Возвращение Акулы

Георгий Лопатин
Возвращение Акулы

7

Следующим с кем пришлось беседовать капитану третьего ранга Карцеву был гном по имени Гринном, как его представил купец, обозначив как переговорщика. Бородатый коротышка ста шестидесяти сантиметров в высоту, это считается высоким ростом для данной расы, и не меньше метра в плечах. Грубые черты лица, чем-то похожие на неандертальские, как их реконструируют художники-скульпторы, и такое же грубое до наглости поведение. И это при разговоре с нанимателем от которого зависит их благосостояние.

Фишка в том, что данное семейство гномов, что представлял Гринном находилось в весьма плачевном состоянии, если верить Кароту, а не верить ему причины не имелось. Хотя, глядя на то, как вел себя гном, казалось, что он делает человекам просто охренеть какое одолжение, что уже просто разговаривает с ними.

– Обычно за работу мы берем треть от предоставленного материала или же ее цену в золоте, – сходу, что называется с места в карьер, начал прессинг Гринном. – Но поскольку нам придется работать у вас, в диком краю за Стеной, при постоянной угрозе нападения со стороны орков, то цена нашей работы повышается до половины от предоставленного материала, либо ее ценна в золоте.

«Ну ни хрена себе запросы! Да ты не просто берега потерял! – подумал даже с каким-то восхищением особист. – Ты вообще океаны попутал!!! И если он переговорщик, вроде как должен быть особенно коммуникабельным и понимать, что такое компромисс, то как же тогда себя ведут обычные гномы?!!»

– Уважаемый тор Гринном, это неприемлемые условия, не то что половина, но даже треть…

– Половина, человек! За меньшее никто у вас работать не станет!

– Никто, значит никто.

С этими словами Карцев встал.

– Переговоры окончены, уважаемый тор Гринном. Мы не станем иметь с вами дел.

Гном явно опешил, не ожидая такого поворота, выпучил глаза, побагровел, несколько раз открыл и закрыл рот, словно выброшенная на берег рыба. После чего тоже вскочил и быстрым шагом направился к своей повозке.

К особисту подошел купец.

– Я ведь предупреждал, что они очень непростые разумные эст Юрий…

– Но не на столько же!

– Похоже вы никогда с ними не пересекались…

– Не доводилось.

– Тогда бы знали, что договориться с ними очень тяжело, но если договоритесь, то партнера надежнее не придумать.

– Что ж, не в этот раз. Но все-таки цены они за свои услуги ломят безбожные. Да даже десятая часть от материала это ни в какие ворота не лезет, не то что половина! Вот у вас они сколько берут за свою работу в реальности?

– Около четверти…

– Мы не можем себе этого позволить!

– Вы – нет, – согласился Карот.

– А вы – да?

– Мы – да.

– Дорого же!

– Дело в том, что все что они зарабатывают, остается в королевствах.

– Налоги с них дерете конские?

– Нет! – засмеялся купец. – Все дело в том, что все заработанное гномы тратят на закупку продовольствия для своих кланов. По сути, все гномы, что живут среди людей, своей работой обеспечивают питанием свои рода оставшиеся в горах.

– Вот как?

«Как гастарбайтеры из средней Азии у нас?» – подумалось особисту.

– У них так плохо с продовольствием?

– Получается, что так. Подгорный народ, что там можно вырастить?

– На поверхности…

– Значит не получается, – пожал плечами Карот. – Кругом скалы. Что на камнях вырастишь? Да и животные сжирают все что вырастает. Насекомые-вредители время от времени. Погода в горах тоже не располагает к сельскому хозяйству. Гоблины опять же, те еще твари, никакого спасения от них нет!

– Понятно… Но если вы можете обменять их работу фактически на продовольствие, то у нас такой возможности нет.

– Понимаю.

«Да и хрен с ними, – подумал капитан третьего ранга про гномов. – Не так уж они нам и нужны… по крайней мере на данном этапе».

Ничего сложного ковать не требовалось, а с простыми изделиями земляне могли справиться сами. Тут и индукционная печь, тут и проектирование необходимых станков для облегчения особенно трудоемких работ, такие как механический молот, пресс и прокатный стан. Все это можно было изготовить своими силами и средствами.

Вообще стоило признать, что с попыткой найма гномов они несколько поторопились. Хорошее оружие конечно нужно (наверняка бы с тоже пружинной сталью для арбалетных плеч чем-то моги бы помочь сделав это оружие в разы эффективнее при меньших затратах стали и стало быть весе, что немаловажно), но все же не горит. Тут скорее была попытка завязать деловые и возможно политические отношения с гномами напрямую. Но как видно попытка оказалась откровенно провальной, очень уж неконтактными, если не сказать хуже, оказались представители этой расы.

– Они мстительны? – спросил Карцев, уже догадываясь об ответе.

Гринном смотрел на людей зверем. Насупится, зло зыркает из-под густых бровей…

– Просто не передать как! – взмахнул руками Карот. – Бойкот со стороны всех гномов обидевшему одного из них самое распространенная и относительно легкая месть с их стороны.

– В данном случае захотят нам напакостить?

– Живи вы где-то поблизости, то обязательно бы постарались подгадить, в этом они тоже своеобразные мастера. А так они не знают где вы обитаете, но и специально искать не будут. Вот если узнают, то могут и вспомнить.

– Понятно… Кстати, нашли кофе?

– По описанию есть похожее зерно, – кивнул Карот. – Но поставка его обойдется дорого ибо везти придется с далекого востока… где оно растет на границе с пустыней.

– Отлично. Кофе все-таки тоже закажите. Расплатиться нам есть чем. А как с какао? То что вы зовете басхом?

– Басх я привез шестьдесят мешков.

Проверили другие товары, а именно грубой конопляной и крапивной ткани, что Карот привез сто двадцать рулонов. Ею предполагалось обшивать наемников-союзников из троллей и огров. Еще имелся хлопок и лен, но это уже для себя.

Смотреть на то, как Омнуд выбирает для себя даму с целью утех, когда ему сообщили что он может рассчитывать на одну из них и за нее заплатит клан, было и смешно, и больно, ибо выбор был слишком велик. Омнуд буквально разрывался на части не зная какую предпочесть. Матросы даже начали делать ставки.

– Экх Вартон, вы тоже можете выбрать для себя одну из них, мы щедро оплатим ее услуги, – предложил Юрий Карцев артефактору. – Считайте это нашим дополнительным бонусом к уже заключенному соглашению.

Тот, с интересом посмотрев на «ночных бабочек», все-таки халява, после короткого раздумья отрицательно мотнул головой, сказал:

– Мне достаточно моей служанки. Можете ей заплатить те деньги, что собирались заплатить женщинам порока.

Его служанка была не столь необъятной, но оно и понятно, ведь ей не только на спине приходилось работать, но и хозяйством заниматься «шурша» по дому.

– Хорошо. Закажите кузену ингредиенты для создания амулетов, ибо делать их придется в больших количествах, – посоветовал артефактору особист.

– На сколько примерно амулетов вы рассчитываете?

– На много! Очень много! Для начала исходите из минимума в тысячу штук.

– О!

– Про материалы для алхимикомагиеских амулетов тоже не забудьте. Они нам так же пригодятся и тоже в очень больших количествах.

Как стало ясно, Карот оказался прав. Повторное появление отряда землян в этих краях не осталось незамеченным аборигенами и на обратном пути их встретила делегация предводителей окрестных поселений интенсивно размахивающая ветвью, что являлось символом мира. Местные действительно прямо-таки жаждали наладить отношения с теми, кто можно сказать играючи разделался с рейдовой бандой орков, пусть и молодняка, но все же сильного и свирепого врага. Даже на невест особисту тему не пришлось переводить, сами стали предлагать. А как говорится: дают – бери! Ну и взяли.

Правда пока неясно было, как в полной мере обеспечивать взятые на себя обязательства в будущем, ведь живут все-таки далеко и быстро прийти на помощь просто не в состоянии. Но, во-первых, в ближайшее время никто на эти поселения не полезет, ведь клан орков хорошо потрепан, а во-вторых, когда неудачников добьют или поглотит другой клан, очередные банды орков следовало перехватывать еще на начальном этапе вторжения. И тут уже вся надежда на кочующих троллей и огров с коими уже удалось заключить соглашения о предупреждении, а так же еще удастся заключить.

8

В связи с резким сокращением времени полета БПЛА «Орлан-10» из-за выработки большей части топлива, бензин остался лишь для по-настоящему экстренных случаев, командиры БЧ-4 (связи) АПЛ «Акулы» и «Томска» капитан-лейтенант Злобин и старший лейтенант Зверев вплотную занялись своей идеей-фикс, привлекая к своему проекту всех головастых и рукастых, кто хоть как-то мог им помочь и дело надо признать двигалось.

В свое время американские студенты создали с помощью обычного планшентника мини-спутник и связисты спросили себя: «А чем мы хуже?»

«Наоборот, – сказали они себе, – мы даже лучше. Тем более что все необходимо для создания собственного спутника имеется в наличие, от начинки до ракеты».

Что до начинки, то в ее качестве решено было использовать не нежную гражданскую электронику планшетника, а более кондовую технику почти отечественного производства.

Увы, первоначальный план использовать электронные потроха БПЛА с «Северодвинска» провалился. Все-таки искажение материи повлияли на электронику не самым лучшим образом. Но положение спас выброс техники 80-й арктической мотострелковой бригады. А в ее состав входила рота БПЛА. К несчастью ни один «Орлан-10» не пережил переноса, но если руки растут откуда надо, то из кучи хлама, а так же найденных ЗИПов, можно собрать что-то работоспособное. Вот и собрали, не сильно при этом и возились, благо электроника собрана по модульной схеме, знай себе перебирай платы да тестируй прохождение сигнала.

Но если саму по себе электронику «Орлана-10» удалось собрать без проблем в рабочую схему, что-то перепаяв, то вот чтобы сопрячь ее с более мощной оптикой, а так же приемо-передатчиками сигнала, пришлось потрудиться. Но и это все лишь половина дела, причем как бы не меньшая.

 

Главной задачей стало обеспечить электронику питанием, а так же системой ориентацией в пространстве, ну и сварганить систему терморегуляции дабы электроника не замерзла в тени и не расплавилась на солнце.

Как это нередко случается в жизни, самую трудную задачу, а именно с ориентацией в пространстве, удалось решить проще всего. Помогли командиры БЧ-2 (ракетная).

– Так давайте мы слегка перепишем программу полета третьей степени, – сказал капитан третьего ранга Садовый Степан Вадимович главный ракетчик «Акулы» на одном из заседаний неравнодушных к затее людей, на котором проводился «мозговой штурм».

– А это вообще реально? – удивился Борис Злобин, но взглянул с большой надеждой.

– Вполне, – кивнул каптри Ухов с «Томска». – Нам ведь нужно сделать так, чтобы боеголовка после выхода на орбиту продолжила полет вокруг планеты, а не тюкнулась в нее. Вот и отсечем последний этап программы. Отделение третьей ступени, разгон и… все. Дальше только поддержание стабильного положения спутника. Вот только на сколько хватит этого импульса?

– Отлично! – обрадовался каплей Злобин. – А что до того, на сколько хватит. Так нам бы хотя бы десяток витков сделать. Карту составить успеем. А вообще сколько первый спутник вокруг Земли намотал, кто-нибудь в курсе?

На это никто ответить не смог.

– Ладно, давайте попробуем решить вопрос с энергопитанием!

– Тут и думать нечего, – махнул рукой командир БЧ-3 (минно-торпедная) старший лейтенант Борисов Генрих Юрьевич. – Поскольку с классикой у нас не ахти, то есть солнечных батарей нема, то остаются только химические элементы выработки электричества. Могу предложить взять аккумы из аварийных буев. Они нам по определению без надобности, даже если случится невероятное и мы снова окажемся в водной среде и тьфу-тьфу, потерпим аварию, некому слать сигналы помощи. Хватит за глаза, как на питание электроники, так и для питания системы отопления. Если все же не хватит, то можно из торпед аккумы вынуть.

– Так и сделаем!

Вот с системой отопления как раз пришлось сильно повозиться, но и ее в конце концов сконструировали, даже автоматику смонтировали на включение-выключение системы отопления в зависимости от температуры воздушной среды. Да, электронику решили поместить именно в воздушную среду.

Когда все системы множество раз проверили, устранили все неизбежно возникшие недочеты и даже неисправности, и осознав, что улучшать спутник дальше только портить, капитану первого ранга Королеву подали прошение на запуск.

– Ну что же, раз обещал, то обещание свое сдержу. Монтируйте своего Франкенштейна на «булаву»… Или как вы свое детище назвали?

– Э-э… – выдали невразумительно хором авторы идеи с запуском спутника, после чего Злобин признался: – Как-то не подумали мы над названием, товарищ командир.

– Эх вы! А еще моряки! А как известно, как судно назовешь, так оно и поплывет… то бишь пойдет, а в нашем случае – полетит.

– Может вы, предложите название, Святослав Владимирович? – спросил-предложил Зверев.

На это Королев только усмехнулся, дескать прогиб засчитан.

– Да чего тут думать, так и назовем это творение ваших очумелых ручек…

– Франкенштейн? – удивился Зверев.

– «Победа», лопух. В конце концов как еще назвать то, что у вас получилось фактически из говна и палок, как не победой смекалки над разумом и действительностью? И потом, мультик что ли не смотрел про яхту с капитаном Врунгелем, помощником Ломом и матросом Фуксом?

– Нет…

– Эх, молодежь…

– Смотрите только, чтобы первые две буквы названия при старте не отвалились, – хмыкнул на это старпом Николаев.

– Не отвалятся, Эдуард Никитович, мы название нарисуем!

– Ну рисуйте, рисовальщики…

9

И вот наконец все работы по замене боеголовки на самопальный спутник были произведены и назначен день старта.

– Пуск!

Открылся люк и из шахты, в клубах пламени и дыма выскочила межконтинентальная баллистическая ракета «булава». Зрители с замиранием сердца, скрестив пальцы на удачу, смотрели за тем, как ревущая почти тридцатисемитонная ракета, оставляя позади себя факел оранжевого пламени и нитку серого дыма, медленно набирает высоту.

– Только бы не грохнулась… только бы не рванула… – молился старлей Зверев.

– Типун тебе на язык! – зло рыкнул каплей Злобин, но в мыслях повторял за напарником.

Было бы очень обидно потерять «Победу» в которую вложили столько сил, а еще обиднее что на второй спутник материалов нет.

Увы, несмотря на то, что Россия являлась ракетной державой, прославившись надежностью своих ракет, именно «булава» являлась своего рода исключением из правила, очень уж капризное оказалось изделие с большим процентом аварий.

– Первая ступень отработала четко. Отделение произошло штатно… – комментировал телеметрию командир БЧ-2 капитан третьего ранга Садовый.

Ракета ушла в стратосферу став невидимой для невооружённого взгляда.

– Вторая ступень отработала четко. Отделение произошло штатно… Третья ступень…

Все замерли. Неужто проблемы?!

– Третья ступень… задержка включения три секунды… работает штатно…

– Вот же мать ее, у меня чуть сердечный приступ не случился, – ругнулся помощник командира Ершов.

– Сброс обтекателя – штатно…

Но вот третья ступень вышла на расчетную высоту.

– Ну, как там с сигналом от «Победы»? – после очередной напряженной паузы, не вытерпев, спросил Королев.

– Есть сигнал! – радостно воскликнул капитан-лейтенант Злобин. – Но «Победа» ушла за горизонт, Святослав Владимирович. Надо ждать пока совершит виток…

Потекли томительные минуты ожидания.

Орбиту выбрали низкой. Из-за этих астероидных колец, на высоких орбитах очень много мусора. Вполне могло случиться так, что спутник просто разобьется об один из таких камешков. Много ему н нужно, хотя конечно корпус забронировали, но все равно, если даже не пробьет, то собьет с курса, хрен редьки не слаще.

Но вот время вышло.

– Сигнал? – первым не вытерпел старпом Эдуард Николаев.

– Глухо, – с хмурым видом качнул головой Злобин, с напряжением всматриваясь в показания отображающиеся на экранах.

Прошла наверное еще целая вечность, все подумали, что все, накрылась «Победа» медным тазом, как каплей заорал на весь Центральный пост:

– Да! Живой! Так его растак!

– Что картинка? – охладил пыл командира БЧ-4 Королев.

– Идет картинка! Идет!!!

Радость каплея и его напарника старлея, что выступили с инициативой создания спутника, как впрочем и всех прочих, что так же восторженно загудели, была понятна. Все-таки вероятность неудачи была весьма высока, к ней собственно подспудно готовились, где-то даже смирились, и вот все работает. Спутник четко держит курс, его не крутит ни по одной из осей ориентации, сигнал четкий.

К работе подключился Зверев, калибруя четкость камер, и собравшиеся в ЦП смогли увидеть поверхность планеты. Информация потекла в компьютер и специальная картографическая программа стала формировать карту, причем не плоскую, а в режиме З-Д, что позволяло оценить высотный рельеф местности.

Увы, «Победа» проработала меньше трех суток. После очередного ухода за горизонт, связь больше не восстановилась. Скорее всего произошло столкновение с астероидом и сход с орбиты, так как ночью на небосводе пролет светящейся точки не фиксировался.

Много это или мало? Конечно, хотелось бы гораздо большего, но и того, что «Победа» смогла снять, хватило для составления довольно подробной карты, по крайней мере в полосе по линии восток-запад, где располагались вывалившиеся в этом мире АПЛ.

В более грубом варианте была составлена карта остальной части материка, а оный как оказалось на планете всего один. Огромный, как Евразия и Африка с Австралией вместе взятые. Были еще острова, куда же без них, но и они располагались в основном вокруг материка.

– Слушайте, а как аборигены, точнее люди, называют свой мир и в частности материк? Что-то я этот момент из доклада Юрия Александровича похоже упустил… – глядя на карту, с задумчивым видом, но похабным тоном поинтересовался кап-три Ершов. – А то у меня какие-то не совсем здоровые ассоциации возникают, глядя на географию суши… очень уж я испорченный человек, надо признать. Мы-то думали, что попали в жопу, а тут судя по всему другая часть тела… та что спереди и к счастью все же женская, так что мы мужики правильные и попали по нужному, адресу… а не туда куда обычно посылают – на мужской из трех букв. Да и пристрастие к женским жопам, это такое дело… сомнительное в общем, как по мне в плане наклонностей. Не сказать правда, что при этом для нас что-то кардинально изменилось с философской точки зрения…

Все собравшиеся в кают-компании высшие офицеры зафыркали и откровенно засмеялись на эту с эротическим подтекстом околесицу балагура-казановы. Впрочем, не только Ершов подумал об определенном сходстве очертаний материка с половым органом.

– Я даже не представляю как должны развиваться гениколо… то есть геологические процессы в плане смещений тектонических плит, чтобы сформировалось вот это…

А изображено было на карте вытянутое с запада на восток слегка сужающееся к востоку, но при этом поднимающееся в высоту пятно материка. Дальше на востоке лежали многочисленные острова, именно здесь их было больше всего и они были самыми большими.

Всю восточную часть материка, а это примерно четверть от общей площади занимали сплошные горы. Эти же горы с понижением высотности, разделившись на два рукава шли своеобразной подковой на севере и юге материка, охватывая собой огромную долину, что постепенно расширяясь шла на запад, превращаясь в пустыню размером с две Сахары.

Горная «подкова» переходила в леса на западе, что занимали одну четверть от протяженность северного и южного побережья.

По центру долины почти не извиваясь текла широченная река. Она была так широка, что человек на большей части ее протяженности, с одного берега не увидит противоположного, только ишь на востоке у самого истока, смотрящий еще что-то мог разглядеть.

С гор окаймлявший материк стекали многочисленные мелкие реки, что быстро собирались в реки большие примерно, как Енисей, Ангара или Лена (являвшиеся часто естественными границами между королевствами), что в свою очередь впадали в эту Великую реку.

В самом центре материка Великая река образовывала гигантское озеро, даже правильнее сказать море размером с Каспийское и Черное вместе взятое, снова сужалось и текла дальше в океан.

Ну и что должны были подумать мужики, глядя на эту географию?

Посмеявшись и отложив вопрос с названием на потом, а то сейчас ничего пристойного в голову не приходило, перешли к просмотру более актуальной для них части карты, а именно ее южной части. Горы, где они находились шли не параллельно побережью, а с подворотом на юго-юго-восток, а за счет того, что общее снижение высотности шло на север, то получалось, что реки текут в Великую реку, а не стекают в океан, хотя и таковых хватало.

На севере расположение гор сохранялось, но из-за общего снижения ландшафта на юг, реки с гор так же текли в сторону Великой реки.

– Хм-м… товарищи офицеры, – несколько отстраненно произнес Королев, глядя на карту. – А было бы забавно, если можно было бы перенаправить часть водных потоков, например вот этих, вот так, сюда к нам, а потом вот в эту реку и дальше в Великую… а из нее уже в океан на оперативный простор.

– Только тут придется энное количество дамб и шлюзовых запруд соорудить, – поморщившись как от горького сказал старпом. – Что нереально… это же сколько народу сюда надо согнать, кормить, платить…

– Ну я же несерьезно Эдуард… – еще раз тяжело вздохнул командир корабля и с силой растер ладонями лицо. – Просто мысли вслух. Так сказать помечтал о несбыточном…

– Понимаю тебя Слав… подлодка в горах… это как про нее же в степях Украины. Наша стихия – вода и хочется в нее вернуться, а не бессмысленно трепыхаться словно рыбешка, выброшенная на берег.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru