Заблудившийся лыжник

Геннадий Львович Федин
Заблудившийся лыжник

Глава 4.

Утром я вспомнил про эротические картинки. Зачем мне лезут в голову эротические картинки не с Ликой. Вот же «кабель».

Однако надо готовиться к лыжной пробежке. К двенадцати часам погода великолепна. Ясно, пять градусов мороза, снег прошел утром. На деревьях шапки снега. Выхожу.

Дом стоит параллельно МКАД, километрах в пяти перпендикулярно МКАД проходит Киевское шоссе. Если пересечь и то и другое шоссе я попадаю в прекрасный лесной массив, туда, где расположен русский «пентагон». Здание действительно похожее на пентагон и возможно тоже военного назначения, но значительно меньше прародителя. В этом парке накатана лыжня, я уверен в этом, я наблюдал там лыжников, возвращаясь из института. Направлюсь в этот парк.

Переходя через МКАД по воздушному переходу, вспоминаю время, когда я был школьником-спортсменом, тренировались мы в кузьминском лесу. Лес пересекала вот уже лет семь как построенная дорога – МКАД. После тренировки, если оставались силы, мы ходили «на горки». Через МКАД. Горки – насыпь, стрельбище. База Московского высшего командного училища. Сейчас это стрелковый комплекс, построенный к олимпиаде 80 в живописном уголке леса.

В то время лыжники могли пересечь МКАД шагом, не снимая лыж. Посмотрел на право, перебежал, посмотрел на лево перебежал. Сейчас это не реально.

И еще в 70-х в Кузьминках водились лоси. Мы наблюдали лосиху и детеныша. Конечно, близко не подходили.

А вот еще воспоминание из детства. В Люберцах в то время работал Вертолетно-ремонтный завод. Как водится, он был огорожен бетонным забором. Забор примыкал к лесу. По забору всегда накатана лыжня. И лыжников там бывало придостаточно. Но детей по этой лыжне родители никогда не водили. А потому, что на заборе, углем, в протяжение метров в триста, в полный рост были нарисованы порнографические картины. Каждый год они подновлялись неизвестным художником. Мне в ту пору было лет 12-14. Тренеры наши не стеснялись нас туда водить. Мне, откровенно говоря, это удивительно. Словом – яркое воспоминание.

Что ж встаю на лыжню. Ноги руки то помнят. Как меня всего распирает от физического наслаждения. Не очень приятно идти по открытой местности, ветерок, но до «Киевки» доберусь, пересеку ее, а там лес. Легким шагом этот отрезок займет у меня 30 минут. Я несколько волновался, что новые лыжные ботинки натрут ногу, но обошлось, покупал дорогие, деньги были. Перешел «Киевку», ура есть переход.

И вот я в парке. Просека, по две отличные лыжни справа и слева. Прогуливается народец, и стар, и млад по обе стороны, некоторые даже с собачками. Спортивные костюмчики не отличаются разнообразием. Снаряжение тоже. Лыжи в 90 процентов случаев деревянные, и в 20 процентов случаев имеют возраст 20 лет, времен когда их еще смолили. К ним бамбуковые палки. И это грустно, чувствуется, трудно люди переживают постперестроечные последствия и прелести приватизации.

Снежок меленький закружил. Но в лесу это не мешает. И ветер сейчас мне в спину. Иду ровно, дышу ровно. Стараюсь не забываться и в пол не смотреть. Нужно насладиться видом зимнего леса. А вид замечателен. Лес смешанный, парк не регулярный, все случайно. Случайно валяется огромная береза, на ней растут грибы. В старом дубе дупло и около него толпится народ. Подъезжаю ближе – кормят белку. Случайная лавка. На ней старичок, но долго не сидит. Встал и бодренько так отправился по лыжне. Тут и там кормушки для птиц – пакеты из-под молока. Прошлогодняя листва на деревьях и кустарнике. В кустарнике воробьи. Не случайно только одно. Снег! Огромные шапки снега после ночного снегопада. Свежие толстые. Развлечение сбивать их лыжной палкой на голову подруги. Но я один и сбиваю на себя, тоже удовольствие.

– Денис привет!

Вообще то, меня зовут Гена. Но я готов быть Денисом, некоторое время. Передо мной Вера. Довольно милая стройная невысокая девочка. В синей олимпийке и джинсах стрейч, в вязаных гольфах и на пластиковых лыжах. Вера студентка нашего вуза с факультета иностранных языков. Мы иногда встречались в компании общих друзей, но близко знакомы не были. Неудивительно, что она не помнит моего имени.

– Познакомься моя мама. Светлана.

– Очень приятно.

Рядом с Верой лет 50-ти женщина в брюках, кожаной куртке, на деревянных лыжах. Зачем это? Вариантов объяснить такой вид я нашел два. Первое – мама редко ходит на лыжах, второе – все свое тепло и зарплату она отдает дочери.

Фигуры не было. Кожаная куртка квадратного фасона. Лицо плоское и плоские глаза. Нос с горбинкой. Щеки сморщенные и красные. Мысль о том, что Вера, эта стройняшка, девушка с ямочкой на щеке, улыбчивый и, по всей видимости, взбалмошный ребенок превратится в нечто подобное, я возненавидел, хотя может быть это мой стереотип.

– Ты здорово катаешься.

– Я в прошлом лыжник.

– Проводишь нас. Поболтаем.

Это не входит в мои планы. Я уже три часа в лесу уже скоро начнет темнеть, а мне еще возвращаться час.

– Я еще не накатался. Вот вижу дорогу. Хочу коньковым побегать.

Рейтинг@Mail.ru