Черный шаман

Георгий Лопатин
Черный шаман

Так что ему пришлось разработать суррогатный проект жилья, но который можно построить за несколько дней, ну максимум за неделю. По крайней мере точно не больше месяца.

Сначала Олег выбрал пять компактно стоящих деревьев толщиной в один обхват, даже чуть потоньше, при этом одно их них находилось в центре. Четыре «внешних» дерева находились в трех-четырех шагах друг от друга образуя углы дома. При соединении их между собой стенами получался вполне приличный внутренний объем, примерно восемь-десять квадратных метров.

Что касается стен, то Куманов их решил делать из тонких жердей толщиной с руку. Подрубить и свалить такое деревце, а потом лишить его веток – раз плюнуть, как и перенести до места строительства. Правда нарубить их придется много, ведь стены будут двухслойными. Олег решил присобачить эти жерди изнутри и снаружи, а между ними в качестве теплоизоляции накидать земли.

Жерди между собой и с деревьями-столбами парень собирался крепить веревками сплетенными из конопли. Благо ее здесь полно растет. Опять же конопля отличается отменной прочностью и устойчивостью к гниению. Конечно, веревки будут необработанными специальными дубильными веществами, так сказать сыромятными, но и без этого по его мнению прочности должно хватить с лихвой.

– По крайней мере зиму проживут точно, а мне больше и не нужно. А то и меньше… пока на реках не встанет крепкий лед. Но думать пока об этом рано…

Наметив план, Олег принялся за его методичное осуществление. С утра шел к реке и ловил рыбу, а то ведь еда тоже закончилась, только баночки от тушенки да паштетов позвякивают в кучке, может еще сгодятся на что. К счастью много времени на рыбалку тратить не приходилось. Щуки внушительных, можно даже сказать пугающих размеров охотно ловились на блесну. Олег каждый раз боялся, что леска лопнет и ему приходилось долго «играть» с сопротивляющимися рыбинами, пока не вытаскивал их на берег.

Одной жирной рыбешки хватало на весь день за глаза. Много времени на готовку он не тратил, либо варил их, либо запекал в глине. Оставалось только жалеть о том, что очень быстро исчезает соль и перец. Увы, приправ Куманов взял по минимуму, столько сколько вошло в пластиковую тару от катушек с пленкой для старых фотоаппаратов-мыльниц. По одной для соли и перца. Лаврового листа и того не было. В общем пичалька.

Позавтракав, принимался за рубку тонких деревцев-жердей и стаскивание их к месту строительства. Где обрубал сучья шедшие в костер и укорачивал до нужной длины. Деревья не ошкуривал. Лишний труд.

После обеда заготовленные жерди привязывал к деревьям, теми веревками, что успел наплести вечером.

После того, как все заготовленные за день жерди привязывал, начинал заполнять получившийся промежуток между жердями дерном и землей. Так что покопать ему все же пришлось. Но это Олегу очень быстро надоело, тем более копать землю в лесу то еще удовольствие, и он, тратя драгоценное топливо, гонял за землей к ближайшему обрыву. Обрушивал куски глины лопаткой на специально подготовленную волокушу сделанную из макушек срубленных на жерди деревьев с постеленной поверх чехлом от квадроцикла, чтобы не растерять в пути груз, и привозил к будущему дому. Работа по заполнению межстенного промежутка быстро пошла на лад.

Правда быстро выяснилось, что деревья из-за большой парусности слишком сильно шатаются от ветра, разбалтывая конструкцию и их пришлось укоротить. Стволы естественно пошли на дрова.

После ужина, когда уже начинало темнеть, Олег нарвав кустов конопли, сдирал шкурку и плел веревочки до тех пор пока окончательно не темнело, так что и разглядеть ничего не получалось, а натруженные пальцы уже не слушались.

Стены росли на удивление быстро и по прогнозам Олега, если ничего не случится, не подгадит погода или не заявятся незваные гости, то стены будут закончены за неделю. Такой скорости строительства Куманов сам не ожидал и законно гордился своими успехами.

Далее предстояло делать крышу. Но с этим он проблем больших в принципе не видел. Парень уже наметил деревья с которых будет снимать кору и класть ее по принципу черепицы. А непосредственно потолок собирался выложить из тех же жердей, сверху накидав лапника с мхом и утеплить слоем дерна.

В общем все шло хорошо.

Реальную проблему могла составить резвее что печка. Об изготовлении кирпича даже мечтать не стоило, но выход Куманов видел в камне-плитняке. Приметил он неподалеку подходящую гору с выходящими под углом пластами сине-белого камня. Просто приходи да бери, ничего даже ломать не надо, только донести. Но надрывать пупок он не собирался, а собирался на это оставить топливо.

Все в строящемся доме получалось хорошо, вот только с окном беда. Всего одно будет, причем небольшое, ровно такое, какой стоял мотоциклетный щиток-ветроотбойник на квадре. Но, это все лучше чем ничего. Хоть какое-то освещение, помимо лучины или жирового светильника.

На экстренный случай конечно можно фонарик зажечь от аккумулятора, но лучше не стоит тратить его ресурс на всякие глупости.

Дверь Олег сделал из тех же жердей, разве что потоньше, для теплоизоляции переложив их надерганной сухой травой и мхом. Понятно, что висели они на веревочных же петлях. Не шибко надежно, но как говорится чем богаты. Позже, как время лишнее появится, он собирался сделать более надежную деревянную конструкцию, а пока так.

Со строительством печки вопреки опасением проблем не возникло. Сложил простую конструкцию шириной в полтора метра, правда внутренняя ширина топки составила всего полметра. Высотой в метр, длинной в два. Часть длины, точнее целый метр, «съело» основание трубы. Сверху на стенки положил три ровные плиты. Центральную самую маленькую плитку можно было убирать в сторону, чтобы поставить на открытый огонь котелок.

Вот с трубой да, Олегу пришлось повозиться, отбирая самые качественные ровные и плоские плитки. Чтобы не дай бог не повело и не рухнуло, ведь в качестве сцепляющего раствора он использовал обычную глину, а она в этом качестве не очень. Высыхает и крошится. Но на его дилетантский взгляд все получилось и недурно. Парень даже заслонку у основания трубы предусмотрел, чтобы тепло не уходило после того как печка протопится.

Проживет такая конструкция недолго, хорошо если месяц протянет, но на этот случай Олег готовил резервную отопительную установку. Когда основная гикнется, заработает вторая, а первую в это время будет перекладывать, чтобы запустить ее, когда навернется резервная. Так по его задумке они и станут работать попеременно.

Построив за полторы недели дом, Куманов даже на баню замахнулся! Без бани никуда. За прошедшее время провонял он изрядно. Конечно, когда совсем становилось невмоготу, обтирался мокрым полотенцем, но это все не то. А в реке уже давно купаться нельзя, разве что моржам, но он к такой категории людей не относился. Так что несмотря на усталость Олег с энтузиазмом взялся за дело, тем более опыт уже есть, так что работа спорилась.

Когда построил баню, с внутренним размером три на два и два в высоту, бензина осталось едва пару литров. Чтобы он не испарялся почем зря, пришлось его слить обратно в канистру.

«Если ничего не напутал в счете дней и предположить, что гадская аномалия меня перекинула сюда в тот же день из коего изъяла, то есть шестого сентября, то начало октября и первый снег я встретил в надежном доме и распаренный после бани», – провел он расчеты.

– Эх… чего-то не хватает, – сказал Олег, валяясь на кушетке, повернувшись в сторону черепа и вороны на нем.

Квадроцикл он загнал в дом.

Как и герой Тома Хэнкса из фильма «Изгой» разговаривавшего с мячиком украшенного кровавым отпечатком ладони, Олег в какой-то момент стал разговаривать с черепом и вороной. Он конечно понимал, что это есть плохо, и является первым признаком того, что потихоньку слетает с катушек от одиночества, но людей поблизости он пока не видел и ничего изменить в своем состоянии не мог.

«Хотя не факт, что не видели меня…» – нервно подумал Олег.

– Пивка бы… а еще лучше бабу, а еще лучше пивка и бабу! Блин… хоть сам иди в набег и воруй. Лучше конечно разойтись миром и купить, но тупо не на что, все самому нужно. Разве что на зеркальце выменять? Но скорее прихватизируют и зеркальце и меня самого.

У Олега вдруг возникло такое чувство, что если в ближайшее время люди поблизости не покажутся, причем с возможностью самого плотного общения с молодыми и симпатичными на вид женщинами, то он несмотря на все опасности такого шага, так и сделает, то есть пойдет в набег и кого-то украдет, потому как организм очень настойчиво требовал общения с противоположным полом, так что мозги сохли. Все мысли рано или поздно скатываются на процесс размножения.

Глава вторая. Шаман

1

То, что в конце концов встреча с аборигенами произойдет, Олег Куманов ничуть не сомневался. Вопрос в том, как это случится? Кто кого первым заметит? Будет ли встреча мирной или же его попытаются захватить?

– А может даже я кого-то порабощу…

Да-да, Олег не скидывал даже такого варианта развития событий.

– Какие времена, такие и нравы, – попытался заранее найти он оправдания подобному своему поступку. – Если поступлю по-другому, то меня просто не поймут даже те, кого я мог бы поработить, но не сделал этого. А значит я слишком сильно буду выбиваться из их понимания мироустройства, а то чего не понимают – боятся, а чего боятся – уничтожают, чего мне естественно не нужно. А так, буду привычным и понятным им тираном с которым они знают как себя вести, в общем, буду привычным злом, а не чем-то непознаваемым и потусторонним. По крайней мере я так думаю… хоть и не психолог ни разу, тем более в понимании психологии средневековых людей. Хотя с чего я решил, что попал в средние века не видев и не пообщавшись ни с одним аборигеном, сам не пойму, хоть убей. Впрочем, в античности было ничем не лучше.

Так что еще во время строительства дома и бани Куманов прорабатывал различные варианты своих действий так сказать в черновом виде. А после того как строительство закончилось и теперь вся его трудовая деятельность сводилась лишь к добыванию пропитания и сбора дров для обогрева и готовки добычи, он мог посвятить планированию больше времени и проделать это более тщательно, в том числе подготовить реквизит.

 

Первым делом, Олег конечно же решил обзавестись более дальнобойным и убойным оружием. В конце концов он хотел поохотиться на что-нибудь мясное, а то рыба давно стояла поперек горла. А охотиться на кроликов или там куропаток с пневматикой, это попахивает извращением. Боезапас не бесконечен, но если шарики еще можно изготовить дай только металл, то баллончики с газом уже точно не переснарядить. А их всего десяток штук.

Для начала Олег сделал два классических арбалета из заранее подготовленной и высушенной древесины. В качестве тетивы использовал два запасных тросика на газ и ручной тормоз. В принципе можно сделать еще парочку, сняв используемые по назначению тросики, но пока это было лишним.

Еще Куманов задумал сделать два стреломета скрытого ношения. Спрашивается, как это может быть, чтобы самострел, да еще и скрытного ношения? Это конечно непросто, над конструкцией как подозревал парень придется неслабо покумекать, но реально. Хотя конечно скрытность будет весьма условной, но в широкие рукава плаща, а точнее непосредственно под полы плаща вполне спрятать можно. А то если в рукава совать, то руки сгибаться не будут. Это не есть зер гут. Да и как стрелять?

А в качестве силы посылающей стрелы он думал использовать пружины от задних амортизаторов. Поскольку конструкция его квадра была индивидуальной, то он поставил целых четыре амортизатора, так что парочку можно было снять безболезненно.

– Вот только не знаю, хватит ли усилия пружины на хороший дальнобойный, а главной мощный выстрел? В принципе должно хватить. Скорее проблемой будет взвести… В любом случае буду экспериментировать, тем более что заняться мне по большей части, кроме рыбалки и готовки, нечем, а дополнительное оружие для самообороны не помешает. Оно как известно отличный аргумент в любом споре. Если все получится, то рассмотрю вопрос, чтобы и остальные использовать на изготовление оружия, – решил он после короткого раздумья. – Сейчас от его количества и качества зависит моя свобода и жизнь. Итого в общей сложности я могу стать обладателем восьми болтеров, хы-хы, не считая пневматического пистолета! А что? Ведь арбалеты стреляют болтами, а не стрелами, значит и называться должны болтерами. Не слабый арсенал! С собой его в полном объеме конечно не потаскаешь, разве что волоком (хотя если потребуется, так и сделаю), от силы с парой штук можно управиться, а вот для обороны дома, очень даже пригодятся. Я под такое дело, даже специальные бойницы в стенах сделаю, чтобы отстреливаться от супостатов, держа круговую оборону.

«Тут правда встает вопрос стратегии выживания, – немного осадил Олег свою оружейную лихорадку. – Не лучше ли свалить от противника по добру по здорову, чем принимать бой такой безнадежный бой в полном окружении? А то ведь если я раскурочу квадр, то сбежать уже не удастся».

Но потом он подумал, что любой побег в зимний период, это лишь отсрочка неизбежной гибели от холода и голода. Вот летом другое дело, на квадроцикле можно оторваться, а потом улететь на параплане. Зимой же особо не полетаешь. Так что если хочешь жить, то нужно за эту жизнь постоять с оружием в руках и чем его больше, тем лучше.

– Впрочем, если совсем уж прижмет, что дальше просто некуда, то квадроцикл вынесет меня не только без амортизаторов, но даже без тросиков тормоза и даже сцепления!

Переключать скорости действительно можно даже без использования рычажка сцепления, просто продавливая ножной рычаг, правда недолго. Коробка передач при таком варварском режиме использования быстро выйдет из строя, но на то, чтобы сбежать его ресурса хватит с избытком. Тут главное перед включением набрать хорошую начальную скорость, но с этим проблем нет, дом Олег построил на возвышенности, к реке ведет крутой спуск, так что квадроцикл должен легко завестись с толкача.

– Посему решено, делаем оружие в максимальном количестве с использованием всех возможных ресурсов, – окончательно решил парень.

Если с оружием атаки было все более-менее ясно, и Куманов мог рассчитывать минимум на четыре классических, то есть лучных арбалета-болтера, то с телесной защитой все было гораздо печальнее.

– Нужен доспех… а то утыкают стрелами и буду похож на дикобраза.

Олег стал лихорадочно соображать из чего бы его сделать.

Первым делом в качестве защиты он решил использовал солдатскую лопатку. Отличная сталь, в теории может даже пистолетную пулю остановить и гарантированно отвести в рикошет если примет под хорошим углом. Правда одно плохо, она могла защитить лишь половину груди.

– Значит ею прикроем сердце…

И на этом все. Но этого естественно было как-то маловато. Требовалось еще защитить как минимум правую сторону груди, живот и конечно прикрыть паховую область.

Взгляд упал на широкие крылья квадроцикла…

Поскольку делался он, как уже упоминалось, из битых изделий, то внешний облик пришлось формировать самому, так как от пластикового обвеса ничего не оставалось, все было разбито в хлам. Вот и сделал он все, что только можно из миллиметровой жести.

Толщина конечно так себе, ножом легко пробивается, но если нашить в три слоя, то вполне надежно. Благо топориком жесть легко рубится и дырочки пробиваются без проблем обычным гвоздем.

Обшивки хватило, не только чтобы надежно закрыть грудь, живот и пах, но и частично ноги с руками.

Вот спиной к врагу лучше не поворачиваться…

Что касается шлема, то Куманов долго выбирал между солдатской каской, что он таскал с собой практически как талисман, и мотоциклетным шлемом.

С одной стороны солдатская каска стальная и изначально предназначена для защиты головы именно в боевых условиях и не важно что она должна отразить, пулю, осколок или же ударное воздействие топором или мечом. Но дело в том, что она уже давно использовалась Олегом как котелок.

Последнее обстоятельство решило дело и голову должен был прикрывать мотоциклетный шлем.

– В конце концов если он может защитить голову при ударе о землю, точнее об асфальт, то и от удара дубиной или мечом спасет. Не приведи господь, конечно, проверить это в реальности.

Все защитное железо Куманов присобачил на камуфляжу.

– А пружинные болтеры у меня вышли на славу! – возгордился своей работой Олег, разглядывая получившегося монстрика.

Со стороны получившиеся болтеры чем-то походили на американский ружейные гранатометы из-за толстого «ствола».

– Честно сказать, даже не верилось, что получится, уж сколько возился и матерился…

Помучиться Олегу с механикой конечно пришлось изрядно, но он все же механик – справился.

Заряжались они очень туго, пришлось делать своеобразную козью ногу, но зато били раза в два дальше чем классические арбалеты. В смысле им самим изготовленные арбалеты. А они стабильно стреляли на тридцать метров. Про убойную силу он сказать ничего не мог (хоть взводилось очень туго), тем более с наконечниками беда, не из чего сделать (решил попробовать сделать из камня), но вроде как неплохо.

– Значит при моем арсенале легко вырисовывается тактика действия. Сначала стреляем пружинными болтерами. Сперва парой мощных из передних амортизаторов на дальнюю дистанцию до ста метров. Потом засаживаем из пары болтеров с пружинами из задних амортизаторов на среднюю дистанцию в пятьдесят-шестьдесят метров. Ну а на ближней дистанции в тридцать метров бьем из четверки классических арбалетов. В непосредственном контакте, когда враги уже замахиваются на меня холодняком, отстреливаемся из пневматического пистолета, ну и своим мачете не забываем отмахиваться. Как-то так…

2

Наступила зима. Реку начало прихватывать льдом и рыбачить стало неудобно ни удочкой, ни тем более на спиннинг. Впрочем, на рыбалку Олег давно забил, предпочитая охотиться, зря что ли арбалетов наделал, а потом истратил кучу времени на то, чтобы научиться из них метко стрелять?

Тем более, ожидая схватывания льдом реки, он создал внушительные рыбные запасы заморозив их в снегу, так что если охота была неудачной, а так частенько случалось, приходилось вскрывать «кладовку» и жрать опостылевшую рыбу.

В дни, когда погода портилась и густо валил снег Олег, чтобы не сходить с ума от безделья занимался всяческими экспериментами.

Так он попытался сварить костный клей. При этом если результат получится удовлетворительным, то он должен был пойти в дело. А то Олег решил сделать несколько примитивных ведер или даже бочонков, а скрепить различные части между собой кроме как конопляными веревками нечем.

Ведра-бочонки он делал по самой примитивной технологии. Брал чурбак и разваливал его на четыре части. Потом аккуратно вырубал внутренний объем и снова складывал эти четыре части вместе по месту разлома.

Вот чтобы не текло из щелей, и требовался хороший клей, а то древесной смолы на это дело не напасешься. Благо, что рыбных костей накопилось преизрядное количество, и банки из-под тушенки на это дело есть. По крайней мере их загубить не жалко, так как больше ни на что не годны.

После полудюжины попыток результат все же появился и радости его не было предела.

Так же занимался изготовлением деревянных ложек, кружек и тарелок, не столько из надобности, сколько затем, чтобы занять свободное время.

Так же Куманов решил огородить свой дом забором, а то вроде как слышался волчий вой, и ему очень не хотелось, однажды увидеть стаю голодных хищников прямо у себя под дверью. А то ведь и подкоп твари могут сделать пока он будет спать!

Забор тоже делал из жердей, пробуя различные варианты, как вертикального расположения, так и горизонтального с небольшим просветом, чтобы быть уверенным, что за забором никто не спрятался. Экспериментировал с плетнем. В общем в итоге ограда вышла очень пестрой.

Все это время Куманова не оставляли мысли о скорой встрече с аборигенами. Он считал, что когда настанут крепкие морозы, то к нему в гости могут нагрянуть хозяева этих мест. На охоту ли заявятся или просто спасаясь от злобных снежных буранов, что в степи действительно очень злые. Здесь же среди гор, ветра практически нет. Так вот, вступать сразу в драку у него душа как-то не лежала и Олег все думал над тем, как бы так мирно разойтись и в то же время показать, что с ним лучше не связываться, а иначе хуже будет. А еще лучше с ним дружить.

– Что посоветуешь, ворона? – вопросил он у своей скульптурной композиции.

Вообще-то Олег, заметив в себе эту нехорошую тенденцию, а именно общение с неодушевленными предметами, старался ни с вороной, ни с черепом не общаться, чтобы не провоцировать развитие шизофрении, но нет-нет да срывался…

«Это еще хорошо, что она мне пока не отвечала, как и череп молчит, – сбился он с мысли об аборигенах на свое психическое здоровье. – Вот как ответят, тогда можно сразу петельку на веревочке готовить и присмотреть веточку повыше и покрепче, чтобы не обломалась под моим весом. Но чувствую, что до ответа мне недолго ждать осталось, еще пара тройка месяцев и…»

– Придумал!

Собственно ответ на то, как относительно мирно разойтись при встрече с аборигенами все это время находился у него перед глазами. Да собственно как раз эта ворона с черепом!

– Всего-то и нужно, что присобачить эту скульптурную композицию на посох и принять образ могучего и злобного шамана и со мной никто не захочет связываться!

Шаманы как считал Олег вообще во всех культурах практически неприкосновенные личности. А ну как проклятье нашлет, стоит тебе на него только косо посмотреть? Не говоря уже о том, чтобы оскорбить впрямую. Ну а если ты вдруг решил шамана грохнуть, то заранее рой себе могилку и заказывай панихиду, потому как шаманы отомстят даже из-за кромки.

Чем изрядно повеселевший и воодушевившийся Куманов тут же и занялся. Нашел длинную палку покривоватей и суковатей, ошкурил, измазал машинным маслом да на огне прокалил, чтобы черной стала. После чего насадил на нее череп с вороном, ну и всяких висюлек с веничками развесил: птичьи и заячьи черепочки, лапки тех же птичек и зайчиков, типа динозаврьи когти собственноручно выструганные из дерева, из дерева же выструганные клыки и тому подобную мишуру.

Но этого ему показалось мало. Ну череп… ну ворона… черепки да лапки. Так по его мнению каждый второй шаман выглядит, не считая каждого первого, а посему как-то обыденно, нет изюминки.

– Понял! Не хватает спецэффектов, чтобы увидев их аборигены сразу же полные штаны наклали! Будут им спецэффекты!

Со спецэффектами проблем действительно не возникло. Всего-то и потребовалось, что снять с квадра аккумулятор и подключить его к светодиодам, через простейшие самодельные кнопочные переключатели, что вмонтировал в посох. Правда сам аккумулятор, а он тяжелый сволочь, теперь надо таскать в наплечной сумке.

 

Нажал одну кнопку – вспыхнули красным глазницы черепа, нажал вторую – загорелись желтые глаза вороны. Зеленые светодиоды в носу черепа Олег решил не подключать. Без дыма это на его взгляд смотрелось как-то не очень, скорее производило впечатление скопившихся внутри зеленых соплей…

– Для местных, думаю подобное светошоу должно стать тем еще зрелищем, хе-хе… – предвкушающее улыбнулся Олег.

«Вот странно, изготовил шаманский посох и, мне стало как-то значительно легче, – подумал Куманов, заметив в себе перемену настроения. – Словно камень с души упал».

Куманов такого облегчения не испытывал даже обвешавшись болтерами. Но оно и понятно, стрелы пусть и выпущенные из незнакомого оружия для аборигенов дело привычное, а значит, сколько бы ни было убитых и раненых, врага можно победить так же пронзив стрелой или зарубив мечом. Но вот победить могущественного шамана с такими инфернальными атрибутами, невозможно по определению. По крайней мере он на это очень надеялся.

Олег неожиданно понял, почему у него в свое время возникло и окрепло чувство того, что он попал именно в средневековье, а не в более ранее или позднее время.

– Причем я даже могу назвать примерный период «глубже» которого я во времени не погрузился. Это примерно восьмисотый год нашей эры. А все дело в той самой каменной бабе.

Олег вспомнил из детского похода в краеведческий музей, когда их погнали туда всем классом, что они появились в степи с приходом половцев. Считается, что именно они ставили эти монументы.

Вспоминая поверхность каменной фигуры, а именно отсутствие мха, лишь небольшой лишайник снизу с северной стороны и еще несколько мелочей, Куманов пришел к выводу, что поставили ее относительно недавно, а значит, он появился здесь до того, как в эти степи пришли татаро-монголы. Или точнее до того времени, когда они приняли ислам и стали этих баб корчевать. Собственно согнавшие их позже христиане, корчевали упущенных татаро-монголами баб с не меньшим энтузиазмом, так что осталось их в итоге всего ничего.

3

Лед встал и крепко. Он с легкостью держал нелегкое семидесяти пяти килограммовое тело Олега в полном обвесе и даже не трескался.

Куманов даже ради интереса пробил лунку топориком и оценил толщину ледового покрова в десять сантиметров.

– И с каждым днем толщина будет только нарастать, а значит гости могут появиться в любой момент, ведь лучшей дороги просто не придумать.

Если раньше Олег позволял себе относиться к режиму безопасности с известной долей легкости и даже безалаберности, то теперь доспехи вне ограды были практически всегда на нем. Более того, он регулярно заводил квадроцикл минуты на две, чтобы поддержать заряд в аккумуляторе и только радовался, что он у него новый и разряжался медленно. Но бензин все равно стремительно подходил к концу.

Куманов при любом удобном случае всматривался вдаль в бинокль. Более того, он в какой-то момент обнаружил, что уже начал желать встречи с аборигенами и черт с ними, пусть она произойдет по максимально жесткому варианту, но все же произойдет. Лишь бы не мучиться ожиданием неизбежного и гаданием, что и как случится.

И его мольбы были услышаны.

Совершая очередной вечерний патрульный обход, нет ли чужих следов поблизости и осмотр доступного ему открытого пространства, Олег увидел у горизонта двигающиеся по льду черные точки.

– Ну что же… как говорится, желания имеют свойство исполняться. Осталось прояснить по какому варианту все произойдет, – пробормотал парень внутренне хорохорясь, но помогало это мало, так как он отчетливо чувствовал как его тело начала бить мелкая дрожь и это не от холода.

Быстро вернувшись в дом, Олег приготовил к стрельбе все болтеры, и залил в бак квадра остатки топлива, все пол-литра. Сам квадроцикл был приготовлен к возможному побегу уже давно.

– Если что, рев двигателя всех распугает и я смогу вырваться и уехать, правда недалеко. Потом меня все равно найдут и прихлопнут как демона… Так что бегство – шаг бесполезный со всех точек зрения, но от инстинкта выживания заставляющего использовать все возможности, чтобы протянуть хоть еще несколько минут, никуда не денешься.

Облачившись в наряд шамана, как Куманов его представлял, даже бубен себе сделал, натянув кожу зайца на деревянную раму, прицепив на специальные петли на наплечных ремнях, четыре пружинных болтера, и надев плащ, закинув за спину два больших, он с бешено колотящимся сердцем вышел наружу. Гостей надо встречать на пороге… кем бы они ни были, добрыми или злыми.

Обычные арбалеты Олег оставил дома именно потому, что они обычные и возможный противник, даже если не знает что это такое, что сомнительно, может просто догадаться о назначении из-за знакомого вида лука и стрелы-болта на ложе, и среагировать вполне в духе времени – кинуться в атаку. А так, висят какие-то странные дубины у шамана за спиной, ну и пусть себе висят…

– Уф-ф… – судорожно передернувшись вздохнул Олег, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце, для чего глубоко дышал, но не помогало.

«Вот ведь пакость какая… – злился на себя Куманов. – Попасть с так трепыхающейся в груди качающей кровь мышцей куда-то в принципе нереально. Вон как руки трясутся… Да и в коленках слаб стал, того и гляди подломятся».

– Но это еще полбеды, вот если меня сейчас пронесет… это будет полный пипец. Уж очень в животе как-то неприятно закрутило. Шамана страдающего медвежьей болезнью точно никто не испугается, как бы брутально он ни выглядел.

Но постепенно Олег успокаивался. Чужаки были еще далеко и это дало ему возможность несколько, что называется перегореть.

Куманов в очередной раз посмотрел на гостей в бинокль.

– Хм-м… что за ерунда? – удивился он поведению всадников.

Ему показалось странным, что всадники неслись во весь опор, практически загоняя лошадей, аж пена с их губ валится.

– Зачем так гнать? Меня они не видели, а значит опасную скачку по скользкому льду, не объяснить желанием как можно быстрее добраться до жертвы и скрутить ее.

Всего Олег насчитал дюжину человек, при этом лошадей было значительно больше и подсчету по крайней мере пока не поддавались, но где-то десятка три, не меньше и все груженые какими-то тюками.

– Куда и зачем так можно спешить? – задавался парень вопросом и эта неясность заставляла его вглядываться в горизонт до боли в глазах, логично предположив, что так скакать можно только убегая от какой-то опасности.

Ответ появился очень скоро в виде двух десятков всадников с одной заводной лошадью каждый. Сначала Куманов подумал, что они вместе, но тут один из преследователей поднял лук и пустил стрелу. Стрелок явно в азарте погони пулял на удачу, но эта капризная госпожа оказалась к стрелку слепа и стрела упала мимо, но недалеко от цели.

Олег оценил дистанцию выстрела в три-четыре сотни метров.

– Вот же ж… хороший у стрелка лук. Наверняка составной и с роговыми пластинами.

Олегу снова стало не по себе и он все-таки справил малую нужду, но помогло это мало, снова захотелось в туалет… по большому.

А две группы всадников неумолимо приближались и ему надо было что-то решать. Откровенно сказать, несмотря на все свои прогнозы и наработки на каждую конкретную ситуацию (а именно такая ситуация ему в голову почему-то не пришла) Олега так и подмывало позорно дать деру.

Всадников гнавших табун груженых лошадей уже можно было вполне отчетливо разглядеть без бинокля и Куманов трижды глубоко вдохнув и чуть не подавившись воздухом, даже пару раз кашлянув, выглянул из-за своего укрытия и вышел к реке, но не выходя на лед. Стопчут ведь… вон как несутся.

Олега естественно тут же заметили и к его большому облегчению спасающиеся бегством к нему агрессии проявлять не стали. Более того, погонщики даже попытались отвести в сторону от него свой табун лошадей. Получилось это не ахти, но тем не менее лошади промчались на достаточной от Олега дистанции.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru