Дублер

Георгий Лопатин
Дублер

5

Рабочая смена закончилась в целом без проблем. Новичок не косячил, точнее обязательно бы накосячил, но Экскарт его контролировал не хуже цербера стоя над душой и проверяя каждое движение, но из-за дополнительной нагрузки вымотался конечно сильнее обычного. Улучшало настроение и прибавляло сил лишь обещанное повышение по службе, а так же то, что Грохэм оказался на редкость сообразительным для дурачка парнем, более того, даже любознательным, взять хотя бы его расспросы про дальнейшую судьбу откачиваемых ими с кораблей отходов, так что месяца на обучение-дрессировку должно было хватить с лихвой. Конечно, назавтра он практически все забудет и придется вдалбливать ему знания в голову заново как в первый раз, но это Экскарта не пугало. Настроение было самым что ни на есть благодушным.

«Через месяц уже можно будет перебраться в квартиру попросторнее с собственным санузлом, а не ютиться в однокомнатной норе, где и развернуться-то негде, – невольно размечтался Экскарт. – Вот Кэт обрадуется! А через год, когда займу место мистера Доменрана, так и вовсе переехать в район почище в приличный доходный дом…»

Пусть помещение будет лишь немногим просторнее за более чем тройную переплату от нынешней цены, но главное будет собственный сортир, а то пользование общественной уборной его откровенно убивало, тем более что чистотой оные не отличались. И хотелось наконец собственную ванную, а не душевой опять-таки общественную кабинку использовать.

Чтобы не сглазить свою мечту, Экскарт оборвал свою мысль.

Городской паротрамвай, со свистом исторгнув клубы пара под деревянный настил перрона приподнятого над землей, чтобы не ошпаривать пассажиров, застыл в короткой остановке в ожидании погрузки-выгрузки пассажиров. Пассажиры себя долго ждать не заставили, организованно выходя из дверей в конце вагона и входя в двери в передней части. Одновременно с этим происходило быстрое техническое обслуживание локомотива, то есть доливалась вода в котел, а так же в водяную фильтрующую систему и сливалась грязная вода из этой же системы.

В столице империи, как писали газеты, подобные составы заменялись на электрические аналоги, для чего ставились столбы со специальной токопроводящей линией, но Ланкерт несмотря на все свои доходы пока был не готов к подобным преобразованиям.

Инженеры же обещали в течении пятидесяти лет похоронить паровые локомотивы не только на провинциальных ближнемагистральных маршрутах, но и на трансимперских линиях. Правда для этого надо было не только установить по всей длине железных дорог электрическую линию, что само по себе не дешево, но и построить не менее десятка крупных гидроэлектростанций (не считая мелких для провинций), что станут запитывать эту разветвленную систему электричеством.

Наконец процесс погрузки-выгрузки с обслуживанием закончился и машинист дав короткий гудок продолжил путь своего состава по городским кварталам Ланкерта.

Появление фильтрующих систем, а точнее их широкое применение на общественном городском транспорте так же связывали со все теми же экзальтированными барышнями из высшего света, коим нечем было заняться и основавших Общество защиты окружающей среды.

Экскарт же склонялся к версии высказанной в одной из газет, что кто-то, кому это было выгодно с финансовой точки зрения (изобретатели и производители фильтров), просто перевел на них стрелки общественного внимания, разделив, а то и вовсе сбросив большую часть ответственности. Дескать не мы это, а все эти сумасшедшие бабы… Утверждалось, что если бы не крики дамочек из ОЗОС, то системы фильтрации не получили бы столь широкого применения.

Хотя конечно, стоило посмотреть внимательнее кому принадлежат эти предприятия по производству фильтров. Но и тут вполне может случиться так, что истинные владельцы прячутся за подставными лицами.

Экскарт невольно вспомнил один разговор рабочих, во время ожидания очередного судна, касавшегося как раз этих дам. Они как раз наехали на администрацию порта с требованием установить фильтр на котельную.

– Если так пойдет дальше, то они специальные насадки придумают на это самое… чем детей делают, – буркнул рабочий, явно из крестьян, глядя на трубу с насадкой, которой еще недавно на ней не было и в связи с чем у него возникли определенные ассоциации по популярному в высших кругах учению доктора-психиатра Фрейдмана.

– Эх, темнота ты лапотная, – под смех остальных, сказал бригадир, раскуривая матросскую трубку на длинном мундштуке. – Давно уже придумали. Презерватив называется.

– Правда?!

– Правда. Благородные, да и те, что побогаче давно ими пользуются…

– Так те, что побогаче, они же себе амулеты могут позволить дабы не залетать…

– Амулеты вещь хорошая, да только благородные дамы привередливые и не всегда в восторге от конечного результата процесса… особенно если хотят перепихнуться по-быстрому, а возможности провести гигиенические процедуры отсутствуют. А вообще это у них все от, как культурно говорят аристократы, неудовлетворенности в личной жизни.

– Из-за чего? – не понял все тот же Лапоть, как прозвали бывшего крестьянина.

– От этого самого, недостатка перепиха! – пояснили непонятливому остальные под смех.

– Мужика им надо настоящего, – вдумчиво пыхнув дымом, продолжил бригадир с серьезным, даже каким-то философским, выражением лица из-за чего слушателям становилось еще смешнее. – А если мужья и любовники не справляются со своей задачей, то есть специальные механизмы, заводные и электрические, и даже пневматические с поступательно-возвратным ходом стержня…

– Это как?

– Как у шахтерских отбойных молотков!

Рабочие уже откровенно ржали.

– …С насадкой из резинотехнического изделия на конце повторяющая определённую часть мужского тела, при этом насадки разного размера и формы, так сказать, на любой самый притязательный в своей экзотичности вкус пользовательницы…

И до самого прибытия парохода рабочие, давясь от смеха, продолжали фантазировать на данную тему. Экскарт был уверен, что если бы производители сего непотребства послушали рабочих, то узнали бы много нового и обогатились бы еще больше, запустив все в производство.

Что до тайны о владении различными предприятиями: торговыми компаниями, фабриками и заводами, то так уж издревле повелось в империи, что знати было невместно «марать руки» производством чего бы то ни было и тем более торговать. Аристократы могли только лишь владеть землей да служить в армии или на гражданском поприще, вот и приходилось «страдальцам» выкручиваться…

Сейчас, когда уже все всё понимают, вроде бы можно было избавиться от этого старого пережитка, но привычка – вторая натура. Опять же не все хотели светить свое истинное богатство. Зачем? Только лишние проблемы могли появиться. В общем всех все устраивало.

Что до «дымной» воды то ее не сливали в реки или океан, как можно было подумать, а собирали на специальных станциях, пропускали через твердый фильтр и отфильтрованную высушенную сажу передавали алхимикам, кои делали из нее дешевые чернила, ваксу и еще что-то столь же нужное и полезное, приносящее доход.

Теперь эти великосветские дамочки из ОЗОС вознамерились одеть подобные насадки на междугородные паровозы и даже, о Вседержатель, на пароходы! Но если военные сами поставили себе подобные насадки, быстро оценив преимущество, что дают фильтры, ликвидируя главный фактор заметности во время боевой операции, то с торговым и пассажирским флотом такой номер в ближайшее время точно не пройдет. По крайней мере с чисто грузовыми точно, это пассажирские вынуждены заботиться о своих клиентах. Гражданским кораблям прятаться особо не надо, морское пиратство практически сошло на нет. А уж если кто и задастся целью ограбить корабль, то никакие насадки не спасут от обнаружения.

Через полчаса пути паротрамвай достиг нужной Экскарту остановки практически на другом конце города и он выскочил из вагона. До дома было еще минут двадцать ходьбы, хотя можно было подсесть на двухэтажный красный паробус (вот они на окраинах города ездили без фильтров) и с комфортом доехать на нем. Теперь можно себе это позволить. Опять же риск встречи с какой-нибудь шайкой сильно уменьшается.

А то бывает банды выпускают свежий молодняк тройками кого-нибудь побить, даже не с целью ограбления, хотя и без этого не обходится, а просто натравливают на дичь как бойцовских собак, чтобы вкусили крови, а уж своей или чужой, тут уж как повезет. Смогут свалить жертву и отпинать – молодцы, не смогут и огребут сами, то поручат им какую-нибудь особенно грязную и унизительную работу. Так что атаковали эти крысеныши очень рьяно, хорошо хоть без оружия. Но с оружием любой слабак может…

Экскарту кстати после такого нападения пришлось покупать этот синий сюртук, прежний порвали в хлам… но и тройке малолетних бандитов не поздоровилось, кому-то руку сломал, кому-то ногу, а одному ребро. Подобные уличные нападения являлось еще одной причиной почему он так настойчиво напрашивался обучению боевому искусству егерей и готов был платить немалую по его меркам сумму. Ведь первая встреча со «звеном» прошла для него весьма печально, чуть селезенку не порвали, но почкам досталось, отлеживался несколько дней мочась кровью.

Но на этот раз Экскарт все же решил пройтись пешком. Он не удержался, чтобы еще раз не поглазеть на свою мечту, стоящую прямо в витрине магазина пусть и за решеткой – паробайк МПС-153 «мустанг», два цилиндра, с максимальной скоростью до ста километров в час.

Поглазев пару минут на черный паробайк с бронзовыми надраенными до блеска элементами Экскарт в этот раз с радостным, а не горестным как раньше вздохом, поспешил домой, едва сдерживаясь, чтобы не побежать вприпрыжку. Скоро, очень скоро он сможет его купить! Пусть не новенький, а подержанный и возможно модель попроще, может даже после аварии с необходимостью восстановления (имелся шанс, что помогут на работе, тот же Курт), но он купит паробайк.

 

Вот и пятиэтажный доходный дом из красного кирпича, но посеревший от дыма, где он снимал тесную комнатку. Пропустив выходящего из подъезда, нервно дернувшегося в сторону при его виде, холеного господина в зеркальных солнцезащитных очках, с тростью в дорогом с высоко поднятым воротником распахнутом пальто крапового цвета под которым виднелась на ремне кобура с пороховым револьвером, с высоким котелком на голове цветом под стать пальто с гогглами имевшие красные линзы и в черных лакированных туфлях из крокодиловой кожи с бронзовыми накладками на носки.

«Чего это он у нас забыл? У нас вроде никто на дому клиентов не принимает…» – невольно удивился Экскарт, посмотрев богатому незнакомцу в спину пару секунд, такому в их районе делать было нечего, да и небезопасно если уж на то пошло.

– Как бы не аристократ…

Но парень быстро выбросил холеного незнакомца из головы и помчался на пятый этаж в снимаемую им комнату.

– Дорогая! У меня отличная новость! – закричал он с порога, едва открыв дверь и сходу определив, что Кэт дома.

Сбросив тяжелые потертые ботинки, сняв и повесив куртку на вешалку, забросив кепку на полку, он буквально ворвался в комнату и остолбенел от увиденной картины.

– Что это ты делаешь, Кэт?..

Девушка же застыв лишь на секунду, словно воровка застигнутая полисменом на месте преступления, продолжила с еще большим ожесточением выгребать из небольшого платяного шкафа свои вещи и складывать их в большой дешевый фанерный чемодан, обшитый желтой парусиной.

– Кэт, что происходит? Почему ты собираешь свои вещи?!

– Что-что, – зло передразнила его девушка, – ухожу я от тебя! Вот и собираю вещи! Что, так трудно понять?!

– Ух-ходишь? Н-но почему?! – ошарашено выдавил из себя Экскарт.

– Потому!

Девушка поджав губы продолжила скидывать в объемный чемодан в который при некоторой сноровке мог поместиться человек, одежду: сорочки, платья, юбки, жакеты и корсеты, кружевные панталоны ранее носимые благородными дамами, так же приобретенное у старьевщика.

– Это не ответ!

– Потому, значит потому! – с силой захлопнула Кэтрин почти полностью заполненный чемодан и лихорадочно затянула ремешки игравшие роль замков. – Мне надоело жить с… вонючкой! Без всяких перспектив!

– Как раз сегодня мне пообещали повышение… стану заместителем мистера Доменрана, а через год, если все пойдет нормально, займу его место, он как раз на пенсию выходит, – несколько растерянно пробормотал Экскарт, для которого все происходящее было шоком.

Ведь он прожил вместе с Кэтрин больше года и все у них было отлично. Боле того, через некоторое время они собирались пожениться. Тем более они были знакомы еще до того как Экскарт загремел в детдом, так как их матери работали в одной гостинице горничными вот и пересекались в своеобразном детском саду у какой-то бабки, что с ними сидела, где и подружились, а после того как Экскарт «вышел», их отношения возобновились, но уже на другом более тесном во всех смыслах уровне.

В общем ситуация для Экскарта была в новинку, его еще никто и никогда не бросал.

– Правда?.. – чуть стушевалась девушка и сбилась с агрессивного настроя.

Экскарт только кивнул.

– Да…

– Все равно! – через несколько мгновений еще более зло воскликнула она и порывисто схватив с кровати чемодан решительно направилась на выход из комнаты столкнув с пути стоящего истуканом своего теперь бывшего парня.

Громко хлопнула дверь.

– Да что за демон в нее вселился?! – обескуражено пробормотал Экскарт и упал на ближайший стул, так как ноги его что-то перестали держать, да и в животе закрутило, да так сильно, что он даже не смог броситься в погоню.

Да и смысл?

6

Просидев неизвестно сколько времени с абсолютно пустой головой, пока окончательно не стемнело Экскарт наконец очнулся и осмотревшись во вдруг ставшей такой неуютной, даже какой-то мрачной комнате не придумал ничего лучше как пойти в бар «Фишка» к своему закадычному другу Фришбоу с целью напиться в хлам, потому как никаких других идей у него вообще не возникло, а дома сидеть в одиночестве было невыносимо. Поведение Кэт с которой он собирался связать свою жизнь, его реально подкосило.

Войдя в сумрак бара, инстинктивно пригнув голову над низким слоем табачного дыма (видимо опять чем-то забилась вытяжка, может кошка застряла в погоне за крысой, как уже бывало, или еще какие зверьки натащили мусора, чтобы свить гнездо, но по этому поводу похоже никто не заморачивался), Экскарт устроился на высоком табурете у барной стойки.

– Привет Экс, давно тебя не видел, – поздоровался бармен продолжая заниматься самым что ни на есть барменским делом – протиранием грязным полотенцем всяческой стеклянной тары для спиртосодержащих напитков от маленьких рюмочек, до больших пивных кружек.

Фришбоу было больше тридцати, успел облысеть и растолстеть на халявном пиве, став этаким колобком, а чтобы скрыть недостачу, доливал воды. Как вообще стали друзьями два столь разных человека? Просто Экскарту случилось как-то спасти бармена от одного вдруг ставшего буйным посетителя, возмутившегося тем, что пиво слишком уж «жидкое» и на вкус как ослиная моча, и набросившегося на работника бара с ножом, сноровисто выдернул его из-за стойки и произошло бы непоправимое, если бы еще семнадцатилетний Экскарт, зашедший в бар отметить свой день рождения чем-нибудь особенным, не огрел бузотера по затылку табуреткой.

Фришбоу, сын владельца «Фишки» умел быть благодарным и всегда наливал своему спасителю исключительно чистый продукт, не разбавленный водой и не фальсификат. Впрочем, после того случая пиво он перестал бодяжить слишком уж сильно.

– Привет Фриш, – кивнул в ответ Экскарт и вяло махнул правой рукой.

– Чего такой смурной? Случилось чего?

– А-а… – снова так же вяло махнул рукой парень и скривился. – Меня Кэт бросила…

– Вот те раз! – искренне удивился Фриш и переместился поближе, благо, что клиентов пока было немного, а те что были не беспокоили новыми заказами, сидя в зале за погруженными в полумрак столиками и поглощая ранее полученные порции различного дешевого бухла под неспешную и ненавязчивую музыку из музыкального ящика. – Ну, раз такое дело, то что пить будешь? Как обычно или чего покрепче плеснуть?

– Покрепче, – с хмурым видом кивнул Экскарт и уточнил: – А еще лучше сразу цианистого калия нацеди.

– Хе! – усмехнулся Фриш. – Увы, последнюю бутылку цианида заказали полчаса назад, а новые поставки будут только завтра.

– Что-то я не вижу результата, – показательно повернулся в зал на табурете Экскарт и осмотрев небольшой зал.

– Ну зачем же мусорить в зале? – с невозмутимым видом ответил Фришбоу. – «Результат» мы уносим в подсобку…

– Ну, тогда мышьяку…

– Плохой выбор, – не растерялся старый друг. – В этот раз попалась какая-то некачественная партия. От приемов настойки потребителя сильно пучит, так что пока достигнешь желаемого результата газами вонючими изойдешь, так что тебя посетители хорошо отделают кулаками и ногами, и наружу выбросят, чтобы не вонял. А уж когда откинешься, так и вовсе вздует так, что…

Поняв, что старого приятеля ему не переболтать, у Фришбоу как у всякого профессионального бармена язык был подвешен, что надо, да и не особо хотелось балагурить, Экскарт лениво пробормотал:

– Ладно… давай какой-нибудь отравы на твой вкус, я в этом не очень разбираюсь, сам знаешь.

Фришбоу кивнув, взял с полки одну из пузатых бутылок с простенькой желтой этикеткой и плеснул янтарной жидкости в только что протертый стаканчик, причем чистым куском полотенца, с довольным видом прокомментировав:

– Хорошо идет, как раз при таких случаях как у тебя, приятель. Ты уж мне поверь.

– Тебе виднее… – не стал спорить Экскарт и залпом махнул порцию спиртного. – Кхе-кхе…

– Ну как?

– Нормально… Мне понравилось. Повтори.

Фришбоу не пришлось уговаривать и в стакан вновь полилась янтарная жидкость. На этот раз Экскарт залпом пить не стал, цедя напиток мелкими глотками, тем более что вкус у этого спиртного был действительно очень неплох и глушить его как водку или тривиальный колониальный ром было бы сущим кощунством. Опять же таким манером можно хорошо упиться в хлам всего с пары стопок. Тот же результат за меньшие деньги.

Бармен на минутку покинул друга, чтобы разобраться с новым клиентом и выдав тому бутылку с бесцветной дешевой «горючкой» и тарелочкой простенькой закуси из бутербродов с колбасой «последней свежести», вернулся назад.

– А почему она ушла?

– Да Вседержатель ее знает?! – взволновался парень. – Вроде все нормально было, а тут нате: я от тебя ухожу, я так больше не могу, то да се… Четыре года могла, а тут чего-то вдруг занемогла. И чего ей не хватало?

– Может забыл про какой-то важный день в вашей совместной жизни?

– Не… В первый раз что ли?! – искренне удивился Экскарт. – Я после первого такого выноса мозга все эти «важные» даты типа первого свидания, первого поцелуя и тому подобное, ну ты понял… вызнал и в отдельный календарик записал, чтобы не палиться и готовился к ним загодя. А так же отметил все эти женские дни, чтобы не обижаться на сопровождающие их раздражительное состояние.

– Разумно, – оценил Фришбоу придумку. – Надо бы и мне так же, а то… но да не обо мне речь. Может обиделась, что ты ее замуж не позвал? Все-таки четыре года уже вместе, при этом больше года в одной комнате ночуете, и вроде как все у вас было тип-топ, а такой срок обязывает к более серьезным отношениям.

– Да ты чего Фриш?! В том-то и дело, что позвал! Еще неделю назад как раз на годовщину этого первого свидания! Помнишь, я еще у тебя бутылку шампанского взял?! Кольцо купил, целый год на него откладывал…

– Да, точно, – кивнул Фришбоу и хлопнул легонько себя по лбу. – Прости, запамятовал чего-то. И чего она кстати ответила тогда?

– Согласилась. Свадьбу через полгода назначили, готовились усиленно, хотели твой бар под это дело заказать на дневные часы, пока у тебя тут пусто, и тут такой выверт с ее стороны. С моей стороны точно никаких косяков не было, я уже молчу о чем-то более серьезном…

– Хм-м… тогда действительно странно. Может она кого нашла?

На это Экскарт только нахмурился, вдруг отчего-то вспомнив того странного лощеного типа в красном сюртуке и таком же красном цилиндре, но ответил, скорее себе:

– Не…

Фришбоу снова кивнул с непроницаемым видом, чтобы не выказать своего мнения и не обидеть товарища, который из-за особенностей детдомовского воспитания, а оно было жеским до жестокости, но при этом оставался в иных случаях по жизни на удивление наивным.

Видел он подругу Экскарта. Не красавица, чтобы за ней забыв обо всем на свете стали табунами носиться мужики, да еще богатые, но и не уродина. Откровенных уродок горничными не брали, даже в третьесортные гостиницы в которых даже собственных прачечных нет. Очень даже милая девушка с которой можно хорошо пройти по жизни.

Хотя на взгляд Фришбоу, доморощенного психолога, а хорошие бармены по жизни все немного знатоки человеческих душ, и Фришбоу считал себя хорошим барменом, была в Кэтрин небольшая червоточинка… Правда не успел выяснить, в чем именно она выражалась.

«Ну да в ком ее нет? – философски подумал он. – Идеальных людей не бывает. Даже святые имеют изъян».

– Но как-то она все-таки объяснила свое решение? – налив третью порцию ликера, поинтересовался Фришбоу. – Все-таки взять просто так и уйти после почти четырех лет жизни практически душа в душу, без серьезных скандалов, это как-то за гранью добра и зла, как говорится…

– Да в том-то и дело что никак! Выкрикнула что-то о том, что она не хочет провести всю жизнь с вонючим говновозом!

Фришбоу с трудом подавил на своем лице улыбку.

«Все-таки это странно. Что ни говори, а Кэт не дура, умеет думать и считать, а значит не могла не понимать, что Экс далеко пойдет, учитывая, что раньше ее непрестижность работы жениха не сильно волновала, главное что работа есть, надежная и достаточно денежная, уж кто-кто, а ассенизаторы могут быть уверены в постоянстве своего заработка, объем работы их будет только расти. Сам он не пьет, не курит, по девкам другим не бегает, практически идеал…» – подумал Фришбоу, но вслух такого говорить не стал.

– Да и не воняю… всего один разок-то и было… но мы тогда еще вместе не жили…

Бармен поджал губы, чтобы уже откровенно не засмеяться, вспомнив историю в которую угодил его приятель три с половиной года назад. Тогда Экскарт еще только-только осваивал премудрости нелегкой, но очень нужной профессии и как любой новичок что-то напутал в сложной механике… системе откачки. И вместо того, чтобы закачать скопившиеся фекалии в огромную бочку, о чем-то мечтательно задумавшись (как раз сошелся вплотную с Кэт после нескольких недель планомерной «осады», парня можно понять), ошибся и переключил на слив из уже наполовину заполненной емкости.

 

Как результат все содержимое под хорошим давлением было слито в и без того переполненный судовой танк из которого собственно и следовало произвести откачку. Изрядно проржавевший переходник идущий от фекального танка не выдержал дополнительной порции и оторвался напрочь.

А учитывая, что корабельная команда обслуживала эту подванивающую систему из рук вон плохо, система отвода газа образующегося при брожении нечистот забилась, плюс еще какая-то сволочь с камбуза бросила в сортир просроченные дрожжи, то образовался эффект шампанского, то есть дерьмо вылетело фонтаном и зловонными каплями облило все и всех в радиусе двадцати метров, а самого Экскарта струей буквально снесло с пристани. В общем, отмывались все очень старательно и долго… еще где-то так с неделю от них носы воротили несмотря на литры выливаемых на себя душистых одеколонов.

– И что обиднее всего, мне сегодня повышение пообещали…

– Поздравляю! Я всегда в тебя верил! – искренне порадовался за друга Фришбоу. – Я знал, что ты не пропадешь!

– Спасибо…

– А насчет Кэт, наплюй Экс… найдешь новую и еще лучше. Выпей еще.

– Давай…

Посетителей стало больше, работяги после тяжелого трудового дня потянулись по барам промочить горло стаканчиком другим и Фришбоу пришлось оставить своего приятеля в одиночестве оставив тому бутылку с ликером, благо что там и оставалось-то не так много, так что сильно его развести не должно. А если что, то для старого друга всегда найдется закуток, где тот сможет отлежаться и протрезветь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru