Акула

Георгий Лопатин
Акула

11

Капитан первого ранга Королев, выслушав доклад по «Северодвинску» от старшего лейтенанта Чибисова, приказал:

– Возвращайтесь.

– А тела, товарищ командир?

Королев естественно понял, о чем ему пытался сказать старлей, дескать похоронить погибших надо по-человечески, но судя по его докладу зрелище еще то, а каперанг недостатком воображения не страдал. Это при том, что возня даже с обычными мертвецами сильная нагрузка для человеческой психики, а она после попадания в этот мир и так находится под большим прессингом, так что не стоило подвергать разум людей новым испытаниям, что может их окончательно сломать. И так ожидаются нервные срывы, когда до людей окончательно дойдет в какую задницу они попали, и вокруг ни хрена не сказка, а точнее сказка, но страшная и чем дальше, тем страшнее, вплоть до самоубийств дойти может.

– Им уже все равно, старлей. С вами двоими у нашего пилюлькина будет много геморроя, а он как психолог так себе, не учился на это специально, хватанул по верхам, так что не стоит добавлять ему лишней работы.

– Понял, возвращаемся…

Что до тел, то, как бы это ни было погано, Королев все же рассчитывал на местных хищников-падальщиков, что их утилизируют.

В ситуации с «Северодвинском» радовало только одно, реакторы в норме. Ну и невольно привлекла внимание загадка со стабильностью пространства в реакторном отсеке, в то время как остальную лодку вместе с экипажем всю искорежило.

– И что бы это значило?

Обстановка на «Томске» тоже порадовала. И хоть радиационная обстановка была повышена, но не критично, такую же дозу ловят на орбите космонавты, а они там по полгода живут. Еще больше радовало то, что заражению не подверглись продукты, а значит есть все шансы дотянуть до собственного урожая. Осталось только все вынести, но с этим проблем не будет. Вынесут, все вынесут, от самого мелкого болтика, до ремонтного оборудования.

«По-хорошему даже крылатые ракеты стоило выгрузить, – подумал каперанг. – Авось удастся смонтировать под них пусковую установку? Да хоть в горах шахты наделаем…»

Когда третий отряд под командованием капитан-лейтенанта Олега Шорохова прибыл на место появления техники восьмидесятой арктической мотострелковой бригады, то у всех невольно возникло впечатление, что это малолетний ребенок словно поиграл машинками, а как надоело, просто бросил их в куче песка дворовой песочницы.

Тут и там виднелись корпуса гусеничных тягачей МТ-ЛБ, нижняя часть двухзвенных тягачей ДТ-10 и ДТ-30, самоходные гаубицы 2С1 «гвоздика», танки Т-80БВМ, БТР-82А, какие-то части грузовиков «камаз» и «урал», двухзвенных вездеходов ТТМ-4902ПС-10 «Руслан». Виднелась еще какая-то плохо опознаваемая мелочь – останки квадроциклов и снегоходов, что пострадали особенно сильно, но не столько от эффекта аннигиляции, сколько от падения с высоты и кувыркания по склонам гор.

Спустились. Но чем ближе подходили, тем легче становилось на душе у людей.

Конечно, с боевой техникой все было печально – погнуты стволы, а значит пострелять из них уже не суждено, а так же, как и у гусеничных тягачей порваны и слетели гусеницы. У многих единиц техники отлетели траки, но вот что до главного опасения и поражающего фактора «антиматериальной» бомбы, то тут имелись нюансы.

Да, антиматерия их все-таки задела, у БТРов и грузовиков отсутствуют колеса. Аннигилировалась различная навесная мелочь, типа ткани, стекол, зеркал, и того подобного, капоты и крылья машин тоже сильно пострадали, но в целом… могло быть и хуже.

– Я боялся, что как в случае с баржами, плавучим краном и плавучим доком будет, – признался Шорохов.

Перед тем как отправиться сюда, они по-быстрому осмотрели эти объекты лежащие в непосредственной близости от подводных лодок. В общем от них мало что осталось. Корпуса истончились до состояния тонкой жести в пару миллиметров толщиной. Помяло естественно, местами порвало. В общем тот же плавучий док если и можно переоборудовать под жилье, благо силовой набор сохранился, то стены придется делать из дерева или обкладывать камнем.

И это еще хорошо, что эффект аннигиляции оказался «поверхностным», то есть по принципу светового потока, а не объемным, как опасались, а то вообще бы ничего не осталось.

– Так техника почти вся в гаражах стояла, – сказал мичман Котов. – А там бетонные плиты. Видимо мощности антиматерии едва хватило, чтобы их аннигилировать, а технику лишь слегка лизнуло. Вон даже местами краска сохранилась…

Но если аннигиляция не сильно потрепала технику, то вот кувыркание по горам ее сильно побило.

Хотя от части техники, что в момент атаки находилась на открытом воздухе остались одни скелеты из рам с голым блоком двигателя, что лишился всей мелочевки типа радиатора, всяких бачков, муфт и прочего, ну и конечно проводки.

Сильно пахло дизельным топливом и бензином из пробитых камнями баков.

– Дмитрич, – обратился каплей к мичману Дмитрию Котову, являвшегося главным механиком, – вот вроде неплохо сохранившийся экземпляр… Посмотри его.

Показал Шорохов на один из МТ-ЛБ, на котором присутствовали гусеницы, более того он на них стоял, а не был полузасыпан. Хотя было видно, что покидало тягач знатно из-за чего отсутствовала башенка, точнее ее вдавило внутрь.

– Хорошо. Эй двое из ларца, одинаковы с лица, а ну идите сюда! – позвал он своих подчиненных, что обследовали один из САУ.

Механики, действительно братья-близнецы с именами Артем и Аркадий Ивановы Ивановичи, коих за глаза прозвали КМ, то есть клон-матрос, поспешили к своему начальству.

Люки открылись легко, и убедившись, что внутри пусто, никто из местной живности не облюбовал бесхозную жилплощадь под свою берлогу, механики проникли внутрь.

Пока они колупались, остальные продолжили обход при этом один из матросов делал снимки для отчета. Капитан-лейтенант так же продолжил обход.

САУ, тягачи и танки внушали надежду, что по крайней мере без транспорта они все же не останутся.

Хотя с танками не все ясно. Все-таки это турбинные модели, а не дизельные, при кувырканиях там все могло прийти в негодность.

«Да и прожорливы они, себе дороже на таких кататься», – подумал он.

Тут лучше покорячиться и все-таки попробовать оживить движки от грузовиков.

Шорохов попинал останки квадроцикла.

– С этим уже точно ничего не сделаешь. Разбито в хлам.

Нашлись и боеприпасы к САУ и танкам. Их разбросало на большой площади и конечно практически все были повреждены при ударе. Гильзы смяты. Тут и там виднелись следы взрывов, видимо при падении на камень накололся капсюль. Сами снаряды были без взрывателей, так что дело не в них.

Вдруг тишину разорвал оглушающий рев. Все инстинктивно вздрогнули и резко обернулись на звук, а потом радостно заорали.

Это заревел движком тягач. Мичман, занявший место водителя, еще немного погазовал, а потом стронулся с места и поехал, лязгая гусеницами, что вызвало еще один приступ радостных криков. Все понимали нужность техники. По крайней мере не своими руками копать поле придется.

Махнув мичману рукой, чтобы остановился и заглушил двигатель, каплей связался с АПЛ.

– Товарищ командир, как минимум одна единица техники на ходу, уже завели, да и остальные выглядят весьма неплохо, кроме мелочи и грузовиков с вездеходами.

– Это хорошая новость, Олег, просто отличная. Но не задерживайтесь там дольше необходимого. Возвращайтесь.

– Может тут останемся? Проведем более тщательный осмотр. Еще что-нибудь подлатаем…

– Не стоит. Все подробности на борту. И поторопитесь, не забывая поглядывать по сторонам.

– Понял, товарищ командир, возвращаемся. Конец связи.

– Может на МТ-ЛБ попробуем вернуться? – предложил мичман, выбравшийся из тягача и слышавший разговор, поняв, что обстановка изменилась о чем свидетельствовал «Орлан-10» наматывающий круги, что явно не с проста. – Седловины гор вроде бы вполне проходимы для этого зверя.

– А давай! Может даже еще чего-нибудь с собой прихватим? Вон, от вездехода второе звено прицепим? Тоже целое вроде… Тогда не только с комфортом прокатимся, но еще и груз какой-нибудь прихватим.

– Можно! Даже нужно!

12

Возвращение разведчиков каплея Шорохова на тягаче с прицепом вызвало ликование среди экипажа, так что даже не заметили отсутствие старлея Чибисова с его людьми, коих на время изолировали в комнате релаксации, напичкав антидепрессантами. При этом майор медслужбы Коробкин засел освежать память по курсу психологии.

– Как они, Иван Максимович? – поинтересовался Королев, имея ввиду прежде всего старлея и матроса Овсянникова.

Остальные тоже были подавлены, но опасность психологического срыва была минимальной.

– Не очень, Святослав Владимирович, – чуть покачал головой начальник службы «М». – Замкнулись, на лицо явная тяжелая депрессия… Сами видели какие они оттуда кадры принесли. Хоть и закалены всякими ужастиками, но фильм – это фильм, а реальность есть реальность. Так что мы еще с ними помучаемся.

– Понятно.

Командир АПЛ с ужасом ожидал, когда начнется вал подобных депрессий. Часть офицерского состава уже ходит по опасной грани, то и дело срываясь на подчиненных.

Он и сам находился в пограничном состоянии и неизвестно как бы себя повел, не лежи на нем ответственность за более чем две с половиной сотни человек, так что волей-неволей приходилось держать себя в руках.

Матросы и холостой младший офицерский состав пока держатся неплохо, но неизвестно, кто в конечном счете преподнесет больше «сюрпризов». Жесткий депресняк рано или поздно накроет всех, даже тех, кто сейчас выглядит радостным и довольным от попадалова. Когда начнутся реальные трудности, да вот хотя бы закончится туалетная бумага, вот тогда всех накроет понимание, что это все всерьез и навсегда и всевозможные чудеса, если они тут имеются, не компенсируют утерянного. Люди начнут ломаться.

 

«По-хорошему надо бы пистолетики и автоматы у них забрать, да только не поможет, – с сожалением подумал капитан первого ранга Королев. – Наоборот только хуже сделаю, наведу на ненужные мысли тех, кто об этом пока даже не задумывается, опять же покажу, что я им не доверяю…»

– И ведь пьянкой делу не поможешь…

– Это да, только шило впустую истратим, – согласился майор Коробкин, понимая куда клонит командир. – Так что будем пока медикаментозно купировать возможные обострения.

– Да и не время сейчас в такой непростой обстановке в загул уходить, тем более что он потребуется длительный, одной вечерней пьянкой для вправления мозгов не обойтись.

Утром снова запустили БПЛА. На этот раз для разведки имелась конкретная цель, а именно определить, кто жег огонь.

– Тепловая метка на месте, – практически сразу после взлета «Орлана-10» доложил капитан-лейтенант Злобин.

В инфракрасном режиме в небо уходила тонкая яркая ниточка рассеиваясь в вышине.

– Осталось узнать, поселение это или стоянка кочевников, – сказал старлей Зверев.

– И кто они собственно такие, – добавил Злобин.

– Будем надеяться, что люди…

– Ага… надежды юношей питают.

– Думаешь не люди?

– Посмотрим… Другое дело, откуда им тут взяться?

– Тогда кто?

– Да хоть эволюционировавшие ящеры. А то и йети какие-нибудь!

– Тьфу-тьфу… лучше уж тогда гоблины.

На это Злобин только хохотнул.

Беспилотник подняли повыше и рассчитали маршрут так, чтобы он зашел на цель со стороны солнца, чтобы уж точно не услышали и не увидели, хотя бы в первые минуты и не попрятались в лесу или пещерах.

По решению Королева велась прямая трансляция с беспилотника для всего экипажа, так что люди с интересом приникли к экранам телевизоров с напряжением и затаенной надеждой, ожидая результата.

– Зачем, Святослав? – удивился капвторанг Николаев такому решению.

– А почему бы и нет, Эдуард? Скрывать нам нечего, ведь все равно придется обо всем рассказывать, а так можно сказать привет из прошлой жизни – прямой эфир с места событий. Пусть люди немного отвлекутся от переживаний.

– Разве что так…

Тем временем БПЛА завершил вираж и оператор настроил видеопоток, установив четкое изображение с фиксацией по месту, дабы как бы ни маневрировал «Орлан» видеокамера сопровождала выбранный в качестве цели объем пространства.

Зверев, как второй оператор, дополнительной видеокамерой высокого разрешения при этом зафиксировал одного из аборигенов облаченного в шкуры. Тот, сидя на валуне, положив на колени кусок толстой кожи, сосредоточенно стучал камнем по камню, видимо изготавливая какой-то нужный в хозяйстве инструмент, не то каменной нож, не то топор, а то и наконечник для копья.

– По первому впечатлению – люди… – неуверенно пробормотал помощник командира кап-три Ершов.

– Неандертальцы какие-то… – добавил капвторанг. – Разве что носы странные…

Ну да, определенное сходство с тем, как современники представляют себе своих вымерших конкурентов по разуму, имелось. Массивное тело, не толстое, а именно широкое в кости. Лица круглые, не обезображенные интеллектом, то есть со скошенными лбами, массивными надбровными дугами и мощными челюстями. Волосы длинные, густые неопределенного окраса из-за того, что их явно никогда не мыли как следствие образовались колтуны. Бородки при этом жиденькие… Что до носов, то они были на удивление маленьким и какими-то вздернутыми, словно кончик носа срезали.

– Может действительно срезали? – вслух подумал Королев. – Каких только самых кошмарных обычаев не бывает на свете…

В качестве жилья выступали разборные полусферические кожаные чумы, что поставили вокруг костра.

Всего в данной группе аборигенов насчитали пятьдесят две особи всех возрастных групп от младенцев до… единственного старика укрытого шкурой м лежащего на волокуше с другой стороны костра относительно «мастера долбежа по камню». А так больше явно пожилых людей не наблюдалось, что впрочем естественно для примитивных сообществ, где слабые и старые быстро умирают. Мужчины были вооружены копьями и дубинами, как с наконечниками из камня, так и без.

«Да и этот старик совсем непрост, раз его такого немощного перемещают на волокушах, – подумал Королев. – Либо патриарх, либо что правильнее – шаман. Вождем скорее всего работает этот «мастер». Вон и обвешан всякими камешками, черепками, да узелками с лапками, плюс на голове какой-то сложный головной убор…»

В какой-то момент, дремавший шаман очнулся и вскинув голову внимательно всмотрелся в небо, обшаривая его глазами. Что-то зашептал, перебирая амулеты, а потом и вовсе принял допинг из одного из многочисленных мешочков болтавшихся на поясе, что стали видны после того, как шаман сбросил с себя шкуру-одеяло.

Глаза закатились, мелко задрожал, а потом замер и теперь глаза не бегали по небосводу хаотично, а точно смотрели в объектив камеры.

– Брр… он что, реально видит «птичку»? – аж передернул плечами помощник командира кап-три Букин с «Томска».

– Похоже на то… – пробормотал Королев.

Но к счастью шаман наблюдал за наблюдателем недолго и крупно вздрогнув, вновь погрузился в дрему или просто вырубился истратив силы.

«Орлан» заложив очередной вираж, зафиксировал две тепловые метки на вершинах соседних гор. Как оказалось, то были часовые, контролирующие обратные скаты гор, дабы никто не смог незаметно подобраться к стоянке.

Видно, было, что это даже не молодые мужчины, а юноши, (а кого еще гонять на верхотуру – только молодых), но оснащены они оказались весьма плотно, туловище прикрывала кираса из твердой кожи, причем с какими-то роговыми пластинами, как у крокодила. Руки и ноги закрывали поручи и поножи, а вот щитов не имелось, как и хоть какого-то подобия шлемов.

– Серьезные ребята…

БПЛА вновь вернулся к созерцанию стоянки.

– Мн-да, дамочки у них конечно… – с тоской протянул капитан третьего ранга Ершов. – Я столько не выпью… А если и выпью, то как мужик уже буду в состоянии не стояния…

Присутствующие весело хмыкнули, зная его как дамского угодника. Вроде сам невысокий, плотный, да и красавцем не назвать, а поди ж ты, успехом у женщин пользовался.

Тем не менее все обратили внимание на «дам» в количестве двадцати пяти особей, против пятнадцати мужчин. В гендерном соотношении наблюдалась явная диспропорция, но это тоже легко объяснимо для примитивного сообщества, где мужчины как защитники и охотники несли повышенные потери в том числе при столкновении с конкурентами за территорию…

Дамы, так же облаченные в шкуры более тонкой выделки, шуршали по хозяйству собираясь что-то готовить из корений и мяса, следили за немногочисленными детьми, мяли кожу, шили. Ну что сказать, внешность действительно не располагала… да еще с такими носами. Ближайший аналог – австралийские аборигенки. То есть нужно «оголодать» ну очень сильно, чтобы на них позариться и то, наверное, лучше будет прикрыть их лица… паранджой.

– А кого это они там пасут? – заинтересовался Королев, так как чуть в стороне, на склоне несколько аборигенов контролировали большое стадо какие-то животных, и дал команду операторам БПЛА сменить объект наблюдения: – Борис, посмотри, что там за животные пасутся.

– Один момент, Святослав Владимирович…

Десять секунд и на экране появилось пасущееся животное, флегматично что-то жевавшее. Всего их в леске насчитывалось больше сотни.

– Динозавры какие-то, – произнес капвторанг. – Мясо-ездовые.

Животные действительно сильно напоминали динозавров Юрского периода. Массивные, даже какие-то бочковатые, стоящие на толстых лапах-столбиках, их отличительной чертой являлся короткий крючковатый клюв вместо пасти, внушительный рог как у носорога, и «воротник», так же с роговыми отростками по краям.

– Угу… Кто-нибудь в курсе, как они называются? – поинтересовался Королев.

Но знатоков по динозаврам не нашлось.

– Что-то мне не дает покоя в них, – задумчиво сказал Королев.

– Что? – спросил его старший помощник по прозвищу Казанова.

– Если бы понял, то сразу и сказал бы…

– Может двигаются как-то странно? – предположил Ершов. – Как-то замедленно и… угловато что ли?

– Точно! – щелкнул пальцами Королев. – Похоже двигаются высокие люди… Я бы даже сказал, очень высокие люди… Борис! – снова вызвал оператора БПЛА, командир подводной лодки.

– Слушаю…

– Есть возможность определить размеры наблюдаемых объектов?!

– Так точно…

Прошло несколько секунд и на экране появился результат.

Все невольно охнули.

– Да ладно, – потрясенно выдавил из себя Ершов. – Дама просто не заметит моих потуг… даже если я буду в полной боеготовности! Мой пестик будет болтаться в ее тычинке как язычок в колокольчике!

Несмотря на ошарашенность, присутствующие в ЦП несколько нервно хохотнули невольно представив себе эту с позволения сказать эротическую картину.

– Каплей, ты там случайно ничего не напутал с параметрами? – опять обратился Королев к оператору БПЛА.

– Никак нет, товарищ командир… – слегка заторможено ответил Злобин, видимо сам пребывая в шоке от полученных результатов.

– Но этот абориген получается ростом больше тех метров! А их дамы немногим меньше!

– Получается, что так, товарищ командир… А их… динозавровые свинки – полтора метра высотой и два в длину…

– Вот же ж…

– Хм-м… если верить разным телепередачкам РЕН-ТВ, то и на Земле были свои трехметровые гиганты, и даже пяти-семиметровые… А тут они похоже живут и здравствуют, – сказал капвторанг Николаев.

– Наверное благодаря высокому содержанию кислорода вымахали, – предположил Ершов.

– Да уж… связываться с такими… титанами не стоит, – даже с каким-то восхищением в голосе сказал Букин. – Их ведь в случае чего хрен завалишь, не факт, что череп из автомата пробьешь. Тут пулемет нужен, а с крупняком у нас беда.

– Действительно, враждовать с ними не стоит, – согласился Королев, нервно хохотнув. – Шмякнут дубиной и в лепешку… С ними лучше дружить.

– Будем пытаться наладить с ними контакт, Святослав? – спросил капвторанг.

– Пока не будем торопиться, Эдуард. Понаблюдаем еще немного. Вдруг они агрессивные? В конце концов мы ведь на их территории обосновались… без спроса, им ведь не объяснишь, что мы не виноваты, и как они себя по отношению к нам поведут – хрен знает. Так что пусть о нас не знают как можно дольше. А мы пока подготовимся получше… товары для них какие-нибудь подберем или сделаем.

– Тоже верно… из металла что-нибудь: ножи да топоры.

– Ну да, что-то вроде того.

Экипаж, глядя на трансляцию, гудел.

– Гляди братва, уроды какие! Натуральные огры! Ну чистое фэнтези!

– Осталось найти троллей, орков, гномов, гоблинов и эльфов до кучи!

– Про людей не забудьте!

– Да, это самое главное, а то ведь не факт, что эльфийки будут симпатичные.

– А главное добровольно дадут!

Матросы жизнерадостно заржали.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru