Подлинник

Георгий Лопатин
Подлинник

9

Пока экипаж запихивал в шахты новые торпеды субмарина в надводном положении на всех парах бросилась в погоню за очередным транспортным судном, что, как и все прочие, нещадно дымя пытался оторваться от глубинного хищника.

Этот и еще два судна после торпедных атак «Пираньи» пошли на дно.

В шахтах осталось два «шквала», этакий резерв на случай неприятностей, хотя они могли потопить еще один транспорт, но для этого пришлось бы слишком долго гнаться за жертвой. Догнать-то они могли, но потопив еще одно судно, охотники в этом случае оставались с пустыми руками, беглецы окончательно разбегутся и их уже будет не догнать.

– Пора заполучить трофеи…

К сумеркам «Пиранья» догнала один из выбранных в качестве добычи четырехколесный трехтрубный пароход довольно свежей постройки. Ведь в качестве приза выступал не только груз, но и сам транспорт, так зачем брать развалюху?

Субмарина встала на параллельный курс и всплыла. Артиллеристы быстро установили пушку, вытащили ящик снарядов и дали выстрел под нос беглецу подняв красноречивый фонтан воды. Сигнальщик отмигал световым аппаратом требование остановиться и принять досмотровую команду иначе обещали утопить, раз уж по радио комсостав не пожелал общаться. Световые вспышки проигнорировать они уже не могли.

– Надеюсь обойдется без глупостей с их стороны… – пробормотал Экскарт.

На палубе судна в бинокль было видно много вооруженного народу.

– Еще и пулемет ставят… Сторм! – обратился парень к своему телохранителю. – Что-то они плохо понимают, пулемет ставят, дай им понять, что они это зря…

– Сам хотел предложить, – хмыкнул в ответ он с хищной улыбкой.

Секунда и раздалась длинная пулеметная очередь. Крупнокалиберные пули смели с палубы часть матросов, издырявили надстройку и уничтожили пулемётную позицию.

– Вот так всегда, – сокрушался Экскарт, глядя на ответные световые вспышки. – Никто не хочет понимать по-хорошему. Всегда нужно довести до применения силы.

Приближаться борт к борту Экскарт все равно не рискнул. Мало ли что там у капитана в башке замкнет и он пойдет на еще какую-нибудь глупость и попытается повредить субмарину, да хотя бы швырнув с борта ящик, даже несколько, со взрывчаткой. Так что к пароходу отправились две надувные лодки с пятнадцатью абордажниками на каждой.

На веслах было бы слишком долго, потому рулевой просто опустил за борт на специальном подвесе реактивный карбидный двигатель – очередное изобретение Олифии Гисс (по сути, уменьшенный вариант ракетного движка от «шквала») и лодки набрав скорость резво поскакали по волнам.

Проблем с захватом судна не возникло. Экипаж, получив хорошую трепку и не желая повторения оной, сам спустил штормтрап и абордажники быстро с удобствами поднялись на борт и взяли пароход под свой полный контроль.

Сигнальщик от абордажников сообщив, что дело сделано, так же дал понять, что они нашли в грузовом трюме не совсем то, что ожидали.

Так по наводке главы ормундского СИБ на этом судне должно было находиться стрелковое вооружение и боеприпасы к нему. Хороший трофей, что всегда в цене.

В общем-то там действительно оказались винтовки, но не те, что ожидали. По документам перевозили полуавтоматические пороховые «галилы», а на деле…

– Там винтовки-паровики…

Это вызвало недоумение. Столь сложное, габаритное, тяжелое и неудобное в использовании вооружение в колониях популярностью совсем не пользовалось. Оно нужно было там, где массово применялись установки Теслау.

Так-то эти установки на Амероне имелись у всех крупных игроков и защищали они в основном города. Но ситуация быстро стала такой, что включать их для своей защиты стало себе дороже, произойдёт массовая детонация пороховых боеприпасов и прочей взрывчатки.

Но если собственные запасы можно было как-то экранировать или просто вывезти за город, то кто даст гарантию, что враг готовившийся к войне не один месяц, а может даже и год, не завез в города некоторые запасы взрывчатки и не заложил их в самых интересных местах? Да просто заложить немного взрывчатки где-нибудь на чердаке с емкостью какой-нибудь горючки и пожар после взрыва обеспечен. Так что стоит только включить установку Теслау и весь город взлетит на воздух.

Потому оборонятся лучше пороховым оружием.

Подозрительности добавляла именно подмена одних винтовок другими с попыткой замести следы фальшивыми накладными.

«Словно в расчете на то, что имперские агенты могут иметь доступ к документации, вот и подсунули фальшивку», – подумал Экскарт.

Поверить в то, что произошла ошибка с погрузкой не на тот пароход он не мог.

– Просто так это на Амерон не повезли бы, – сказал Экскарт. – А значит, это что-то да значит… Вот только что?

Правда, что это могло бы значить единого мнения не возникло.

– Хотят перейти к жесткой обороне под защиту установок Теслау? – предположила Сицилия.

– Они вроде не исчерпали наступательный потенциал, – сказал адвокат. – Пятая колония держится из последних сил…

– Ну, на Пятую колонию их сил скорее всего хватит и мы ее скоро потеряем. А вот дальше… чтобы мы не отбили ее после перегруппировки и концентрации сил своим пороховым оружием нужно установить линию обороны под прикрытием энергополя…

– Вполне может быть, – кивнув, согласился Рамони инс Лонг.

– Ладно, нечего попусту гадать, пусть этим занимаются те, кому по должности положено, а именно в СИБ, – сказал Экскарт.

Оставив полтора десятка абордажной команды на призе Экскарт решил прихватить еще какое-нибудь судно раз уж удача им улыбалась во все тридцать два зуба, но увы, беглецы насилуя двигатели выведя их на запредельный режим работы и рискуя сломаться, уходили на максимальной скорости, так что их стало не догнать, а портом и не найти.

Но помимо борьбы с транспортами везущие военные грузы и прочее, что так же могло быть использовано на войне, им предписывалось терзать рыболовный флот противника, чем «Пиранья» и занялась на следующий день, потопив шесть парусных шхун. Они всплывали перед судном, приказывали экипажу сесть в шлюпки, а потом расстреливали парусное корыто из пушки или пулемета если на лоханку было жалко тратить снаряды.

Разгром конвоя транспортных судов и трепка рыболовного флота не могла остаться незамеченной и над морем в районе охоты подлодки вскоре появились вражеские дирижабли. И теперь уже «Пиранье» пришлось спасаться бегством, чтобы не попасть под бомбовый удар.

10

«Пиранья» приняв в точке рандеву с плавбазой груз топлива и торпед еще две недели резвилась в территориальных водах Альянса, но трофеев больше не было. Просто топили рыбацкие шхуны, появляясь то тут, то там, так что ни морской флот противника, ни воздушный не успевал настигнуть подлодку и покарать за учиненный беспредел. Однажды ночью подобрались к городу на побережье и воспользовавшись безалаберностью противника все еще не осознавших подводную угрозу, сделали два залпа, потопив несколько пароходов находящихся под погрузкой или выгрузкой и учинив сильный пожар.

В какой-то момент море вымерло, либо появлялись лишь небольшие лодочки деревенских рыбаков и то ввиду берега, но на них жалко было тратить даже пулеметной очередь. Посеяв страх и ужас, «Пиранья» вернулась в порт приписки, экипажу требовалось дать отдых после почти месячного нахождения в море. Опять же исчерпали топливные запасы топливозаправщика.

Ну и совсем уж зарываться не стоило, от дирижаблей в небе стало не протолкнуться, казалось противник поднял в воздух все что только могло летать, вплоть до обычный воздушных шаров. Пытались на «Пиранью» на раннем этапе охотиться и морские военные корабли, но после потопления одного эсминца, причем всего одной торпедой, они тоже попрятались в своих портах.

А вот со сбытом трофеев возникли некоторые трудности. Если пароход без вопросов забрал на свои нужды Флот, выкупив четвертую часть трофея, что по закону принадлежала его захватившему (тут как в ситуации с нашедшим клад, государство себя не обижало), то Армия от паровых винтовок только морщила нос и словно нехотя забрав свою долю, выкупать оставшееся две с половиной тысячи единиц не спешила. Хотя поначалу и от своей доли пыталась отбиться в счет будущих более ликвидных трофеев, но тут уже адвокат постарался, дескать закон есть закон, берите свою долю и делайте с ней что хотите, хоть на свалку выкиньте. Пришлось арендовать склад у тех же армейцев и хранить остатки трофея, как свою собственность.

– Да, странная ситуация с этими винтовками, – согласился ормундский глава СИБ Присвар инс Арсен с задумчивым видом, после того как получил доклад. – Противник явно что-то задумал иначе не стал бы заниматься такой махинацией с подменой данных.

– Как вы считаете, что они могли задумать?

– Да все что угодно!

– Если навскидку?

– Как правило в таких случаях проводится целый комплекс мероприятий и пытаются добиться сразу нескольких целей тактического и стратегического плана. Мне видится, что на тактическом уровне это попытка выявить наших агентов, как в метрополии, так и здесь на Амероне, а на стратегическом… нет, не понимаю… Здесь подобное оружие практически бесполезно. Настораживает еще то, что у наших врагов не так уж и хорошо с вооружением, едва-едва удовлетворяют потребности своих армий и тут вместо того, чтобы создать резерв на случай неизбежных потерь, они отправляют его в колонии… Зачем? В общем странно все и тревожно.

– Да, действительно, – согласился Экскарт. – А как там вообще ситуация?

– Стабилизировалась, – поморщился глава СИБ Первой колонии. – То и дело нами проводятся атаки, но развить их не получается. Как собственно и у них. В общем получается такой кровавый маятник, то мы отобьем у них окопы, то они выбивают нас из них и пытаюсь захватить наши позиции…

– Да уж… представляю…

– А вот у нас, пока вы пиратствовали в море, дела откровенно не задались. Пятая колония практически потеряна. Пока удерживаем столицу, но это уже агония и главное, что ничем помочь невозможно. Просто не успеем. Да и обнажать другие направления нельзя… войск не хватает.

 

– Хм-м…

– Что?! – тут же отреагировал Присвар Тауф инс Арсен на задумчивый вид Экскарта, почувствовав своим профессиональным чутьем, что в его голову пришла какая-то идея.

– Да даже не знаю…

– Говорите, может ваше мнение и не слишком ценно и оригинально, но может и наоборот…

– Я конечно не великий стратег… но в общем мне сейчас пришла в голову мысль, что если Альянсу не так уж и нужна победа именно в метрополии?

– Хм-м… интересный заход. Оригинальный даже. Продолжайте…

– Империя на своей исконной земле сильна и мобилизовав все ресурсы сможет всегда отбить отнятое у нее, если конечно не случится совсем уж чего-то запредельно катастрофического, что разрушит ее изнутри.

Глава ормундского СИБ снова поощрительно кивнул.

– Так-так…

– Внутренние деструктивные процессы есть и их противник естественно поддерживает, стараясь держать империю в напряжении в дополнение к внешнему давлению. Но мне представляется сомнительным, что Альянс всерьез рассчитывает свалить империю таким образом.

– То есть вы хотите сказать…

– Что война в метрополии это лишь отвлечение внимание от дел в колониях, – кивнул Экскарт. – Серьезное такое отвлечение внимания, даже пытаются создать впечатление, что война в колониях это лишь отголоски основной войны на главном поле боя, и большого значения не имеют. Но что ели все наоборот и главная цель войны – это захват наших колоний на Амероне? Тогда поставка паровых винтовок при некоторых обстоятельствах начинает играть совсем другими красками. Ведь мы не знаем, сколько таких поставок уже было и сколько еще планируется. Поверить в то, что это разовая поставка и мы на нее нарвались лично мне сложно.

– Это смелое предположение, очень смелое… – выдавил из себя после короткой паузы Присвар инс Арсен. – И чем больше я над ним думаю, тем сильнее мне кажется, что оно очень близко к истине. Но если это так, то дела наши плохи… Беда еще в том, что наши генералы вряд ли с ней согласятся. У них сейчас на фронтах так «жарко», что не до пристального анализа ситуации за океаном. И значит в принципе не станут выделять нам сколько-нибудь значимых ресурсов для отражения угрозы, решив, что отобьют все назад после победы на главном фронте…

– Могут не отбить?

– Что-то отобьют, это несомненно, но вот какой ценой?

– Что вы имеете ввиду?

– Да взять ситуацию с Шестой колонией например, – скривился глава ормундского отделения СИБ. – Ни для кого не секрет, что новые колонии заселяются в основном контингентом сомнительного качества… проще говоря отбросами.

Экакрт понятливо кивнул. В общем собирались бродяги, спихивался туда и откровенный криминалитет, когда заключение на малый срок заменялось отправкой в колонию, в общем сбрасывался человеческий мусор. Так что нечего удивляться тому, что они становились проблемой. Но если раньше эту проблему удавалось в конечном итоге нивелировать, но на этот раз, судя по всему, рецепт утилизации и переработки человеческой массы не сработал.

– В общем видимо с ними хорошо поработали, хотя вряд ли эмиссарам противника пришлось так уж сильно стараться… и там, как нигде сильна идея независимости и образования суверенного государства, – продолжил Присвар Тауф инс Арсен. – Стоит нам отступить, и они его провозгласят. Надо ли говорить, что государства Альянса с радостью их признают, наладят дпотношения и конечно же помогут в военном плане, чтобы империи было на что отвлечься после войны. Но и это не главное и плохое…

– А что?

– Подобные идеи витают в Четвертой и Третьей колонии пусть и в меньшей степени, но… сами понимаете, если будет иметься удачный пример и провести грамотную компанию, кого-то переманить подкупом на свою сторону, то получить нужный нашим врагам результат можно, пусть для этого придется развязать там гражданскую войну, им все в масть…

– Да уж…

11

Неизвестно как убеждал армейское командование явно встревоженный ситуацией глава ормундского СИБ, но через три дня интенданты выкупили оставшиеся паровые винтовки. Могли наверное и еще помариновать владельцев, дескать никуда не денутся с подводной лодки, не тот товар. Но видимо Присвар Тауф инс Арсен хотел поддержать с владельцами подводной лодки хорошие отношения, так что нажал на кого надо. Благо компромат на таких деятелей всегда в достатке, и казначейство расщедрилось причем на полную цену, даже не пытаясь крутить по своему обыкновению всякие хитрые комбинации, дабы и заплатить меньше получив за это поощрение от командования и себя при этом не забыть финансово.

Благодаря этим деньгам удалось взять в аренду большое поместье для отдыха вдали от города, не задействовав средства из заначки. Место выбрали вдали от Ормундо в хорошо просматриваемой долине, так чтобы к дому трудно было подобраться незамеченным, из-за опасности покушения агентов противника. Ведь выяснить кто так хорошо потрепал их торговый караван, а потом еще долго резвился в водах, им все-таки не составит большого труда, ну и чтобы не допустить подобного в дальнейшем наверняка постараются ликвидировать угрозу и сделать это на берегу легче чем выловить в океане.

Поместье же, что трудно было сделать в городе, даже приобретя дом, можно было хорошо укрепить вплоть до установки легкой артиллерии не говоря уже о пулеметных гнездах, подготовить периметр банально его заминировав, и нанять дополнительную охрану, чем и занялся Рамони инс Лонг на пару с телохранителем. Вот они и наняли дополнительно двадцать человек из тех, кого в армию уже не берут по возрасту, но еще относительно крепких бойцов пригодных для несения гарнизонной службы. Опять же маголекарь Менлинр инс Ханк их довел до кондиции своими микстурами, так что они обрели резвость молодых… до такой степени, что по бабам снова захотели.

И стоило им только обосноваться в поместье, как заявился человек от графа.

Понимая, что его появление неизбежно, а отказ от встречи равносильно признанию в своей фальшивости со всеми вытекающими… но и встречаться тоже обеспечить себе провал, Экскарт как-то поинтересовался у маголекаря:

– А можем мы ему устроить какую-нибудь каверзу?

– Например?

– Сделаешь ему какой-нибудь состав, что вольем в него насильно, а потом убедим, что разговор состоялся и он получил все необходимые ответы.

– Не поможет, даже если бы я смог сделать что-то подобное.

– Почему?

– Потому, что он наверняка будет вести голосовую запись для графа.

– Тогда выбьем из него необходимые ответы на все вопросы которые он намеревался задать и я отвечу на них как надо! – скорректировал план Экскарт.

– Повторяю, вряд ли у меня получится… Не стоит думать, что граф не предусмотрел такого варианта развития событий и значит его человек как минимум защищен от подобного воздействия.

– Не говоря уже о том, что он может просто не знать этих ответов, – добавил телохранитель. – Просто задаст вопросы, а анализировать ответы станет уже лично граф.

– Скорее всего так оно и будет, – согласился адвокат.

– Проклятье…

– Неужели совсем ничего нельзя сделать? – спросила Сицилия.

– Увы…

– Устроим им несчастный случай? – вопросом предложил Сторм эф Монс. – Бандитов развелось в последнее время просто страсть. Революционеры всякие…

– А смысл? – поморщился адвокат. – Это только лишь отсрочка неизбежного. Да и не поверит граф в такой поворот событий, а значит и ответ его будет предельно жестким.

– Тогда что? – спросил Экскарт.

– Ничего, – сказал Рамони инс Лонг. – Встречаем эмиссара, ты с ним разговариваешь как ни в чем ни бывало и он уезжает.

– И граф узнает, что я фальшивка.

– И граф узнает, что ты фальшивка, – кивая, повторил адвокат. – Вопрос в том, какие именно меры он предпримет. Как мы все понимаем, огласка того, что ты не Трексар, ему не нужна.

– Что он предпримет?

– А сам как думаешь?

– Не знаю. Может убить…

– Слишком радикально и ненадежно, может возникнуть шум, случайности в таких делах неизбежны, – отрицательно качнул головой адвокат. – К тому же может пострадать Сицилия, а этого Басканы графу не простят и отомстят.

– А он-то тут причем? Напали какие-то бандиты или даже наймиты Альянса…

– Ну, он может предполагать, что мы после прибытия его человека можем установить мину замедленного действия в виде классического сообщения «В моей смерти прошу винить…», что взорвется после твоей смерти.

– Да, тогда убивать ему меня станет опасно, – с облегчением согласился Экскарт. – Более того, он наоборот нас будет пытаться защитить, чтобы ему не прилетело рикошетом.

– Именно. А где лучше всего тебя защищать?

– В своем родовом поместье… То есть он нас постарается похитить?

– Я бы поставил именно на этот вариант, – кивнул Рамони инс Лонг. – Мягкий захват с использованием не летального оружия.

Парень невольно содрогнулся представив, что его ждет в плену у графа. Вряд ли садистские пытки, хотя кто этого графа знает учитывая, что его средний сынок стал маньяком, но клетку ему обеспечат из которой будут вынимать по мере надобности хорошенько промыв мозги.

«Или поступит еще более радикально, – подумал он. – Дескать несчастный случай, получил травму и с Басканами вроде как ссориться причины нет. Правда еще нужно будет повлиять на Сицилию, чтобы она не разболтала все родителям… Но думают они и на этот случай подготовились».

Конечно, все могло быть не так сурово и граф вполне мог пойти по мягкому варианту, ведь Экскарт все-таки его сын, пусть и бастард, а значит могли договориться полюбовно из принципа «кровь не водица», но парень предпочитал исходить из худшего. Все-таки Эстар Сандор лер Маренонг не показался ему сентиментальным человеком, ну вот ни капли, другие во главе рода долга не держатся. Не пощадит родную кровь, тем более бастардную…

Чтобы не выглядеть бледно, и беспомощно не бекать и не мекать делая вид, что тут помню, а тут не помню выдумывая для этого какие-то байки, Экскарт решил взять ситуацию в свои руки и фигурально говоря, перейти в наступление, что как известно лучший способ обороны.

– Уважаемый Сайрус Ванг, – обратился он к человеку графа, что прибыл в сопровождении дюжины бойцов из графской дружины, и с саквояжем в котором действительно оказалось записывающее устройство с чистыми пластинками. – Сейчас я буду рассказывать вещи составляющие родовую тайну, так что вам лучше покинуть сию комнату дабы по приезду граф не ликвидировал вас, как ненужного и опасного свидетеля.

– Я верный слуга сэра…

Парень только махнул рукой и в слугу графа впился дротик с сильным снотворным коим выстрелил телохранитель.

Включив устройство, даже Олифию звать не пришлось в помощь, Экскарт заговорил, по сути стал зачитывать заранее заготовленную речь:

– Здравствуйте папа… позвольте мне все же называть вас именно так, тем более что я действительно ваш сын, что подтвердил ваш перстень-артефакт и дух хранитель, пусть и бастард. Что до Трексара, чью роль вынужден играть в силу некоторых обстоятельств, то…

В общем Экскарт рассказал графу всю историю, что случилась, как с самим Трексаром, так и свою. Пластинок едва хватило, тем более, что говорил не только он, но и остальные.

– …Вот такие дела, папа. С нетерпением жду вашего решения. Ваш… э-э… сын.

«Любящий» парень решил не произносить. И так получилось слишком уж… просто слишком, учитывая разницу в положении. Как бы граф не принял это за тонкую издевку, что чревато. Хотя не без того, не удержался парень от некоторой вольности с подковырками.

– Ну вот и все, – выдохнул он, остановив запись. – Теперь нам действительно остается ждать ответа и гадать над тем, каким он будет.

Хотя, чтобы он не получился слишком уж жестким, Экскарт все-таки дал намек на то, что оставит несколько закладок на тот случай если вдруг скоропостижно скончается, хоть и сделал уступку в том отношении, что она не сработает в случае его гибели вместе с подводной лодкой. Война есть война и на ней случаются гибнут. Ну а если все же его убьют на суше, то что ж, не повезло – судьба.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru