Черный шаман

Георгий Лопатин
Черный шаман

Чири вдруг поняла, что не хочет потерять черного шамана потому, как встретить кого-то похожего на него, столь же чуткого и внимательного будет непросто.

«Да если нам вдруг в случае поражения Кумана удастся сбежать, то меня в качестве платы за защиту отдадут первой же попавшейся подходящей кандидатуре, даже если он будет старый, хромой, страшный и толстый и у него будет куча других жен, что станут мною помыкать», – осознала она со всей ясностью собственные перспективы.

Вражеский шаман тем временем развел костер на льду, расставил вокруг дымящиеся курильни и сейчас активно камлал призывая на помощь духов предков. Огонь в процессе его танца то и дело ярко вспыхивал, рассыпая искры и посылая к небу густые облака дыма с воззваниями.

Спешившиеся воины, так как лошади боялись огненных вспышек и их отогнали подальше, выстроились за шаманом полукругом, напряженно наблюдая за медленно приближающимся черным шаманом, то и дело теребя многочисленные амулеты, что висели у них на различных частях тела целыми связками.

– Они точно пришли его убить… и нас заодно… – прошептала Чири, вглядываясь в бинокль.

Вот Куман подошел вплотную к говорящему с духами из рода Сарк и старый шаман пронзительно вскрикнул отчего огонь в костре вспыхнул особенно ярко, просто невероятно ослепительно и что-то громко хлопнуло, буквально разметав костер.

В тот же момент, воины обнажив сабли с криками бросились на Кумана.

– Стреляйте! – взвизгнула Чири и сама прицелившись из тяжелого болтера, выпустила первый болт по несколько неуверенно действовавшим воинам.

Нукеры не подвели и стали посылать стрелу за стрелой в сторону ненавистных врагов стараясь не зацепить черного шамана.

Олег, едва преодолевая дрожь во всем теле и напрягая ноги сверх необходимого, чтобы они банально не подломились, из-за чего его походка была какой-то деревянной и ему самому напоминала поступь зомби, подошел к камлающему шаману.

«Неплохое светошоу, – оценил он мастерство противника. – На аборигенов наверняка сильно действует, но не на меня».

Но тут, костер вспыхнул особенно ярко и грохнул громкий взрыв разметавший кострище.

– Твою мать! – невольно воскликнул Куманов не ожидавший ничего подобного и даже отскочил на шаг назад.

Он мгновенно понял задумку шамана. Эта самодельная светошумовая шаманская граната его в любом другом случае наверняка вывела бы из строя, сделав абсолютно беспомощным, ослепив и оглушив не будь он в мотоциклетном шлеме. А так световую вспышку поглотило солнцезащитное забрало, да и шумовое воздействие так же было ослаблено тем же шлемом.

А вот воины похоже были слегка дезориентированы, несмотря на то, что их наверняка предупредили по условному сигналу шамана как минимум зажмуриться.

«А то и беруши войлочные в уши запихали», – подумал Олег, быстро вытаскивая из кармана плаща пистолет.

Брать с собой болтеры он не стал, подозревая, что ему просто не дадут ни малейшей возможности ими воспользоваться, лучше отдать их засадному отряду, больше толку будет. Решение на поверку оказалось верным, в крайних воинов тут же полетели стрелы и болты. Толку от них правда было немного, так как стрелки находились далековато для прицельной стрельбы, а тем более убойной, так как даже если и случались попадания, то железные доспехи надежно защищали своих владельцев, но все же отвлекали их, что Олегу и требовалось в этот момент.

Он начал стрелять из пневматического пистолета в набегающих с криками ярости воинов, что так подавляли свой страх перед черным шаманом.

Олег стрелял максимально быстро, едва успевая прицелиться, уж очень короткой была между ними дистанция, но это же обстоятельство играло ему на пользу, он не промахивался. Сейчас непосредственно в момент схватки, страх, что изводил его до сего момента, куда-то исчез и Куманов работал с методичностью и точностью бездушного робота, выбивая прорывавшимся к нему воинам правый глаз.

Поразить точно в цель, ему даже не помешала устрашающего вида маска-личина, на лице одного из воинов, по всей видимости командира отряда.

Получив стальные шарики в глаз, воины с криками боли падали на лед.

…Десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать… Ни одной пули мимо.

Тринадцать воинов, что ринулись на Олега упали ему под ноги корчась и воя от боли, и остальные, увидев такой чудовищный результат атаки на черного шамана в глазницах черепа на посохе которого вновь горел красный огонь, дрогнули и осыпаемые стрелами нукеров бросились бежать.

Только воин в личине смог найти в себе силы встать и снова схватиться за саблю с безумным ревом сошедшего с ума человека бросившись на Куманова.

Олег, отбросив в сторону ставшим бесполезным пистолет, выхватил из-под полы плаща свой мачете и принял на него первый удар, что оказался последним. Сабля кочевника получила глубокую зазубрину и намертво сцепилась с мачете Олега.

Куманов же отпустив рукоять холодного оружия сделал подшаг вперед и со всей силы заехал правой ногой в пах орущего противника, что уже наверняка заплевал внутреннюю сторону маски слюнями.

От этого удара он наконец заткнулся. Куманов выхватил из-за пояса топорик и обрушил его на шею командира отряда.

К месту схватки уже бежали нукеры с обнаженным холодняком и Чири с длинным ножом.

Сбежавшие воины активно нахлестывали коней стремясь удрать от черного шамана коего не смог одолеть их родовой говорящий с духами.

Олег нашел своего визави. Тот даже не пытался сбежать, сидел на льду и трясся в каком-то припадке.

«Чего это он? Так боится или грибов обожрался?» – озадачился Куманов с брезгливостью рассматривая старика у которого изо рта пошла белая пена.

– Неплохая попытка… – сказал Олег и недовольно поморщился.

Шамана, в отличие от других воинов, коих сейчас увлеченно резали нукеры, ему придется кончать самому, потому как никто другой это сделать, просто не рискнет.

Олег подобрал пистолет и освободил свое мачете от сабли. Лезвие оказалось целехоньким, лишь чуть-чуть притупилось в месте удара.

– Кто к нам с х… в смысле с мечом придет, тот от меча копыта и откинет, – сказал Куманов, удержавшись от цитирования «Патриотической» песни «Красной плесени».

Вздохнув пару раз во всю глубину легких, одно дело зарубить человека во время боя и совсем другой коленкор вот так вот, по сути не сопротивляющуюся и беззащитную жертву.

– Может сам сдохнешь? – с надеждой поинтересовался Олег.

Но помирать старик как видно не собирался и на сердечный приступ он рассчитывал напрасно.

– Вот же… Но надо.

Олег, еще раз глубоко вздохнув, обрушил мачете прямо на макушку в последний миг завизжавшего шамана увидевшего свое отражение в стекле шлема и решившего, что его душу поглощает черный шаман.

Череп раскололся с противным хрустом.

Олег едва сдержался от того, чтобы не проблеваться. Зрелище мозгов вперемешку с волосами, явно не для слабонервных. Хорошо только, что Голливуд нас в этом плане закалил и, благодаря этому Куманову удалось сдержаться, хотя в животе опять противно закрутило. Да и до поллюции было недалеко… Но обошлось.

– А теперь займемся приятным делом, а именно осмотром трофеев!

Впрочем, трофеев было не так чтобы и много. Воинов оперативно раздели до нитки, этим Олег заниматься в принципе побрезговал. Нукеры уже сноровисто раздев жертв, что выдавало некоторую практику, теперь увлеченно долбили лед, делая прорубь, куда и собирались скинуть тела, чтобы подкормить рыбок.

«Пульки надо достать, – подумал было Олег, но потом махнул на это рукой. – Пулек как раз полно, в два раза больше, чем хватит баллончиков с газом, чтобы их расстрелять».

На его долю осталась кибитка шамана, в которую никто даже не подумал заглянуть, и естественно сам шаман.

Морщась от запаха черт знает сколько немытого тела и результата посмертной дефекации, Олег поснимал с шамана всяческие мешочки. Светошумовые гранаты ему весьма понравились и могли пригодиться в дальнейшем.

Одеждой и всякими амулетами с оберегами он побрезговал. Больше на теле ничего ценного не имелось.

Кибитка тоже ничем особо не порадовала. Нашлись походные запасы каких-то трав и прочих ингредиентов для шаманских дел.

– Может Чири чего полезного для лекарских нужд в этом гербарии найдет?..

Из ценного лично для него оказался бронзовый котелок литра на три и еще разная металлическая посуда вроде ступки и пестика для перемалывания всякой всячины.

Так же обнаружился небольшой зерновой запас.

– А шаман как я погляжу был любителем рисовой кашки…

Было и другое более привычное для местных зерно: овес, пшеница, гречка и вроде как просо. На какое-то время этого должно было хватить.

Больше ничего интересного Олег не нашел.

– Разве что саму кибитку еще затрофеить. По статусу вроде как положено иметь личный гужевой транспорт, вот пусть и будет. А о лошадях подшефные позаботятся.

Больше лошадей не было, бежавшие угнали не только своих, но и четвероногий транспорт павших товарищей.

«Чего это с ней?» – удивился Олег, зацепившись взглядом за девушку.

Чири стояла с каким-то странным видом, на лице отразилась целая гамма чувств. Ее словно разрывали на части противоречивые желания. Но в чем они заключаются, Куманов даже гадать не стал. Чужая душа – потемки, так и голову незачем забивать, да еще после такой схватки, когда самому бы от шока без потерь для психики отойти. Все-таки он вышел один против двух десятков вооруженных острым железом человек. Против людей, которые пришли его убить.

«У меня явно что-то не то с мозгами, – как-то отстраненно подумал Олег. – Я конечно не трус, но не до такой же степени, чтобы переть по сути с голой пяткой на шашку, а я ведь орудовать мачете как оружием для убийства не умею, на отряд кто своим холодняком владеет вполне профессионально…»

То, что он сделал, у него самого никак не укладывалось в голове. Слишком безбашенный поступок, как ни посмотри. Так, по его мнению, действуют либо безмозглые фанатики, к коим он себя не относил, либо готовые умереть в любой момент и принимают такую возможность с фаталистической философией… потому как уже по сути своей мертвы. Типа как самураи.

 

– Только я не отношусь к почитателям кодекса бусидо. Нет, у меня явно было временное помутнение рассудка, впрочем, после того, что со мной случилось, странно, что я вообще не потек крышей напрочь. Так что какие-то сдвиги в моей психике явно произошли. Вот только диагностировать в чем именно они проявились и как-то вправить мне мозги просто некому… До психиатров, того же дедушки Фрейда, еще многие столетия. И пожалуй к этому наркоману, я поостерегся бы записываться. От него здоровые люди психами уходили, хи-хи…

Олег с легкого смешка перешел на ломающий его пополам хохот, тем более что шлем он так и не снял, отчего хохот для окружающих звучал мягко говоря непривычно. Почти как у чужого из фильма «Хищник», когда тот активировал бомбу для самоликвидации.

Чири, услышав смех черного шамана, побледнела, а нукеры додолбившие прорубь и начавшие скидывать тела под воду, откровенно дали стрекача. Это бегство с нелепыми падениями на скользком льду только еще больше распалило Куманова, через смех сбрасывавшего напряжение от схватки, так, что он хохотал аж до слез и хрипа от недостатка воздуха.

4

Бек Хуыр не мог сдержать эмоций, да в общем и не старался держать лицо, он рвал и метал, грязно ругался, как только из отряда в два десятка воинов сопровождавших шамана, вернулось только семеро перепуганных до полусмерти человек.

– Что произошло?! – уцепился он за первого же попавшегося воина. – Что?! Отвечай!!!

– Господин! Это было ужасно, господин! Шаман камлал вызывая черного шамана на бой и он пришел. Один. Тогда наш говорящий с духами применил свое самое сильное заклинание, что должно было оглушить и ослепить черного шамана, сделав его легкой добычей для нас, но он лишь отступил на один шаг и… когда мы бросились на него, начал нас убивать… отнимать души, господин! Он просто направлял на очередную свою жертву руку и они падали ему под ноги один за другим! Он отнял души тринадцати воинов, наших товарищей и…

– И вы сбежали!

– Да господин! Но мы простые воины! Мы ничего не могли сделать с черным шаманом! Прости нас господин!

Бек отшвырнул воющего воина.

– Убирайтесь с глаз моих!

Глава рода Сарк немного успокоился. Проблема с этим черным шаманом оказалась гораздо серьезнее чем он думал.

Хуже всего то, что потерян родовой шаман Лывз. Он конечно был вредным стариканом, но и дело свое знал туго. Защищал род и лечил людей.

Хотя он успел воспитать преемника. Но он еще слишком молод.

Так же в числе существенных потерь – сотник Ачигай. Более верного человека которому можно было доверить командовать его воинами ему не найти. Все кому он мог доверять тоже ушли к предкам в боях с многочисленными врагами рода или во время походов на земли русов.

«Но с черным шаманом нужно что-то делать… – размышлял бек Хуыр. – Замириться с ним после такого нападения точно не удастся, значит нужно либо уходить отсюда, либо попытаться его все же убить».

Уходить было некуда. Либо в тех местах нет травы для прокорма скота, либо эти места заняты более сильными и придется начинать войну. Воевать не хотелось, да сородичи его просто не поймут, ведь пастбища есть, а что касается черного шамана, то…

«Скорее они меня ему отдадут в качестве извинения», – подумал бек.

Так что как ни посмотри, оставался только один выход, добить черного шамана и как можно скорее пока, слухи о нем не стали слишком громкими иначе результат будет тот же – повяжут и отдадут ему.

– Вот только как?

– Отец, – поднесла беку чашу с кумысом младшая дочь шестнадцати лет от роду.

«Хм-м, а что, это может сработать», – оживился глава рода Сарк. – Бей Гон просил руки моей дочери и я дам свое благословление на этот брак, но в обмен на уничтожение черного шамана! Несмотря на бедность рода, воинов у него хватит, полсотни точно наберет, есть свой шаман, а больше и не надо!»

Повеселевший бек Хуыр залпом выпил чашу кумыса. Бей Гон не отличался большим умом, так что уговорить его на нападение хоть на демона из нижних миров не составит труда. К тому же дополнительным фактором того, что он возьмется за это дело, служило то, что бей Гон был просто без ума от его младшей дочери. А она без ложной скромности удалась на славу, широкобедрая, полногрудая с красивым лицом, Великая Мать явно благоволит его младшей дочери. Так что женихов у нее хватало и можно было выбрать более удачную партию, но увы, остальных на черного шамана было так просто не натравить. К тому же такой исполнитель, будет даже выгоднее более богатых, но независимых родственников.

– Дайллаггур, позови Октона, у меня есть для него поручение.

– Сейчас, отец, – кивнула девушка и исчезла из юрты, чтобы позвать к отцу гонца.

5

Из трофеев помимо всего имущества шамана Олег выбрал себе длиннополую кольчугу простого воина и доспех командира отряда. Как называется такой доспех Куманов не имел ни малейшего понятия, но выглядел он как чешуя и состоял из трех элементов. Юбка держащаяся на широком поясном ремне. Что-то вроде кирасы закрывающей живот и нижнюю половину груди и элемент что клался на плечи закрывавший соответственно грудь и спину а так же руки до локтей. Руку от локтя до кисти закрывали поручи. Были и поножи закрывавшие ноги целиком.

В общем, богатый доспех.

Не забыл про щит. Но тут особо выбирать нечего. Взял простой деревянный обитый кожей и с железным умбоном.

Теперь за спину можно было особенно не беспокоиться и от собственного суррогата можно смело избавляться. Или лучше усилить пластинками кольчугу.

Правда комплекция у аборигенов оказалась несколько пожиже, так что пришлось брать еще одну кольчугу, чтобы расширить основной комплект. А так же брать элементы из доспеха попроще, чтобы нарастить на основной.

Шлем с маской к счастью налез на голову без проблем.

Так же приодел Чири в кольчугу с наплечниками. Хотелось дать ей что-то понадежнее, но все остальное для нее было слишком тяжелым. Она и кольчугу не хотела брать, но он настоял. Терять ее от шальной стрелы во время очередных разборок Олегу не хотелось.

Из оружия брать себе ничего не стал. Как Куманов убедился на практике, его мачете тут самый крутой холодняк.

Все остальное железо так же принадлежало Олегу, но он пожертвовал это так сказать в фонд бедных. Нукеры были очень уж слабо оснащены.

Держать дальше Редедю в своем доме стало просто глупо, так как тот уверенно шел на поправку, более того, уже начал активно шевелиться и Олег в тот же день приказал его унести, чтобы им занимались его мать с остальными женщинами, ну и нукеры помогали восстановить ему физическую форму.

Девушку удалось оставить у себя чисто административным методом, просто приказав приходить к нему и дальше заниматься преподаванием языка. Особого неудовольствия в этом Олег на ее лице не увидел, скорее даже напротив.

Куманов наконец решил разобраться в когда же его в конце концов занесло. Ну хотя бы примерно. И попросил назвать год.

Тут его ждал большой облом. Половцы вели собственное летоисчисление чем-то похожее на китайский календарь. То есть они отмечали года по каким-то животным давая им дополнительный элемент. Скажем год собаки и каждая последующая собака в двенадцатилетнем цикле имела отличие в цвете: рыжая, черная, белая и так далее. И как это соотносить с рождением Христа Олег не представлял.

– Может знаешь, какой сейчас год от сотворения мира? – с надеждой спросил он, даже не пытаясь вызнать про год от рождества христова.

– Прости, но я не знаю…

«Ладно, потом вызнаем, пока это не критично», – решил Куманов.

– Ничего… Кстати, почему на вас напали?

– Это обычное дело в степи, – пожала плечами Чири. – Все время ведется борьба за пастбища. В этот раз не повезло нам…

Олег аж крякнул от такого фатализма девушки. Ну подумаешь целый род почти под корень вырезали, обычное дело.

«О времена, о нравы…» – покачал он сокрушенно головой.

– А тут наш род понес большие потери в битве с моголами, так что соседям чтобы отнять наши пастбища и стада грех было не напасть.

– Как ты сказала?! С моголами?! – аж вскочил на ноги Олег.

– Да…

– Бились против них вместе с руссами?!

– Да…

– И давно случилась эта битва?!

Олега аж затрясло.

– Два с половиной года назад.

– Значит вот-вот наступит тысяча двести двадцать шестой год…

«Вот ведь ерунда какая… – подумал он. – К битве на Калке немного опоздал, а до нашествия Батыя еще одиннадцать лет… Предупредить конечно можно, но… кто я такой, чтобы меня послушали? Более того, они должны меня нехристя, да еще черного шамана тут же на костре сжечь! И уж конечно никто не поверит в то, что через одиннадцать лет придут монголы и установят на Руси свое иго, которое продлится несколько столетий. Слишком долгий для них это будет срок, почти вечность и конечно никто не предпримет никаких шагов к отражению угрозы. Никто не захочет терять свою власть ради объединения Руси под одним князем, ведь только будучи единой, она сможет отбиться от супостата».

Олег досадливо фыркнул и нервно поморщился.

«Что я вообще могу сделать?! – задался он вопросом. – Записаться в пророки – не выход. Чтобы поверили главному событию, я должен предсказать кучу мелких, что должны произойти в ближайшие годы, а с этим у меня полный облом, не помню я ничего, ни что случится, ни кто когда умрет…»

Другие варианты влияния на ход истории как-то сходу не просматривались.

– Можно задать вопрос, Куман? – отвлекла от тяжких дум Олега девушка.

– Конечно, Чири!

– Ты как-то обмолвился в том смысле, что пришел к нам не из этого мира… оттуда, где демоны служат в качестве ездовых животных, – кивнула она на квадроцикл, – и есть еще много других чудес.

– Ну да, миров много.

Олег решил продвигать идею, что он прибыл именно из другого мира, а не из другого времени. Ему казалось, что параллельность вселенных аборигены примут лучше, чем временное путешествие. Опять же от него не станут требовать знаний о будущем, то есть он избавлялся от неудобной роли пророка. Ведь ничего конкретно не знает, только лишь в общих чертах.

– Они как бусинки на нитке ожерелья соприкасаются друг с другом, но не физически, а через прослойку мира духов и при определенных условиях можно перейти из одного мира в другой.

– А зачем ты пришел в этот мир?

– Моего желания в этом не было. Я не хотел никуда уходить из своего мира. Мне и дома было хорошо…

– Сочувствую…

– Спасибо.

– Но, что же случилось?

– Не знаю… Так пожелали духи. Может быть я их чем-то прогневал и это мне в наказание. А может демоны отомстили… не эти полуживотные, что заточаются в предметы, а из высших.

Чири понятливо кивнула.

– Какой он твой мир?

– Трудно описать. Я еще слишком плохо знаю язык. Может позже расскажу более подробно.

Девушка снова кивнула и тут же, после короткой заминки, но быстро спросила:

– Ты хочешь вернуться в свой мир?

– Хочу.

Чири немного напряглась и задала еще один вопрос, но как-то неуверенно:

– А ты можешь это сделать? Ведь ты очень сильный шаман…

«Чего это она?» – удивился Олег, наконец заметив эти перепады в голосе девушки, так как сам сейчас думал несколько о других вещах.

– Вряд ли. Я на самом деле по меркам своего мира не очень-то и сильный.

– Ты и не сильный?! – поразилась Чири.

– По крайней мере по меркам моего мира, – врал напропалую Куманов. – А в чужом мире я еще больше ослаб.

Чири хоть и старалась сдержаться, но не смогла и вместо того, чтобы нацепить на лик маску сочувствия, просветлела лицом.

«Ба, да у меня есть все шансы! – мысленно воскликнул Олег. – Она не хочет, чтобы я уходил, но не только потому, что являюсь их защитником, но и по чисто личным мотивам!»

Но дожимать ситуацию он не стал, боясь перегнуть палку, статус шамана да еще черного в этом отношении ему несколько мешал, ну и требовалось убедиться, что выводы сделаны верные, и он не принял желаемое за действительное.

Действовать нахрапом, как дома, где бы и в когда бы они ни был, Олег не решался. С культурой взаимоотношений аборигенов он еще не разобрался, от слова совсем и боялся накосячить. Потому приходилось двигаться к цели как по минному полю.

Он вполне допускал, что слишком сильно перестраховывается, и можно было действовать более решительно… Тем более он раньше не раз слышал, что кочевники вообще были любителями похищать девушек и делать их своими женами насильно. И ничего, пословица о том, что стерпится-слюбится, работала на все сто и похититель с похищенной жили долго и вроде как счастливо, если похитителя конечно не ловили и не вешали за яйца.

 

Взять силой он мог, тем более что даже был в своем праве, но… могло ведь и не получиться. Чувствовал он, что с Чири этот номер не пройдет. Взять-то он возьмет, но только тело. Но к телу нужна и душа…

Потому приходилось брать крепость долгой планомерной осадой. Так оно надежнее в плане безошибочности.

В качестве еще одного такого приступа крепости Олег подарил Чири байкерско-рокерско-сатанинские украшения прежней пассии. Те еще кстати безделушки… Кольца в виде черепов, наперсток-коготь на указательный палец, браслет из косточек, ожерелье в виде клыков, сережки и тому подобная ерунда из пластика и алюминия или из чего оно все сделано…

Подарок на девушку произвел неизгладимое впечатление, так что она выпала из реальности на несколько минут, разглядывая столь удивительные и по-своему красивые вещи. А уж тематика… тут ведь такого в принципе нет, украшения по большей части грубые, камни кое-как отшлифованные, пусть и драгоценные но они сильно проигрывали простому стеклу, но с ровными и строгими в своей геометрической правильности гранями.

6

– Он уже брал тебя как женщину? – спросила скрипучим голосом Тарана.

Настроение ее с каждым днем портилось все сильнее и, на первый взгляд это было непонятно, ведь ее сын шел на поправку, рана давно срослась и он уже мог ходить без посторонней помощи.

Черный шаман действительно оказался невероятно могуч и вырвал ее сына из лап духов смерти, а раз так, то скоро они должны покинуть это место, и… тут же умрут от рук бека Хуыра, если как-то не договорятся с Куманом и не останутся под его покровительством. И единственная кто может договориться с ним – ученица лекарки, зря он что ли оказывает ей столько знаков внимания одарив одеждой, красками для лица и ногтей, а теперь вот еще и украшениями… от которых так и веяло потусторонней чуждостью.

– Нет, госпожа…

– Почему?

– Я не знаю, госпожа… Он ведь черный шаман. А они все делают не так как простые люди…

– Чего они могут делать не так с женщиной, как простые мужчины?! – попыталась схохмить одна из служанок, но поперхнулась под хмурым взглядом своей госпожи.

– Мне кажется, ему вообще не требуется плата за лечение молодого господина. По крайней мере его удовлетворило то, что я обучаю его нашему языку…

– Этого мало, ты ведь понимаешь Чири? – сменила Тарана гнев на милость, вдруг осознав, что черный шаман если кого и выгонит, то точно не эту девчонку. Ее он оставит при себе. – Нас всех ждет смерть, если он прогонит нас. Поговори с ним на эту тему…

– Конечно госпожа…

– И если потребуется, возляг с ним.

Чири поджала губы, но не потому что была так уж против, скорее даже согласна хоть почему-то всеми силами пыталась отсрочить этот момент, но вот делать это по принуждению…

– Я поговорю с ним, госпожа, – сказала она и вышла и чума.

– Дрянная девчонка… – прошипела Тарана ей вслед.

Чири раздраженно передернула плечами. Она сама не понимала, почему медлит, вроде и хочется и колется… но сделать первый шаг не могла, хотя чувствовала, что стоит ей только сделать лишь небольшой намек и…

– Но все решат, что я стала лишь платой. Да они мне будут благодарны, и в то же время будут смотреть как на вещь…

Она наконец поняла почему все это время медлила и отстранялась от черного шамана и этот момент надо было как-то обойти.

– Надо поговорить с Куманом…

Чири направилась в дом черного шамана, чтобы продолжить уроки изучения языка и поговорить по поводу дальнейшей судьбы Тараны ее сына и остальных. То что сама она в любом случае останется с Куманом, у нее сомнений тоже не вызывало.

Но сделав пару шагов, она остановилась и вгляделась на закат, туда, откуда в любой момент могла прийти угроза.

– Куман!!! – закричала она во все горло, срывая голос, увидев движение.

– Что случилось Чири?! – выскочил он из дома.

– Всадники! Много!!!

Черный шаман скрылся в доме и в следующий момент выскочил назад с артефактом с демоном внутри прозванного биноклем.

– Твою мать!!! – выругался он на своем языке и снова скрылся в доме.

Олег заметался по дому не в силах сообразить, что делать. Паника поглотила его с головой. Уж очень много всадников неслось сейчас к его жилищу, от полусотни до сотни, не разобрать.

– Это писец! Стопудовый песец!!! Так стоп, надо успокоиться… Можно сбежать, план на такой случай давно проработан и для этого все готово: палатка, парашют, прочие вещи, все собрано…

Куманов давно вернул два тросика от сцепления и ручного тормоза назад. Аборигены приделали к арбалетам тетивы из жил, так что квадроцикл был вполне работоспособен, не хватало только амортизаторов, но это совсем не критично.

– Хватаем Чири и даем деру… Нет, она не поймет. А может и поймет, тут с этим проще. Нет, сбегу сейчас и все… мне конец, не выживем. Но как с этой оравой справиться?!! Один в поле не воин…

Олег лихорадочно заливал последние миллитры бензина в бак квадроцикла и возвращал назад аккумулятор.

– Хотя почему не воин? Один раз я уже опроверг это мнение, теперь осталось повторить ранее проделанный фокус, только с новыми элементами.

Куманов лихорадочно стал вынимать инструмент. У него появилась безумная идея и чтобы она сыграла по максимуму требовалось кое что открутить, чем он и занялся активно работая ключом.

– Куман… – как-то потеряно позвала Чири.

Она тоже не верила, что с такой армией можно справиться, даже такому сильному черному шаману.

Остальные женщины, нукеры и старенький раб так же сгрудились возле дома шамана видимо в отчаянной надежде на чудо.

– Что ты делаешь?

– Бужу ездового демона…

– Ты хочешь уехать? – спросила Олега Тарана.

– Была такая мысль, – честно признался он. – Но бегство меня не спасет. Точнее спасет ненадолго, потом они меня все равно достанут. Так что лучшая защита – это нападение.

Глаза собравшихся округлились от такой новой здесь сентенции.

Олег выкатил квадроцикл из дома и сел верхом.

– Ну, не подведи родной…

Заводить рычагом он и не пытался, аккумулятор сильно сел, тут поможет только разгон и он, надев шлем и положив посох на колени, покатился с горки быстро набирая скорость.

Через два десятка метров, набрав необходимую скорость, Олег воткнул первую передачу, квадр задергался, зачихал и в какой-то момент оглушительно взревел. А оглушительно потому, что Олег скрутил ему глушители.

Две женщины упали в обморок от страха, хорошо если не обделались при этом, а остальные с криками ужаса разбежались во все стороны. Только Чири осталась на месте, точнее выглядывала из дверного проема…

– А-а-а!!! – заорал во всю глотку Олег выкатившись на лед и понесшись навстречу кочевникам, подняв вверх посох с горящими глазами как у черепа, так и у вороны.

Так же включил фары и поворотники в аварийный режим (самодельная доработка).

Всадники, увидев нечто кошмарное, несущееся на них с диким ревом сначала остановились, а потом стали спешно разворачивать коней, отбивая пятками им бока, чтобы животные поторапливались. Хотя понукать лошадей и не требовалось, они сами ошалев от страха, дико заржав, пытались убежать от чудовища прочь.

Не подкованные кони скользили на льду и в какой-то момент в этой беспорядочной мешанине начались первые падения. Образовалась свалка. Смешались в кучу, кони, люди… Они вскакивали на ноги вновь, кому-то не удавалось поймать своего коня, и тогда он бежал на своих двоих в сторону леса.

– А-а-а!!! Всех убью!!! Один останусь!!! Твари!!! А-а-а!!!

Олег дополнительно задействовал звуковой сигнал. Точнее у него их стояло два, один стандартный и второй доработанный. Так вот, второй визжал как какое-то чудовище, была такая мода на нестандартные звуковые сигналы в свое время…

Всадники неслись быстрее ветра, воя от страха и седея от ужаса.

Наведя шороху, Олег затормозил и подождав пока всадники скроются из виду, будучи более чем уверенным в том, что они еще долго не остановятся, повернул назад.

– Больше они сюда не сунутся, – уверенно сказала Чири, когда он вернулся и загнал квадроцикл в дом.

– Думаешь?

– Уверена.

– Мне тоже так кажется, – усмехнулся Олег.

Местные смотрели на него очень издалека и еще долго не решались вернуться в свои жилища. Лишь ночной мороз загнал их в чумы.

– Скажи Куман, а как ты намерен поступить с нами?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru