфа-близнеца стоявшие по стойке смирно, словно две античные статую опирающиеся на длинный, изогнутый подобно луку меч висевший у них на поясе. Стражники без лишних слов отварили дверь и их взору открылось все богатое убранство дворца. В огромном круглом зале, по стенам бежали две винтовые лестницы, словно лианы обнимающие старый баобаб уходящие в потолок, который венчал сверкающий стеклянный купол.

Светлые залы дворца, пускали солнечных зайчиков от отполированной мебели и золотых канделябров.

Спокойствие царило в просторных коридорах дворца, несмотря на большее количество прислуги, как раз натирающих фарфор и придворных сонно слоняющихся по дворцу наслаждаясь теплым восходом солнца и сочными плодами расставленных на всех столах будто приготовленных для натюрморта художника. От запаха цветов и фруктов соревнующийся между собой, наполняли своим ароматом каждый уголок дворца дурманился рассудок невольно принуждая присоединится к пирующим, музицирующим и творящим придворным. В каждом из залов они находили по горстке эльфов занятые собой и своей работой.

– Это точно дворец,– спросила она. Порой складывалось чувство, что лакей решил устроить им пред просмотр свежей галереи, где художники только заканчивали свои шедевры.

Полностью поглощённые работой они даже не замечали их.

– Эльфийские короли всегда были главными покровителями всех возможных искусств,– пояснил Лотариин.

Действительно дворец скорее напоминал филармонию, галерею или даже студию художника, но дворцом его было можно назвать только скрепя сердце. Поднявшись на третий этаж они оказались на против длинного коридора, украшенного бесконечным количеством картин, все как одна они слились в глазах Джоанн. Пройдя по коридору, а вернее сказать по галерее, лакей сопровождающих их до короля поддал знак, стражникам и те отворили двери.

Однако король был не один в комнате уже был тот самый гном и двое других эльфов.

Согнувшись в почтительном поклоне они предстали перед королем.

– Рад видеть вас,– поприветствовал король. Он выглядел так же, как и любой другой эльф, вот что значит не иметь разницы между бедными и богатыми. Все практически равны друг перед другом, все имели равные возможности и шансы, а также все были похожи друг на друга, однако король имел одну небольшую особенность во внешнем гардеробе его шелковые пряди волос спадавшие на плечи гладким потоком венчала узкая платиновая полоска, корона,– все вовремя и в один час, как же я люблю, когда не приходится пересказывать одну и ту же историю дважды!

– Позвольте в первую очередь представить вам моего друг, а возможно и вашего спутника кронпринца Оиндара.

– Поклонов не надо,– шутливо заметил гном,– ну разве что твоего,-указал он на Джоанну.

Ошарашенная девушка от такой неожиданной наглости, потеряла дар речи. Эмоции, переполняющие её перекрыли не позволили ей что-либо ответить нахалу и сумела лишь злобно нахмурить брови.

Однако если бы она знала гномью культуру получше, то скорее всего восприняла бы это как комплимент, так как гномы как никто другие были хоть и бестактны, но прямолинейны, и все эти экивоки были попросту не для них.

Да к тому же и представление ей он не нуждался, полный отчет она получила от Гномихи из очереди.

– Моя дочь Арвель.

Лотариин тут же взял руку эльфийки и скользнул стариковскими, шероховатыми губами по бархатистой коже. Не осмелившись поднять глаза на мраморное лицо слепленое богами он застыл на некоторое время в поклоне и медленно попятился назад.

Тут как раз-таки Оиндар не разделял предпочтений волшебника. Так как Арвиль была хотя тоже весьма красива, но была полной противоположностью Джоанны. Эльфийка была высокая, худощавая, плоскогрудая и бледнокожая, даже по человеческим меркам вид у нею был слегка болезненный. В отличии от мягких форм и слегка загорелого цвета лица.

– Мой сын Веллинктон,– король представил эльфа, стоявшего у окна.

Гному он тоже не понравился так как он завладел полностью вниманием Джоанны, а гномы хоть в этом и никогда не признаются, но терпеть не могут конкуренции.

С первого взгляда даже может показаться, что гномы в целом не питают особой любви к Эльфам. Да, это так, однако для честности стоит сказать, что гномы ко всем питают одинаковые чувства, а любят они только, пиво, жирную пищу, секиру, киянку, и гномих по крепче.

– Честь для меня,– промолвил молодой эльф так и не дождавшись приветствия.

– Я надеюсь, что мы закончили самую претенциозную часть, давай те же перейдем к сути дела,– заговорил гном.

– Конечно,– согласился король,– начнем с самого приятного. За выполнение моего поручения, я открою доступ к эльфийской тайной библиотеки Лотариину,– король взял свиток со стола и протянул Волшебнику. Гражданство волшебного измерения для вас Джоанна,– он протянул следующий свиток девушке,– и беспошлинную торговлю предметами роскоши и оружием с алмазными карьерами и зелеными холмами,– наконец передал он свиток гному.

– Это весьма щедрая оплата,– заметила Джоанна, не веря своему счастью.

– Именно,– согласился Лотариин,– в чем цель нашего так называемого поручения.

Эльф оборвал его,– это ещё не все,– так же я хотел бы пригласить вас на помолвку моего сына, завтра, а сейчас я просто не имею морального права радушного хозяина в первый же день обременять своих гостей просьбами или поручениями. Завтра на церемонии вы обо всем узнаете.

Недовольные таким скрытным раскладом, но делать было нечего они удалились приняв не подписанные буллы.

Прием должен был состоятся вечером, а потому у них был ещё целый день на отдых, чему одни из них были рады, а другие не столь огорчены какими они казались.

***

Утренние пробуждение Джоанны казалось сказочным, проснувшись от соловьиного пения. Она могла бы проваляться весь день в мягких перинах, но вот запах, который её манил встать, был намного сильнее. Поднявшись с постели её на долю секунды пошатнуло. После долго плаванья земля как-то не привычно крепко стояла под ногами. Умывшись и одевшись она обнаружила, источник заставивший её подняться с постели. На столе стояли свежеиспечённый хлеба, ароматные фрукты и пенившейся напиток, который эльфы именуют Хаомой.

Желание познакомится с дворцом и его окрестностями преодолели жгучую жажду вернуться к постели на весь день и предаваться блаженной неги безделья и отдыха.

Всё же позавтракав и закончив рутинный марафет, она вышла из комнаты, обнаружив Оиндара и Лотариина уже прогуливающихся по аллейкам сада позади дворца

– Такого чудесного утра у меня ещё не было,– радостно воскликнула Джоанна присоединяйся к ним.

– Чудесного? – удивлено буркнул гном.

Джоанна наивно кивнула незаметлив скептического тона:

– Проснутся под лепетание птиц и сладкий аромат фруктов.

– Мне снилось, будто я всю ночь я провел в сыром гроте, а над головой летали звенящие стрелы, на утро приперли целый тазик фрукты будто я лесное животное.

– Одним словом тебе снился дом,– пошутил Лотариин

– Хаома, так приятно обжигала язык,– сморщившись добавила она, дабы победить противный скептицизм ворчливого гном.

– Вот тут я согласен, некогда до этого не пил этот странный, но ни не приятный напиток,– наконец согласился он.

– Это значит, что он ему очень понравился,– пояснил Лотариин,– гномы так обычно называют только пиво или воду.

– И водку,– добавил возмущённый гном.

***

Прогулявшись по городу, они опасаясь заблудиться в вечно петляющих улицах Элендриля решили остановиться в одной из виных, где просидели до вечера, благо историй у Лотариина и Оиндара хватала, что бы Джоанн не заскучала. Между те стоит заметить, что в детстве она обожала слушать истории отца о плаваньях и сейчас она испытывала детское возбуждения от их рассказов. В сумерках, когда солнце заканчивала свой путь, троица направилась во дворец по переполненной алее. Из-за летнего зноя Эльфы дни на пролет проводили в парках и садах, возле фонтанов и тенистых деревьев, сейчас же, когда жара спала они вернулись на улицы в излюбленные винные и ресторанчики. Приближаясь ко дворцу толпа становилась гуще, и лишь узкая полоска редко стоявших слуг с ажурными факелами указывала им путь. Пробираясь между ново прибывшими гостями, они оказались в ещё более душном помещении. Гостевая была заполнена до отказа. Ранее безмятежный обитель заставлял чувствовать себя потерянным в толпе незнакомых лиц.

– Твою же ж мать сколько эльфийских задниц сегодня мне придется увидеть,– проворчал гном.

– Столько что б в кошмарах снились, до скончания гномих лет- ответил Лотар.

Наконец после получистовой толкотни локтями. Нерасторопный лакей вычислил их из общей толпы.

– Прошу за мной,– пафосно произнес он.

Троица во главе с гномом стала пробирается сквозь гущу людей, пока не добрались до открытой широкой двери, где толпилось наибольшее количество эльифиек.

–Прошу проходите,– пригласил их внутрь, а сам отправился искать других приглашённых гостей.

–Похоже здесь весь город, как ты и говорил Лотар- заметила Джоанна.

Сводчатый потолок поддерживали колоны по виду напоминавшие тропические секвойи, обвитые мраморными лианами, а стены и потолок венчали творения эльфийских скульпторов и мастеров, изображавшая лестных и морских обитателей королевства.

Пустынная галерея напоминала настольный аквариум, где они были первыми рыбами. Пройдя сквозь коридор отделяющий словно два мира, земной от богемского, они оказывались в более приятном месте.

– Черт меня подери,– промолвил гном, я ещё не пил, а перед глазами уже все плывет.

– Это поправимо,-снял бокал с подноса у одного из проходившего слуги и подал его гному.

Он в свою очередь поморщился и отказался.

Зал же в свою очередь разделялся на несколько ярусов где внизу в центре танцевали, по кроям залы, стояли столы с пышным убранством. На балконах зала, соединёнными длинными будто плющом увитыми мостами, что не капли не резонировали с внутреннем стилем зала так как у противоположного конца зала не было стены, но был выход в сад, где посреди него стояла полукруглая арка, обвитая цветами лесных вьюнков. Находясь то ли в бальном, то ли в банкетном, то ли в амфитеатре они начали привыкать с контрастирующем эффектом внутренней обстановкой и зеленым садом.

– Кажется я вижу короля,– воскликнула Джоанна.

– Так идем же скорее,– воскликнул обрадовавшись гном.

Пробирая через толпу аккуратно вдоль стены перемещающаяся толпа танцующих эльфов все пытались захватить их и унести с собой в вихрь танцев.

 

По дороге им встретился один из слуг которого как им казалась они уже знали, он предложил проводить их к королю более коротким путем.

– Что может быть короче, чем прямо? – спросил гном.

Эльф нечего не ответив кусачего улыбнулся и вывел их из зала в пустую комнату обводя их окружным путем и уже через минуту они были возле него.

– Что б тебя, эльфийская магия,– забранился гном.

– Скажите, а с кем разговаривает король,– спросила Джоанна слугу

– Король Калвер сейчас ведет беседу с главным советником Орлом.

– Орлом, как птица? – переспросила она.

– Так это один из двенадцати,– прошептал волшебник.

– Что прости, я не расслышала,– переспросила Джоанна.

– Нет ничего,– ответил он

Как только король заметил, что они приближаются он тотчас же распрощался со своим собеседником и подал знак слуге, стоящему подле него и тот, тотчас же удалился.

Когда все трое подошли к королю, он заговорил первым,– вам, наверное, любопытно, почему же вас так долго томил неведением. Так вот главной жрице Сионе было видение, которое она вам сама расскажет,– продолжал король подовая знак слуге.

Слуга подвел на первый взгляд обычную эльфийскую женщину, немного старомодно, но все-таки изыскано одетую. Пугающую своим пристальным взглядом, внимательно и скрупулёзно рассматривая их с головы до ног она молчала

– Может начинать,– заговорил король.

– Да это они,– констатировала провидица после ещё минутного напряжённого разглядывания,– точно, как в моем видении. Вас ждет нелегкая судьба вам предстоит собрать все пазл воедино.

– Простите я не понимаю?! – с вопросительным тоном начала Джоанн.

– Провидцев никто не понимает,– пояснил волшебник.

– Сиона прекрати пугать гостей,– остановил её король,– прорицатели жутко драматичные.

– Послушайте моё пророчество вначале,– проговорила она мрачным театральным голосом, объявляя, что представления вот-вот начнется.

Когда златовласая звезда упадёт

Она солнце убьёт

Звезда упадёт все разойдутся.

Три путника прейдут и объединят.

На битву с всадниками

В последний путь отправятся они на восток.

За лотом жизни придут они.

Разбудят древних,

И отправят в последний путь короля.

– Не очень складно,– заметил Оиндар.

– Чшшь,– перебила его Джоанна.

– Вам суждено спасти все живое в Эльгоде. Вы сами найдете путь к этому, а тем временем отправляйтесь к королю Нордланад, предупредите его об опасности и трудности которые стоят у него на пути. Скоро разверзнется страшна болезнь, все люди обратятся во тьму и будут служить темному властелину,– продолжила она.

– Ну не вам конкретно, это лишь послание, которое вы должны передать королю. Не забывайте вы некто иные как послы, дипломаты,– обособил король. Потому должны помнить, что все ваши действия будут исходить от лица всего королевства Аэп.

Волшебникам было не привыкать выступать послами, консулами, борцами за мир во всем мире, попечителями бедных и защитниками обездоленных, к тому же столь известному и как выразилась Джоанна мифическому Лотариину.

Для самой же Джоанны эта роль отводилась в первые, но ведь надо же с чего-то начинать, а данная миссия послужила бы её карьере хорошую службу.

Более странное решение и неоднозначное было привлекать к этому крон-принца Оиндара. В отличие от Волшебников, никогда не имевших постоянного вассалитета. Он был фактическим наследным правителем другого королевства. Несмотря на это упускать данный шанс он не желал, да и к тому же все его предки сделали себе имя и приличное состояние на службе в далеких кроях, а у гномов приветствовалась преемственность поколений.

Первым склоняясь в поклоне, вставая на колено, принес присягу Лотариин уже по обычаю облачая лысину на макушки и ранняя старую конусообразную шляпу.

– Я, клянусь выполнить поручение во имя короны Аэп.

За ним последовала Джоанна произнеся ту же лаконичную клятву. Последним же к ним присоединился гном, однако не вставая на колено, но повторив клятву, с маленькой оговоркой.

– Я, клянусь выполнить поручение во имя короны Аэп, если долг короны зеленых холмов не будет препятствовать мне.

Король принял и эту клятву одобрительным кивком.

–Я рад, слышать такой ответ. За вашу клятву и мгновенное согласие, хотел бы вас отблагодарить небольшими дарами, которые как я надеюсь помогут вам в нашей благой миссии.

Король подал знак слуге, который удалился за широкий балдахин на несколько секунд и вынес три миниатюрных дубовых шкатулки.

Вначале он взял ту, на которой был изображен лукаво улыбающийся полумесяц.

– Первый подарок от волшебника волшебнику, лунный камень. Позволяющий становится скрытным не только во тьме, но и быть невидимым у всех на виду.

Лотариин слегка поклонился придерживая шляпу, принял подарок и отшагнул назад.

Взяв вторую коробочку в которой мог бы поместится разве что носовой платок. Король достал маленький мешочек.

– Эта семена златоцвета, обладающие магическими свойствами заживления ран,– произнес король передовая шкатулку с мешочком для саше, как заключил у себя в голове гном.

– Эээ, посажу из у себя в шахте,– ответил гном принимая подарок.

– Они тенелюбивые,– прибавил Лотар

Последняя шкатулка была меньше других размером чуть больше куриного яйца. Преподнеся раскрытый футляр, он обнажил золотое кольцо с красным крупным рубином.

Она не была знатоком ювелирных безделушек, да и с артефактной переписью тоже не знакома, потому она заключила у себя в уме,– милое колечко.

– Тебе же я хочу преподнести в благодарность, кольцо, которое не принадлежит мне или кому-либо, я к сожалению, не могу подарить тебе его, но могу дать во временное пользования, посмертно,– прибавил он. С ним ты сможешь выбраться из любых бед, когда бы они тебя не настигли.

Конечно посмертно, для почти бессмертных означало почти конкретный срок.

– Благодарю,– поклонилась Джоанна и отступила назад рассматривая королевский подарок.

Тем временем пока трое героев рассматривали подарки короля, он вернулся на обратно на трон.

– Так же я обязуюсь выполнить те обязательства которые я вам дал, каждому из вас по окончанию моего поручения, – продолжил король,– а теперь к цели вашей дипломатической миссии,– отметил он,– вам предстоит передать этот свиток, содержание которого вкратце я вам рассказал- король взял свиток из рук своего советника и передал его Лотариину,– королю Нордланда, так же выступить в качестве моих дипломатических консулов в столице на собрание Консорсуса, а теперь идите веселитесь сегодня вы пока ещё мои гости.

– А завтра мы ваши слуги,– неразборчиво пробормотал Лотариин, отходя в сторону.

Сзади короля наблюдавшими за собравшимися, показалась фигура, образ в кожаном манто.

– Думаешь это они? – спросил король ощущая легкое дыхание над левым ухом.

– Без сомнения, как с картинки,– ответило оно скрывающиеся в тени,– только ещё свежие.

***

На утро вопреки внушительному объему выпитого вина тело не содрогалось от боли, а ум сохранил ясность ума и четкость мысли. Только сильная жажда и привкус винного камня на языке напоминал им о вчерашней ночи.

К полудню они вышли к северным воротам, у которых их уже ждал принц Веллинктон. Лично высказавший желания сопроводить их до заставы.

– Тебе не стоило ли остаться со своей возлюбленной,– не двусмысленно спросил гном пытаясь забраться на бодрую лошадку, однако не на большую кобылу, но и не на пони или осла, жеребец был, что-то средние, помесью, но для гнома все же великовата.

– Это только помолвка,– пояснил он быстрым прыжком забравшись на своего белогривого скакуна,– даже ещё не свадьба.

– Когда будет свадьба,– спросила волшебница.

– Очень скоро, скорее, чем нам бы того хотелось, через двадцать зим,– уточнил он в конце.

– И вправду не торопитесь ли вы,– иронично заметил волшебник.

– Вот и мы так считаем,– ответил эльф не замечая надутой иронии.

Джоанна не чего не прибавила, она лишь подумала, что наверное к этому сроку уже будет иметь несколько детей, а может быть и внуков, кто знает.

Дорога, по которой они ехали была вымощена желтым камнем, создавая иллюзию сказочного королевства. Тракт был переполнен, но двигался быстро, как говорят в королевстве Аэп, все дороги ведут в Элендриль, а выводит лишь одна, конечно же эта фраза была неправдивой, но и не то что бы слишком не верной, практически все, кто желал попасть в эльфийское королевство приплывали морем через залив Эр и Кла.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru