История Галльской войны

Гай Юлий Цезарь
История Галльской войны

83. Два раза отбитые с большим уроном, Галлы рассуждают о том, как поступить; они прибегают к людям, хорошо знакомым с местностью, и разузнают о том, как расположены и укреплены наши верхние лагери. На их северной стороне есть холм; по его обширности его нельзя было захватить внутрь укреплений, а потому мы вынуждены были провести здесь линию укреплений по неровной и немного покатой местности. Этот лагерь защищали легаты Г. Антистий Регин и Г. Каниний Ребил с двумя легионами. Узнав хорошенько через лазутчиков местность, неприятель отбирает из всего войска 60 тысяч человек, преимущественно из племен, пользующихся наибольшей славой относительно храбрости. Они тайно уговариваются между собой насчет образа действий; время для нападения они назначают около полудня. Начальство над этими войсками вверено Арверну Вергазиллавну, одному из четырех вождей, родственнику Верцингеторикса. Он, выступив из лагеря в первую стражу ночи, к рассвету достиг назначенного места и, скрыв войско за горой, приказал воинам отдохнуть от ночного труда. Когда полдень начал приближаться, он с войсками двинулся к нашему лагерю, о котором мы говорили выше. В то же время конница неприятельская начала подходить к нашим укреплениям со стороны поля, а прочие войска стали показываться перед лагерем.

84. Верцингеторикс, с вершины Алезии видя движение своих соотечественников, вышел из города и приказал вынести из лагеря длинные лестницы, косы и прочие нужные предметы, заготовленные на случай вылазки. Почти единовременно завязался упорный бой на всех пунктах; неприятель употреблял свои последние усилия: где место по видимому казалось слабее, туда он устремлялся. По обширности укреплений наши войска были развлечены в разные стороны, их едва доставало для прикрытия укреплений. Немало к смущению наших содействовали крики, поднявшиеся в тылу сражающихся: мужество врагов служило для них как бы ручательством опасности. Вообще то, что действует издали, производит на умы людей сильнейшее впечатление.

Так называемая гемма Августа. Камея. Ок. 12–7 гг. до н. э.


85. Цезарь, заняв удобное место, видел все, что где происходило, и подал помощь нашим в минуту опасности. Между тем та и другая стороны сражались с ясным сознанием важности этой борьбы и необходимости употребить все усилия. Галлы знали, что если не прорвут линии наших укреплений, то нет надежды на спасение; а Римляне видели конец своих трудов, если устоят. Главное сражение происходило у верхних укреплений, куда, как мы сказали выше, был отряжен Вергазиллавн. И небольшая покатость местности дает большой перевес неприятелю: Галлы то бросают стрелы, то, образуя «черепаху», подходят к самым укреплениям; утомленные сменяются еще не бывшими в деле. Вал осыпался, уступая усилиям неприятеля, обрушился к стороне укрепления и открыл свободный доступ Галлам, засыпав приготовленные для них в земле западни; уже у наших нет сил действовать оружием.


86. Узнав об этом, Цезарь отправил на помощь угрожаемому пункту Лабиена с шестью когортами. Он ему приказал в случае, если не в состоянии будет удержать натиск неприятеля, сделать вылазку, но и то в крайнем случае. Сам между тем обходит войска, увещевает воинов, чтобы они с терпением переносили труды, внушает им, что эта минута борьбы должна обеспечить за ними плод всех их прежних усилий. Осажденные, отчаявшись взять наши укрепления в ровных местах потому, что они были слишком сильно защищены, пытаются взять приступом места крутые. Они сносят к ним все заготовленные снаряды; множеством стрел сбивают с башен защищавших их воинов; землей и фашинами наполняют ров и открывают себе дорогу, а косами растаскивают вал и защищавший его бруствер.


87. Цезарь сначала отрядил туда молодого Брута с шестью когортами, потом еще с семью когортами легата Г. Фабия; наконец, видя упорную борьбу, подоспел и сам со свежими силами. Поддержав своих и отразив неприятеля, он двинулся туда, куда послал Лабиена, взял с собой четыре когорты из ближайшего укрепления; части коннице он приказал следовать за собой, а другой части, обойдя укрепления, ударить в тыл неприятелю. Лабиен, видя, что ни вал, ни рвы не могут удержать напора неприятелей, собирает вокруг себя тридцать девять когорт, попавшихся ему навстречу и приведенных из ближайших укреплений, и дает знать Цезарю через гонцов, как он прикажет поступить.


88. Цезарь спешит быть свидетелем сражения. О его прибытии вскоре узнал неприятель по цвету его одежды (в сражениях он обыкновенно надевал ее как знак отличия) и сверху, по склону холма, видел, как за ним следовали эскадроны конницы и когорты пехоты; неприятель начал сражение. С обеих сторон поднялись крики, которым отвечали с вала и со всех укреплений. Наши, не бросая дротиков, извлекли мечи и вступили прямо в рукопашный бой. Вдруг в тылу у неприятеля показалась конница наша и стали подходить свежие когорты; неприятель обратился в бегство, но конница наша перенимала бегущих; поражение было страшное. Седулий, вождь и старейшина Лемовиков, был убит; Арверн Вергазиллавн живым схвачен в бегстве. 74 военных значка неприятельских принесли к Цезарю; весьма немногие неприятели из такого многочисленного войска нашли спасение в лагере. Видя из города избиение и бегство своих, Верцингеторикс, отчаявшись в спасении, отвел войска от укреплений. Услыхав об этом, Галлы, находившиеся в лагере, немедленно обратились в бегство. Если бы наши воины не были утомлены дневными трудами и частыми переходами с места на место для оказания помощи, то все неприятельское войско могло бы быть уничтожено. Около полуночи наша конница была отправлена в погоню за неприятелем, настигла его задние ряды, многих взяла в плен и многих перебила; прочие беглецы рассеялись по своим домам.


89. На следующий день Верцингеторикс собрал совет, где он сказал, что «войну начал не по собственной надобности, но в защиту общей свободы; теперь, когда надлежит покориться судьбе, он готов на все: или умереть в угоду Римлян, или быть выдан живым». Об этом отправлены послы к Цезарю. Он приказывает выдать оружие и старейшин. Сам он разместился перед лагерем в укреплении; туда приводят вождей. Верцингеторикс выдан, оружие брошено к ногам Цезаря. Оставив Эдуев и Арвернов, намереваясь через пленных привлечь эти племена опять на свою сторону, Цезарь прочих пленных распределил своим воинам в виде воинской добычи.


90. Окончив эту кампанию, Цезарь отправился в землю Эдуев; они изъявили ему покорность. Туда же прибыли к Цезарю послы от Арвернов и обещали исполнить все его приказания. Цезарь предписал им выдать большое число заложников, а легионы отправил на зимние квартиры; около 20 000 пленных Цезарь возвратил Эдуям и Арвернам; Т. Лабиену с двумя легионами и конницей Цезарь приказал идти в землю Секванов: с ним Цезарь отправил М. Семпрония Рутилия. А Г. Фабия и Л. Минуция Базиля Цезарь поставил с двумя легионами в земле Ремов, дабы они не потерпели какого-либо вреда от своих соседей Белловаков. К. Антистия Регина послал Цезарь в землю Амбиваретов, Т. Секстия – в землю Битуригов, а Г. Каниния Ребила – в землю Рутенов, дав каждому из них по легиону. К. Туллия Цицерона и П. Сульпиция Цезарь поставил в земле Эдуев в Кабиллоне и Матисконе у Арара для обеспечения подвоза съестных припасов; а сам решил зимовать в Бибракте. Когда из донесения Цезаря в Риме узнали о событиях этой кампании, то определили двадцатидневное благодарственное молебствие.

Книга восьмая

Предисловие А. Гирция


Уступая твоим постоянным просьбам, Бальб, и зная, что отказ мой ты сочтешь не сознанием моего бессилия, но знаком лености, берусь за весьма трудное дело. Я принялся за продолжение записок Цезаря о Галльской войне, но не с тем чтобы произвести что-либо подобное его прежним и последующим трудам, и привел к концу последнюю его неоконченную книгу о событиях в Александрии; я ее заключил не окончанием наших междоусобий, которым конца не предвидится, а смертью самого Цезаря. Желал бы, чтобы тот, кто станет читать эти книги, знал, с какой неохотой я взялся писать их; тогда, может быть, меня помиловали бы от обвинения в безрассудстве и самонадеянности за то, что я дерзнул смешать мои сочинения с Цезаревыми. Истина неоспоримая, что ни одно сочинение, каких бы трудов и усилий оно ни стоило, не может сравниться с прелестью Цезаревых записок. Он писал их только для того, чтобы будущим историкам сохранить сведения о столь великих событиях; на самом же деле после него стало невозможным писать об этом предмете. Мне надлежит более прочих удивляться Цезарю; других прельщают простота и прелесть его сочинений, а я один знаю, как он легко и без усилий писал их. У Цезаря удивительная легкость и простота изложения соединены с ясностью и правдивостью, с какими излагает он свои действия. Мне не случилось самому участвовать ни в Александрийской, ни в Африканской войнах; хотя я отчасти знаю события этих войн из слов самого Цезаря, однако одно дело – излагать понаслышке события, поразившие нас своей новизной или заслужившие наше удивление, иное – описывать их на основании собственных наблюдений. Хотя я всячески стараюсь оправдать себя в покушении сравниться с Цезарем, но, кажется, неминуемо навлеку на себя обвинение в безрассудной самонадеянности уже за то только, что я дерзнул взяться за то же дело, что и Цезарь. Прощай…

* * *

1. Усмирив всю Галлию, Цезарь хотел было дать своим воинам отдохнуть на зимних квартирах от тяжких трудов, так как все лето прошло в беспрерывных войнах. Между тем доходили до него слухи, что многие племена одновременно хотят взяться за оружие и составляют об этом заговоры. Весьма правдоподобным казалось это известие, тем более что Галлы убедились в невозможности, сосредоточив в одном месте какие бы то ни было многочисленные силы, с успехом сопротивляться Римлянам. Между тем как – так они думали – если бы многие племена в одно и то же время взялись за оружие, то у народа Римского не хватило бы ни времени, ни средств, ни людей во всех пунктах оказать сопротивление. И если какое-либо племя и должно было перенести на себе временную невзгоду, то она послужила бы к обеспечению независимости прочих племен.

 

2. С целью разуверить Галлов в таком их убеждении Цезарь вверил начальство над своими зимними квартирами квестору М. Антонию; а сам накануне январских календ с отрядом конницы отправился от города Бибракта к 13-му легиону, расположенному на квартирах неподалеку от области Эдуев, на землях Битуригов; к нему присоединил он находившийся поблизости 11-й легион. Оставив две когорты для прикрытия обозов, Цезарь ввел остальное войско в обильные всем земли Битуригов. Имея область обширную и множество городов, это племя не могло быть удержано в повиновении одним легионом, стоявшим у него на зимних квартирах, составляло заговоры и готовилось к войне.


Статуя римлянина из храма Геркулеса в Тиволи. Около 70 г. до н. э.


3. Прибытие Цезаря было так внезапно и неожиданно, что, как обычно в таких случаях бывает, рассеянные по полям и безоружные жители, занимавшиеся полевыми работами, сделались добычей нашей конницы и не успели даже убежать в города. Обыкновенного признака неприятельского набега – пожаров – на этот раз не было по приказанию Цезаря. Отчасти он не хотел истреблять запасов хлеба и фуража, которые могли пригодиться при дальнейшем движении, отчасти – дабы не испугать неприятеля пожарами. Тысячами доставались Битуриги в плен; те же из них, которые успели уйти с приближением Римлян, искали безопасности в бегстве к соседним племенам, полагаясь на частные дружественные связи и на единодушие в общем деле. Но они ошиблись в расчете. Длинными и поспешными переходами Цезарь поспевал везде и не давал племенам Галльским времени озаботиться судьбой своих единоземцев, а заставлял думать только о своей. Такой поспешностью движений Цезарь верные племена обнадеживал всегдашней помощью, а те племена, которые колебались в чувствах верности, угрозой наказания принуждал к миру. Видя такое положение дел, Битуриги решили прибегнуть к милосердию Цезаря и искать его дружбы, тем более что они видели, как соседние племена, дав заложников, не были наказаны, а мирно приняты под его покровительство; их примеру последовали и Битуриги.


4. Цезарь в награду воинам за их труды и терпение – они, несмотря на зимнюю непогоду, на затруднения дорог, на невыносимую стужу, с постоянным усердием переносили все труды и лишения – обещал выдать, как бы вместо военной добычи, простым воинам по 200 сестерциев, а сотникам – по две тысячи золотых монет. Отпустив легионы по зимним квартирам, Цезарь сам на сороковой день прибыл в Бибракт. Когда он там занимался решением судебных дел, к нему явились послы Битуригов, прося помощи против Карнутов, которые тревожили их военными действиями. Узнав об этом, Цезарь, проведя на зимних квартирах не более 18 дней, легионы 14-й и 18-й вывел с зимних квартир у Арара, где, как сказано в предыдущей книге, они были поставлены для прикрытия подвозов провианта. С этими двумя легионами Цезарь отправился против Карнутов.


5. Узнав о приближении Римского войска, Карнуты, опасаясь бедственной участи других племен, оставили свои города и деревни, где они наскоро выстроили себе небольшие жилища для защиты от зимней стужи (еще недавно большая часть их городов была уничтожена вследствие их поражения), бежали и рассеялись в разные стороны. Цезарь, не желая подвергать своих воинов только что наступившей во всей силе зимней непогоде, расположил их по квартирам в городе Карнутов Генабе, отчасти в жилищах Галлов, отчасти еще в неоконченных ими домах, прикрыв их соломой, приготовленной для покрытия палаток. Конницу же и пехоту союзных племен он разослал во все стороны, куда, по слухам, удалился неприятель. Поиски эти не были тщетны: наши возвратились, обремененные добычей. Карнуты терпели жестоко от зимнего времени: изгнанные из жилищ, они в ужасе не могли нигде остановиться на долгое время; леса же не представляли защиты от жестокой непогоды. Таким образом, многие из них погибли, а прочие рассеялись по соседним племенам.


6. Цезарь, принимая в расчет затруднения времени года, довольствовался тем, что предупреждал скопление неприятельских сил в одном месте и не давал войне возможности принять опасный характер. Сколько можно было предполагать, Цезарь был убежден, что ранее лета военные действия не будут важными. А потому он Требония с двумя легионами, при нем находившимися, оставил на зимних квартирах в Генабе. Между тем Ремы неоднократными посольствами давали знать Цезарю, что Белловаки, племя храбрейшее из всех Галльских и Бельгийских, вместе с соседними им племенами собирают войска под предводительством Белловака Коррея и Атребата Коммия и сосредоточивают их в одном месте, намереваясь всеми силами сделать вторжение в земли Суессонов, находящихся под властью Ремов. Цезарь понимал, что не только честь его, но и самая безопасность повелевают ему принять все меры к защите союзников, оказавших своей верностью большие услуги народу Римскому. Вследствие этого Цезарь вызывает снова с зимних квартир девятый легион, отправляет письменное приказание Г. Фабию с двумя легионами, состоявшими под его начальством, идти в землю Суессонов и призывает к себе один из легионов Т. Лабиена. Таким образом, Цезарь, сообразуясь с потребностями войны и расположением зимних квартир, вводил в дело поочередно то тот, то другой легион, отправляя их один за другим в походы.


7. Собрав эти войска, Цезарь отправился с ними в землю Белловаков и, расположившись там лагерем, разослал во все стороны отряды конницы с приказанием изловить кого-нибудь, кто мог бы дать показание о действиях неприятелей. Всадники, исполнив приказание, им данное, донесли, что в селах нашли они весьма немногих жителей – прочие все поспешно скрылись, – и те остались не для полевых работ, но были присланы для разведывания о движениях Римлян. У приведенных пленников Цезарь спрашивал, где главные силы Белловаков и что они намереваются делать, и узнал, что все Белловаки, способные носить оружие, собрались в одно место, а с ними Амбианы, Авлерки, Калеты, Велокассы и Атребаты, что место для лагеря выбрано возвышенное, среди леса, окруженное болотами; что все свое имущество снесли они в более отдаленные леса; что зачинщиков войны очень много, но чернь с большей охотой повинуется особенно Коррею, зная, как ему ненавистно самое имя Римлян; что несколько дней тому назад Атребат Коммий уехал из лагеря призывать к содействию Германцев, находящихся неподалеку в большом количестве; что Белловаки с согласия всех старейшин постановили к великому удовольствию народа в случае, если Цезарь действительно, как они получили известие, идет к ним с тремя легионами, предложить ему сражение, дабы впоследствии не иметь дела со всем войском Римлян, что было бы для них несравненно затруднительнее и тяжелее. В случае же если Цезарь придет с более значительными силами, то Белловаки вознамерились оставаться на выбранном ими месте и, поставив засады, препятствовать и вредить всячески Римлянам в поисках фуража, по времени года весьма скудного и рассеянного по разным местам, в снабжении их продовольствием и подвозах всякого рода припасов.


8. Показания всех пленных были в сущности одинаковы; Цезарь подивился рассудительности действий Галлов в этом случае, столь отличной от их всегдашней опрометчивости. Со своей стороны он решил всячески домогаться того, чтобы внушить неприятелю презрение к малочисленности его войска и заманить его на открытый бой. Войско Цезаря состояло из легионов седьмого, восьмого и девятого, испытанных мужеством; одиннадцатый состоял из отборных молодых людей, подававших о себе большие надежды и служивших уже восемь лет; впрочем, по сравнению со старыми легионами он уступал в славе заслуг и мужества. Итак, Цезарь собрал военный совет и, изложив все, что сам узнал, ободрил воинов. На тот случай, если неприятель, видя только три легиона, может быть, вступит в бой, Цезарь велел идти впереди обоза легионам 7-му, 8-му и 9-му; потом вокруг обоза – немногочисленного, как обычно бывает на походе, шел 11-й легион; это было сделано с той целью, дабы неприятель не заметил, что Римляне многочисленнее, чем он ожидал. Устроив таким образом войско почти в виде квадрата, Цезарь явился с ним к лагерю Галлов прежде, чем они его ожидали.


9. Галлы увидели, что наши легионы идут к ним в боевом порядке мерным шагом, и хотя Цезарю, наверное, сообщили о их намерениях, однако они устроили свои войска перед лагерем, а не оставили свои позиции, опасаясь решительного дела или пораженные внезапностью прибытия Римлян и желая узнать, как те намерены поступить. Цезарь хотел немедленно начать бой, но, увидев многочисленность неприятеля, фронт армии которого вследствие требований местности представлял чрезвычайную глубину при небольшой ширине, стал располагаться лагерем подле неприятельского. Он приказал обнести свой лагерь валом в 12 футов вышины, с малым на нем бруствером, соответствующим его высоте; потом велел вырыть два рва в 15 футов глубиной с отвесными стенками. На близком друг от друга расстоянии воздвигнуты были трехэтажные башни, соединенные одна с другой помостами, имевшими стенки из хвороста для защиты их спереди. Таким образом, неприятель при нападении встречал двойной ров и двойной ряд защитников: один ряд на помостах находил безопасность в самой возвышенности места и тем дальше и вернее метал оттуда стрелы; другой ряд, расположенный вблизи неприятеля на валу, самим помостом, под которым находился, был защищен от падавших сверху неприятельских стрел. Ворота лагеря были укреплены затворами и высокими башнями.


10. Укрепления эти возводились с двоякой целью: во-первых, показать неприятелю их громадностью, будто мы его боимся, и тем придать ему более самонадеянности; во-вторых, так как за фуражом и провиантом необходимо было отправляться на дальнее расстояние, то лагерь нужно было устроить таким образом, чтобы его можно было защищать и небольшими силами. Тем временем, несмотря на то что между обоими лагерями было болото, беспрестанно происходили схватки между выходившими с обеих сторон воинами: то Галлы и Германцы из наших вспомогательных войск переходили на ту сторону болота и живо теснили неприятеля; то, напротив, неприятель появлялся здесь и преследовал наших. При ежедневных наших фуражировках случалось (как и надобно было ожидать вследствие того, что его надлежало отыскивать в отдаленных друг от друга и разбросанных строениях), что наши воины бывали окружены в неблагоприятных местах и гибли. Эти потери не были большими и ограничивались с нашей стороны несколькими лошадьми и прислужниками, но зато они поддерживали неблагоразумную самонадеянность Галлов. Она еще увеличилась, когда Коммий, который, как мы говорили выше, отправился просить содействия Германцев, возвратился и привел Германских всадников; хотя их численность не превышала 500 человек, но их прибытие весьма ободрило Галлов.


Статуя римлянина с портретами предков. Так называемая «Статуя Барберини». Конец I в. до н. э.


11. Цезарь, видя, что неприятель постоянно держится в лагере, защищенном от природы и прикрытом болотом, понимал, что напасть открытой силой на его лагерь было весьма опасно, а для окружения его укреплениями требовались более значительные силы. Вследствие этих соображений он послал письменное приказание Требонию, чтобы он как можно поспешнее присоединил к себе легион, с которым легат Т. Секстий стоял на зимних квартирах в землях Битуригов, и с тремя легионами шел к нему длинными переходами. Цезарь распорядился также, чтобы всадники, в большом количестве им вызванные на войну из союзных племен Ремов, Лингонов и прочих, служили прикрытием нашим фуражирам и защищали бы их от внезапных нападений неприятеля.


12. Так как это происходило каждый день, то, как обыкновенно водится, вошло в привычку и исполнялось не так строго, как вначале. Белловаки, зная места, где ежедневно располагались наши конные отряды, собрали отряд отборной пехоты и устроили засаду. На другой день они выслали свою конницу с целью навести наших на скрытую засаду и потом их окружить. Судьба назначила это несчастье Ремам: в этот день им досталась очередь занимать караулы. Они, заметив вдруг перед собой малочисленный отряд неприятельской конницы и понадеясь на превосходство своих сил, с жаром его преследовали и вдруг оказались посреди неприятельской пехоты. Придя в замешательство, они отступили поспешнее, чем того требовал порядок конного сражения, потеряв Вертискона, старейшину их племени и начальника конницы. Он был так стар, что с трудом держался на коне, но, соблюдая обычай Галлов, не захотел ни под предлогом старости отказаться от начальства над конницей, ни допустить своих сразиться без него. Удачный результат этого сражения ободрил и придал мужества неприятелям, тем более что вождь и старейшина Ремов был тут убит. Нашим же эта неудача показала необходимость ставить посты в местности, тщательно осмотренной, а отступающего неприятеля преследовать с соблюдением мер осторожности.

 

13. Между тем ежедневно происходили стычки перед обоими лагерями у переправ и переходов через болото. В одной из этих схваток Германцы, приведенные Цезарем из-за Рейна именно для того, чтобы служить поддержкой коннице, сражаясь вместе с ней, все дружно перешли болото, перебили тех немногих неприятелей, попытавшихся оказать им сопротивление, и упорно стали преследовать остальную массу. Не только те пришли в ужас, которых непосредственно теснили, но и те, до которых достигали наши стрелы и которые должны были служить поддержкой первым рядам, – все обратились в самое беспорядочное бегство. Они, потеряв занятые ими возвышенности, остановились только у самого своего лагеря, а некоторые от стыда убежали еще дальше. Этим происшествием все войска неприятеля были приведены в такое смятение, что трудно было решить, чего у них больше: самонадеянности ли при маленьком успехе или робости при незначительном поражении.


14. Много времени прошло, а неприятель постоянно оставался в лагере; пришло известие о приближении легионов и легата Г. Требония. Вожди Белловаков, опасаясь быть осажденными, как то случилось в Алезии, решили отослать от себя ночью всех безоружных и бесполезных по старости и отсутствию сил людей и с ними все вообще обозы. Пока собиралась и готовилась в путь эта смятенная и беспорядочная толпа (притом Галлы, отправляясь и налегке в поход, обыкновенно имеют при себе множество повозок), настал день. Тогда Галлы вывели свои войска из лагеря и расположили их перед ним, для того чтобы задержать погоню Римлян и дать время удалиться своим беглецам. Цезарь видел невозможность напасть на их войско, а равно и преследовать отступавших при неблагоприятной для него крутизне холма, впрочем, заблагорассудил выдвинуть легионы вперед так, чтобы в их присутствии отступление Галлов не могло совершиться без опасности. Между тем как затруднительное для перехода болото отделяло оба лагеря и тем представляло большое препятствие для быстрого преследования отступавших, а по ту сторону находилась гора, почти касавшаяся неприятельского лагеря, который защищен был с ее стороны только небольшим валом, то Цезарь, заметив все это, приказал немедленно навести мосты по болоту и перевел по ним легионы; они заняли вершину горы и расположились в боевом порядке так близко от неприятеля, что стрела, брошенная из наших метательных орудий, достигала неприятельских рядов.


15. Галлы, полагаясь на выгодную местность, не отказывались принять сражение, в случае если бы Римляне вздумали атаковать их позицию на холме; но они не решались мало-помалу отводить свои войска, опасаясь, как бы они врозь не были легко смяты, и потому стояли в боевом порядке. Видя их упрямство, Цезарь, оставив под оружием двадцать когорт, назначил место для лагеря и приказал его укрепить. Когда работы по укреплению лагеря были окончены, Цезарь поставил свои войска перед валом в боевом порядке; конница стояла на караулах на взнузданных лошадях. Белловаки, видя, что Римляне готовы броситься за ними в погоню, не могли оставаться на этом месте или провести на нем ночь, не имея при себе съестных припасов. В этой крайности они придумали следующее средство к безопасному бегству. Из предыдущих книг этого сочинения видно, что Галлы обыкновенно носят с собой пуки хвороста и садятся на них в ожидании сражения. Эти-то пуки соломы и хвороста, которых весьма много находилось у них в лагере, Галлы, передавая из рук в руки, сложили в кучи перед своим фронтом и с наступлением вечера по данному знаку в одно и то же время подожгли их. Море огня вдруг скрыло от глаз Римлян неприятельскую армию; Галлы, пользуясь этим, пустились в самое поспешное бегство.


16. Хотя Цезарь из-за пожара и не мог видеть бегства неприятелей, однако, подозревая истину, двинул вперед легионы, а конницу послал в погоню; сам же двигался медленно, опасаясь, не хитрость ли это неприятеля, оставшегося на том же месте и заманивающего нас на бой при неблагоприятных для нас условиях местности. Наши всадники опасались пуститься в середину дыма и пламени; дым был таким густым, что те, кто пытался в него проникнуть, не могли видеть голов собственных лошадей; опасаясь засады, они дали время Белловакам спокойно уйти. Совершив таким образом бегство, исполненное и робости, и хитрости, неприятель без всякого вреда для себя отошел миль на десять от нас и опять стал лагерем в самой защищенной местности. Оттуда, устраивая постоянно засады из пеших и конных войск, неприятель сильно вредил нашим в их фуражировках.


17. Это случалось все чаще и чаще. Вдруг Цезарь узнал от одного пленного, что Коррей, вождь Белловаков, с отрядом из шести тысяч человек отборной пехоты и тысячи человек лучшей конницы расположился в засаде в том месте, куда Римляне должны были прийти вследствие обилия хлеба и фуража. Узнав об этом намерении неприятеля, Цезарь вывел за собой больше легионов, чем обыкновенно, и послал вперед конницу, которая обычно служила прикрытием фуражирам; вместе с конницей он отправил легковооруженных пеших, а сам двинулся туда же с легионами как можно поспешнее.


18. Неприятель избрал себе для засады весьма благоприятное место; во все стороны открытое пространство тянулось только на милю; со всех сторон оно было окружено чрезвычайно густым лесом и глубокой рекой; леса везде наполнили его воины, составившие как бы цепь вокруг этого места. Наши, зная о замысле неприятеля, готовы были встретить бой; для этого все у них было приготовлено, и дух и оружие; надеясь на содействие легионов, они вступили бы смело в бой, как бы он ни был неровен, и эскадронами прибыли к назначенному месту. Увидав их, Коррей счел случай благоприятным для нападения; сначала он с небольшими силами напал на ближайшие к нему наши эскадроны. Они мужественно встретили нападающих и не теснились друг к другу, что весьма вредно в сражениях конницы и как признак робости, и вследствие тесноты, препятствующей коннице действовать свободно.


19. В то время как наши выдерживали нападение отдельными эскадронами, не допуская обходить себя с боков, прочие неприятели, видя, что Коррей вступил в бой, устремились из леса. Он в разных местах завязался с равным упорством и долго продолжался с одинаковым с обеих сторон счастьем; наконец мало-помалу вышла неприятельская пехота в боевом порядке и оттеснила нашу конницу; на ее выручку поспешно двинулись легковооруженные пешие, посланные впереди легионов; став среди наших эскадронов, они восстановили бой, который и продолжался некоторое время с равным упорством. Перевес, впрочем, был на стороне наших уже тем самим, что если в сражении этого рода нападающие из засады при первом натиске не успели произвести никакого замешательства и вреда, то они не достигли цели нападения. Между тем легионы наши подошли ближе, и в одно и то же время частые гонцы дали знать обеим сторонам, что Цезарь приближается с войском, готовым к бою. Узнав об этом, наши, обнадеженные помощью когорт, стали сражаться с большим жаром, не желая разделить славу победы с легионами. Неприятель упал духом и искал спасения в бегстве, рассеявшись по разным дорогам, но без пользы: те же затруднения местности, коими он надеялся воспользоваться ко вреду Римлян, обратились против него. В ужасе они бежали наудачу, стремились и в леса, и в реку, ослепленные страхом; бо́льшая часть их погибла: наши жарко преследовали и убивали их. И в таком бедственном положении Коррей не хотел ни, оставив поле битвы, искать спасения в лесах, ни сдаться, несмотря на убеждения наших; храбро сражаясь и переранив много наших, он вывел из терпения победителей, и они в досаде осыпали его стрелами.

Рейтинг@Mail.ru