Шандола

Галина Полынская
Шандола

Глава шестая. Болото

– Больше не могу! – голосил Пилат. – Я боюсь высоты! Меня сейчас стошнит!

– Потерпи немного! – крикнул Ирвин, одной рукой придерживая собаку. – Кажется, он идёт на посадку!

И правда, описывая круги, дракон постепенно снижался над лужайкой с видневшейся вдалеке рощицей: казалось, всю лужайку тщательно постригли, зачем-то оставив лишь небольшую полоску деревьев. Коснувшись лапами земли, дракон пробежал, снижая скорость, и вскоре остановился.

– О, я умираю! Умираю! – Пилат свалился на землю и застыл без движения.

– Что с ним? – обеспокоился Морро-Фойлин. – Вашему другу нехорошо?

– Ничего страшного, немного укачало, – Ирвин помог спуститься невозмутимому сроуту.

– Ничего себе «немного»! – пёс приподнял голову. – Да я при смерти!

– Перестань, Пилат, это невежливо. Спасибо огромное, Морро-Фойлин, мы очень благодарны, – сказал Ирвин. – Пешком дня три бы добирались. Расскажи о своем чародее, кто он и почему может рассказать о Шандоле?

– Он живёт отшельником и у него довольно тяжёлый характер, но в целом это замечательной души человек. Очень умный, знает обо всём на свете, значит и про Шандолу должен знать. Его зовут Табурет.

– Как, как?

– Табурет, красивое имя, правда? Вам следует пройти через эту рощицу, сразу за нею будет Болото, за Болотом он и живёт.

– Понимаю, что это уже нахальство, но всё-таки спрошу. Не мог бы ты перевезти нас через Болото? – сказал сроут.

– К сожалению, нет, – вздохнул дракон. – Я бы с большим удовольствием сделал это для вас, но… увы.

– Почему? – Фантусу страсть как понравилось ускоренное путешествие по воздуху, очень хотелось продолжать.

– Одно время мы были близкими друзьями, почти не расставались. Если Табурету куда-нибудь требовалось, я его отвозил, вечерами мы беседовали, порою спорили, нам никогда не было скучно вместе, а потом… – Дракон вздохнул ещё тяжелее. – Потом произошёл один неприятный случай, мы не смогли понять друг друга… В общем, мы поссорились.

Видя, что Морро-Фойлин окончательно расстроился, Ирвин поспешно произнёс:

– Не беспокойся, мы доберёмся сами. Ещё раз большущее спасибо за помощь.

– Что вы, – смутился дракон, – рад оказать небольшую услугу, всегда приятно делать добро. Надеюсь, ещё увидимся.

– Обязательно! Всего самого хорошего!

Попрощавшись, троица направилась к роще, а Морро-Фойлин разбежался, оторвался от земли и растворился в небесах.

Залитую солнцем рощицу прорезала усыпанная листьями тропинка. Листья шуршали под ногами и лапами и пахли подступающей осенью.

– Никогда ещё не встречал такого воспитанного и образованного дракона, – сказал сроут. Друзья неторопливо шли по тропинке, среди тонких молодых деревьев. – Морро-Фойлин произвёл прекраснейшее впечатление, такой приятный собеседник…

– Может, надо было и его взять в долю? – проворчал Пилат.

– Какой же ты бываешь несносный, – вздохнул Фантус.

– Конечно, где уж мне сравниться с высокообразованным драконом! С драконом-людоедом!

– Прекрати, будь добр, дракон и вправду был прекрасен, – улыбнулся Ирвин.

Рощица закончилась, и друзья вышли к Болоту. Зеленовато-бурая трясина простиралась насколько хватало взгляда. То тут, то там виднелись поросшие мхами кочки. Над Болотом покачивался туман, он то вздымался, то опадал, казалось – Болото сонно вздыхает.

Фантус окинул топкие просторы озадаченным взором и произнес:

– И как по нему идти? Провалимся же сразу!

– Может, оно неглубокое, мелкое совсем? – Пилат принюхался, разбираясь в новых для него запахах. Ирвин молчал, с интересном разглядывая картину, прежде он никогда не видел болот.

– Над мелкими болотами такого густого тумана не бывает, – со знанием дела ответил сроут. – Это – настоящее, глубокое.

– Так оно же всё в этих… земельных островках, – Ирвин указал на кочки, – можно перепрыгивать с одного на другой.

– Кочки не всегда расположены близко друг к другу, не везде перепрыгнем. Так, надо обзавестись палками подлиннее, будем ими почву нащупывать, – решил Фантус. – Давай, Ирвин, сходи в рощицу, принеси пару штук.

Юноша быстро обернулся и принес длинную ветку себе и покороче сроуту. К собственному удивлению, Ирвин ничуть не волновался, словно все его страхи перед неизвестностью исчезли в тот момент, когда он перешагнул границу Антары.

Первым пошел маленький лёгкий сроут и тщательно стал проверял палкой дорогу. Следом шагнул Ирвин и страшно нервничающий Пилат. На Болоте царила полнейшая тишина, лишь где-то изредка что-то булькало да всхлипывала трясина.

Чем дальше продвигались друзья, тем сильнее сгущался туман и хуже просматривались кочки.

– Интересно, – произнёс сроут после долгого молчания, – как Табурет выбирался отсюда на белый свет?

– На драконе летал, – напомнил Ирвин, перепрыгивая на очередной маленький островок твердой почвы.

– Тогда он вполне неплохо устроился, – Фантус остановился. – Нет, ну невозможно! Ничего не видно! Куда идем – неизвестно!

Он помахал в воздухе палкой, разгоняя туман и присмотрелся.

– О, кажется там, впереди целая полянка! – сроут легко прыгнул вперёд. – За мной, ребята, здесь почти суша!

Ирвин последовал его примеру, за ним прыгнул Пилат, и островок вдруг целиком ушёл под воду.

– Ай! – крикнул пёс, проваливаясь по грудь, Ирвин ушел по пояс, а Фантус почти по шею.

– Только не дёргайтесь, – предупредил сроут. – Главное – не двигаться, иначе мгновенно затянет.

– Предлагаешь растягивать удовольствие?! – Пёс в ужасе завертел головой в поисках спасения.

– Давайте покричим, – предложил Ирвин, – может, нас кто-нибудь услышит?

– Да, верно, по воде звуки далеко разносятся.

– Покричать? Это я мигом! – Пилат набрал побольше воздуха и завопил как резаный: – Спа-а-а-аси-и-ите-е-е! Помо-о-оги-и-и-ите! То-о-ону-у!

Слегка оглохшие Ирвин со сроутом напряженно прислушались к раскатистому эху, но никакого ответа не дождались.

– Неужели нас никто не услышит? – простонал пёс. – Неужто мы вот так и погибнем?

– Прекрати нытьё! – отрезал сроут. – М-да, глуховатая местность, надо было всё-таки упросить Морро-Фойлина подвезти до места. Не надо быть особым мудрецом, чтобы предсказать такой вот финал.

– Тише! – Ирвин к чему-то прислушивался. – Кажется, там кто-то есть!

– Где? Кто? – засуетился Пилат и едва не ушел в трясину с головой.

– Да вон же, смотри левее! – юноша указал подбородком направление.

В тумане и впрямь просматривалась человеческая фигура. И она двигалась прямо по болоту.

– Мы здесь! – закричал Пилат. – Сюда!

Из белёсой занавеси вынырнул высокий худой господин. На нём был длинный балахон коричневого цвета, а на ногах ботинки на плоской серебристой подошве. На голове незнакомца красовался синий колпак, из-под которого в разные стороны торчали серые волосы. Он сурово посмотрел на незадачливых путешественников и так же сурово спросил:

– Тонете?

– Тонем, – кивнул сроут и добавил: – Очень неприятно.

– Угу, – буркнул незнакомец и исчез в тумане.

– Куда это он? – заволновался Пилат. – Он что, просто приходил посмотреть?

Но через пару минут незнакомец вернулся, держа в руке тонкую длинную трубочку жёлтого цвета. Он дунул в неё, и по Болоту засеребрилась узкая тропинка. Так же молча незнакомец по очереди вытащил из трясины путешественников и помог забраться на тропинку.

– Большое спасибо, – Ирвин вытянул из воды свой мешок.

– Не за что, – проворчал незнакомец. – Куда идёте?

– К Табурету.

– Так я и думал. Вот по этой дорожке всё время прямо, никуда не сворачивая.

Незнакомец повернулся спиной, собираясь уходить.

– Подождите! – крикнул юноша. – А вы кто?

– Управляющий Болотом.

Скользя по трясине серебристыми подошвами, суровый незнакомец стремительно скрылся в тумане.

– Занятно, – сроут проводил спасителя взглядом. – Не знал, что у болот бывают управляющие. Что ж, теперь можем идти спокойно, дорожка вроде бы прочная… Подумать только, я снова грязный!

Сроут с грустью осмотрел себя. Пушистой и розовой оставалась только голова, всё остальное было зеленовато-бурого цвета.

– Идёмте, идёмте, – в нетерпении Пилат топтался на тропинке, – скорей бы выбраться отсюда! До чего же противное место!

И троица пошла по серебристой дорожке, которая вскоре привела их к поросшему камышами берегу. За камышами высился небольшой холм с полукруглым входом, занавешенным плотной тканью. У входа лежал симпатичный плетёный коврик.

– Должно быть здесь, – сроут подошёл к холму, приподнял ткань и крикнул: – Извините! Уважаемый Табурет дома?

– Нет! – донеслось из тёмных недр.

– А кто-нибудь есть?

– Никого нет!

– Интересно. – Сроут откашлялся. – Прошу прощения, но нам очень нужен Табурет, у нас к нему важное дело! Мы пришли издалека, едва не утонули в Болоте…

– Заходите! – перебил голос. – И вытирайте ноги!

Внутри холма оказалось просторно, на стенах красовались разноцветные плетёные циновки, а на полу лежал целый травяной ковёр. В дальнем углу ярко пылал очаг. Над огнём висел котёл, в нём что-то кипело, рядом стоял маленький старичок с длинными седыми волосами, собранными на затылке в хвост, и деревянной ложкой помешивал варево. Вдоволь насмотревшись на спину старичка, сроут решительно кашлянул.

– Проходите, – буркнул старичок, не поворачивая головы. – Вы по делу или за советом?

– Скорее всего, по делу. А вы – Табурет?

– Да.

Старичок отложил ложку и соизволил обернуться. У него оказалась длинная седая борода, и одет он был в почти такой же балахон, как и Управляющем Болотом. Из-под кустистых бровей на гостей цепко глянули колючие настороженные глаза.

– Кто вы такие и по какому делу?

– Я Ирвин из Антары, это мой пёс Пилат и наш друг сроут Фантус.

– Из Бушрона?

 

– О, вы знаете Бушрон? – обрадовался сроут.

– Конечно, знаю.

– А вы можете сказать, когда я до него доберусь?

– Не скоро, может быть, и никогда.

– Почему?

– Потому что ты идёшь не в ту сторону.

– Правда? – заметно огорчился сроут. – А куда надо?

– Надо идти обратно, по солнцу, где-то дней шесть пути будет.

– Какая неприятность… ну, ничего, всё равно я обещал помочь своим друзьям разыскать их призрачную страну.

– Какую ещё страну?

– Шандолу, – сказал Ирвин. – Мы ищем зачарованную страну Шандолу.

– Зачем?

– Нас послал Мудрый. Он сказал, что только там я смогу всему научиться, без этого мне не стать правителем Антары.

Табурет задумчиво смотрел на юношу, накручивая прядь бороды на указательный палец.

– А с чего ваш Мудрый взял, что эта страна вообще существует?

– Он говорит, что сам там бывал, – пожал плечами Ирвин.

– Враки! – отрезал старичок. – Шандола – миф!

– Значит, зря мы плетёмся в такую даль? – огорчился Пилат. – Такой страны нет?

– Может, нет, а может, и есть. – Старичок принялся накручивать на палец ещё одну прядь.

– Нельзя ли попонятнее? – попросил сроут. – Поточнее, если можно. Такая страна существует или нет?

– Многие считают, что она всего лишь легенда, но я верю в неё.

– Так вы верите или точно знаете? – настаивал на разъяснениях Фантус.

– Ничего нельзя сказать наверняка. – Табурет взял ложку, зачерпнул немного варева из котла, попробовал, скривился и выплюнул. – Но я думаю, что она есть.

– И может, знаете, где она? – Сроут недоверчиво смотрел на старика.

– Конечно, знаю! Она там, где восходит солнце!

– Довольно расплывчатые координаты, нельзя ли конкретнее?

– Конкретнее вам никто не скажет. Если Шандола и существует, то она может находиться только там, где восходит солнце, где рождается утро и свет!

Пилат вздохнул и посмотрел на Ирвина. Юноша стоял, опустив голову.

– Всё понятно, – ухмыльнулся сроут, – получается, надо идти на восход солнца до тех пор, пока мы не споткнёмся о линию горизонта, а там и Шандола недалеко.

– Напрасно иронизируете, молодой человек! – сварливо отрезал Табурет. – Я пожил побольше вашего и многое знаю! Шандола находится там и только там!

– Хорошо, – сказал Ирвин. – Всё же это лучше, чем вообще ничего. Мы пойдём на восход солнца… может, вы и правы.

– Я точно прав! Я всегда прав!

– Спасибо, что уделили нам время, мы очень признательны, – Ирвин направился к выходу. – Кстати, один ваш большой крылатый друг ужасно переживает из-за ссоры с вами…

– Где он? – подскочил Табурет. – Хотя мне абсолютно безразлично, что там с этим глупым драконом!

– Он в долине с речкой и желтыми скалами, – понимающе улыбнулся юноша, – грустит и ждёт, когда вы его позовёте, сам прийти не решается.

– Правда? Он грустит? Он думает обо мне? Это точно?

– Вы бы видели его глаза, они переполнены слезами.

– Эх, опять придётся обращаться к этому несносному Управляющему Болотом, просить, чтобы сделал дорожку! Ну что поделаешь, ради Морро я на всё готов, надеюсь, он когда-нибудь это оценит!

Глава седьмая. На восход солнца

Проснувшись к обеду, Мудрый тяжело поднялся, напился воды, вернулся обратно на подушки, но больше заснуть не смог. Он долго ворочался с боку на бок, думая об Ирвине. Наконец ему это надоело.

– Лайя! – крикнул он.

Полог поднялся, и в дом заглянула молодая женщина.

– Ты не видела, где Зеркало Мира?

Женщина кивнула и показала на кучу разного барахла, сваленного в углу.

– Ага! – Мудрый, кряхтя, поднялся и принялся рыться в вещах.

Откопав Зеркало, он вытащил его наружу и протёр рукавом. Зеркало было большим, тусклым, в простой деревянной раме. Мудрый уселся обратно на подушки и уставился в Зеркало, бормоча заклинания. Стекло потемнело, потом стало прозрачным, показались поросшие низкорослым кустарников холмы, деревца и озеро. В озере купался Ирвин, рядом с ним плавало кругами что-то розовое, а на берегу сидела эта несносная вечно голодная псина и, как всегда, что-то жевала. У пса был такой самодовольный вид, что в груди Мудрого закипела злость.

– Ах, так, – прошептал он, – ну, ладно…

Он отложил Зеркало, взял бумагу, карандаш и принялся писать: «Разыскиваются особо опасные государственные преступники, совершившие ужасные злодеяния. Могут оказать сопротивление. Приметы негодяев…»

Вскоре указ был готов. Рассчитав по карте место нахождения «преступников», Мудрый пометил крестиками те города, куда в скором времени устремятся почтовые птицы…

Выбравшись на берег, Ирвин с Фантусом уселись в траву рядом с выстиранной одеждой. Развалившись на солнышке, Пилат грел сытое пузо и отмахивался от приставучих мошек.

– И куда мы теперь пойдём? – лениво поинтересовался пёс. Идти ему никуда не хотелось.

– На восход солнца, куда же ещё. – Сроут аккуратно расчёсывал коготками свою мокрую, потемневшую шерсть. – Надо же, идём наугад, по рекомендации какого-то полоумного старика…

– А по-моему, он в порядке, – возразил Ирвин. – Немного чудаковатый, но с кем не бывает.

– И всё же я не уверен, что стоит идти дальше, – сказал Пилат. – Пойдемте обратно в Антару?

– Нет, – решительно тряхнул головой парень. – Это будет означать, что мы слишком просто сдались. Мы должны или сами убедиться, что такой страны не существует, или всё-таки найти её.

– Как знаешь, – шумно вздохнул пёс.

Одежда быстро высохла под полуденным солнцем. Ирвин оделся, и друзья отправились дальше по петляющей меж холмов тропинке. Вскоре их зеленые округлые бока расступились и показался небольшой, окружённый лесом городок. Дома с побеленными стенами и плоскими крышами, мощёные камнем улочки, утопающие в цветущих деревьях, – городок выглядел уютно и красиво.

– Может, это ваша Шандола? – с надеждой спросил сроут.

– Не знаю, – ответил Ирвин. – Похоже на селение чуть побольше и получше Антары. Идёмте спросим, что за местность.

Они стали спускаться в долину, приютившую городок. Сроут снова ехал на спине у Пилата и с бодрым интересом глядел по сторонам. Городок оказался немноголюдным, редкие прохожие с любопытством рассматривали чужаков и улыбались им. Вскоре с друзьями поравнялась повозка, запряжённая сонной лошадью. Повозкой управлял мужчина в растрёпанной соломенной шляпе размером с целый зонт.

– Простите, пожалуйста, – обратился к нему Ирвин. – Не подскажете, что это за место? И нельзя ли здесь найти еду и воду?

– Это город Волски. – Возница притормозил и сдвинул шляпу на затылок, разглядывая компанию. – А вы как к нам забрели, откуда?

– Издалека, – туманно ответил сроут, упреждая откровения перед первым встречным. – Идём по делу. Так можно ли пополнить здесь запасы пропитания?

– Ну, если по делу, это серьезно! – рассмеялся возница. – Залезайте в повозку, подвезу вас к пропитанию.

– Весьма великодушно с вашей стороны, – одобрил Фантус.

Дно повозки устилало душистое мягкое сено, на которое тянуло не только присесть, но и прилечь и, быть может, даже подремать.

– Зовут меня Бойро, – представился возница. – Я здесь живу. А вас как звать-величать?

– Я Ивин, он Пилат, а это Фантус из Бушрона.

– Так что ж за дело у вас такое важное? Может, смогу чем-то помочь?

– Мы ищем зачарованную страну Шандолу, слышали о такой?

– Нет, не слышал, а зачем она вам?

– Это долгая история, – вмешался сроут. – Вы лучше подскажите, можно здесь где-нибудь переночевать?

– Можно у меня, жена с сыном гостят у родных в Гарде, так что я один, места всем хватит, да и мне веселее.

– Прекрасно! – обрадовался Пилат. А Фантус добавил:

– Вы очень добры!

– Ух, ты! – обернулся Бойро. – Впервые вижу говорящую собаку! Жаль сынишка в отъезде, расскажу – не поверит!

Вскоре сонная кляча, запряжённая в повозку, дотащилась до небольшой лавки с заманчивой надписью: «Еда для всех».

– Видите, сама знает, где надо остановиться. Она у меня умница! – довольно произнёс Бойро.

Спустившись с повозки, все вместе вошли в лавку. Внутри оказалось просторно, прохладно и вкусно пахло.

– Берите всё, что нужно, – Бойро широким жестом указал на полки. – Лавка моя, не стесняйтесь, угощайтесь.

– Нам удивительно везёт на замечательные знакомства, – заметил сроут, оглядываясь по сторонам. – Что ж, приступим, пожалуй…

– Только не увлекайтесь, – тихонько произнес Ирвин, – надо иметь совесть.

– Да, да, конечно, о чём речь, – рассеянно произнёс Пилат, с вожделением глядя на большущий копчёный окорок, висевший на стене. – Пожалуй, возьму этот кусочек…

Тем временем сроут уже деловито рылся в коробках и бочках, попутно вытаскивая из-под прилавка пустые мешки.

Пока Пилат с Фантусом грабили лавку, Ирвин разговаривал с Бойро и выяснил, что неподалёку находится город побольше под названием Дервилль и именно через него лежит путь на восход солнца.

– Давайте-ка, юноша, выйдем на свежий воздух, – предложил Бойро, – надо покормить мою старушку.

Ирвин помог ему вынести мешок, наполненный бледно-зелёными зернами. Бойро высыпал их в стоявшую на земле кормушку, и лошадь захрумкала, флегматично двигая челюстями.

– Можете пожить у меня, – продолжил радушный Бойро. – Гости в нашем городке большая редкость, а скука штука малоприятная. Жена с сыном вам обрадуются, мой сорванец чуть-чуть помладше тебя, вы наверняка подружитесь.

– Большое спасибо, но, к сожалению, мы торопимся. С удовольствием останемся переночевать, а завтра утром отправимся дальше.

– На обратном пути хоть навестите? Расскажете, где бывали, что видали? – улыбнулся Бойро.

– Непременно, – юноша улыбнулся в ответ.

Послышался какой-то шум, Ирвин обернулся. В дверях лавки возился Пилат. Он тянул зубами здоровенный мешок, из которого торчал копченый окорок. Глаза собаки счастливо сверкали. Заметив, как смутился Ирвин, Бойро засмеялся:

– Ничего страшного, берите, берите, в дороге запас не помешает.

Пилат наконец-то выволок свой мешок, и в дверном проёме показался пыхтящий сроут, он тащил почти такой же. Ирвин с Бойро погрузили мешки на повозку, и кляча лениво пошлёпала по тенистым улочкам городка.

– Вот здесь я и живу, – Бойро махнул рукой в сторону белого домика с зелёной крышей. – Заходите, располагайтесь.

Ирвин спрыгнул с повозки, а Пилат с Фантусом остались сидеть на узлах.

– Ну, что же вы? – поправил шляпу Бойро. – А, может, хотите, чтобы я перенёс всё это в дом? – догадался он.

Пёс со сроутом согласно закивали. Лишь после того как всю провизию перетащили в домик, они успокоились и расслабились.

– Как у вас здесь мило, – оглядевшись, сроут уселся за стол у окна. На столе красовалась вышитая скатерть и ваза с цветами. – Уютно и со вкусом.

– Да, но у нас здесь уж больно тихо, так тихо, что порой не знаешь, чем заняться и куда себя девать.

Бойро расставил на столе деревянные тарелки и кружки.

– Сейчас поужинаем и ложитесь отдыхать.

– О, как ласкают мой слух такие слова! – счастливо простонал Пилат. – Они слаще всякой музыки! Бойро, вы такой прекрасный человек, такой замеча…

Фантус незаметно ткнул пса когтём в бок, мол, хватит уже, тот захлопнул пасть, но хвостом вилять не перестал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru