Подлинник

Георгий Лопатин
Подлинник

6

Обстановка в Амероне стремительно накалялась. Армия Третьей колонии вступила в настоящий бой с войсками колонии принадлежащей Сарманской республике входящей в Альянс. Обе стороны заявили о своей победе, но по факту была ничья, так как ни одна из сторон не перешла в наступление развивая успех «победы».

Если война за океаном переходила в позиционную фазу, войска практически перестали носиться бешеными псовыми стаями по степи, строились укрепления и рылись окопы, то здесь в колониях она все еще имела маневренный характер с широким использованием кавалерии, и использовалось простое пороховое оружие, что армии метрополий себе позволить не могли из-за широкого применения установок Теслау из-за которых порох и другие взрывчатые вещества детонировали в радиусе создаваемого этими установками энергетического поля. Так что солдатам приходилось использовать громоздкие и тяжелые, не говоря уже о сложности обслуживания и использования системы вооружения – паровые винтовки, ведь даже карбидные попадали под воздействие установок стоило только привести их в боевое положение и начать выработку горючего газа. Оные использовали именно во время маневренной фазы войны.

Тем более что установками не столько воздействовали на врага, сколько прикрывали себя. Ведь дальнобойная артиллерия могла бить с дальней дистанции куда «детонирующее» поле не доставало, но вот снаряды, начиненные взрывчаткой, взрывались бы над головами своих войск не долетая до вражеских позиций. Так что обстрел если и велся, то болванками для динамического разрушения укреплений или для создания газовой завесы перед началом атаки. Но это было малоэффективно, тем более, что надо еще умудриться попасть в тот же пулеметный ДЗОТ или вражеские установки Теслау, дабы отключив свои, успеть засыпать противника фугасными снарядами… А попасть по установке тоже было непросто несмотря на их внушительные размеры, ведь они не стояли на месте, а передвигались вдоль фронта на железнодорожных платформах.

Ну а пока установки целы, опасность представляла только массированная бомбардировка с дирижаблей шрапнельными бомбами, что при падении с высоты в несколько километров подрывались входя в поле. Но этим дирижаблям еще требовалось добраться до вражеских позиций, что получалось очень редко и с большими потерями из-за активного противодействиями всеми возможными методами от открытия зенитного огня, до воздушных сражений между дирижаблями.

Ученые работали над новыми типами взрывчатки способные не обращать внимание на этот фактор, или не реагировать на поле так бурно, а с некоторой задержкой, чтобы у снаряда была возможность долететь до вражеских позиций, но пока получалось плохо. Либо страны держали результаты разработок в секрете, чтобы использовать свое ноу-хау в решающий момент.

Что до флота, то пока установки Теслау были весьма громоздки и потребляли такую прорву электрической энергии, что установить их даже на самый большой корабль, а главное запитать не представлялось возможным. Так что корабли перестреливались нормальными снарядами и пускали торпеды.

Кстати о торпедах.

Активность Олифии на заводах на которых выполнялись так же военные заказы не могла пройти мимо главы городского отделения СИБ, так что пришлось посвятить его в свои паны.

– Вы сами сказали, что с торпедным вооружением все очень плохо, потому мы вынуждены рассмотреть возможность изготовления необходимого боеприпаса самостоятельно имеющимися здесь ресурсами. Уважаемая Олифия Гисс отличный инженер-механик и талантливый изобретатель, потому мы верим в ее гений.

– Хм-м… очень интересно. Я хотел бы знать результаты испытаний. ВМФ колоний тоже сильно страдает от недостатка торпедного вооружения. Я уже молчу о том, что положительными результатами могут заинтересоваться в метрополии.

– Мы будем только рады оказать помощь Флоту в этом плане. Хорошо если бы они для испытаний подготовили мишень… Не по берегу же стрелять?

– Думаю с мишенями проблем больших не будет, хотя можно и по берегу, а еще лучше по айсбергам. Мне как раз сводка от разведки пришла о ледовой опасности. Так что я могу дать вам координаты ближайшего айсберга размером с корабль.

– Ну или так, – согласился Экскарт.

И вот спустя неделю Олифия позвала всех на премьеру в том числе прибыл Присвар инс Арсен от СИБ и представитель ВМФ, как потенциальный заказчик.

– Представляю вам свою разработку, новое слово в минно-торпедном вооружения, господа! – с радостью в голосе произнесла она, срывая с изделия брезентовую ткань.

– От скромности она не умрет, – проворчал кто-то из флотских.

Экскарт вообще мало что понимал в торпедах, как наверное и все прочие, кроме моряков. Ну, по его мнению это здоровенный цилиндр такой с винтом в хвосте… разве что небольшие крылышки-плавники смущали парня. Не помнил он такого на обычных торпедах. По крайней мере классических. А еще в носу, к тому же остроконечном, а не тупом имелась какая-то непонятная фиговинка. Подумал сначала, что это выступающий элемент детонатора, но быстро понял, что это не так.

Зато в торпедах понимал адмирал Кварн инс Тромн.

– Э-э… – протянул представитель ВМФ, подойдя к творению «очумелой ручки». – Что это собственно такое?

– Торпеда, сэр!

– А где винт? – заглянул он в хвост, точно под юбку.

– Нету, сэр!

– А как же тогда…

– За счет реактивной тяги, сэр!

– Реактивной? Как у ракеты что ли? – изумился старый адмирал, задрав брови высоко на лоб. – То-то я смотрю на сопло больше походит…

– В точку сэр! Это ракетная торпеда!

«Тогда понятно зачем нужны крылышки-плавники, – смекнул Экскарт. – У нормальной торпеды есть хвостовое оперение, но если там пламя…»

– Э-э…

Адмирал явно не знал как реагировать на подобную инновацию в сфере вооружения.

– А вот эта пимпчка зачем? – указал он на «фиговинку» в носу.

– За счет этого элемента господин адмирал в водной среде создается газовое облако по принципу холодного кипения и моя торпедная ракета не пробивается сквозь толщу воды, а словно летит в воздушном пространстве! Разве что хвост частично погружен в воду, но это уже не важно, нет того сопротивления на головную часть.

– Хм-м…

Экскарт где-то даже понимал смущение адмирала. Слишком уж революционную идею предложила Олифия Гисс. В общем лишний раз подтвердив свой статус «очумелой ручки».

– Гениально! – воскликнул Присвар инс Арсен и даже зааплодировал. – Ракета, летящая под водой! Это гениально!

– Благодарю, сэр! – буквально растаяла от похвалы Олифия.

– Как вы назвали свое творение, уважаемая?

– «Шквал», господин!

– Да, очень подходящее название, я бы даже сказал говорящее! Удивительно, как до такого решения не додумались раньше! Ведь просто же все! Как впрочем и все гениальное!

– Косность мышления… раз ракета, то под водой ей делать нечего.

– Скорее всего так и есть. Еще раз примите мои поздравления!

– Благодарю, сэр!

Маголекарь даже покосился на фонтанирующего восторгом сибовца, заподозрив того в попытке отбить любовницу.

В принципе конструкция и впрямь оказалась довольно простой, обычный ракетный двигатель на карбидной основе, какие используются теми же дельтапланеристами. Только торпеде не требовались свои запасы воды, кроме небольшого объема чтобы собственно запустить химическую реакцию выделения газа на первичный разгон. Дальше вступала в дело забортная вода.

– Посмотрим, как это еще будет летать… под водой, – с явным скепсисом проскрипел наконец пришедший в себя адмирал.

– Я верю в эту леди и уверен, что ракетная торпеда полетит!

И она полетела. Причем в прямом смысле этого слова, вылетела во время пуска из торпедного аппарата, нырнула на глубину, потом пошла вверх и взмыла в воздух… Как только она «высохла», то есть прекратилось поступление воды на карбидный реагент, двигатель заглох и ракетная-торпеда пролетев по параболе вновь нырнула в воду, где двигатель снова запустился и она пошла на глубину. И уже там на глубине подорвалась, ударившись о дно.

– Первый блин комом. Наверное, с гироскопом что-то… все-таки мне пришлось использовать доведенную до ума выбраковку, – с легким смущением пробормотала женщина-механик. – Это даже хорошо… поверье есть такое, что если с первого раза все пошло хорошо, то это на самом деле плохо закончится в дальнейшем… Стреляйте следующие…

Выстрелили. Благо всего для испытаний за неделю было изготовлено четыре штуки, как раз зарядить все носовые аппараты.

Бух!

Второй «шквал» выйдя из пусковой торпедной шахты и оставляя позади себя бурную дорожку из пузырьков унесся вперед на скорости в несколько раз превосходящей скорость винтовой торпеды.

Экскарт заметил, что Олифия скрестила пальцы, но торпеда шла на удивление идеально.

– Миля!

Парень, изучив вопрос с торпедами, чтобы не выглядеть совсем уж невежей, знал, что сейчас это предельное расстояние, что могут пройти торпеды классической конструкции. Да и попасть на такой дистанции можно только при помощи системы наведения, кою противник может при желании как-то обмануть и «отпугнуть» торпеду.

– Две мили! Ход идеальный и скорость только растет! – доложил наблюдатель на воздушном шаре, что прибыл вместе с представителем ВМФ на испытания и использующий мощную оптику. – Три мили! Ход прямой! Четыре! Горизонт!

Собственно торпеда больше была не видна уйдя за горизонт. Впрочем, стрелять на такие дистанции никто не собирался – напрасная трата боеприпаса так как попасть будет просто нереально. Корабль, даже очень крупный на таких дистанция просто точка. Опять же след от торпеды очень заметный и противник всегда успеет увернуться.

«Разве что можно долбануть залпом по длинному конвою, – подумал парень. – Авось да попадем хотя бы одной из всего залпа, а не попадем, так во время маневра уклонения сами между собой столкнутся…»

– А если систему наведения воткнуть, – закатил глаза в предвкушении Присвар инс Арсен, что позволил себе отвлечься от рутины по ловле шпионов и прочего вражеского элемента, выбравшись на эту «морскую прогулку».

 

Оставшиеся две ракетные торпеды «шквал» так же показали себя с лучшей стороны. Хотя четвертая перед тем как ударить в айсберг и взорваться, все же немного вильнула. Но учитывая, что изделие новое, «сырое», изготовлено из некондиционных деталей, это было в пределах дозволенного и изделие будет доведено до ума в кратчайшие сроки. Собственно, даже с такими недочетами их можно было использовать, тем более что выбора у них особого не имелось.

7

А не осталось выбора по той простой причине, что граф Эстар Сандор лер Маренонг обрезал финансирование, заблокировав банковские счета Трексара.

– То ли просто потерял терпение и вынуждает нас из-за финансового голода вернуться в империю, дескать подводную лодку мы отремонтировали, заправились и есть на чем безопасно вернуться самостоятельным ходом, то ли что-то заподозрил, – сказал адвокат. – Не удивлюсь, если скоро здесь появится человек твоего отца с мутными разговорами-воспоминаниями о прошлом.

– Контрольные вопросы на которые мог знать ответ только настоящий Трексар? – догадался Экскарт.

Рамони инс Лонг подтверждающе кивнул.

– Паршиво…

Собравшиеся несколько пригорюнились, понимая, что Экскарт с треском провалит проверку и тогда графу придется все рассказать от начала до конца, какое решение он в этом случае примет остается только гадать.

«Официально вряд ли объявит меня самозванцем – себе дороже выйдет, но вот устроить нам всем несчастный случай, тем более в условиях войны, это он запросто сможет. Дескать погибли вследствие вражеской диверсии», – подумал парень.

Остальные это тоже прекрасно понимали.

Потому им не осталось ничего другого, как дождавшись изготовления партии торпед и выйти на охоту в море. Что до «шквалов», то для их производства выделили целый завод. Очень уж они понравились морякам. Ну а как иначе, устаревшие корабли, медленные с малым радиусом действия и слабой артиллерией на канонерках и фрегатах до сих пор бронзовые пушкистоят, вооруженные такими ракето-торпедами превращались в грозную силу. Шутка ли, пулять ими до самого горизонта можно!

Так что не прошло и недели, как все формальности с оформлением патентов и заключением контрактов были завершены, изготовлен боезапас и «Пиранья» отправилась на свою первую охоту.

Шли не вслепую, примерный маршрут вражеских конвоев дал глава СИБ Первой колонии Присвар инс Арсен, сказав:

– Имперский флот сейчас весь плотно занят обороной побережья и городов от десанта, ну и охраной собственных конвоев от атак как из-под воды, так и с воздуха, не говоря уже классического нападения, так что для проведения рейдерских операций сил откровенно не хватает. Так что у вас есть все шансы на хороший улов, по крайней мере на первых порах вашей деятельности. Так что воспользуйтесь этим по максимуму.

– Для этого нам нужно, чтобы мы получали боеприпасы и топливо в море, дабы не возвращаться каждый раз после израсходования того и другого в Ормундо, – сказал Экскарт.

– С этим проблем не будет. Флот, как морской, так и воздушный обеспечит вас и тем и другим, я за этим прослежу…

Контроль СИБ в этом плане был совсем не лишним дабы исключить различные эксцессы и откровенный саботаж по крайней мере со стороны ВМФ. А то моряки, точнее адмирал, попытался отжать подводную лодку себе, а когда не получилось – сосватать на субмарину свой экипаж, напирая на то, что они любители, а любым делом должны заниматься именно профессионалы, но и здесь потерпел фиаско. Экскарт не собирался терпеть на борту чужих людей, что могут перехватить управление, а то и чего доброго «потерять» настоящих владельцев, списав их гибель на какой-нибудь несчастный случай.

Отчего такая настойчивость? Ну так адмирал не дурак и понимал, что такой совершенный подводный корабль, которому по факту нет аналогов в мире, покажет высокую эффективность. А кому приятно, что реальный результат даст каковой-то левый борт не находящийся у него в прямом подчинении? Это ведь позор. Официальный Флот ничего реально показать не может, а приблуды на своем корабле бьют врага в пух и прах. Награды пролетают мимо. Да и демоны бы с этими наградами, ведь так и до неудовольствия императора недалеко со всеми вытекающими…

Проблема ведь заключалась еще и в том, что в составе колониального флота вообще не было подводных лодок. Ну вот вообще ни одной единицы даже устаревших самых первых серий, крайне неудачных конструкционно и ненадежных, как результат прозванных самотопами. Да даже если бы таковые и были бы, то это ничего бы не изменило. Подводные лодки рассматривались как элемент береговой обороны, для создания этаких подводных засад, имели мизерный запас хода и долго под водой находиться не могли, так что не до рейдов по вражеским коммуникациям.

– Как и за тем, чтобы информация о вас не попала к врагам. Точнее о вас конечно узнают и быстро, сами ведь топить их будете, но с остальных сторон прикрою.

Экскарт понятливо кивнул. То, что они не будут каждый раз возвращаться в столицу Первой колонии и другие порты им очень выгодно в свете вероятного появления в Ормундо доверенного лица от графа. Дескать и рады бы пообщаться, да боевая обстановка такова, что не до пустых встреч, с врагами империи как истинному патриоту сражаться надо.

8

Зная примерное время прохода конвоя, а так же маршрут его следования, найти первую жертву для атаки не составило большого труда. Альянс в опаске, что империя все же изыщет резервы и выпустит несколько крейсеров порезвиться на морских коммуникациях формировал караваны транспортных судов и вел их под сопровождением линкора и пяти крейсеров. Правда конвоирование шло не до конца маршрута, а всего половину дистанции.

Можно конечно и до конца маршрута проводить, по крайней мере до момента «рассыпания», благо, что запаса топлива хватит для этого, особенно если иметь в своем составе топливозаправщик, но зачем? Ведь у потенциальных охотников этих самых топливозаправщиков нет, они будут сильно сковывать движение. Так что, подсчитав, примерную территорию возможной охоты имперских крейсеров в штабе ВМФ Альянса пришли к выводу, что сопровождать транспорты имеет только на половине маршрута до Амерона. И то это много, хватит и до трети, но решили подстраховаться.

Отпустив одни суда шедшие в колонии, боевые корабли приняли под охрану суда шедшие из Амерона и пошли назад.

Имелся еще колониальный флот, что мог встретить суда Альянса, но там все было печально. Устаревшие корабли хоть и были опасны для транспортов, но им еще нужно было сблизиться с ними на дистанцию выстрела. А вот с этим уже имелись проблемы, купцы вполне могли потягаться с ними скоростями и банально убежать. Ну и опять-таки радиус действия у старых боевых кораблей на угольном ходу был еще меньше и они могли действовать только в своих территориальных водах.

И даже если бы они воспользовались услугами плавучего угольного бункера, чтобы повысить свою дальность хода, то не стоит забывать о шпионах, что тут же засекут массовый выход кораблей и тут же сообщат кому надо. Так что старенькие корабли могли превратиться из охотников в жертв, если эскадра сопровождения продолжит охранять транспорты до самого Амерона.

В этом караване шло двадцать два транспорта, на шесть больше, чем они могли утопить, даже если бы на одно судно хватило бы одной торпеды. Но проблема заключалась в том, что одной торпеды точно не хватит, нужно минимум две, а лучше три. Да и вероятность попадания последующими залпами значительно снизится из-за отчаянных маневров бросившихся в рассыпную судов.

– Первую атаку сделаем максимально громкой, – предложил Экскарт. – Повредим столько, сколько сможем пока они идут гуськом, потом такого шанса не представится и они сразу после того, как корабли сопровождения их оставят, начнут разбегаться. А потом уже добьем.

С этим предложением никто спорить не стал и вот они эти транспорты все еще идут один за другим в то время как дымы боевых кораблей конвоя со своими новыми подопечными в количестве двенадцати пароходов (далеко не все по тем или иным причинам хотели пользоваться охраной и ходили на свой страх и риск самолстоятельно) давно скрылись за горизонтом. Использовать насадки поглощающие дым они видимо не считали нужным. Ну да, не боевая ведь операция, так зачем извращаться со скрытностью?

Для гарантии конвой охотники сопровождали еще полсуток (вечер и ночь), чтобы боевые корабли даже услышав виз о нападении просто не успели бы прибыть на помощь.

И вот «Пиранья» на рассвете, заняв выгодную позицию, изготовилась к атаке.

– Торпедные аппараты товсь!

– Готовы!

Несмотря на войну разведка СИБ все же имела возможность узнать в каком транспорте какой груз и Присвар инс Арсен поделился этой информацией с охотниками. Оно и понятно, зачем топить транспорт груженый в основном тряпками то бишь формой и прочим малозначимым грузом? Лучше топить суда с тем, что может принести проблемы. Например, со снарядами.

Вот на такой транспорт, везущий снаряды, «Пиранья» и навелась. Брать на абордаж это судно не имело большого смысла. Во-первых, там была большая команда и надо думать хорошо вооруженная, так что просто так не сдадутся, а во-вторых, груз этих снарядов для армии империи был просто бесполезен из-за разной системы используемых калибров пушек. Разве что на переплавку? Но так проблем с металлолом у имперских колоний нет, да и мороки с выемкой взрывчатки много.

Поскольку надежность «шквалов» все еще оставалась под вопросом, то решили выстрелить винтовыми торпедами, чтобы уж наверняка.

– Что им мешало заранее и малыми партиями завезти боеприпасы? – недоумевал Экскарт. – А теперь так рисковать…

– Ну, наша разведка тоже зря хлеб не ест и засекли бы такие поставки, – сказал адвокат. – И как следствие всполошились бы раньше времени.

Тем временем жертва вошла в зону поражения.

– Первый аппарат – пуск!

– Есть пуск!

«Пиранья» чуть вздрогнула в момент выхода торпеды из шахты.

Экскарт начал доворачивать маневровыми двигателями субипину наводя на другие корабли в караване.

– Второй – пуск! Третий – пуск! Четвертый – пуск! Перезарядка.

Четыре торпеды устремились к другим целям.

Пока шла перезарядка шахт новыми ракето-торпедами комсостав наблюдал за развитием первой атаки. Надо отдать должное, атаку заметили своевременно и начали противоторпедный маневр. Увы, судно было большим, тяжелогруженым и маневр получился откровенно медленным. Но и он мог бы получиться если бы не тот фактор, что стреляли с минимально допустимой дистанции, так что времени на реагирование у жертвы почти не было.

Бах!

Первая торпеда врезалась в главную цель.

Бах!

Вторая торпеда так же нашла свою цель.

А вот вторая третья торпеда прошла мимо. Транспорт успел отвернуть.

На четвертом пароходе кажется служили какие-то тормоза, потому как ничего не сделали и закономерно получили свою торпеду.

Бах!

– Перезарядка завершена!

И снова выстрелы. Две торпеды в главную цель и по одной по ранее торпедированным.

Ни один «шквал» не прошел мимо.

Ба-бах! Бах! Бах!

Поднялись высокие султаны взрывов.

Баб-бабах!!!

Внутренний взрыв буквально разломил судно пополам. В воздух взлетел груз и стал осыпаться градом вокруг.

– Срочное погружение!!!

Ба-бах! Раздался еще один мощный взрыв, взметнувший в воздух еще кучу взрывоопасного груза.

«Пиранья» стала резко уходить на глубину, чтобы не получить неприятных подарков. Снаряды наверняка везли без вкрученных взрывателей, как собственно и полагается, но взрывчатка могла детонировать и при сильном ударе.

Увидев такой фейерверк, остальные суда начали быстро разбегаться врассыпную словно тараканы от тапка. При этом два ближайших транспортника, что шли впереди и сзади подбитого и стремительно идущего ко дну, пострадали как от ударной волны, так от прилетевших в их борта и на палубу снарядов, что при ударе частично взорвались вызывая разрушения и провоцируя пожары.

Еще два ранее подбитых судна медленно тонули.

– Всплываем…

«Пиранья» снова всплыла на оптимальную для стрельбы торпедами глубину.

– Торпедный отсек! Все торпедные аппараты заряжены! – раздался голос командира торпедного отсека.

– Отлично!

Транспорты разбегались во все стороны совершая противоторпедные маневры и от обычных винтовых торпед они были вполне действенны, тут еще свое слово могли сказать пулеметные расчеты и подбить торпеду… Но вот против «шквалов» все эти ужимки были уже не столь эффективны.

Экскарт вывел свою субмарину на очередную цель, что так же везла снаряды.

– Первый аппарат – пуск! Второй – пуск!

 

Подводная лодка дважды вздрогнула «выплевывая» «шквалы» и ракетные торпеды умчались вперед. Они были столь быстры, да и дистанция все еще была небольшой, так что пароход просто не мог успеть довернуть, как получил два удара в левый борт.

И снова раздался сильный внутренний взрыв расколовший судно и разбросавший снаряды.

Доворот на новую цель…

– Третий аппарат – пуск! Четвертый – пуск!

На этот раз одна торпеда прошла мимо. То ли маневр все-таки помог, то ли сама торпеда оказалась с дефектом и вильнула в сторону, но один взрыв все же прозвучал и транспорт лишившись двух гребных колес по левому борту, и получив пробоину начал выписывать неуправляемую циркуляцию.

– Перезарядка!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru