Акула

Георгий Лопатин
Акула

– Действительно!

7

Процесс транспортировки раненых продолжался до самого вечера. Раненых с «Томска» действительно оказалось очень много, хорошо если половина могла передвигаться самостоятельно после лошадиных дох обезболивающих и стимуляторов. Но сначала всем, кто заполучил переломы конечно же пришлось наложить гипс. В общем экипажу с «Акулы» пришлось сделать три ходки, чтобы вынести «томичан», что не могли идти сами и вынести различный груз.

Уточнили список погибших в число которых вошел командир «Томска». У Королева по этому поводу не возникло и тени облегчения в плане опасения за свою власть, так как был уверен, что они бы сработались.

Начался аврал с размещением прибывших, но командира АПЛ это почти не касалось. Командиры отсеков сами изыскивали резервы и распихивали новеньких.

Конечно, каких-то проблем не избежать, так возросла нагрузка на камбуз и особенно на гальюн, но пока все решаемо, особенно в плане воды. Не зря ведь помимо прозвища «Плавучий Хилтон» «Акуле» дали и другое прозвище – «водовоз» из-за огромного количества воды, что АПЛ вынуждена перевозить в качестве балласта и держать ее в себе во время стоянок, чтобы находиться в погруженном состоянии с едва выступающей над волнами палубой.

Так что вода есть, а потом накопится местная, из-за образовавшейся в результате камнепада плотины. Если она конечно достаточно плотная и вода не просочится не встретив препятствия.

– Эх, надеюсь, что там, ниже по течению никого нет и никто не будет брать воду из ручья, – сказал помощник командира с «Томска» капитан третьего ранга Букин отделавшийся лишь сильным ушибом ноги с подозрением на трещину в кости правой руки. – Неудобно может получиться…

Королев понятливо кивнул.

– Если обнаружим кого-то, то попытаемся объяснить опасность… начинать знакомство с аборигенами отравив их не самый лучший вариант. Или лучше попробуем своими силами сделать небольшие дамбы… сначала ниже, а потом выше по течению, чтобы отвести воду в другое русло… к нам например. Торпеды нам уже ни к чему, так что заложим их боеголовки да подорвем, обрушив породу.

Действительно, если кто-то есть ниже по течению, рано или поздно начнутся проблемы от употребления радиоактивной воды и конечно же найдут виноватых со всеми вытекающими и втекающими.

Что до радиационной обстановки на самом «Томске», то все оказалось не так страшно. После проведения вентиляции отсеков, уровень радиации сильно упал, так что в случае чего, какое-то оборудование вполне можно будет демонтировать и использовать по назначению.

Подступил вечер.

К закату запустили один реактор, чтобы получить в достаточном количестве электроэнергии. Проблем с запуском не возникло, все прошло штатно и все системы жизнеобеспечения заработали на полную мощность.

Еще до того как солнце зашло за горизонт расставил свою аппаратуру штурман, старлей Гвоздев.

Наконец солнце зашло и на небосклоне стали появляться первые звезды.

– Проклятье… – прошипел он.

– В чем дело, Максим?

– Да кольца эти, товарищ командир… сияют так что ни черта не разглядеть. Сами по себе закрывают значительную часть неба, да еще засветку дают на большую часть сферы.

И правда, широкая полоса планетарного кольца создавала ощущение если не городского освещения, то что-то близко к тому. При желании наверное можно было даже прочесть газету.

– Придется подождать еще… хотя бы час.

Королев понятливо кивнул. Как только светило «уйдет» дальше, возникнет планетарная тень и кольца «погаснут», не до конца конечно, многократное отражение оставит их видимыми, но мешать так сильно перестанут.

– Ладно… занимайся.

Королев спустился в АПЛ. День был тяжелый, а он давно уже не мальчик, усталость давала о себе знать. Тем более что завтрашний день обещает быть как бы не проблемнее прошедшего.

– Доклад утром сделаешь.

– Так точно.

В конце концов освещенность упала в достаточной степени, чтобы на небе «высыпал» нужный объем звезд для надежной работы системы распознавания.

– Хм-м… все-таки параллель, – пробормотал штурман, изучая результаты сканирования звездного неба согласно которому расположение звезд было идентично земному, разве что координаты почему-то сильно сместились, уйдя в южное полушарие. – Только какая нам разница? Все равно не вернуться ведь…

То и дело оставляя после себя длинный яркий след, падали метеориты, иногда со вспышкой сгорая в верхних слоях атмосферы. Но если днем на это не обратили большого внимания, то ночью с внутренней стороны кольца стали заметны довольно крупные булдыганы.

«Это даже не челябински, – с легким содроганием подумал штурман, – это в лучшем случае тунгусы. В худшем… даже думать не хочется. И ведь рано или поздно грохнутся…»

8

Утром командир корабля принял доклады вахтенных, но все было нормально, все системы работают штатно и отсутствуют происшествия. Люди пока находятся в шоковом состоянии и пока особо не дергаются, откровенных неврастеников нет. Дел опять же хватает, вот и сейчас продолжится более вдумчивое размещение экипажа с «Томска» в том числе с распределением по вахтенным командам.

Связался с лазаретом.

– Что по раненым?

– Если не считать сломанные носы, челюсти и сотрясения головного мозга разной степени, что рано или поздно вылечим, то у одного ушиб позвоночника, что тоже через какое-то время оклемается, у двоих подтверждаю перелом…

– Хреново…

Королева аж передернуло. Это ведь паралич. Лучше уж сразу…

Еще раз встряхнув головой, он поспешил переключиться на другую тему. Тут как раз с докладом штурман Гвоздев.

– Значит параллель…

– Так точно. Что до координат, то мы сейчас в районе Рио-де-Жанейро…

– Мн-да… Если параллель, то и развитие должно быть параллельно… Здесь же вместо Луны – астероидное кольцо, да и география явно отличается.

– География отличается из-за отсутствия Луны, товарищ командир.

– А ее почему нет?

– Не могу знать, товарищ командир. Может астероид, что у нас уничтожил динозавров, здесь врезался в Луну и разрушил ее.

– Это ты хочешь сказать, что тут динозавры могут водиться?

Все присутствующие в ЦП невольно повернулись в сторону штурмана. Оно и понятно, мало радости знать, что тут где-то поблизости может бегать какой-нибудь тиранозавр.

– Сильно сомнительно, товарищ командир. Обломки Луны могли зачистить поверхность от динозавров куда как лучше, чем тот астероид.

Все выдохнули с облегчением.

– Но вопрос все же в том, когда именно произошло столкновение…

– То есть еще до появления динозавров могло?!

– Очень даже может быть, Святослав Владимирович. Почему нет?..

Все снова напряглись, понимая что развитие жизни в таком случае здесь могло пойти совсем по другому непредсказуемому пути и даже тиранозавр рекс может оказаться милым няшкой по сравнению с тем, что появилось тут.

«Вплоть до появления каких-нибудь разумных ящеров», – невольно подумал Королев вспомнив одну из теорий, что один из видов динозавров был настолько умен, что вполне мог через какое-то время обрести полноценный разум.

– Ладно, посмотрим, что тут есть, а чего нет. Борис Андреевич, пойдем снова птичку запустим, да посмотрим окрестности более тщательно. Может животинки, что тут обитают, уже успокоились после вчерашнего бедлама, что устроило тут наше появление, и вернулись на свои пастбища и охотничьи угодья…

Капитан-лейтенант Злобин, кивнул и стал собираться. Снаружи было пока прохладно и не мешало утеплиться, одев бушлат.

То, что животный мир слегка очухался стало ясно стоило только взглянуть в небо. В вышине наматывали круги какие-то птицы.

– А может и не птицы… – пробормотал Королев взглянув на обитателей небес в бинокль.

Смущала слишком уж большая голова, а точнее клюв, длинный. Да и хвост какой-то не такой… тоже длинный и узкий. Крылья тоже какие-то подозрительные…

– Птеродактиль, что ли?! Только бы не мир динозавров!

Тем временем «Орлан-10» подготовили к вылету, о чем и доложил Злобин.

– Готово, Святослав Владимирович.

– Запускай! Давай по спирали до упора. Фиксируй любое движение и особенно высокотемпературные засветки, сиречь костры.

– Понял.

Сработала катапульта и жужжащий БПЛА взлетел в небо. Капитан-лейтенант выбрав соответствующую программу полета, включил автопилот. При этом шла не просто запись, а составлялась карта местности в 3-Д формате.

Снова увидели поверженный «Томск», а потом перекрученный «Северодвинск».

«Надо все-таки к нему наведаться и посмотреть, что к чему», – со странной внутренней неохотой, подумал командир АПЛ, от понимания того, что ничего приятного там не увидит.

Минуты шли за минутами, но чувствительные видеокамеры не фиксировали ничего интересного, ни движения, ни тепловых засветок.

Разве что за горой, лежащей за «Северодвинском» обнаружили небольшую долину в пару квадратных километров. При этом на ней отсутствовала древесная растительность, только какие-то кусты и не сильно высокая трава. Хватало камней.

– Будем надеяться, что слой почвы там достаточно велик, – буркнул Королев. – В крайнем случае нарастим дополнительно…

Королев уже собирался уходить, как Злобин, обратив на себя внимание командира, перехватил управление аппаратом и сменил курс.

– Что там?

– Похоже еще что-то с нами забросило…

И правда, среди гор, примерно в двадцати километрах на юго-восток виднелся знакомый участок с осыпью.

«Орлан-10» под управлением командира БЧ-4 вскоре оказался над подозрительным местом, но ни подводной лодки ни надводного корабля они не заметили.

– Танки… точнее САУ и еще какая-то техника… гусеничные тягачи… а вон двухзвенный тягач…

Злобин сделал несколько фотографий блестящей техники из-за чего она имела какой-то несерьезный и игрушечный вид. Из-за отсутствия краски так же невозможно было понять какому подразделению она принадлежала.

 

Собственно, относительно рядом с Мурманском находилась только одна воинская часть с подобной тяжелой техникой на вооружении.

– Скорее всего это восьмидесятая отдельная арктическая мотострелковая бригада… – сказал Королев.

– Близко что-то от нас их выбросило… – неуверенно сказал Злобин.

– Ну да… Только что мы знаем о переносе? Ничего. Может тут какой-то эффект воронки? С какой-нибудь площади на Земле выбрасывает в одну точку здесь… Потому и компактно друг к другу перенесло и чем объекты легче, тем ближе к центру «слива» кидает. А эти танки и прочая техника по сравнению с подлодками сущие пушинки.

– Логично, – после короткой паузы согласился Злобин. – Только зачем по ним пальнули?

– А почему бы и не пальнуть? Это ведь по сути единственная часть по-настоящему боеспособная, прикрывавшая северное направление, что могла попить крови у противника. Вот и устранили ее радикальным образом.

– Ну да… – кивнул Злобин, а потом переключился на другую тему: – Нам придется хорошенько поколупаться в камнях, чтобы вытащить технику… Сколько там ее вообще было?

– Много… Давай, пройдись пониже…

«Орлан-10» повинуясь оператору снизился на предельно малую высоту, но кроме «ошкуренной» техники ничего, а именно людей, ни живых, ни мертвых, заметить не удалось.

«Их как раз скорее всего на атомы разобрало. Если уж металл испарило, то плоть – подавно», – подумал Королев.

– Похоже прямое попадание…

– Это вы про то, что выглядят… нормально, товарищ командир?

– Угу… не скручены и не вывернуты мехом внутрь. Может даже на ходу?

– Было бы неплохо. Хотя бы для того чтобы поле вспахать… Только пушки вряд ли боеспособны останутся, даже если найдем хоть одну не погнутую после того как они по склонам покувыркались…

– Ну да… калибр эффект аннигиляции им увеличило не слабо, а самим снарядам калибр наоборот уменьшило… Да и остальное оружие в полную негодность пришло, – тяжело вздохнул Королев, осознав, что пополнить боеприпасы не удастся. – Хотя что мы знаем о том, как все в действительности обстоит? Может эффект аннигиляции не объемный, а поверхностный?

– Пушки тогда в любом случае пострадают, даже если с поверхности слизнуло несколько миллиметров стали. Разорвать может при выстреле.

– Тоже верно… Ладно, давай дальше веди разведку по плану, а я пойду формировать наземные группы… Надо как минимум оценить пригодность техники, конкретно тягачей, к использованию по назначению. Даже если их не особо задела аннигиляция, то кувыркание по склону исправности им не добавило.

– Ну да, побить могло сильно.

9

После завтрака Королев собрал в кают-компании весь комсостав в том числе с «Томска», сказав:

– Только что обнаружили место выпадения техники восьмидесятой арктической, так что, если нам повезет и эффект аннигиляции поверхностный, а не объемный, то есть все шансы, что хоть какая-то техника у нас появится, все не лопатами поля вспахивать, да и на другие транспортные нужны пригодится.

Офицеры можно сказать радостно загудели.

– В связи с этим, после того как я сделаю сообщение экипажу, нужно сформировать три группы разведчиков, желательно из добровольцев. Одна самая крупная человек из двадцати с парой механиков-мотористов пойдет к остаткам мотострелковой части. Вторая, человек десять, отправится к «Томску». Нужно посмотреть обстановку. Может не все так уж и страшно там с реактором… Так же надо сделать все, чтобы второй реактор не пошел в разнос. Ну а если все плохо, то оценить возможность вынести все что только можно до того, как все станет совсем хуже некуда. Ну и к «Северодвинску» надо разведгруппу сформировать… Товарищи помощники, это все на вас, – обратился он к двум капитанам третьего ранга Ершову и Букину с «Томска», что отделался лишь синяками.

Те понятливо кивнули.

От желающих записаться в разведчики не было отбоя, так что сформировать три группы не составило труда даже для «Томска» из числа самих «томичан».

После обеда три группы выдвинулись по своим маршрутам.

Химик взял пробы воды и теперь химичил прямо на месте. За прошедшие сутки образовался небольшой водоем, так что решение использовать забортную воду логично, ведь свои запасы даже при установленном лимите исчерпаются быстро.

Что бы экономить воду теперь гальюном могли пользоваться только вахтенные, остальные должны были выбираться наружу. Как раз для этих целей оборудовали туалет типа сортир.

Так же матросы принялись за раскопки штатного хода, а то пользоваться рубочным люком было очень неудобно.

Отверстие в рубке, что раньше было окном, закрыли решеткой, наварив стальные прутья. А то пролезет еще какая-нибудь хрень… решив, что это отличное место для гнезда или берлоги. Так что к черту такие сюрпризы.

Пока матросы под командованием мичманов и младших офицеров двигались к своим целям, «Орлан-10» продолжал «разматывать» спираль все дальше удаляясь от «Акулы».

На экране замигала рамка, фиксирующая движение. Оператор увеличил изображение, но это оказались какие-то горные козлы, довольно здоровые, размером с пони, особенно рога внушали уважение, но не только своей массивностью, а тем, что имели отростки с внешней стороны. В общем если боднет, то мало не покажется, насадит на эти шипы, мотнет головой и перебросит через себя.

– Уже легче… – вслух подумал Злобин.

– В смысле? – поинтересовался его коллега по должности, командир БЧ-4 с «Томска» старший лейтенант Зверев, что поднялся наверх.

– Явно не динозавры… А то в небе вместо птиц какие-то птеродактили кружат… вот и подумали, что тут «Парк юрского периода».

– Хм-м… Но все равно несоответствие, динозавры и млекопитающие…

– Это да…

– Да и какая нам собственно разница, млекопитающие по горам скачут или ящеры?

– В смысле? – удивился Злобин.

– Греков среди нас нет, так что нам что ящеры, что… козы. Никто на них не позарится.

Связисты невесело посмеялись не бог весть какой скабрезной шутке. Ну а что, люди молодые, волей-неволей все мысли несмотря на произошедшее скатывались к… процессу размножения. Основной инстинкт, что только усилился в чужом мире. Все так или иначе думали над тем, будет тут с кем… размножаться или все, для них нарисовалась картина Репина «Приплыли»?

В тоску вгоняло и то обстоятельство, что горы довольно пустые. На земле мало мест, где почти не живут люди, в основном из-за проблем с водой. Но тут в недостатке воды нет. Ручьи текут почти везде, более того, образуются целые озера так что какие-то жители должны иметься. Но их нет. Почему? Может быть слишком опасно? А если так, то что эта опасность собой представляет?

Час проходил за часом и словно на заказ, когда пришло время возвращаться из-за расхода топлива, на экране вновь замерцала рамка, но на этот раз сигнализируя о тепловой засветке в виде рассеивающейся по мере набора высоты ниточки.

– Костер?.. – даже как-то неверующе пробормотал каплей.

Злобин тут же связался с командиром, плохо сдерживая возбуждение в голосе, доложив:

– Тащ командир, фиксирую тепловую засветку, километрах в тридцати на юго-запад, предположительно дым от костра! Провести целевую разведку? Резерв по топливу еще есть! Как раз хватит узнать, что к чему!

– Отставить!

– Почему?!

– Потому! Успеем еще узнать, кто там костры разводит, каплей! Никуда они теперь от нас не денутся. Возвращай птичку и снова готовь ее к вылету! Теперь надо вести плотный контроль разведчиков, чтобы не дай бог никто к ним незаметно не подобрался! Понял?!

– Так точно!

– А еще лучше поднимите вторую птичку и ведите контроль разведчиков с двух аппаратов.

– Так точно.

Злобин дал команду БПЛА на немедленное возвращение. Командир прав, кто там в горах костер жжет, можно узнать чуть позже, да и внимание к себе раньше времени привлекать не стоит. Сначала не мешает установить охранный периметр.

Притащили «томский» «Орлан-10» и им занялся уже Зверев.

В то время как прилетел и стал опускать на парашюте БПЛА с «Акулы», «томский» уже летел контролировать разведчиков двигавшихся к останкам восьмидесятой арктической. Быстро проверили севший БПЛА, собрали и упаковали парашют, заправили и снова запустили в воздух с катапульты.

Разведчики двигавшиеся к «Северодвинску» как раз достигли цели, когда над ими показался «Орлан».

– Злоба, в чем дело? – по рации спросил старший лейтенант Роман Чибисов, ведший данную группу и заметивший БПЛА над головой.

– Пока все в норме Чибис, приказ Короля. За горизонтом замечен дым, подозрение на костер, вот и страхую вас, на случай если вдруг аборигены, кем бы они ни были, подберутся незаметно к вам, пока вы с лодкой колупаться будете. А то может в какой-нибудь пещере прячутся и как выскочат!

– Принял…

10

Информация о том, что обнаружены признаки присутствия аборигенов, а костер говорит о их разумности, несколько выбили старшего лейтенанта Чибисова из колеи. Вообще-то он старался не думать об этом и теперь находился в легкой прострации.

– Хоть бы люди… – вздохнул он.

– А я бы и от эльфиек не отказался, как водится, чтобы светленькая и темненькая была, – гыгыкнул матрос Кирилл Овсянников и был поддержан сослуживцами.

Разговор по рации слышали все и в связи с этим сильно возбудились.

– Заткни пасть, Овес, – рыкнул на него старшина первой статьи Владимир Колесов. – Через год ты уже зеленой гоблинке рад будешь, тем более что по комплекции именно она тебе больше подойдет, лишь бы не козу охаживать.

Остальные матросы несколько истерично хихикнули на это заявление старшины, тем более что он прав, ибо Овсянников ростом не вышел, что называется, метр с кепкой, по крайней мере являлся самым низким в группе.

Но тот не сильно-то и обиделся, так как несмотря на тщедушность, что должно было воспитать в нем злобный и мстительный нрав согласно поверью, наоборот отличался легкостью характера и любил пошутить.

– Ну чего сразу гоблинку? – делано возмутился он.

– А кого еще?

– Ну хотя бы гномку! Тоже вроде как под мой рост подходит!

– Так она тебя раздавит! – уже с откровенным смехом заметил на это другой матрос Артем Малинин. – Они же по канону широкие и тяжелые!

– С хрена ли?! Ведь не она на мне скакать станет, а я на ней пыхтеть буду!

– Заткнулись все, – дав немного времени матросам выплеснуть внутреннее напряжение смехом, произнес старлей Чибисов, – продолжаем движение.

И вот он «Северодвинск».

– Твою мать… – охнул кто-то.

Изображение на экране как водится не смогло в полной мере передать всю полноту картины, эти поплывшие и какие-то смазанные формы…

– Андреев!

– Уровень радиации в норме, – тут же отозвался радиометрист, глянув на свой прибор.

Группа приблизилась вплотную.

Командир группы приказал:

– Колесов, Орлов и Давыдов, остаетесь на контроле. Остальные за мной.

– Я туда не полезу! – заупирался Овсянников. – Жуть же жуткая!

– А куда ты на хрен денешься?! – криво усмехнулся Чибисов. – Или ты думаешь, зачем я себе самого мелкого из всей команды отбирал?

– Не хочу… ее словно из варпа выплюнуло!

Все невольно замерли, в головах пронеслись неприятные мысли на соответствующую тему, ведь все были так или иначе знакомы с книжной вселенной бесконечной войны и демонов «Вархаммер 40.000».

– Да чтоб тебя! – зло сплюнул Колесов и хотел отвесить Овсянникову подзатыльник, причем хороший такой подзатыльник, без дураков, вплоть до сотрясения мозга, но тот на свое счастье успел увернуться.

– Харэ херней страдать, – взяв себя в руки, произнес старший лейтенант, на которого это заявление мелкого матроса тоже подействовало не лучшим образом. – За мной.

Взобраться на блестящий корпус не составило проблем ибо его так же завалило частично битым камнем.

Шахтные люки тоже покорежило. Одни остались намертво закрыты, а другие наоборот повело так, что появились щели. Третьи люки загнуло словно и вскрыло.

Чибисов заглянул в одну из таких шахт.

– Ч-черт…

Ракеты в шахтах так же изувечило.

– Как только не рванули? – удивился Овсянников, так же заглянувший внутрь.

– А с чего бы они должны были взорваться? – ответил на это командир группы. – Их корежило в… эластичном пространстве, если можно так сказать, то и никаких обрывов внутри схем нет…

Вот и рубка. Ее неведомые силы изувечили особенно сильно превратив в какую-то воронку или распустившийся бутон цветка. При этом за счет скрутки корпуса по продольной оси рубка как бы лежала на боку.

– Очень надеюсь, что пройти мы не сможем, – пробормотал матрос Овсянников.

– Зря надеешься, – сказал старший лейтенант, заглянувший внутрь. – Тут не то, что ты пролезешь, тут белый медведь спокойно пройдет.

 

И правда, искажение корпуса привело к тому, что рубочный люк стал просто огромным, а главное открытым.

А вот теперь изнутри подлодки тянуло едким дымком.

– Андреев?

– Чисто…

– Одеть дыхательные маски…

– Может все-таки не надо, товарищ старший лейтенант? – заканючил Овсянников.

– Надо… Одеть ПДУ.

Лейтенант несколько раз глубоко вздохнул, надел маску индивидуального средства защиты органов дыхания, включил фонарь и стал пробираться внутрь. Он не ожидал увидеть там ничего хорошего. И оказался прав.

И если к немыслимым изгибам металла люди были готовы, то вот к телам экипажа – нет.

Лейтенант едва сдержал тошноту, но кого-то за его спиной все же вывернуло наизнанку.

При этом Овсянников, что не хотел идти внутрь сильнее остальных, вел себя как раз крепче прочих.

– Я же говорил… не надо сюда идти…

Чье-то тело, встреченное лежащим на палубе, выглядело отвратно, как если бы уродец-мутант рожденный от героиновых наркоманов с нескладным телом смог каким-то чудом выжить и дожить до взрослого состояния. Ближайшим аналогом было неудачно клонированное тело лейтенанта Рипли из четвертой части «Чужой». Вот и здесь что-то такое… может даже страшнее. Вытянутые конечности, жутко деформированный череп…

– Вот же мать твою, – послышался чей-то глухой голос из-под маски. – Кошмар какой-то… Я же теперь спать не смогу!

– Хр-р… – захрипело и дернулось тело.

– А-а-а!!! – заорали матросы и ломанулись прочь сбивая друг друга.

Чибисов тоже инстинктивно отшатнулся назад, но все же остался, а Овсянников, ожидавший чего-то такого, наоборот подошел и опустился перед телом на колени и наклонился, вслушиваясь.

– Слушаюсь, товарищ капитан второго ранга… – ответил он, после чего встал и четко отдав честь, передернул затвор автомата, и сделал одиночный выстрел в голову лежащему.

Чибисов даже не успел никак на это отреагировать, да и вообще находился в несколько заторможенном состоянии.

– Пойдемте дальше, товарищ лейтенант? – каким-то механически-безжизненным голосом поинтересовался Кирилл Овсянников. – Вдруг там еще кто-то… выжил?

– Андреев!!! – сорвав маску во всю глотку заорал Чибисов.

– Я туда не пойду!!! – послышалось от выхода.

– Да и хрен с тобой! Отдай дозиметр!!!

– Держите, товарищ старший лейтенант… – отдал прибор старшина Колесов, вместо Андреева наотрез отказавшийся возвращаться. – Я пойду с вами…

– Нет, продолжай контролировать обстановку снаружи.

– Хорошо.

Старшина удалился.

– Идем…

И они пошли.

Встречались еще тела, столь же сильно изуродованные, но им последняя услуга не требовалась. Кто-то умер от шока, кто-то от несовместимых с жизнью внутренних изменений (сердце пережало ребрами, легкие или перекрыло дыхательные пути), другие буквально срослись с металлом… Но большинство похоже банально задохнулись.

Старший лейтенант с матросом пробирались все дальше, их задачей было оценить реакторы, но дозиметр не показывал ничего опасного. Более того, чем ближе они подходили к реакторному отсеку, тем меньше были внешние изменения, а то ведь поначалу иногда приходилось буквально протискиваться в проемы при том, что все люки были изначально открыты. А тут все целехонько…

«Словно имматериум на реактор вообще не смог воздействовать», – подумал Чибисов и посмотрев на матроса, что внедрил идею варпа, мысленно сплюнул.

– Похоже реакторы в норме и автоматически заглушены, – сказал Овсянников.

– Согласен. Уходим…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru