Приоритетная миссия

Георгий Лопатин
Приоритетная миссия

– Сколько вас еще тут? Ну?!

– Не мучай его, все равно он ничего не скажет. Я у них в мозгах на этот счет немного покопался, – раздался из скрытых динамиков хорошо знакомый, при этом насмешливый голос Андрея. – Если тебе это так важно, то отвечу: никого из охраны больше не осталось, ты всех убил, один остался, хе-хе… если не считать меня, ну и твоей сестренки с матерью.

Медведев наконец сменил барабаны «гремлинам» и встал.

– Заходи уже, я тебя давно жду, но ты все по дому носишься как угорелый. Хотя да, повидаться с матерью – это святое. Да, давай поднимайся уже, ты ведь еще со своей сестренкой повидаться хотел, а она со мной.

Юрий мысленно выругался. Несмотря на все потери, противник чувствует себя хозяином положения, и, зная Андрея, можно с полной уверенностью говорить, что это так, тем более если непосредственно в руках находится сестра.

Медведеву не осталось ничего другого, как, оставаясь готовым ко всем неожиданностям, начать подъем на третий этаж.

– Ну, ты прямо Рэмбо-Терминатор какой-то! – засмеялся Андрей, как только Юрий заглянул в комнату, где засел его враг с заложницей.

Комната оказалась спальней и кабинетом, если судить по большой кровати и столу с компьютером, на экране которого отображалась панорама второго этажа. Слева еще была дверца, но она, похоже, шла в небольшой санузел.

– Появился тут, разнес все вдребезги и пополам, – продолжил ерничать Андрей. – Теперь ремонтировать придется, снова охрану нанимать… А мог бы просто прийти, тем более приглашение я тебе прислал, столько времени на него угробил, пока записывал, там тебе сестренка еще привет передавала в таком интересном положении, а ты не посмотрел. Даже обидно где-то… Заходи, не бойся, нет тут никого, кроме нас.

Медведев зашел в комнату, держа на мушке Андрея, валяющегося на кровати в домашнем халате, прикрывшегося почти обнаженной сестрой. При этом сестра не выглядела испуганной, скорее апатичной и при появлении брата никак не отреагировала. Явно накачана чем-то.

Юрий скрипнул зубами.

– Отпусти ее…

– Так разве я ее держу?! – деланно удивился Андрей, а потом обратился к своей пленнице: – Детка, ты хочешь пойти со своим братом?

– Нет, мне никто не нужен, кроме тебя, мой господин, – ответила Анна.

– Видишь! Она не хочет от меня никуда уходить! – захохотал Андрей.

– Что ты с ней сделал?

– Да ничего… разве что послеоперационный шрам с груди убрал, а то выглядело очень не эстетично. Видишь, какая чистая и нежная кожа, ни малейшего следа… – при этом Андрей провел рукой между грудями Анны, при этом она на это никак не отреагировала, так и лежала на его груди. – Кучу энергии при этом извел. Мог бы и «спасибо» сказать, как культурный человек.

Шрам на груди от операции на сердце действительно отсутствовал. Юрий только поджал губы от происходящего, но кидаться на врага все же не спешил, слишком уж его поведение выбивалось из ряда вон, да и подозрительный ошейник у сестры заставлял быть сдержанным.

– Ты понял, о чем я…

– Конечно, понял, не дурак, а вовсе даже наоборот – гений!

– Ну и?..

– Месть, всего лишь маленькая месть. Ты ведь прекрасно знаешь, за что.

– Разве я виноват, что твой отец меня послал за тобой, да еще с таким изуверским условием, что если я не верну тебя или твои останки, то ей сердце как вставили, так и вынут?!

– Нет, не виноват, – кивнул Андрей.

– Так почему ты мстишь мне, а не ему?!

– Ну, он еще успеет ответить, а пока папаша мне еще нужен…

– Тогда за что?!

– За беса!!! – заорал в ответ Андрей, и его лицо исказилось от ярости. – За беса, черт бы тебя побрал!!! Ты хоть представляешь, сволочь, что мне пришлось пережить, когда в моем теле хозяйничал бес?!! Я этот год просидел, словно в клетке, а эта тварь жрала меня по кусочку! Да, условия тебе мой папаша поставил жесткие, и я все мог бы понять и простить тебя, отправь ты меня домой иначе, но ты отдал меня этим проклятым длинноухим. И они изуродовали мою внутреннюю сущность и подсадили беса.

– А как я должен был поступить, скажи мне, если ты такой умный и более того – гений!!! Что мешало тебе послать отцу весточку вместе со мной, где все бы ему объяснил?! Но нет, ты решил поступить просто и тупо меня грохнуть!

Юрий и Андрей, пылая гневом, уставились друг на друга. Несколько секунд они играли в гляделки, но первым отошел Андрей, махнув рукой и вновь откинувшись на подушки, не забыв прижать к себе Анну, схватив ее за грудь, сказал:

– Теперь это уже все не важно, что случилось, то произошло. Ты так или иначе испытаешь сравнимые с моими муки.

– Отдай мне сестру…

– Ну так забери! Ты хозяин положения, у тебя в руках пушка! Разве я смогу тебе помешать?

Не нужно было быть гением, чтобы понять, что в данной ситуации имеется серьезный подвох. Тем более он так явно выставлен напоказ.

– Что у нее на шее?

– Это моя маленькая страховка. Видишь у меня на руке новомодные электронные часики?

– Вижу…

– Так это не только часики, но и такой хитрый приборчик, замеряющий несколько параметров моего организма, в числе которых температура и пульс. В общем, стоит тебе только меня пристрелить, пульс, естественно, тут же исчезнет, и этот приборчик даст сигнал вот на этот ошейник. Ну а в ошейнике пара десятков граммов взрывчатки. В общем, умру я, и через пару секунд прелестная головка твоей сестренки отделится от тела. Кстати, не пытайся снять ошейник, я над ним хорошо поработал… Единственное, что можно, это поменять батарейки, их там две штуки. Работают попеременно. Как только одна сядет, тут же даст об этом знать красным светодиодом, так что ты поглядывай.

– Вот же ты гад… – выдохнул Юрий, осознавая, что враг его вчистую переиграл, что и неудивительно, ведь гений же.

– Не я такой, жизнь такая… – широко улыбнулся Андрей, который буквально наслаждался душевными мучениями Юрия. – И то ли еще будет!

«Ну и что мне теперь делать? – тоскливо подумал Медведев. – Не оставлять же сестру у этого урода?! Но должен же быть выход! Ведь избавился же я однажды от магического ошейника, что считалось невозможно снять, значит, и от этого можно избавиться!»

И тут Юрий понял, что выход действительно есть, и очень простой.

«Ведь батарейка может сесть не только в ошейнике, но и в часах, и там явно место только для одного элемента питания, – подумал он. – А как ее заменить, не сняв устройство с руки, тем самым обрывая связь с телом? Да никак. Значит, тоже должен быть как минимум дубляж устройств, пока меняешь батарейку на одном, работает другое, но на нем вроде ничего нет. А значит, все еще проще, есть некоторый запас времени, что позволяет заменить источник питания и снова включить устройство».

Риск ошибиться был велик, и его ошибка будет стоить жизни сестре, но Юрий понимал, что иначе они вообще отсюда не выберутся и все равно умрут, только перед этим испытают некоторое количество болезненных пыток от Андрея, а уж он расстарается, зря что ли гений, если гений, то во всем, в том числе и в плане пыток. Ну а раз так…

Медведев, убрав револьверы в кобуры, решительно шагнул вперед и, схватив сестру за руку, потянул на себя. Анна стала отчаянно отбиваться и пыталась зацепиться за Андрея, при этом крича:

– Защитите, господин! Не отдавайте меня!

Андрей, глядя на это, только счастливо, даже как-то истерично смеялся.

«Да он же сумасшедший! Конченый психопат! – подумал невольно Медведев. – Впрочем, чему удивляться, у гениев и без того психика не в порядке, иначе они не были бы гениями, ведь явно же в мозгах что-то перекошено, как говорится, от гениальности до придурковатости один шаг. Так еще и целый год его бес прессовал, что тоже не могло не сказаться самым печальным образом на его душевном здоровье».

Юрий выпустил из рук сестру, и та, воспользовавшись полученной на миг свободой, мгновенно вцепилась в продолжающего смеяться Андрея, на какое-то время сковав ему движение и даже закрыв обзор, так как ее волосы упали ему на глаза, что и требовалось Медведеву. Он шагнул ближе, якобы в попытке снова оторвать сестру от поработителя, но вместо этого со всей силы двинул ему в челюсть.

Андрей от полученного качественного удара «поплыл», хотя Юрий удивился, что Андрей вообще остался в сознании. И пока он находился в таком состоянии, а сестра продолжала за него цепляться, сковывая движение, Юрий, глубоко вздохнув, словно перед прыжком в холодную воду, снял с руки Андрея «часы» и стал их прилаживать себе.

– Аргх! – гневно рыкнул почти полностью пришедший в себя от удара Андрей.

Попытался вскочить, но Анна продолжала висеть на нем.

– Да отцепись ты, дура! – взревел он, отшвыривая от себя Анну.

Такого шанса окончательно разделаться с врагом Медведев упустить не мог, и как только защелкнулся замок многофункциональных часов на руке, выхватил «гремлина» и навел его на Андрея. Вот только выстрелить не смог, точнее смог бы, но в цель не попал бы, а то и вовсе случайно зацепил бы сестру.

Голову вдруг сдавило, перед глазами поплыло, нарушилась координация движений, и Юрий чуть не упал. Рука вовсе стала жить собственной жизнью и, несмотря на сопротивление Юрия, стала сгибаться так, что дуло револьвера начало нацеливаться ему в голову. Палец начал сдавливать спусковой крючок…

Но тут давление ослабло. Грубая ментальная атака быстро истощила и без того невеликие силы Андрея, совсем ничтожные по сравнению с тем, что он когда-то имел. Андрей так перенапрягся, что из носа обильно пошла кровь, полопались капилляры в глазах, из-за чего они стали красными.

Юрий все же рухнул на колени, сжимая голову руками, выронив револьвер. Справиться с ним сейчас не составило бы труда, но Андрей тоже упал без сил, тяжело дыша и стирая с лица кровь.

Но вот Медведев почувствовал себя лучше и решил все же довести дело до конца – пристрелить давнего врага. Первый выстрел оказался безрезультатным, не столько из-за того, что мишень, заметив угрозу, чуть дернулась в сторону, уходя с линии огня, сколько из-за все еще чувствительных последствий ментальной атаки: рука дрожала, в глазах мутилось и двоилось.

 

Второй выстрел получился не лучше.

Андрей тоже оклемался, угроза жизни этому очень способствует, мобилизуя все силы, и соскочил с кровати, одновременно запустив в Юрия подушкой, сбивая ему третий выстрел.

Облако пуха из простреленной подушки закрыло Медведеву обзор, и четвертый выстрел только лишь слегка ранил Андрея в левую ногу. Но он этого словно не заметил и скрылся в туалетной комнате.

– Ч-черт!!!

Юрий рванул следом, выбивая дверь ногой, но Андрея и след простыл. Он успел в эти считанные мгновения юркнуть в окно и, несмотря на полученное ранение в ногу, без проблем спрыгнуть с третьего этажа и скрыться за каким-то сараем.

Медведев послал ему вдогон остаток барабана, но все оказалось без толку.

Выходя из туалетной комнаты, Юрий чуть не лишился глаз, это на него с рычанием напала его собственная сестра.

– Успокойся!

Но зомбированная Анна успокаиваться не желала и продолжала атаковать брата. Юрию не оставалось ничего другого, как оглушить сестру. Для верности связал ей руки и вставил кляп, после чего взвалил себе на плечо.

– И комп прихватим, может, что ценное найдется… особенно касательно этого чертова ошейника. Должен же он где-то свои чертежи держать? Не в голове же все…

Так с оглушенной сестрой на плече Медведев добрался до гаража.

– Доченька! – кинулась к ней мать.

– Не развязывай ее.

– Почему?! – удивилась мать Юрия.

– По дороге объясню… – вздохнул он, заводя машину и тараня гаражную дверь, благо та была сделана по американским технологиям, то есть поднималась вверх, а значит, была слабой.

Глава 5

На полпути в город из элитного жилого поселка местных богатеев Юрий сменил машину, устроив легкое ДТП с впереди шедшей «нивой-шевроле», принадлежавшей какому-то старичку, не то садоводу, не то сантехнику или что-то в этом роде. Благо на дороге в это время практически отсутствовало движение и никто не мог не только помешать, но даже сообщить о творящемся гоп-стопе. А то «мерседес» слишком уж приметен, да и неизвестно, что у него внутри понапихано, береженого, как известно, бог бережет. Уж маячки слежения точно должны быть. А если какая-нибудь система самоликвидации? Перебор, конечно, но мало ли?..

– Сотовый давай… – достав револьвер, чтобы не начинать пустых разговоров, потребовал Медведев у опешившего старичка.

Тот чуть подрагивающей рукой, как бы инфаркт не хватил, послушно протянул телефонную трубку, и Юрий ее тут же вдребезги разбил, с силой бросив на асфальт, после чего протянул первое же попавшееся кольцо, что лежали у него в кармане как раз для таких ситуаций.

– Держи, мужик, это тебе в качестве компенсации. А насчет машины не переживай, к вечеру уже у тебя будет целой и невредимой. Ну или завтра, а может, послезавтра… тут как пойдет. Давай, мужик, вали отсюда, нечего тебе тут маячить.

Дедок поспешил удалиться в лесную чащу от греха подальше.

– Мам, давай в эту машину пересаживайся.

Юрий перенес все еще находящуюся в отключке сестру в новую машину. Даже забеспокоился, что она так долго не приходит в себя. Хотя понимал, что когда она придет-таки в себя, тоже будет не лучше. Андрей ей мозги сбил набекрень.

– Сынок, что происходит? Почему нас похитили и почему ты держишь Анну связанной?

– Это долгая история, мам, и сейчас не время и не место для разговоров… – Юрий завел машину и, развернувшись, поехал дальше.

– Ты стал бандитом и попал в плохую ситуацию? Кому-то задолжал?

– Нет.

– Ну я же не дура и понимаю, что твое исчезновение как-то связано с операцией, а теперь еще и с похищением…

– Связано, но обо всем расскажу в спокойной обстановке. Что до сестры, то плен повлиял на ее психику не самым лучшим образом… Этот урод с ней что-то сделал…

– Дочка! Что они с ней сделали?! – кинулась мать к Анне.

– Не знаю, но разберемся и вылечим… А сейчас извини, надо пару дел утрясти.

С этими словами Юрий достал «чистый» телефон и позвонил жене.

– Дорогая, как обстановка?

– Все нормально.

– Проблемы были?

– Нет. Пилоты высадили нас там, где надо, и улетели, а мы доехали на автобусе до условного места. А как у тебя дела? Ты не ранен?

– Цел. Дела тоже в норме, операция по освобождению прошла успешно. Разве что этого урода достать не смог, так что сама понимаешь… придется еще некоторое время побегать.

– Ясно…

– Подъезжаем к городу. Прикупи два комплекта женской одежды, а то с этим совсем беда. Ну и еды какой на пару дней прихвати. И пару пачек снотворного в аптеке возьми, – с тяжелым вздохом добавил Юрий, глянув на сестру, которую держала в объятиях мать, через зеркало заднего вида.

Другого способа держать ее под контролем он не видел, хотя понимал, что долговременное принятие снотворного тоже не выход, не зря же им травятся суицидники. Но на первое время сойдет. А там можно еще что-то придумать… По крайней мере, он на это надеялся.

– Сделаю, – деловито ответила Кардалла, не задавая лишних вопросов.

– Встречаемся в точке «Б».

– Ясно.

– Кто это был? – спросила мать, как только Юрий отключился.

– Жена. Скоро познакомлю…

– И ничего не сказал?! – возмутилась она, даже забыв о состоянии дочери.

– Возможности не было…

– Давно хоть женился?

– Давно…

– Кто она?

– Потом, все потом.

– Ладно…

В город Юрий не поехал. После того, что произошло на местной Рублевке, кипеж, поднятый Рушниковым-старшим, должен стоять до небес и на въезде наверняка находится куча постов для проверки документов. Вместо этого он свернул в один из пригородных дачных поселков. Еще будучи в городе, Медведев отметил и показал Кардалле несколько приметных мест вне городской черты, но до которых легко добраться на такси, как то: чья-то недостроенная дача из белого кирпича, роща, холм прозванный «прыщом», ветрогенератор и так далее.

В качестве точки рандеву Юрий выбрал недостроенную дачу. В одном из домиков по соседству можно было пересидеть до вечера и в сумерках легко войти в город, либо всем вместе, либо одному, дабы вновь обзавестись транспортом, чтобы умотать куда-нибудь подальше от города и разобраться со всеми делами, в первую очередь с сестрой. Хотя что с ней можно сделать, он даже не представлял. По его мнению, местные ее точно не вылечат. Да и нельзя засвечиваться.

В дачном поселке дорогу не чистили, но машина легко проехала по наезженной колее. Все-таки поселок пригородный, и довольно много народу использовали утепленные дачные дома как основное жилье. Особенно это было популярно у пенсионеров, они получали неплохую добавку к пенсии, сдавая свои городские квартиры.

Собственно, в недостроенный дом заходить не стали, тем более что во дворе снегу намело по пояс, просто поставили машину рядом и стали ждать, благо стекла тонированные и то, что в машине кто-то есть, не видно, а так стоит машина и стоит, никому до нее дела нет.

– Подождем немного здесь, – сказал Юрий. – Приедет Кардалла, и мы сменим место дислокации на более комфортное. И хорошо бы снова поменять колеса… Как она?

– Все так же…

Медведев на это только кивнул.

– Хорошо. А то не хочется ее успокаивать еще раз таким же методом.

– Юр…

– Что, мам?

– Ты сильно изменился… Смотрю на тебя и не узнаю…

– В смысле постарел?

– Да…

– Так и есть.

– То есть?

– Когда ты меня в последний раз видела, мне было тридцать, а сейчас мне сорок два. Так что неудивительно, что я немного изменился.

– Как такое может быть?! Что ты такое говоришь? Что за шутки…

– Никаких шуток. Уж чего-чего, а сейчас мне точно не до шуток. А как такое может быть, то… в общем, слушай.

Юрий рассказал все, что произошло с того момента из-за проблем с Анной и им заинтересовался наниматель, как ему пришлось принять предложение, от которого невозможно отказаться. Как сестру увезли в Германию на операцию, а сам он в итоге попал в сопредельный мир, где искал сынка местного толстосума и нашел-таки на свою голову и даже сумел его вернуть согласно контракту, и чем все это в итоге обернулось.

– …Вот такие дела.

– Как-то сложно во все это поверить… магия опять же, – с сомнением сказала мать.

Юрий понимающе кивнул, поверить в такое и впрямь было непросто. Слишком сильно выбивалось из привычной картины мира.

– Вы от меня посылку получали, примерно год назад? Рушников не должен был зажать… Там еще пара чешуек была в ладонь размером с письменами, этакие сувениры. Вот такие…

Юрий пошарил во внутреннем кармане и достал один из целительских амулетов на основе чешуи дракона, прихваченных с собой на случай, если его ранят, но к счастью, воспользоваться им не довелось.

– Да… Посылка была, и деньги от тебя поступили на счет…

– С вами что-нибудь случилось в тот момент, когда вы взяли их в руки?

– Точно! Меня словно электрическим током ударило, а потом жарко в теле стало… Анна тоже испытала нечто подобное. Мы даже испугались. Но потом все прошло.

– И как самочувствие после этого удара электрическим током стало?

– Хм-м… действительно, стало гораздо лучше. Я даже таблетки от давления и прочих хворей почти пить перестала, да и то кажется, пила их скорее по привычке… И Анна стала гораздо бодрее, исчезла бледность и худоба…

– Это были целительские амулеты на основе драконьей чешуи.

– Вот оно что… А шрам куда подевался?

– Это уже Андрей постарался… чтоб его драконы съели.

– Кажется, она начинает приходить в себя… – сказала мать, посмотрев на дочь.

– Вижу… давно пора.

Сестра Юрия действительно начала шевелиться и вскоре открыла глаза, посмотрела на брата с матерью несколько секунд, а потом, что-то яростно замычав, кинулась на Юрия.

– Проклятье…

В салоне завязалась борьба. Юрий пытался как-то утихомирить буянящую сестру, но ничего не выходило, та продолжала биться в истерике.

– Тихо… спокойно… Да, блин! – ругнулся он, получив лбом в нос.

– Доченька! Анна, успокойся, прошу тебя! – пыталась на нее воздействовать словами мать, но это тоже на нее не действовало.

Пришлось Юрию прибегнуть к испытанному методу успокоения, то есть ударом кулака по лицу.

– Мн-да, надо что-то с этим делать, – пробормотал Юрий. – А то если я продолжу ее так раз за разом успокаивать, то все мозги ей отобью… Никакие целительские амулеты не помогут.

* * *

Кардалла приехала меньше чем через час. Юрий контролировал перекресток и видел, как подъехала машина такси, из нее вышла жена и дети с сумками в руках. Как только такси отъехало, он двинулся им навстречу.

– Как все прошло? – спросил Медведев. – Менты не докапывались на выезде из города? А то честно сказать, я этот момент упустил… ведь ваши лица могли быть у патрульных.

«Все-таки стратег и тактик из меня… в общем, никакой, – подумал он. – Мне бы шашку да коня, да на линию огня… блин».

– Нет! – засмеялась Элла. – Я сказала им, что мы не те дроиды, которых вы ищете!

– Понятно, – хмыкнул Юрий. – Ты у меня молодец! Даже не знаю, что бы я без тебя делал!

Как любящий отец, он рассказывал детям сказки на ночь, ну а когда сказок стало не хватать, тем более что знал он их не так чтобы много, в дело пошел пересказ фильмов, благо что на память он особо не жаловался.

– Ладно, запрыгивайте в машину и поедем, подберем подходящую берлогу, в которой можно будет пересидеть некоторое время.

Поиск подходящего по всем параметрам домика не затянулся. Юрий выбирал район, где дачники не проявляли большой активности, дабы их не срисовали раньше времени, что легко определялось по степени наезженности дороги. Но «нива» есть «нива», пусть и американизированная, успешно преодолевала снежные преграды. Свежий след, конечно, не есть гуд, но тут уже ничего не поделаешь.

Что касается непосредственно домика, то Юрий выбрал типичную «собачью будку», правда двухэтажную. Здание было, мягко говоря, не новым, а значит, можно было надеяться на полное отсутствие какой-либо сигнализации. Кроме того, рядом с домом стояла большая ель, что было особенно ценно, так как почти полностью своими «лапами» скрывала загнанную в наспех расчищенный от снега дворик машину от возможного обнаружения с воздуха. А уж если еще дополнительно замаскировать…

Но если с воротами во дворик было проще простого, их запирал всего лишь простой засов, то на двери в дом все же висел большой амбарный замок. Шуметь же, выбивая дверь, очень не хотелось. К тому же вид выбитой двери будет очень подозрителен.

Окна тоже были закрыты с помощью ставен.

– Пап, дай я попробую! – попросил Тор и достал из кармана небольшой футлярчик.

 

– Чего попробуешь?

– Замок открыть.

– И чего это у тебя там?

– Э-э… отмычки…

– Вот те на! – поразился Юрий. – Как многого я, оказывается, не знаю о своих детях! Это кто ж, интересно знать, тебя на домушника натаскивает?! Скажи мне, сынок, я ему голову оторву!

Кардалла засмеялась и пояснила на удивленный взгляд мужа:

– Это его дед натаскивает, таким образом учит Тора чувствовать различные механизмы. У него ведь дар в этом отношении…

– Точно? – усомнился Медведев.

– Да.

– Ладно, я когда вернемся, еще поговорю с ним на эту тему… А ты мелкий, если узнаю, что занимаешься домушничеством, руки оборву и спички вставлю! Понял?!

– Да, пап!

– Давай тогда… медвежатник.

Тор засмеялся и взялся за замок. Вынув от усердия кончик языка, с закрытыми глазами, видимо для лучшей концентрации, он стал крутить внутри отмычкой. Так он копался секунд двадцать, как послышался легкий щелчок.

– Готово!

– Ну что сказать? Молодец! – потрепал сына по голове Юрий.

Медведев подозрительно покосился на второго своего сына.

– А ты случайно не обладаешь какими-то талантами, о которых я не в курсе?

– Нет, – засмеялся Влад, и к нему присоединились остальные, – о моем таланте ты прекрасно знаешь, сам ведь тренируешь!

– Ну ладно…

Открыв дверь, Юрий осторожно зашел внутрь домика. Мало ли, вдруг хозяева капканов понаставили… медвежьих. В доме было холодно и сыро, попахивало плесенью, собственно этот запах остальные не чувствовали, разве что еще Влад мог, так как у оборотней повышенная чувствительность к запахам.

Капканов не оказалось. Разве что на мышей.

Щелкнул выключателем, и под потолком зажглась лампочка в дешевом плафоне.

– Отлично…

На первом этаже из мебели имелось только старенький потертый диван восьмидесятых годов выпуска и пара деревянных стульев, ну и стол. Больше сюда было просто не впихнуть, учитывая наличие железной печки на две конфорки, обложенной кирпичом, рядом со входом и лестницы, ведущей на второй этаж.

На втором этаже стояло целых четыре железных кровати. Юрия такое количество кроватей несколько удивило.

«Разве что к хозяевам гости с ночевкой наведываются, – подумал Юрий. – Ведь даже если хозяева живут лето на даче, сдавая на теплый период квартиру в городе, все равно кроватей многовато. Но да ладно, не о том думаю».

– Заходим, – приглашающе махнул Юрий рукой после осмотра. – Сейчас печку растопим, и станет тепло. Дети, марш пока на второй этаж, чтобы не путаться под ногами.

Те с радостью взлетели наверх. Чуть позже Юрий включил им компьютер и поставил очередной мультфильм.

Юрий же перенес сестру в дом, положив на диван, укрыв своим плащом.

– Так, мам, одеваемся и одеваем Анну, пока не простыла. Это, конечно, не проблемы, вылечим амулетами, но все равно…

Втроем они быстро облачили Анну в купленную Кардаллой одежду и снова положили на диван. К счастью, она во время этого процесса так и не пришла в себя.

– Присматривайте за ней, я пока отоплением займусь.

Правда, с дровами получился конфуз. Оных он нигде не нашел.

– Может, в бане? – вслух подумал Медведев, увидев совсем крохотную баньку и замок на дверях оной. – Тор! Нужны твои умения!

– Сейчас!

Замок в баню, как ни странно, сопротивлялся малолетнему взломщику гораздо дольше, но и он в итоге сдался.

– Молодец! Беги назад.

Дрова действительно оказались в бане, как и некоторое количество различного хозяйственного барахла: пластиковых ведер, лейки, шланги, лопаты с вилами и так далее.

Юрий затопил печку, и в доме уже через полчаса стало тепло, так что можно было избавиться от верхней одежды, и что особенно хорошо, дым почти отсутствовал, а значит, соседи ими с большой долей вероятностью не заинтересуются.

Сразу после того, как растопил печь, Юрий замаскировал «ниву»: накидал на нее снега и сверху присыпал еловыми иголками, дескать, тут просто сугроб и ничего больше.

Снова очнулась сестра, и снова все повторилось. Мать попыталась дать ей воды, ведь времени с момента освобождения прошло довольно много, того и гляди обезвоживание начнется, да и поесть не мешало, мягко говоря, но Анна словно с цепи сорвалась и кидалась на родных, с криками:

– Вы, твари, верните меня к моему господину! Я хочу к своему повелителю!

– Доченька… да что же это такое… – плача причитала мать.

– Элла! – позвал свою дочь Юрий, поняв, что без ее способностей тут не обойтись, после чего скрутил и, зафиксировав сестру, снова вставил ей кляп.

– Да, пап?

– Сможешь с этим что-то сделать? Андрей ей явно что-то в плане менталистики накрутил, а ты у нас в этом плане девочка способная.

– Не знаю… надо посмотреть…

– Смотри.

Элла встала напротив дико вращающей глазами и гневно мычащей тетки и положила ей руки на голову, закрыв глаза, после чего вовсе соприкоснулась лбами с пациенткой. Продолжалось это минут пять, после чего Элла чуть не рухнула на пол от усталости, но ее подхватила Кардалла.

– Как ты?

– Нормально, пап…

– Что-то поняла?

– На нее действительно воздействовали ментально, поставив несколько блоков.

– Сможешь что-то с ней сделать?

– Извини, пап… меня ведь только-только начали обучать менталистике… и я не знаю, как вылечить тетю Анну… Тот, кто с ней это сделал, гораздо более умел, чем я… Если я начну там копаться, то только хуже могу сделать. Так перемкнуть может, что в итоге из нее получится овощ…

– Что, совсем ничего не можешь сделать? – переспросил Юрий.

– Не совсем…

– Говори. Любую сложную систему всегда можно вырубить простым действием. Это как компьютер выключить из розетки.

– Вот что-то подобное я как раз могу сделать, – кивнула Элла.

– То есть?

– Если просто, то… заблокировать ее разум… или правильнее сказать, усыпить ее сознание… она станет словно зомби.

– Это опасно?

– Да… риск, что появятся какие-то негативные последствия, есть… я ведь только начала учиться всему этому… опыта такого глубокого воздействия у меня нет.

– Понятно…

Юрий призадумался, рисковать или нет.

– Что вы хотите сделать? – обеспокоенно спросила Эльвира.

– Немного покопаться у нее в мозгах, чтобы Анна больше не орала о своем желании вернуться к своему хозяину и вела себя спокойно. Но проблема в том, что Элла… только учится на волшебницу, а значит, воздействие на мозги получится довольно грубым и есть ненулевая вероятность, что Анна станет в итоге пускающей слюни идиоткой.

– Я не дам копаться у нее в голове! – встала на защиту дочери мать.

– Альтернатива – держать Анну накачанной всякой химической дрянью. Не знаю, что за это время станет с ее мозгами из-за заложенной Андреем программы, но вот печень с почками мы ей точно посадим. Конечно, первое время будем лечить ее целительскими амулетами, благо прихватили их с запасом, но вот насколько их хватит, большой вопрос. Может, они уже через месяц «заряд» потеряют, истощенная энергосфера Земли в ускоренном темпе выкачает из них ману, а нам больше года надо продержаться до следующего срабатывания портала. Продержится она столько на химии? Я сильно в этом сомневаюсь. Так что по сути выбора у нас нет.

Эльвира Медведева заломила руки и поджала губы, переводя взгляд от дочери к внучке, а потом на сына и его жену.

Юрий принялся мягко давить:

– Пойми, мам, это придется сделать, иначе проблемы будут неизбежны. Немного не досмотрим за ней или препарат попадется бракованный, привыкание наступит, и она не только попытается сбежать, но еще и вред окружающим может принести.

– Хорошо… я поняла… Но будьте очень аккуратны!

– Естественно! Элла, что тебе необходимо для проведения… операции?

– Желательно, чтобы она уснула, иначе я не смогу преодолеть ее инстинктивное сопротивление…

– Кстати, может, тебе самой стоит отдохнуть перед операцией? А то выглядишь ты, прямо скажем, не сильно хорошо, – озабоченно заметил Юрий. – Один день точно ничего не решает.

– Да, давай подождем хотя бы до вечера, пусть девочка отдохнет, чтобы рука в самый неподходящий момент не дрогнула, – тут же закивала головой мать Юрия, уцепившись за первый же попавшийся предлог, чтобы если не отменить, тот отсрочить непонятное воздействие на мозг дочери.

– Ладно, вечером так вечером, – согласился он. – Беги наверх.

Кардалла с Эльвирой Николаевной приготовили плотный обед-ужин, и с кормлением Анны ожидаемо возникли большие трудности. Она то отказывалась есть, то плевалась и требовала, чтобы ее немедленно вернули к любимому хозяину.

– Вот же напасть… – мысленно сплюнул Юрий. – Даже боюсь представить, как мы с ней будем мучиться, если у Эллы ничего не получится…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru