Приоритетная миссия

Георгий Лопатин
Приоритетная миссия

А вот что касается массы, то автомат получился тяжелее раза в полтора, чем оригинал, хотя проблем в этом Юрий не видел, не с его силой обращать внимание на подобные мелочи, тем более что запаса прочности ему добавили изрядно. Другое дело, что вес вполне мог остаться в привычных рамках, но… ну не могут уважающие себя местные умельцы без того, чтобы не перекрыть необходимо минимальные параметры прочности в несколько раз, сколько с ними по этому поводу ни воюй. Так что автомат не только машиной можно переезжать, но и БТРом, и ничего с ним не станет.

Патроны были самые обыкновенные, то есть активировались ударом бойка о капсюль, а не камнями силы, как это делалось в барабанных винтовках «чупакабра» и револьверах «гремлин». Пришлось алхимикам повозиться с инициирующим веществом на основе гремучей ртути, ну и с гильзами пришлось поваландаться, благо что сделать их требовалось не так, чтобы сильно много, тем более их можно было переснаряжать.

Что касается точной размерности патрона, то Юрий не только помнил его параметры, но и имел образец. Была в свое время мода таскать патрон на удачу. А пошло это с мрачной традиции оставлять последний патрон для себя на первой чеченской войне, чтобы не достаться врагу живым, а то очень уж любили гордые воины помучить пленников.

«Это если князь не решит вооружить собственную армию таким оружием, – подумал Медведев. – Но тут уже сам пусть думает и переводит нынешнее кустарное, практически ювелирное производство патронов на поток. В принципе, почему бы и нет? Для обороны все средства хороши. На внешний рынок такое оружие точно не пойдет, князь себе не враг, и даже захватить не удастся, вставят самоликвидатор, как в часы на случай утери и несанкционированного вскрытия».

Юрий быстро провел частичную разборку-сборку оружия. Все было идеально, в чем он нисколько не сомневался изначально. Все-таки автомат делал не абы кто, а мастер.

– Что ж, можно и опробовать. Уверен, князь уже в курсе, что я у тебя и освободился от дел, если таковые у него вообще имелись. Можно смело посылать гонца с приглашением прибыть на полигон.

Кард кивнул и, подозвав ближайшего подмастерья из числа принеси-подай, послал его к князю с устным сообщением. С этим в данном клане все еще было вполне демократично, и князь не станет тянуть кота за причинное место только для того, чтобы показать свое превосходство и значимость. По крайней мере, так обстояло со своими. С чужаками, понятное дело, было иначе, хотя бы просто потому, что сами чужаки не поймут иного отношения к себе со стороны владетеля.

Князь Дарвл не заставил себя долго ждать. Ровно через пять минут после того, как Медведев с кузнецом оказались на полигоне, из небольшой пещерки появился глава клана с небольшой свитой из полудюжины телохранителей.

– Показывай! – с нескрываемым интересом кивнул он на ящичек.

Юрий также не стал тянуть кота за хвост и достал автомат, передернул затвор и, прицелившись, начал стрелять по мишеням. С непривычки ствол повело, но Медведев быстро приноровился и дальше стрелял без косяков, выбивая одну мишень за другой короткими очередями, а одну и вовсе размочалил очередью на полрожка, тем более что они были удлиненными на пятьдесят патронов.

– Прошу вас, князь, испытать лично, – улыбнулся Юрий, увидев, как у князя загорелись глаза после демонстрации.

Конечно, автоматическим огнем как таковым князя было не удивить, все-таки есть пулеметы, но одно дело тяжеленная дура на полсотни килограммов весом, да к тому же механическая, а-ля стреляющая мясорубка (так их, кстати, и прозвали), и совсем другое легкий ручной автомат, так что крайне заинтересованные взгляды можно было понять.

Медведев заменил магазины, укоротил приклад, благо он был телескопическим, и потянул АК Дарвлу. Тот чиниться не стал и, взяв автомат, приступил к стрельбе. Стрелял князь азартно, кроша в щепу поставленные для него мишени.

«Заказ Карду как минимум на перевооружение “калашами” личной охраны князя точно есть», – подумал при этом Юрий.

Что касается огневых характеристик этого кустарного АК, то особой разницы Юрий не заметил. Разве что патрон получился чуть мощнее из-за более качественного пороха, соответственно вышла чувствительнее отдача, но опять-таки для Юрия это не создавало проблем, его силы и массы тела более чем хватало, чтобы держать автомат под контролем.

А глядя на князя, можно точно сказать, что для гномов отдачи и вовсе все равно, что нет. Впрочем, зная, какие калибры своих «чупакабр» и «гремлинов» предпочитают гномы, удивляться нечему.

Наконец, князь наигрался с «калашом», израсходовав еще два магазина и перебив вообще все подготовленные мишени на полигоне, с сожалением отдал автомат обратно Юрию.

– Вещь! – выдохнул в восхищении Дарвл. – В вашем мире знают толк в оружии.

– Что да, то да.

– Кард, зайдешь ко мне вечером на кружечку пивка, – сказал кузнецу князь.

– Почту за честь!

«Даже боюсь представить, во что превратится АК в конечном итоге, – подумал при этом Медведев. – В какой-нибудь болтер из “Вархаммера-40000”. Но да это их дело».

Кстати, о болтерах. Юрий думал заказать еще и привычные полуавтоматические пистолеты, вроде того же ТТ или ПМ, но передумал. Ограничился легкой переделкой револьвера «гремлин» под автоматный патрон, для чего потребовалось поставить нормальный боек и заменить барабан, ну и ствол под новый калибр. Револьверы были переделаны еще полгода назад, и их испытание прошло, что называется, в рабочем порядке, даже отдача не увеличилась.

«Надо бы еще гранат нормальных заказать, – подумал Юрий. – Или это уже перебор? Все-таки не на войну собираюсь… А, ладно, пусть будут! – мысленно махнул он рукой. – Есть не просят. Не пригодятся – хорошо, а если вдруг понадобятся, так будут в наличии!»

Раз уж пошла такая «пьянка», что даже гранаты решил сделать, то нечего останавливаться на полпути, и Медведев решил дополнительно заказать бронежилеты скрытого ношения, как себе, так и жене с детьми. Время еще есть, так что должны были успеть, тем более что если надо, да еще за хорошую плату, то гномы умели работать быстро и без потери качества.

* * *

Высчитав, что на той стороне будет конец зимы или начало весны, оделись путешественники между мирами в соответствии с предполагаемым сезоном. На Кардалле легкая, но теплая песцовая шубка с песцовой же шапкой и кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги из драконьей кожи. На Юрии длинный плащ из той же драконьей кожи, кожаные же штаны и ботинки, также все из драконьей кожи. А на детях пуховые комбинезоны, только вместо синтетической ткани использован шелк с вязаными шапочками.

С оружием Медведеву пришлось повозиться. Не хотелось ему выходить из аномалии-портала со стволами в руках. Могли неправильно понять… Вообще не хотелось светить «калаш». А потому на случай, если все же повезет и их досматривать не станут, автомат нес в ящичке, его обили кожей и тем самым превратили в нестандартной длины дипломат.

Но он понимал, что скорее всего ему все же устроят досмотр, и по поводу оружия возникнут вопросы, но он надеялся отбрехаться тем фактом, что сделать «калаш» не проблема. Ведь клепают же их буквально на коленке в том же Афганистане, вот и он сварганил себе ствол всех времен и народов.

Так что револьверы Юрий даже не думал пытаться прятать, а повесил сразу два модернизированных «гремлина» на набедренный ремень. Со стороны получился настоящий ганфайтер с Дикого Запада, разве что ковбойской шляпы не хватает. Но в России этот головной убор как-то не смотрится.

Кардалла также имела карманную артиллерию в виде все того же «гремлина» в дамской сумочке с парой сменных барабанов и пары гранат.

Пару гранат Медведев положил в карманы своего плаща и по три штуки положил во внешние карманы детских рюкзачков.

Всё, они были готовы к переходу. Осталось дождаться начала активации аномалии и воспользоваться ею в первые же секунды работы, дабы опередить возможную отправку разведчиков с той стороны. А то кто знает нанимателя? Может, он решит в этом отношении кинуть своего засланца и не дать ему вернуться в угоду своим интересам, ведь какие-то планы на сопредельный мир у него должны быть, иначе и быть не может.

– Начинается, – прошептал мастер Морлд, продолжая смотреть куда-то в лес и водить руками, словно слепой.

– Дети…

Кардалла взяла на руки Эллу, Юрий в свою очередь подхватил на руки Тора, не отличавшегося ростом, а значит, и прытью. Вдвоем они взяли за руки Влада, пошедшего в отца в плане роста.

– Приготовились…

Лесную поляну начало быстро затягивать густым туманом.

– Мам, мне страшно… – дрожащим голосом призналась дочь, глядя вперед расширенными глазами, что говорило об использовании ею сейчас магических способностей.

Ну да, она, в отличие от своих родителей и братьев, являлась классической одаренной с большим потенциалом и из нее в конечном итоге должна была получиться сильная магиня, и сейчас видела то, что видел гномий маг, являвшийся ее учителем, – закручивание силовых линий, насыщение их энергией. Для неподготовленных это буйство стихии выглядело весьма впечатляюще, тут тебе и выбросы плазмы вроде солнечных протуберанцев, тут и сверкание молний, вихри…

– Все будет хорошо, малышка, – чуть дрогнувшим голосом ответила Кардалла, крепче прижав дочь к себе.

Мальчишки тоже несколько трусили, но промолчали.

Что касается братьев, то природа, как и в случае с сестрой, на них не поскупилась и одарила сполна. Влад имел все задатки, чтобы, как отец, стать оборотнем и тоже в медведя, осталось только его инициировать, но с этим пока не спешили, а Тор, как и все гномы, чувствовал металл и камень и на интуитивном уровне разбирался в механике.

– Вон туда! – указал маг. – Давайте!

– Вперед! – скомандовал Юрий.

Семья Медведевых побежала в указанную сторону, хотя простым смертным там еще ничего не было видно. Но едва они успели сделать дюжину шагов, как впереди из ничего с легким треском возникла шаровая молния, резко устремившаяся навстречу бегущим, при этом стремительно увеличиваясь в размерах, это на нее воздействовал мастер Морлд, вливая дополнительную энергию.

 

Легкая вспышка, семью окутало сияние, а в следующий момент все прошло.

– Получилось, – прошептал Юрий, открыв глаза и узнав лесок, из которого он был отправлен на поиски сына нанимателя.

Рядом приходили в себя жена и дети.

Глава 2

Несмотря на все трагические события, что произошли в семье Рушниковых: пропажа без вести сына, а потом его возвращение, но в невменяемом состоянии, Игорь Семенович не только не пустил все свои дела на самотек, но даже наоборот с головой ушел в них, расширяя свою бизнес-империю всеми возможными способами, даже с каким-то ожесточением и упорством, срывая зло на своих врагах, нередко фатально для них, подтверждая свое старое прозвище Бульдог. В конце концов, для поисков сына требовалось довольно много денег, тут и оплата услуг «сумасшедших ученых», оборудование, плюс надежная охрана. Опять же все эти бизнес-дела хоть немного, но заставляли отвлекаться от произошедшего несчастья, так что работал он, что называется, засучив рукава.

Хотя надо признать, что возвращение сына в сумасшедшем состоянии, на которого он возлагал большие надежды, все же выбило Игоря Семеновича из колеи, и в какой-то момент, несмотря на все прилагаемые усилия, дела словно начинали валиться из рук, ведь все получалось зря, некому передать все заработанное, хоть действительно нового наследника зачинай, или делай клона, в надежде, что тот станет таким же гениальным. От развала бизнес-империю, несмотря на общее кризисное состояние экономики России, спасал «внутренний запас прочности».

Поступил вызов на селектор.

– Да? – ответил Рушников.

– Игорь Семенович, приехал доктор, – доложил глава охраны Максим Ходаков.

– Пропустить.

Рушников тяжело поднялся с кресла, провел пальцами по зажмуренным глазам, сведя их на переносице, и посмотрел в бронированное окно, выходящее во внутренний двор. А за окном шел густой снег, крупные снежинки медленно падали с неба, и Игорь Семенович почувствовал необычайную тяжесть, словно тонны этого снега лежат на его плечах. С приездом доктора все мысли опять вернулись к сыну. Вот уже больше года как его пытаются вылечить от сумасшествия, кололи дорогие лекарства, проводили различные терапии, но результатов все не было.

Сына Рушников в психбольницу класть не стал. Утечка на сторону информации о том, что его наследник стал умственно неполноценным, могла сильно ударить по его деловой репутации. Несмотря на отсутствие претензий в деловом плане, все в уме будут держать простую истину, что яблоко от яблони недалеко падает, и если сынок свихнулся, то и его отец может быть со сдвигом по фазе, а раз так, то тоже в любой момент может начать чудить. А когда финансовый проект насчитывает несколько миллионов, то никто рисковать не захочет, лучше найти другого делового партнера.

Проконтролировать же молчание персонала дурки он в принципе не мог. Кто-то да растреплет, а то и целенаправленно продаст информацию конкурентам, а те уж воспользуются ею на все сто.

Потому он создал палату для буйно помешанных с мягкими стенами в собственном особняке и пригласил одного из лучших специалистов, чтобы тот производил лечение и наблюдение сына на дому. Вот психиатр и навещал Андрея каждую неделю.

А как же охрана и обслуживающий персонал особняка? Не говоря уже о самом докторе? Обеспечить их молчание было проще простого. Во-первых, существовал договор о неразглашении информации, а во-вторых, всех, кто на него работал, Рушников проверял на полиграфе, и если кто-то кому-то проболтался, то… в общем, до всех была донесена информация, что болтуны долго не проживут, а зная, что Игорь Семенович бизнесмен старой закалки и вышел невредимым из лихих девяностых, когда братки пачками склеивали ласты от переизбытка свинца в организме, если не считать пары пулевых ранений в ногу, то предупреждению все вняли.

Встречать лично доктора Рушников не стал, и тот без промедления уже привычно направился к своему пациенту в сопровождении начальника охраны. Игорь Семенович понаблюдал за происходящим через систему видеонаблюдения.

А смотреть на происходящее в палате, мягко говоря, было тяжело и неприятно. Пациент, облаченный в смирительную рубашку и даже в шлем, метался из угла в угол, рычал и плевался, а если бы на его лице не было маски, то он непременно попытался бы укусить или даже загрызть любого входящего.

Андрея поймали дежурные медбратья и привычно жестко зафиксировали на стуле. Доктор провел несколько тестов, но и так было видно, что улучшения как не было, так и нет.

Волей-неволей отцу приходила мысль, что гуманней было бы прекратить такую жизнь, точнее безумное существование. Всего один укольчик, и он навсегда тихо уснет…

Рушников практически принял такое решение в отношении своего сына. Осталось только переговорить о реальных перспективах с лечащим врачом, с этой целью Рушников перехватил доктора на выходе.

– Добрый вечер, Игорь Семенович, – поздоровался психиатр печальным голосом, увидев своего нанимателя. – Я бы хотел поговорить с вами о вашем сыне.

– Я тоже, для этого собственно к вам и вышел. Идемте в кабинет…

Все-таки как бы ни доверял и ни проверял персонал, Рушников не хотел говорить о сыне при свидетелях, ну и прослушки опасался, опять-таки несмотря на все проверки. А вот кабинет был надежно защищен.

– Выпьете?

– Спасибо, но я за рулем. А тут еще погода, сами видите, какая…

– Ну да… а я, пожалуй, приму пару капель успокоительного. Итак, что вы мне хотели сказать? Вижу, что ничего хорошего.

– К сожалению, это так, Игорь Семенович. Я наблюдаю вашего сына уже больше года и, несмотря на самые лучшие препараты, используемые для его лечения, подвижек нет от слова «совсем», что очень нетипично. Поверьте моему двадцатилетнему практическому опыту, это, мягко говоря, странно. Даже в самых тяжелых случаях хоть временно, но наступает улучшение. В нашем же случае ничего подобного не наблюдается.

– То есть все безнадежно? – констатировал Рушников угрюмым тоном.

– Для официальной медицины – да, – пристально глядя в глаза, кивнул психиатр. – Еще год такого лечения, и ваш сын просто превратится в пускающий слюни овощ.

– А неофициальная? – цепко глянул на психиатра Рушников.

По опыту работы с аномалией он давно понял, что в этом мире не все так просто, а раз так, то… возможны некоторые перспективы.

– Неофициальная медицина в нашем случае тоже окажется бессильной.

– Тогда о чем вы говорите? – удивился бизнесмен.

– Не поймите меня неправильно, Игорь Семенович… если о том, что я сейчас вам скажу, узнает кто-то из моих коллег, то моя репутация, мягко говоря, будет подмочена…

– Об этом можете не беспокоиться, уж что-что, а сам молчать я умею. Говорите, как можно помочь моему сыну, и я в свою очередь в долгу не останусь, можете быть уверены.

– В общем, картина недуга вашего сына очень сильно напоминает мне…

Психиатр замолчал, потому как то, что он собирался сказать дальше, не совсем укладывалось в его голове и противоречило всему тому, что он сам привык говорить.

– Продолжайте, – потребовал Рушников.

– Одержимость.

Доктор ожидал какой угодно реакции, вплоть до ругани, с обвинениями в ереси, профессиональной некомпетентности, но не того, что наниматель с сосредоточенным видом откинется на спинку кресла и задумчиво выдаст:

– Хм-м… действительно, похоже, особенно учитывая, что…

Но тут Рушников опомнился и замолчал, залпом допил содержимое стакана и спросил:

– У вас есть на примете специалист по проведению обряда изгнания демонов? Хотелось бы получить рекомендации, а не тратить время и деньги на всяких шарлатанов. Их за четверть века расплодилось на удивление много.

– Есть. Только боюсь, сюда к вам он не поедет ни за какие деньги.

– Почему?

– Нет условий. Поскольку это не шарлатаны, то обряд надо проводить в специально подготовленном для этого месте.

– Ничего страшного. Как говорится, если гора не идет к Магомету, то… Главное, чтобы дело сделал. Итак, как мне с ним связаться?

– Вот… – быстро написал в блокноте доктор и протянул оторванный лист нанимателю.

– Хм-м… – выдал Рушников, прочтя написанное. – Не то чтобы неожиданно, но… с другой стороны, кому как не им подобными вещами заниматься?!

– Что ж, Игорь Семенович, пожалуй, на этом моя работа с вашим сыном закончена.

Рушников кивнул и, подойдя к сейфу, достал из него пухлый конверт, после чего протянул его доктору.

– Благодарю.

* * *

Тянуть Рушников не стал, и стоило только психиатру выехать за ворота, как он взял телефон и распорядился арендовать самолет. Заказ самолета дело недешевое, но как говорится, не дороже денег, тем более что Игорь Семенович чувствовал, что там его сыну действительно помогут, а раз так, то нечего экономить, время дороже.

Потом он связался с теми, кого собственно порекомендовал доктор, и договорился, чтобы его приняли без лишних проволочек, что тоже обошлось в энную сумму «пожертвования».

Потом была морока с перелетами, переездами и даже небольшим плаванием, ведь церковь, в которой проводились ритуалы экзорцизма, находилась на Соловецких островах.

Еще во время преодоления водного пространства бес, видно, почувствовал, что дело пахнет керосином, потому, несмотря на то что тело Андрея накачали лошадиной дозой сильнейшего успокоительного, он начал дергаться, да так, что затрещала смирительная рубашка, изо рта пошла пена, а глаза чуть не выскакивали из глазниц.

Встретившие пациента священники, глядя на это, только быстро крестились и торопливо шептали молитвы.

– Сразу без дополнительной психиатрической экспертизы видно, что это наш клиент, – поглядев с минуту на то, как выгибается дугой, вращает глазами и рычит доставленный, сказал священник в почтенном возрасте, отец Илларион. – Да не нужна она, раз вы прибыли от рекомендовавшего нас лица.

– Сможете? – только и спросил Рушников с надеждой в голосе.

– Все в руках Господа нашего, а мы приложим все свои силы. Помолись и ты за исцеление раба божьего Андрея, – смиренно ответил священник и махнул рукой своим помощникам, что взяли носилки с Андреем.

Пациента занесли в церковь, а вот его отца попросили остаться снаружи. И хоть его предупредили, что процесс сильно затянется, Игорь Семенович далеко от церкви не отходил, а когда из ее стен вырвался первый нечеловеческий крик, заглушая хоровое пение псалмов двенадцати священников, усиленных превосходной акустикой, едва поборов стремление ворваться внутрь, стал жарко молиться, как умел.

Всю ночь священники-демоноборцы проводили ритуал, читали специальные молитвы и обильно поливали одержимого святой водой. Бес же всеми силами старался остаться в теле, за счет которого он так усилился и собирался стать еще сильнее, но священники, несмотря на отсутствие богатого опыта (все же реальные случаи вселения демонов редки), знали свое дело, и бес сдавал одну позицию за другой, пока наконец с первыми лучами солнца его окончательно не вышибли из тела Андрея.

– А-а-а!!! – переходя на ультразвук, напоследок закричал бес, ввергая священников в шоковое состояние, а в довершение ко всему лопнули и осыпались витражи.

Рушников все же не выдержал и ворвался внутрь церкви, сразу увидев распятого на столе возле алтаря сына и валяющихся вокруг него слабо шевелящихся священников. Лишь отец Илларион остался стоять на ногах и хрипло дочитывал молитву, несмотря на идущую из носа, ушей и даже глаз кровь, в последний раз выведя на лбу Андрея крест святым маслом.

– …Аминь.

Несмотря на скудное освещение, солнце только-только встало, а свечи в церкви все задуло, Рушников сразу заметил, как сильно изменился его сын. Лицо разгладилось и словно бы помолодело.

– Всё?! – неверяще спросил Игорь Семенович.

– Да… с божьей помощью и милостью мы изгнали беса из тела твоего сына, раба божьего Андрея… – выдохнул отец Илларион и с помощью своих более молодых помощников, что уже успели оклематься, вышел из церкви.

* * *

Отец Илларион окончательно пришел в себя от проведенного изнурительного и опасного ритуала только к вечеру, проведя весь день в очистительных и укрепляющих дух молитвах.

Послышался стук в келью.

– Отче…

– Заходи, сын мой. Узнал?

– Вот, это все, что удалось выяснить на данный момент, отче, – протянул с поклоном отцу Иллариону папку инок Михаил.

– Ступай…

Когда инок-хакер с поклоном удалился, плотно прикрыв дверь, отец Илларион открыл принесенную им папку с распечатками. Мог и на компьютере посмотреть, тем более что ретроградом, отрицающим все новое, он не являлся и соблазнить его порочными грехами интернета тоже, мягко говоря, было непросто. Но беда с этими компьютерами, подсматривают и подслушивают за своими владельцами, а потом только дьявол знает, кому все вызнанное скидывает, так что лучше поберечься от греха подальше.

 

– Так, посмотрим, как и где твой сынок умудрился такого сильного беса себе заполучить. Специально ли призывал, воспользовавшись запретными знаниями, или же случайно подцепил, али проклял кто, и если так, то кто? Хорошо хоть тупой аки животное бес был, а не…

Отец Илларион только еще раз перекрестился. Будь на месте этого беса кто-то поумнее, что мог бы притвориться человеком, то даже сложно и страшно представить, какие беды могли бы случиться.

– Вот оно как… – задумчиво произнес главный изгоняющий бесов Православной Церкви, ознакомившись с собранной информацией. – Сначала пропал, потом нашелся, и кусок лесопарка себе выкупил, и чего-то там альтернативные ученые чудят под серьезной охраной. Очень интересно. Осталось решить, что со всем этим делать…

О наличии других миров Церковь знала доподлинно, по крайней мере ее высшие иерархи. В средние века за попаданцами-засланцами оттуда, частенько обладавших теми или иными, как сейчас принято говорить, паранормальными способностями, сейчас более известных как магические, развернулась настоящая охота и жгли на кострах да топили в речках.

На Руси тоже охотились, только разбирались с колдунами и ведьмами тишком да молчком, без лишней помпы. А сами «дверки» закрывали, чтобы не лезла оттуда всякая нечисть. Ведь все эти истории с лешими, оборотнями, вурдалаками да водяными с русалками с прочими тварями не на пустом месте возникли, как собственно и о популярных ныне эльфах, гномах, орках, гоблинах, троллях, ламиях и прочих нелюдях.

И вот выяснилось расположение входа в еще один такой мир. Это сулило как большие проблемы, так и выгоды, в зависимости от того, что это за мир, каков его потенциал, ибо миры тоже разные бывают.

Случись обнаружение этой дверки еще столетие назад, ее без всяких вариантов закрыли бы от греха подальше и дело с концом, даже выяснять ничего не стали, потому как при тогдашнем техническом развитии бодаться с аборигенами было бы себе дороже. Но с тех пор многое изменилось. Техника ушла далеко вперед, во многом сама став сродни магии, и с нынешним оснащением вполне можно потягаться с обладателями паранормальных способностей, а показав свою силу, заключить договор о взаимовыгодном сотрудничестве.

А сотрудничество со средней силы магами очень не помешало бы. Авторитет церкви упал и находится в районе плинтуса, как и финансовые возможности, и то и другое следовало всеми силами и способами поднимать. А если в том мире есть магия, то… это открывало очень большие перспективы.

Как возрастет авторитет Церкви, если в православных храмах начнут медленно, но верно после искренних молитв больного и его родных исцеляться безнадежно больные? Не говоря уже о том, что оттуда можно тащить золото с редкоземельными металлами и драгоценные камни.

Отец Илларион был верным адептом Православной Церкви, но все же имелся за ним и тщательно скрываемый грешок – тщеславие. Он желал стать Патриархом РПЦ.

Когда исполнилось шестьдесят, это желание стало постепенно угасать, все-таки слишком старых старались не избирать, несмотря на весь авторитет. Оно и понятно, старые люди, как известно, имеют свойство часто болеть, что мешает им исполнять свои обязанности перед паствой и Богом, а отставка по собственному желанию не предусмотрена регламентом, и тем более негоже, если Патриархи станут дохнуть, как мухи, наподобие генеральных секретарей во времена СССР.

Но сейчас все в один момент изменилось, и желание осуществить свою мечту вновь вспыхнуло с новой силой. Теперь почтенный возраст тому не помеха, если удастся наладить связь с магами сопредельного мира и получить от них амулеты здоровья и алхимические настойки омоложения.

– Осталось понять, как подступиться к этой дверке, чтобы не привлечь внимание различных конкурентов как в РПЦ, так и светских властей, особенно светских властей. Действовать нужно крайне аккуратно… А начнем с наблюдения.

* * *

– Игорь Николаевич, у нас ЧП с вашим сыном… – раздался обманчиво бесстрастный голос начальника охраны.

– Неужели снова?! – не совладав с собой, отозвался Рушников.

С момента обряда изгнания бесов прошла неделя, и все это время Андрей провел в бессознательном состоянии, но все параметры жизнедеятельности находились в пределах нормы, а значит, оставалось только ждать, когда он очнется. Священники предлагали оставить пациента у них до момента пробуждения, но Рушников не согласился. Раз обряд прошел благополучно, то дальше он все сделает сам. Опять же меньше поводов для тревоги, а то мало ли что сын может наговорить в бессознательном состоянии? Ни к чему это.

– Нет, тут другое…

– Что именно?!

– Вам лучше взглянуть на это самому…

– Иду!

Рушников, бросив все дела, помчался в свою загородную резиденцию.

– Что произошло? – спросил он у встречающего его начальника охраны.

– У нас по плану был гигиенический час, как в процессе… в общем, взгляните сами на запись, Игорь Семенович.

Начальник охраны подвел своего шефа к монитору видеонаблюдения и включил воспроизведение нужного момента. На мониторе было видно, как пожилая медсестра обмывала тело Андрея, лежащего на специальном столе, и в какой-то момент он схватил старушку за руку, та дернулась от неожиданности, а потом… потом она закричала, попыталась вырваться, отцепить руку Андрея от своей, но хватка оказалась железной. Но это было еще не все, а только лишь начало. Крик медсестры пенсионерки перешел в какое-то бульканье и хрип. Она упала на колени, свободной рукой оттянула воротник, как бывает с людьми, которым отчаянно не хватает воздуха, потом схватилась за сердце и стала безвольной куклой заваливаться на пол.

Андрей еще некоторое время продолжал держать руку женщины, а потом отпустил и продолжил лежать на столе, как ни в чем не бывало.

– Он там так и лежит? – спросил Рушников.

– Так точно.

– Ее тело убрали?

– Н-нет. Никто не решается входить в комнату.

– Понятно…

Рушников сейчас и сам бы не рискнул войти в комнату к сыну. Произошедшее произвело на него впечатление, осталось только определиться, как к этому относиться, и понять, что собственно произошло. Изгоняющие бесов накосячили? Или что? Ведь когда бес находился в сыне, такого не было даже близко. А значит что?..

Ответов на вопросы не было, но их требовалось срочно получить.

– Откройте.

– Игорь Семенович…

– Открывайте.

Начальник охраны чуть пожал плечами, дескать, хозяин – барин и ему видней, открыл дверь в комнату с пациентом.

Рушников осмотрелся, и взгляд его остановился на женщине. Камера видеонаблюдения не смогла передать один момент, а именно то, что пенсионерка словно бы высохла. Не до состояния мумии, конечно, но кожа слегка скукожилась.

– Андрей… – тихо позвал Рушников и осторожно приблизился еще на шаг.

Пациент продолжал лежать на столе, и только лишь размеренное дыхание говорило о том, что на столе лежит не труп. Рушников сделал еще шаг и снова позвал сына, на этот раз чуть громче, но с тем же результатом.

Рушников сделал еще шаг и осторожно потянулся рукой к голове сына. Когда до соприкосновения осталось сантиметров пять, Рушников увидел, как глаза сына быстро задвигались из стороны в сторону под закрытыми веками.

Игорь Семенович невольно отдернул руку.

– Андрей…

Глаза сына открылись.

– Ты меня слышишь? Понимаешь?

Андрей секунд десять осматривался и остановил взгляд на отце, недовольно поджал губы и раздраженно спросил:

– Проклятье… Как долго я здесь?

Рушников впал в легкий ступор. Как-то не так он представлял себе «возвращение» сына. Все было не так: изгнание бесов… смерть медсестры… теперь именно этот вопрос, а не…

– Андрей, это ты?..

– Я. И даже если бы это был не я, ты бы об этом не узнал, отец.

Андрей тем временем принял вертикальное положение, посмотрел на старушку, валяющуюся у его ног, но даже не отреагировал, повторил вопрос:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru