Назад никак

Геннадий Владимирович Ильич
Назад никак

1 сутки

– Не понял… – Только и смог вымолвить он.

Стена была ровной и никаких дверных проемов.

– Блин… Значит портал закрылся… Слава Богу что Саша успела войти в наш мир. Даже не представляю, что бы было с детьми…

Он стоял абсолютно голый бессмысленно уставившись в стену. И если бы он не находился в зазеркалье, то услышал бы дикий вопль. Кричала Саша, когда поняла, что муж остался в другой реальности… и неизвестно увидит ли она его еще когда-нибудь. Она стояла и с ужасом смотрела на часы, которые показывали 00.01.

Он так и стоял бы уперев взгляд в стену пока не окаменел, но тут услышал:

– Ну блин неужели так сложно что-то на себя одеть прежде чем выходить на балкон…

– Наверно с голым задом курить кайфовее…

Это был чей-то громкий разговор. Но говоривших он не увидел. Быстро присел за щит и начал одеваться. Дошел до угла, за которым должна была быть лестница.

– Смысла оставаться на этом балконе нет. – Он еще раз глянул на ровную стену, – надо спускаться.

Оказавшись на земле, решил сделать отметку возле дома вместо календаря, что бы не прозевать открытие портала для возврата в свое время. Пошарил ногой в траве стараясь придумать, из чего бы сделать знак…

– О, вот из этого… – Он поднял с земли камень и переложил его на землю вплотную к фундаменту, – завтра добавлю второй камень. Стоп. А вдруг завтра тут все изменится. Надо продублировать календарь на балконе… Взяв еще один камень он залез на балкон и положил его у стены рядом с коробкой.

– Так надежнее будет.

Женя сел на балконную плиту: – И что теперь делать?

Все прежние его походы в этот мир имели хоть какую-то цель хоть небольшую, а теперь…

Так как уже ночь и спешить теперь некуда. Он решил никуда больше не спускаться и лег на балконную плиту подстелив одежду жены.

– Тут безопаснее, – подумал он, прежде чем уснуть.

Из ступора Александру вывел сильный стук в дверь. Барабанили разом несколько кулачков. Подойдя к двери она как бы со стороны увидела свою руку, которая тянулась к крючку взгляд переместился ниже, и она с испугом обнаружила что голая…

Накинув халат, она открыла дверь. Испуганные лица детей: – Мама ты так кричала… Что случилось?

– Женя… папа пропал… – Промямлила она.

– Как это папа пропал? – Коля первым понял всю нелепость данной фразы.

– Ну, то есть его срочно вызвали на службу… Машину прислали. – Одумалась Александра.

Она вдруг почувствовала слабость в коленях и осела на ближайший стул.

– Что же теперь делать? – Только одна эта мысль крутилась в ее мозгу.

– Мама… мама… Мы так испугались… и теперь я спать хочу… – Оля дергала ее за рукав.

– Да …, да … Конечно ложитесь спать я сейчас к вам приду.

Посидев еще минут пять, она вошла в детскую. Оля спала, а Коля смотрел на нее. Взгляд его был тревожным.

– Засыпай… Ночь уже…

Сын уснул прижавшись к ее руке. Она встала и пошла на кухню. На автопилоте сделала себе чай и сидела, размешивая сахар. Чай уже давно остыл, а она все мешала и мешала…

Он очнулся от луча, солнца который, отражаясь от куска стекла «бил» прямо в глаза.

– Откуда здесь стекло? – Подумал Женя, вставая, – я вроде не приносил…

В ярких солнечных лучах дом был светло-серым. Дверей с этого балкона по-прежнему не было. Рядом был еще один дом.

– Наверно оттуда я вчера слышал разговор. – Подумал он и решил спуститься на землю.

Тут было прохладнее. Солнечный свет еще не достиг первых этажей.

Евгений решил сходить к водопаду. Других идей все равно не было. Хоть что-то…

Сначала лес. Днем он был обычным не угрожающим. И не густым совсем. Шум воды заставил Женю улыбнуться. Водопад есть. Еще немного и он вышел на берег озера. Вода не была такой черной как ночью, а прозрачной и чуть зеленоватой. Слева та же скала. Вот она то и была черной и грозно нависала, отбрасывая тень. Солнце вставало позади нее.

– Нет, Сашу надо вести сюда вечером часа за три до заката. Если конечно она теперь захочет выходить в этот мир. – Подумал он и недолго думая, раздевшись, вошел в воду. Берег был пустынным. Рано еще, наверное.

Водопад манил его… Подплыл, поднырнул и оказался за стеклом. Отсюда все казалось расплывчатым и очень красивым в лучах солнца.

Влез на выступ и продолжил наблюдение за блестками и зайчиками там за стеклом. Это как гипноз. Даже не заметил, как уснул.

Сколько спал, неизвестно. Открыл глаза и ему показалось, что что-то изменилось в том мире за «ледяным» стеклом. Сколько не присматривался так и не смог рассмотреть.

– Надо выплыть из своего схрона.

Сделать это решил ближе к скале, что бы ни быть таким заметным, когда вынырнет. Поднырнул и сразу понял. На пляже было много людей.

– В создавшейся ситуации самое простое это прятаться до того момента когда все уйдут, – подумал он, – но очень хочется есть… А где и как? Где брать еду… Милостыню просить…

– Одно ясно. Надо с озера уходить. – Решил он и поплыл к берегу. Пока плыл, глазами нашел свою одежду и скорректировал курс прямо на нее. В двух шагах от его одежды сидела молодая женщина с ребенком.

– Делать нечего. Выхожу! – Решил он и, не прикрываясь, пошел на них. – Пусть думают, что я нудист.

Увидев его, женщина прикрыла рукой глаза ребенку, но своих глаз не отвела. Смотрела прямо на него…

Подойдя к одежде, он поднял ее и пошел к лесу одеваясь на ходу.

Пройдя лес, он вышел к домам. Дома были в основном одноэтажные. Прошелся по улице. И уперся в магазинчик, торчащий прямо на углу.

– Отличное место для магазина. Мимо не пройдешь пересечение двух дорог. – Он стукнул себя полбу, – вот где попрошу работу можно за еду…

Хозяин сначала хотел прогнать Евгения, но взглянув на одежду, отвел в подсобку и сказал навести порядок. Два часа и порядок был наведен. Ну, по крайней мере, так решил он.

– Ну, что ж. – Вошел хозяин магазина, окинул взглядом полки, – пошли.

За магазином были столики типа летнего кафе. Один из столов был накрыт на двоих.

– Садись знакомиться будем. – Толя так звали хозяина, пригласил его жестом.

После первого же стопарика Женя захмелел. Быстро закидывал закуску в рот. Хозяин не мешал. Только после третьей спросил: – Ты кто?

Шестеренки в мозгу Евгения вращались очень медленно со страшным скрипом. Казалось, что и Толя тоже это слышит. Готовой версии у Жени не было поэтому проявив военную хитрость он притворился значительно более пьяным и что-то мямлил про туризм и украденные вещи… Ну не мог же он рассказать про портал и перемещение… Спасло то что Анатолий тоже опьянел и оказался довольно разговорчивым.

За разговорами Женя не заметил, как начал дремать.

Следующая картинка в его памяти: его под руки куда-то ведут.

А дальше сон.

2 сутки 

Проснулся Евгений от того что его кто-то тряс за плечо. И тут неожиданно струя воды прямо в нос. Это неумелое обрызгивание его лица, как распыление ртом при утюжке белья. Неумелое потому что был не веер из большого количества брызг, а струя и прямо в нос.

– Охренел что ли! – Заорал Женя. – Зачем в ноздри то…

Проснулся, однако, моментально. И сел на «своем» ложе.

– Вставай! Работать пора… Если конечно ты хочешь заработать хоть что-то сверх пропитания.

По идее можно было бы и не умываться, водой его уже изрядно полили… Но мысль о том, что на его лице помимо воды чья-то слюна заставила Женю быстро подойти к умывальнику.

– Вот наша форма. Переоденься.

На стремянке висела серая рубашка и темно-синие брюки.

– Ну вот я и приоделся, – Женя глянул на себя в зеркало, – рубаха в плечах маловата… Надо быть аккуратнее.

– А можно хоть кофе глотнуть вместо завтрака? – Намекнул Женя на то, что не мешало бы и перекусить. Про головную боль и опохмел он решил промолчать, мало ли что.

Ответ привел его в замешательство: – А что такое кофе?

Не подумав, спросонья Евгений ляпнул: – Ну или чаю.

Смысл дискуссии до него доходил с большим опозданием ввиду большого количества, спиртного выпитого вчера.

– А что такое чай?

Женя наконец-то понял: – Что-то тут не так. И решил больше вопросов не задавать.

Оглядевшись на ходу, он понял, что ночевал в подсобке на матрасе, кинутом прямо на пол.

– Иди помогаиТъ убираТъ столы, – продавец магазина подтолкнул его к дверям. Хозяина не было. Пришлось выполнить указание. Потерять это место работы, не разобравшись в обстановке, Евгений не хотел.

Работы хватило до самого послеобеденного времени. Наведение порядка в зоне отдыха со столами. Прием продуктов на склад.

Кучу этого всего привезли на телеге запряженной парой лошадей. Только после разгрузки, в которой ему никто не помогал, Женя подумал: – А ведь я ни разу не слышал рева двигателя. Только цоканье копыт иногда. Может в городе это не принято. Все пешком ходят.

Впрочем, пару велосипедистов он видел. Велосипеды были старого образца. Годов 60-х на его взгляд.

Есть очень хотелось, но никто из работников даже не говорил об этом. Молчал и Женя. Он вообще старался не болтать, а больше слушать. Прошло какое-то время и количество обедающих в этом кафе пошло на убыль. Как только расплатился последний клиент, продавец что-то сказал другому работнику и тот исчез на кухне.

Рейтинг@Mail.ru