Акула

Георгий Лопатин
Акула

3

– Борис, – обратился командир АПЛ к связисту, – готовь свою птичку к вылету. Нам как воздух надо знать, что происходит вокруг, ну и… мало ли, вдруг мы тут не одни такие…

И только сейчас до всех дошло что вместе с ними могли попасть их соседи, ведь могло прилететь и им, так что следовало как можно быстрее узнать, как у них дела.

– За боротом вроде бы все-таки утро. Солнце, как мне кажется, чуть приподнялось и если так, то когда ты подготовишь свой аппарат к полету станет совсем светло.

– Так точно!

Злобин тут же убежал из центрального пункта расконсервировать легкий БПЛА «Орлан-10». Оснастили подводные лодки беспилотниками на всякий случай, не столько для разведки, сколько наверное для поиска пострадавших в случае какого-нибудь, как говорится, неизбежного на море ЧП.

Королев же тем временем задумался об экипаже, что все это время маялся в неизвестности.

«Ну и что мне им сказать? – подумал он. – Правду? А как они на нее отреагируют?»

Словно оттягивая непростой момент кап-раз связался с лазаретом.

– Медицина! Что у тебя?

– У Эдуарда Никитовича сотрясение головного мозга средней степени тяжести, Святослав Владимирович. Рану на голове зашил, но выйдет он от меня не скоро. Только если действительно что-то экстренное, вколю ему стимулятор, но не желательно. Покой, лучшее лекарство.

– Ну, по поводу экстренности… тут как посмотреть, конечно… – невольно невесело усмехнулся, Королев. – Ладно, что по остальным пострадавшим?

– У двоих переломы рук, один сломал ногу, еще у одного подозрение на перелом ребер. Сейчас рентген делаю… А так в основном ушибы.

– Ясно. Готовься к тому, что пациентов может сильно прибавиться… так что избавься от легких с ушибами, пусть у себя в кубриках отлеживаются.

– В смысле прибавиться?

– Ах да… ты ж не в курсе… в какой жопе мы оказались… В общем слушай общее оповещение от меня и сам все поймешь.

– Х-хорошо…

Королев, отключившись от лазарета, немного помедлил, откашлялся и наконец включил общую трансляцию:

– Внимание, экипаж! Говорит командир, у меня для вас есть новости и одна из них даже хорошая, а что до остальных, то для кого как… – произнося эти слова Королев невольно скосился в сторону штурмана, для которого это попадалово не только не опечалило, а как бы не наоборот – возбужден, едва себя сдерживает, чтобы не вскочить и не начать бегать по потолку, глаза горят, в общем человек в ожидании веселого приключалова, что стало столь модно в последнее десятилетие в фантастической литературе, целый поджанр сформировался.

Да, Королев был в курсе сего литературного течения, что начинает постепенно перекочевывать на экраны, имелись свои дети, что весьма этот раздел уважали, ну и сам почитывал при случае, когда свободное время было, что-то нравилось, что-то нет.

Но самому куда-то попасть у него ни разу желания не возникло. Ни с ноутбуком к Сталину скорее всего к расстрельной стенке. Ни в будущее, в космос, «бороздить большие театры». Ни в вонючее прошлое, будь то каменный век, античность или средневековье, чтобы словить стрелу в жопу и сдохнуть от гангрены. Семнадцатый, восемнадцатый и девятнадцатые века ничем не лучше. Ни в фэнтези, чтобы там тебя ухерачили файерболом или еще какой магической гадостью, а то и вовсе какое-то чудовище сожрало. Ни вообще никуда.

– Начну с хорошего – мы живы. Плохое – мы попали. Да-да… в тот самом смысле, черт знает куда или в когда. Хотя как подозреваю, для кого-то это вторая хорошая новость. Нет, товарищи офицеры, мичманы, старшины и матросы, ваш командир не перепил шила до белочки и зеленых чертей с инопланетянами до кучи, и даже не под кайфом… более того, сегодня даже не первое апреля, но лучше бы у меня была белочка, чем видеть все, что я сейчас вижу в действительности. Свободные от плановой вахты могут вернуться в места отдыха, по внутренней телевизионной сети будет постоянно транслироваться картинка с камер внешнего обзора. Призываю сохранять спокойствие и не делать необдуманных поступков.

«Так себе речь, не Цицерон…» – поморщился Королев.

Чтобы направить энергию экипажа в хоть какое-то конструктивное русло, чтобы банально их чем-то занять, потому как все возможно, несмотря на то, что в подводники отбирают лучших из лучших в том числе по психиатрическому здоровью и вероятность попыток суицида низка как нигде, добавил:

– Призываю всех провести ревизию своих личных компьютеров на наличие полезной информации технического и иного плана, что нам может пригодиться в автономном существовании» ибо судя по отсутствию радиосигналов мир тут не на высоком уровне.

«Надеюсь, что люди тут вообще есть… или на совсем уж худой конец какие-нибудь… гоблины, – мелькнула опасная мысль. – Чтобы парни могли хоть кого-то натянуть на этот свой конец… как главный герой сделал в книжке про тривиального попаданца, а не занимались откровенной зоофилией».

– Вдруг у вас там помимо порнографии еще что-то есть? Может у кого-то, кто залетел во флот с университетской скамьи сохранились конспекты и учебники… Доложить о полезной информации своим непосредственным командирам для создания общей базы данных…

После чего связался с камбузом:

– Как у нас с продовольствием?

– Треть от необходимого, товарищ командир, в основном продукты длительного хранения: консервы, крупы, макаронные изделия. Зелени совсем мало. Загрузка свежего продовольствия должна была состояться только сегодня…

– Значит на пару месяцев нам в любом случае хватит?

– Так точно. А если растянем, уменьшив порции, то и на все три без особой потери физической кондиции личного состава.

Ну да, моряки, а тем более подплав, питается куда как сытнее прочих родов войск, не говоря уже про пехтуру.

– Хм-м… Вот что, приказываю провести полную ревизию имеющегося продовольствия. А прямо сейчас отменить употребление в пищу картофеля. Создать запас моркови, свеклы и прочего… редиса.

«Надеюсь, если кто попал вместе с нами, у них продовольственных проблем нет», – подумал Королев.

– На посадку и создание семенного фонда, товарищ командир?..

– В точку. Посмотри сам, что там еще можно посадить и семена изъять. Может даже зерно какое-то прорастить можно…

– Я вас понял, товарищ командир, все сделаю в лучшем виде. Можете на меня положиться.

– Хорошо…

Пришел с докладом каплей Злобин.

– Расконсервация БПЛА завершена, товарищ командир. Можно запускать.

– Понял. Идем…

4

Капитан первого ранга Святослав Королев открыв верхний рубочный люк поднялся на мостик. Первое что заметил, отсутствие остекления. При этом стекла не оказались разбиты камнями, как он подумал в первый момент, ибо мелких камней внутри хватало, а просто словно исчезли. И только поднявшись на верхнюю площадку мостика понял почему удары камней по корпусы были такими резкими и звонкими, резиновое покрытие корпуса действительно отсутствовало, словно и не было никогда. Более того, стальной корпус так же выглядел словно его хорошенько отдраили шлифовальной наждачной. Это было странно.

«Хреново дело, – подумал он поморщившись. – Это ведь все заржавеет в один момент…»

Ну, не то чтобы прямо вот так в один момент, все-таки антикоррозийные добавки в стали имелись, но и не нержавейка конечно.

Королев осмотрелся по сторонам в мощный морской бинокль, мазнул по горам, но ничего интересного не обнаружил, осыпи, да елки в отдалении. Ну елки, как елки, трава какая-то вполне привычного вида, хотя конечно он ни разу не ботаник, но ничего цепляющего глаз не углядел.

Зато обнаружил кое-что интересное прямо по курсу. Пыль от камнепада окончательно осела, снесло ветерком и стала видна ферма от плавучего крана на границе обвала.

Тут же посмотрел назад ожидая увидеть плавучий док, но нет, там ничего не заметил, да и ложбина заворачивала.

– Может там? Вот как раз и проверим…

И только теперь посмотрел на небо. Тем более что как раз вылез боец с ПЗРК «Игла».

Зрелище астероидных колец вживую завораживало, экран не мог передать и десятой части величия этой картины.

– А ведь наверное метеоритные дожди здесь регулярное дело, – задумчиво побормотал он. – Как бы не прилетело нам «Челябинском», я уже молчу про «Тунгуса». Брр…

Так же обратил внимание на то, что не смогли показать телекамеры, а именно то, что «Акула» и спровоцированный ее появлением камнепад перегородила какую-то речушку.

– Ну что же, с водой по крайней мере проблем не предвидится… уже хорошо. Хм-м… а если устроить чуть ниже по течению еще одну капитальную запруду, то через какое-то время наберется достаточно воды, чтобы мы снова могли обрести плавучесть. Будем рассекать по ложбине туда-сюда, хе-хе… Другое дело, надо ли нам это?..

Чувствовать, что твой корабль навсегда оказался выброшен на берег, словно кит, став таким же беспомощным (ну почти… не забываем про ракеты, но ведь торпедами уже не пульнешь!), Королеву было чуть ли не физически больно. Не его это стихия и умирать вот так…

«А вдруг до моря, а еще лучше океана не так уж и далеко? – подумал он невольно, даже с каким-то предвкушающим возбуждением. – Можно будет сделать своеобразный каскад шлюзов и постепенно сплавиться до открытой воды!»

Идея его захватила, правда остудило то обстоятельство, что работы на это потребуется ну очень уж много и собственными ресурсами тут много не наработаешь. Сторонние возможности? Привлечь к работе аборигенов если они тут есть и хоть немного развиты? Почему бы и нет?! Осталось только их найти и как-то сподвигнуть на труд (вплоть до угрозы применения ядрен-батона по их городам!), что будет во многом сродни строительству египетских пирамид…

Наконец он вспомнил о цели и крикнул вниз:

– Поднимайте птичку!

Первым на мостик поднялся капитан-лейтенант Злобин, за ним пара матросов и стали принимать элементы беспилотного летательного аппарата «Орлан-10».

 

– Поаккуратней остолоп, – зло прорычал капитан-лейтенант, когда послышался глухой звук удара защитного контейнера. – А то я вам ваши руки-крюки вырву…

Королев задавил неуместную улыбку. Все-таки фамилия имеет какую-то магию воплощения. Вот и Злобин обладал весьма непростым характером прямо соответствующий его фамилии, а чтобы не ругаться, да еще при начальстве, сдерживаясь вот так рычал на подчиненных из-за чего среди матросов получил прозвище Борис-Животное. Но дело надо отдать ему должное знал туго.

– Борис, напомни ТТХ аппарата, – отвлек Королев каплейта от распекания подчиненных.

– Взлетная масса до восемнадцати килограмм, скорость полета до ста пятидесяти кэмэ в час, продолжительность полета до восемнадцати часов, максимальная дальность применения комплекса в ручном управлении до ста двадцати километров, и до шестисот километров в автономном режиме… но это если полет в один конец.

– Понятно, нам такого не надо… – скривился Королев. – Значит по прямой не больше двухсот пятидесяти километров, чтобы иметь запас топлива на непредвиденные погодные условия для уверенного возвращения.

– Так точно.

– Ну, хоть что-то. Продолжай.

– Максимальная высота полета над уровнем моря – до шести километров. Вот кстати на каком уровне находимся мы?

– По моим ощущениям километра два, а то и все три… Запас есть.

Злобин согласно кивнул.

– Температуры применения комплекса от минус тридцати, до плюс сорока. Спускается на парашюте. Вот собственно все основные характеристики.

– Ясно.

Тем временем достали и распаковали катапульту. Простая конструкция, помимо штатной треноги имелась специальная крепежная система для крепления на мостике, так что ее быстро смонтировали и прикрутили к корпусу.

Потом подняли трехметровое крыло и само «тело» БПЛА почти двухметровой длины к которому так же быстро прикрутили крыло, предварительно установив на катапульту. Заправили девяносто пятым бензином из канистры.

Последними достали два «чемодана» комплекса дистанционного управления и контроля, специальная мобильная модификация для подводных лодок. Так-то пункт управления подобным БПЛА находится на подвижном шасси.

Злобин быстро произвел подключение и провел предполетную тестовую проверку систем, показавшей в том числе, что высота над уровнем моря соответствует двум километрам восемью ста тридцати метрам. Несмотря на это дышалось легко и свободно.

«Ну да, здесь ведь повышенное содержание кислорода», – вспомнил Королев.

– Ну что?

– К полету готов, Святослав Владимирович.

– Тогда запускай. Начинай наматывать спиральные круги по часовой стрелке. Нам надо посмотреть, что впереди и особенно сзади нас там «за углом», а так же за склонами.

– Я помню, товарищ командир.

Катапульта сработала штатно и ревущий двигателем «Орлан-10» взмыв в воздух, начав набор высоты.

Пролетев назад, Злобин заглянул «за угол», то есть в мертвую зону за горой.

– А вот и пропажа… – удовлетворенно и с удивившей его самого радостью хмыкнул командир АПЛ увидев на экране плавучий док.

Там тоже случился камнепад, но плавдок не засыпало, наоборот он остался на склоне, с которого съехал словно сани и накатил на получившуюся каменную платформу. Правда стоял он все-таки с сильным креном.

Больше там ничего интересного не обнаружилось.

– Давай вперед!

– Угу…

«Орлан-10» пролетел над головами и умчал далеко вперед, так что его потеряли из виду, только в бинокль можно было рассмотреть. Но прямо по курсу ничего интересного не увидели.

– Давай смотри параллельные ложбины.

– Выполняю…

БПЛА повинуясь управляющим командам произвел осторожный набор высоты. Все-таки ветровая обстановка в горах часто непредсказуемая, возможны резкие порывы и хаотическое изменение направления.

Но обошлось, «Орлан-10» не сдуло и он заложил небольшой вираж но правое крыло. БПЛА прошел над вершиной хребта на высоте ста метров и оказался на той стороне горы. Еще набор высоты и полет вдоль параллельной ложбины. Там кстати тоже протекала небольшая речка, блестевшая в лучах местного светила, что на глазок в спектре излучения и размерами соответствовало Солнцу.

«Так на земле мы или где-то в параллели? – невольно задался вопросом командир корабля. – Ладно, штурман после ночного бдения точнее скажет…»

5

– Есть объект! – воскликнул капитан-лейтенант Злобин.

И правда среди груды камней виднелся весело сверкающий на солнце до блеска «надраенный» бок подводной лодки.

– Это «Томск»… – поджав губы, процедил Королев, что даже по небольшому фрагменту корпуса смог узнать АПЛ.

Да собственно вариантов немного, либо «Томск», либо «Северодвинск».

Что до хмурого состояния командира «Акулы», то тут тоже все понятно. Ситуация у братьев по паподалову была явно аварийной. Лежат на боку, да и серьезные вмятины говорят сами за себя.

– Покрутило их… – посочувствовал Злобин.

Действительно, разу стало ясно, что «Томск» «телепортировался» не на дне ложбины, а на склоне горы и естественно не удержался – покатился вниз колбаской. Как на зло выступающая рубка низкая, да и смяло ее похоже в один момент. Сложно вообразить, что там с экипажем после двух трех кувырков.

– Фиксирую движение!

И правда, на экране появился и призывно замигал красный квадратик «сопровождения цели». Умная электроника привлекала внимание оператора к подозрительному.

Открылась крышка торпедного отсека и показалась фигура в оранжевом водолазном костюме.

– Снизься и покачай крыльями…

– Понял!

«Орион-10» спикировал и прошел метрах в пятидесяти над местом катастрофы покачивая крыльями, показывая, что они обнаружены и не одни, а значит могут рассчитывать на помощь.

Разведчик, сначала недоуменно озиравшийся по сторонам, инстинктивно пригнулся, но потом, узнав аппарат, в ответ отчаянно замахал руками.

– Пройдись над ним еще раз…

– Не вопрос.

БПЛА развернулся и наблюдатели увидели, что разведчик начал избавляться от тяжелого и неудобного костюма и еще раз помахав руками, полез обратно в торпедную шахту.

Рядом с «Томском» как и в случае с «Акулой» оказался захваченный неким полем хлам. Две баржи, очень сильно измятые и буксир, от него виднелся только нос, тоже сильно засыпало. Оставалось только надеяться, что экипажа внутри не было, потому как если они каким-то чудом выжили при переносе, что крайне сомнительно, то их наверняка просто раздавило камнями.

– Давай в левую ложбину.

Злобин только кивнул и вскоре БПЛА перелетел через ложбину с «Акулой» скрылся за соседней горой.

Почти сразу увидели признак переноса, а именно разрушение скальных пород, а потом и подводную лодку, точнее то, что ею должно было быть или было.

– Что за нах?! – воскликнул капитан-лейтенант увидев картинку на экране. – Что с ней произошло?..

– Если бы я знал…

Вид «Северодвинска» вызывал озноб по всему телу. Складывалось ощущение что корпус АПЛ превратился в податливый пластилин и с ним поработал какой-то сумасшедший скульптор-авангардист. Технологические отверстия в том числе торпедные и ракетные шахты словно потекли, расширились приняв самые причудливые очертания. Сам корпус словно начало скручивать в спираль. Рубка превратилась в какую-то гротескную воронку…

Оставалось только гадать, что случилось с внутренними помещениями.

«И тем более что произошло с людьми», – холодея, подумал Королев.

– Давай на правый борт, – хрипло приказ он Злобину. – пусть твоя птичка послужит ретранслятором для лучшей связи с «Томском».

Тот заторможено кивнул. Вид «Северодвинска» удручал.

«Томичи» действительно вышли на связь, вытащив переносной комплект радиоаппаратуры.

– «Томск» вызывает владельца ПБЛА! – раздался голос в котором сквозила гремучая смесь из отчаяния и надежды. – «Томск» вызывает…

– «Томск», это «Дмитрий Донской», на связи командир корабля капитан первого ранга Королев. Вас слышим и видим. Мы недалеко от вас, справа от вас, сразу за горой!

– Ну слава богу! Вы знаете, что произошло?!

– Назовитесь!

– Прошу прощения товарищ капитан первого ранга, это я от радости… хм-м… на связи командир боевой части связи старший лейтенант Зверев!

Несмотря на ситуацию, Королев не удержался от легкого, где-то даже чуть истеричного смешка. Знал он этого Зверева, и фамилия ему тоже шла в плане характера. Ему даже прозвище особо не давали, ну да, так и звали Зверь.

– Старлей, как у вас обстановка на борту?

– Жопа у нас, товарищ каперанг!

– Без лишней лирики, стралей!

– Да какая тут лирика, товарищ каперанг?! У нас правый реактор накрылся!

– Проклятье…

«Чернобыль под боком не самое приятное соседство», – подумал Королев.

– Сильное заражение?

– Могло быть и хуже. Вахтенные успели перекрыть соседние отсеки несмотря на то, что нас покидало, но и в остальных отсеках все равно фонит с сильным превышением нормы!

– Вас понял. Выбирайтесь наружу…

– Уже выбираются, товарищ каперанг, как только стало ясно, что мы на суше. Просто у нас пострадавших много, причем половина тяжело, вплоть до двух погибших, сломавших себе шеи. У троих перелом позвоночника, про переломы рук, ног и ребер даже говорить нечего. Бошки побили страсть, носов и челюстей свороченных тьма! Лодка на боку, из-за чего передвижение по отсекам сильно затруднено. Уцелевшие еще долго будут остальных вытаскивать.

– Вас понял. Я сейчас сформирую спасательные команды и отправлю к вам.

– Принял! Ждем!

– Конец связи.

– Конец связи.

– Сажай птичку…

Злобин кивнул, «Орлан-10» взял курс на «Акулу» и вскоре над головой хлопнул парашют и БПЛА плавно опустилась на камни рядом с рубкой. На такой случай давно подготовили веревочную лесенку, так что пара матросов быстро спустилась вниз и подобрала «Орлан-10», после чего его веревкой подняли наверх.

Королев, спустившись вниз в ЦП, обратился к экипажу:

– Товарищи офицеры, мичманы, старшины и матросы! Как только что показала воздушная разведка мы здесь оказались не одни. Вместе с нами провалился «Томск». Вот только если нам просто невероятно повезло и мы встали ровным килем без дифферента и даже крена, то у «томичей» все очень плохо. Они хорошенько покувыркаюсь с горы и как понимаете, возникло много пострадавших. Ситуация усугубляется радиационным заражением из-за аварии одного из реакторов… Все свободные от вахты направляются в помощь пострадавшим. На сбор десять минут. Офицерам и мичманам получить оружие!

Про «Северодвинск» Королев пока решил ничего не рассказывать и Злобину запретил трепаться. Если с «Томском» все понятно, по крайней мере есть надежда спасти многих, то со второй АПЛ… в общем он сильно сомневался, что там кто-то выжил, а если и выжил, то лучше бы не выживали.

6

Экипаж фонтанировал энтузиазмом и искренним желанием помочь товарищам по несчастью и осознания того, что чем больше их будет, тем лучше, так что через десять минут сто десять матросов мичманов и офицеров под командованием помощника командира – капитана третьего ранга Ершова Григория Васильевича построились перед рубкой на которую вновь поднялся Королев.

Последняя проверка, но никто не накосячил, все прихватили с собой легкие одноразовые защитные комбинезоны и дыхательные приборы.

Офицеры помимо табельного оружия – пистолетами ПМ вооружились автоматами.

Королев на тему оружия только тяжело вздохнул. Мало его, всего семьдесят «калашей» да десяток автоматов для подводной стрельбы, плюс один охотничий ствол «сайга» против белых медведей. А еще хуже ситуация с боеприпасами – самый минимум. Ни снайперских винтовок, ни пулеметов, ручных гранат и тех нет… Что в общем-то понятно, ибо подводники стрелковым оружием не воюют.

«А повоевать возможно придется, – с чувством досады подумал командир корабля. – Без этого похоже никак…»

Подспудно он все же верил, что люди тут все же есть, а человек и война это практически синонимы. И как только их обнаружат, тут же попытаются нагнуть учитывая их малочисленность.

«Не долбить же по ним ядрен-батоном? – размышлял Королев. – Не, если припрет, то конечно долбанем, но это все же как-то слишком радикально».

Так же невольно гадал на тему того, на каком этапе развития находятся аборигены. А именно, знают ли они уже порох? Если знают, то дело дрянь, а в остальном еще можно потрепыхаться и вырвать себе место под солнцем. Замутить себе здесь небольшое княжество… для начала.

– Забери все оружие, особенно боеприпасы, даже если они будут фонить словно побывали в горячей зоне, – напутствовал Королев своего второго помощника.

– Понял, Святослав Владимирович.

Спасательный отряд отправился в путь и вскоре начал подъем по склону. Люди шли медленно, не горные бараны, чтобы по камням скакать, ноги переломать плевое дело. Очень уж неустойчиво все было. Да и потом, когда добрались до собственно горной породы из завала, что накрыло АПЛ движение не стало сильно быстрее. Подъем имел большую крутизну и небезопасен. То и дело из-под ног впередиидущих выскакивали камни. Некоторые даже падали, но к счастью обходилось без травм.

 

«А с продовольствием стало еще печальнее», – подумал о другой проблеме Королев.

Что-то наверное все-таки можно было бы забрать с «Томска», тот же картофель на посадку, но ради нескольких мешков картошки подвергать экипаж дополнительному радиационному заражению он не собирался. Не стоит оно того.

«Поищем местные ресурсы», – принял он естественное решение.

Спасательный отряд с «Акулы» добрался до «Томска» только спустя два часа. Спуск с горы как водится, оказался труднее и опаснее подъема.

– Товарищ командир, может вновь поднимем птичку? – предложил Злобин.

– Зачем?

– Вести наблюдение за ходом спасательных работ…

– А смысл? Не надо, на месте виднее, а так будем только ресурс «Орлана» впустую расходовать, да бензин.

Королев спустился вниз.

– Нарушаем приказы, Эдуард, – сварливо произнес он, входа в ЦП и увидев там своего старпома.

– Да ладно, Слав, – махнул рукой капвторанг. – Нормально я себя чувствую.

– С башкой шутить нельзя. Ты мне здоровый нужен… так что лучше отдыхай, нечего напрягаться лишний раз, тем более без повода.

– Ничего себе без повода! А то, что мы провалились хрен знает куда, это как, не повод напрягаться?

– А ты лишним напрягом что-то можешь исправить? Вот то-то и оно. Так чего дергаться?

– Ладно… Хоть идеи-то есть, почему нас сюда зашвырнуло?

– Есть, но толку-то? – пожал плечами Королев.

– А именно?

– «Антиматериальные» бомбы.

– Думаешь?

– А нечего тут думать. У нас все внешнее резиновое покрытие исчезло и несколько миллиметров стали слизнуло. Блестим как у кота яйца.

– Слышал я про это экологически чистое оружие массового поражения, – криво усмехнулся капвторанг. – Но все уверяли что это фейк…

– Как оказалось – реальность. Просто амеры решили спрятать утечку в ворохе информационного мусора дискредитировав ее нелепостями. Обычное дело в таких случаях, когда под нагромождением лжи уже не выделить правды.

– Ну да, это они умеют… работать с информацией. Никого кроме «Томска» с нами не зашвырнуло? Вроде помимо нас еще «Северодвинск» на базе был… Или по нему не пальнули?

– Пальнули, – с хмурым видом ответил Королев.

– И?

– Борис Андреевич, покажите Эдуарду Никитовичу результат разведки.

Злобин кивнул и достал небольшой ноутбук, куда уже слил видеофайл. После чего быстро нашел нужный эпизод и запустил воспроизведение.

– Вот же ж м-мать… Как же их… Как только не рвануло ничего?!

– Действительно… Хотя что мы знаем о произошедшем? Может там и нет никаких повреждений несмотря на изменение формы…

– Да уж… Как думаешь, почему их так… так покорежило?

– Без понятия…

– У меня есть версия, товарищ командир, – сказал командир БЧ-4.

– Озвучь.

– Думаю, что все это из-за того, что они в отличие от нас, находились в движении, когда по ним пришелся удар.

– А ведь может быть и так, – согласился старпом. – Они действительно должны были отчалить в три часа.

– Либо по ним слегка промахнулись, – пожал плечами Королев. – По нам прямое попадание и мы оказались в самом центре возникшего поля, что нас телепортировало, а они нет, в итоге их тоже закинуло, но вот в таком покореженном состоянии.

– Или так, – снова согласился капитан второго ранга. – Или верны обе версии сразу… Хм-м…

– Что?

– Ведь стреляли наверняка не только по нам троим…

– Думаешь еще кому-то не повезло, или повезло – это как посмотреть и тоже попали вместе с нами?

– Это было бы логично.

– Эфир на данный момент чист, – сказал Злобин.

– Ну так и мы пока не особо орем на всю планету, – резонно заметил капитан второго ранга Николаев Эдуард.

– Дать о себе знать, товарищ командир? – поинтересовался Злобин.

Королев задумался, после чего решительно кивнул.

– Давай.

Командир БЧ-4 кивнул и принялся за работу. Но то ли горы мешали, то ли еще что, но никто с ними на связь больше не вышел.

– Никого… можно правда предположить, что кто-то на другой стороне планеты, но…

Командир корабли и старпом понятливо кивнули. Шансов на это мало, согласно статистике кто-то должен был оказаться в зоне охвата, а если их нет, то и надеяться на то, что кто-то оказался целым на другой стороне глупо.

– Остается только надеяться, что их зашвырнуло в какие-нибудь другие… параллели, – сказал Злобин. – При этом по ним попали точно и эффект, что мы видим на примере «Северодвинска» не связан с движением.

– Думаешь, что все-таки параллель, а не будущее? – после короткой паузы спросил Королев.

– Да, Святослав Владимирович.

– Почему?

– Не знаю… просто ощущение. Да и не верю я, что люди, даже если бы пережили глобальную катастрофу не достигли бы быстро уровня двадцатого века хотя в плане радиосвязи. Ничего ведь сложного тут нет. Уж искровые передатчики точно бы сварганили.

– Может стерло цивилизацию с концами…

– Не, человек тварь живучая, – зло усмехнулся Злобин. – Я верю, что мы выживем, даже если грохнем все свои запасы ядренов, при этом на нас свалится метеорит сродни тому, что стер динозавров и в придачу жахнет Йолстоун.

Королев только хмыкнул.

– Кстати да, интересно, успели там наши ответить? – пробормотал старший помощник.

– Не факт… Верховного наверняка глушили с гарантией, от Москвы наверное ничего не осталось, и ведь что поганее всего «Мертвая рука» не сработает, ведь радиационного заражения нет…

В Центральном Пункте повисла тяжелая тишина.

Все думали об одном и том же: отобьется Россия от очередной агрессии или на этот раз уже все?

Но говорить и спорить на эту тему никто не хотел. Зачем нервы мотать, тем более, что ничего они сделать не могут, хотя конечно хотелось бы вернуться и жахнуть своими «булавами» по врагу…

А тем временем закончилась основная фаза спасательной операции. Из аварийной АПЛ помимо всех людей в количестве ста пяти человек, вытащили все, что только можно было с собой быстро и без проблем прихватить: медики – медикаменты и малогабаритное медоборудование, связисты – мобильную аппаратуру связи с БПЛА. Остальные тоже постарались прихватить с собой хоть что-то помимо личных вещей. О чем и доложил капитан третьего ранга Ершов.

– Но есть другая проблема, – добавил он. – Похоже, что корпус в кормовой части сильно поврежден и пошла течь хладогента, так что радиационный фон быстро растет.

– Принял. Убирайтесь оттуда.

– Со всей возможной поспешностью!

Очень не хватало транспорта для эвакуации раненых, но увы запихнуть в АПЛ простой квадроцикл или снегоход не представлялось возможным, да и не считали нужным.

– А куда же мы их поместим-то?! – задался вопросом старпом.

– Найдем куда… Зря нас что ли плавучим отелем «Хилтон» называют?

– А если серьезно, Святослав? Поначалу конечно все будет тихо, но рано или поздно скученность начнет вызывать нервозы и агрессию.

– Вот и давай думать Эдуард, куда их всех разместить. Хотя бы на первое время.

– Ну, половину можно сразу в спасательные камеры определить. Переоборудовать только их маленько…

– Ну вот! А вторую половину еще где-нибудь распихаем, места полно.

– А в долгосрочной перспективе?

– Тут недалеко плавучий док лежит… я думаю можно будет его попробовать переоборудовать под жилье. Даже не казарму, а такие боле-менее нормальные квартирки оборудовать. Причем не только в готовых бортовых отсеках, но и внутренний межбортовой объем застроить. Материла думаю хватит с избытком учитывая баржи и плавучий кран, что разберем на строительные элементы. Древесина опять же и камень, все в дело пойдет. Надо только ровно ее поставить…

– Хм-м… вариант, – согласился старпом. – Заодно парни делом заняты будут и на всякие глупости отвлекаться меньше станут. Тем более для себя стараться станут.

– Вот и я о том же. Осталось только хоть что-то ездящее соорудить. Не на руках же все тащить через перевалы? Пупки надорвут…

– Ну, с этим думаю особых проблем не будет. Озадачим наших механиков, они тебе из говна и палок, что-нибудь соберут.

– Лично у меня фантазия отказывает… – признался Королев.

– Да хоть паровик сварганят! – засмеялся Николаев Эдуард, но замолчал и поморщился, все-таки сотрясение сказывалось. – А то и вовсе какой-нибудь электрический Ё-трактор сконструируют и запитают от реактора, хе-хе… Главное, чтобы кабеля хватило. Ну так они ради такого дела «Томск» обдерут до последнего проводка несмотря на радиацию…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru