На светлой стороне Земли

Галина Полынская
На светлой стороне Земли

Глава 1

Арбуз угрюмо наблюдал, как Фоня надевает вытертый пиджак, появлявшийся на нём в исключительных случаях.

– Всё-таки решил меня продать? – тяжело вздохнул Арбуз. – Твердо решил, да?

– Пойми, нет у меня другого выхода, кормить тебя нечем, – печально ответил Фоня.

– А ты не корми! На то я и кот, чтоб самому добывать себе пропитание, сам обо всём позабочусь!

– Совесть меня мучает, – развёл руками Фоня. – Со мной ты живешь, я должен о тебе хлопотать, но, как видишь, не могу. Самому есть нечего, за дом платить нечем, отымут его скоро и окажемся на улице. А так выручу денег немного, за дом заплачу и тебя в теплый угол пристрою.

– Эх, не пил бы ты, Фоня и не пришлось бы меня продавать! – в сердцах отрезал кот.

– Что ж я могу поделать, Арбузушка? Болезнь у меня такая. Дай-ка, причешу тебя.

Фоня взял гребёнку и подошел к коту. Арбуз был единственным существом на свете, которое его любило. На глаза Фони навернулись слезы и он принялся аккуратно причесывать пушистую шерсть рыжего полосатого кота с изумрудно-зелёными глазами.

– Так-то лучше, – Фоня отступил на шаг. Сквозь пыльное окно падал солнечный луч, казавшийся таким же рыжим и пушистым, как Арбуз. – Может, тебе ленту на шею повязать?

– Ещё чего! – сердито фыркнул кот. – Мне, солидному коту, какой-то глупый бант, будто я кошка или котенок сопливый! Я и так красивый!

– Это верно, – хозяин тепло улыбнулся, глядя на него. – Пойдем, что ли?

– Эх, а не передумаешь? – спросил кот без особой, впрочем, надежды.

– Нет, дорогой мой, негодный из меня хозяин. А так ты в хорошие руки попадёшь, о тебе заботиться станут…

– Хорошие руки, как же! Все вы, люди, одинаковые! Вот так живешь с человеком, любишь его, а он тебя бац – и продает!

– Не изводи ты меня, – вздохнул, отворачиваясь, Фоня. – Идём, пока рынок не закрылся.

Он открыл дверь и Арбуз нехотя поплелся к выходу, в последний раз бросив взгляд на свой дом.

На Птичьем рынке Арбуз не был ни разу. Это место внушало тревожные чувства: оттуда начиналась Судьба и она могла быть разной. До недавнего времени он считал свою судьбу устроенной и ни о чём не волновался.

Пройдя сквозь дворы, они вышли к шоссейной дороге.

– Давай-ка понесу, тебя, Арбузик, а то как бы беды не случилось, – сказал Фоня, поглядев на проносящиеся машины.

– Тяжелый я. – Мрачно ответил кот, теряя остатки надежды на возвращение обратно.

– Ничего, осилю. – Фоня поднял его на руки и понёс к остановке.

Переполненный автобус подошёл почти сразу. Фоня с Арбузом еле втиснулись в салон. Многие везли корзины с котятами и щенками, малыши или дремали или сонно жмурились.

Фоня прижимал к груди своего кота, стараясь локтями придерживать рядом стоящих людей, чтобы Арбуза не придавили. Кот обнял его лапами за шею, голову положил на плечо. Пиджак Фони пах теплой травой и солнечным светом, льющимся в автобусные окна.

Печально вздохнув, Арбуз принялся рассматривать людей. За спиной хозяина стояла полная, практически круглая женщина с пластмассовым горшком в руках. В горшке торчал самодовольный цветок с фиолетовыми листьями. Заметив, что Арбуз на неё смотрит, она улыбнулась блестящими малиновыми губами и засюсюкала:

– Котик, какой симпампусечка! Продавать тебя везут? Что ж, хозяин злыдень нехороший какой, продать такую лапоньку…

– Не ваше дело! – перебил Арбуз и чихнул на цветок.

Хорошо, что в этот момент автобус остановился и Фоня с Арбузом вышли, – скандала не случилось.

Время шло к полудню, асфальт, стены домов дышали жаром, на пронзительно синем небе не виднелось ни облачка, но Фоня упорно тащил кота на руках, не снимая парадного пиджака. Завидев ворота Птичьего рынка, кот зажмурился и пробормотал:

– Ой, не хочу! Не хочу туда!

– Прости меня, Арбузушка, нет другого выхода, добра ведь тебе желаю, не хочу, чтоб со мной пропадал.

Они вошли на территорию рынка. Фоня приметил свободное место и поспешил его занять. Народа в выходной день собралось много. Чтобы не запачкать кота в пыли, Фоня продолжал держать его на руках, хотя Арбуз был весьма увесистым, несмотря на плохое питание. Стараясь не обращать внимания на руку, давящую на живот, Арбуз поглядел по сторонам. Неподалеку, на складном стульчике, сидела девочка с коробкой, в которой возилось пятеро щенков.

– Дожил я, – кот никак не желал мириться с ситуацией. – За всё хорошее, за всю мою преданность, ты продаешь меня, как этих тявкалок. Где в этом мире справедливость?

Фоне оставалось лишь молча почесать его за ухом.

– Что хозяин, продаешь котяру? – Замедлил шаг грузный мужчина с прилипшими ко лбу редкими волосами. Арбузу он сразу не понравился. – Крыс ловить умеет?

– Нет! – опередил его с ответом кот. – Питаюсь только сливками с ветчиной! И никаких крыс! Мышей тоже не перевариваю!

– Ты смотри, какой нахальный, не надо нам таких! – Мужчина укоризненно покачал головой и пошёл дальше.

– Будь другом, веди себя прилично, – Фоня перехватил кота поудобнее. – Может и взял бы тебя, вроде человек представительный…

– Ага, весь дом в крысах, отличное представление! Мне с новым хозяином жить, мне и выбирать!

– Всех распугаешь, не из кого выбирать будет.

– Да не хочу, чтобы ты меня продавал! Я привык к тебе! – Арбуз обнял Фоню и потерся усатой мордой о его колючую щеку. – Кто станет утешать тебя вечерами, когда на улице дождь, а на душе скверно? Кто тебе вслух газеты почитает? Если всё дело в деньгах, давай стащу у кого-нибудь бумажник, вон сколько тут глупых ротозеев!

– Нет, я никогда не был вором и кот мой им не станет, – твердо заявил Фоня. – Не позволю тебе красть!

– Тогда другой вариант: ты меня подаешь, а я сегодня же вечером возвращаюсь домой. Завтра снова на рынок, и так пока не соберем сколько надо. Годится?

– Нас мигом рассекретят, – покачал головой Фоня. – Ты яркий, такой заметный. Нет, не хочу я жить нечестно.

– Значит, честнее будет меня продать, да? – рассердился кот.

– Арбуз…

– Что – «Арбуз»? Кстати, всё время забывал спросить, почему ты мне имя такое глупое дал?

– Маленький ты был толстенький, круглый и очень уж полосатый – настоящий арбузик с хвостиком, только желтенький, потому так и назвал.

– Понятно, – вздохнул кот, – повезло мне…

– Чем тебе не нравится твое имя?

– Маркиз или Ришелье благозвучнее, солиднее, так нет же – Арбуз.

– Зато больше ни у кого такого нет, а маркизов и ришельев полным-полно. Хочешь, у нового хозяина зовись Маркизом.

– Ладно уж, как есть буду доживать. – Кот снова потерся о его щеку, пощекотал нос усами. – Хозяин, миленький, ну подумай еще раз? Не продавай меня! Пойдем домой? А то уже и голову напекло. Идем отсюда, что-нибудь придумаем, выкрутимся как-нибудь.

– Нет, Арбуз, плохи мои дела. Скоро останусь на улице, заберут меня в приют, туда с животными нельзя. Ты останешься беспризорником, сам не прокормишься. Как мне жить дальше, зная, что ты где-то один и страдаешь?

– А как мне жить, зная, что где-то ты тоскуешь от одиночества? Вот как, скажи?

– Я постараюсь дать тебе знать, где нахожусь, будешь приходить в гости.

– Спасибо, утешил! – Кот отвернулся и сердито засопел.

Вдруг поблизости раздался чей-то звонкий голос:

– Мама! Посмотри, какой котик!

Арбуз обернулся. К ним спешил светловолосый щуплый мальчик лет двенадцати-тринадцати, за ним величественно ступала монументальная дама в пышном клетчатом платье. От обилия пышности и клеток у кота зарябило в глазах и он зажмурился.

– Мам, ты только посмотри! – мальчик в восхищении уставился на Арбуза ясными голубыми глазами, словно увидал диво дивное. – Какой потрясающий кот! Он – солнечный!

– Ни к чему нам такой здоровенный, – поморщилась дама. – Договорились брать котенка, вот и ищи маленького.

– Нет, нет, хочу этого невероятного, потрясающего кота!

От мальчика исходило столько восторга, а от его мамы – недовольства, что Арбуз выпустил когти, впиваясь в пиджак Фони.

– Куда такого огромного? – Дама придирчиво осмотрела рыжую полосатую спину и пушистый хвост. – Зачем он нужен?

– Мама! – мальчик захлебнулся горячим полуденным зноем, перевел дух и продолжил: – Мама, неужели ты не видишь, какой он… какой он – личность!

– Ох, да уж, личность… – дама осмотрела заодно и Фоню с ног до головы. – Что у него за порода? Камышовый? Или вовсе беспородный?

– Что вы! – Фоня даже обиделся. – Разве беспородный будет таким пушистым и красивым? Он породистый… он… крысоловной породы.

– Крысоловной? Никогда не слышала о такой. Что, и вправду крыс ловит?

– А они у вас есть? – не выдержал Арбуз. – Полный дом крыс развели?

– Нет, конечно! Ещё чего не хватало! – Дама вынула из сумочки платок и принялась обмахиваться. – А почему продаете? Плохо себя ведет и пакостит?

– Что вы, что вы! – Фоня уже еле-еле удерживал кота на руках, но всё равно не опускал на землю. – Он замечательный кот, самый лучший друг, просто мне очень нужны деньги, кабы не обстоятельства, я бы с ним ни за что не расстался.

– Понимаю, – усмехнулась дама, глянув на красный нос Фони.

– Если бы вы знали, какой он умный и начитанный! – продолжал нахваливать Арбуза хозяин.

– Что же, интересно, он у вас читал? – Дама недоверчиво посмотрела на недовольную усатую морду.

– Как что, газеты. Я ими печь топлю, так вот, пока он не прочитает свежие, я их не жгу. Как-то случайно бросил в огонь нечитанную, так он так возмущался…

При этом Фоня не стал уточнять, откуда именно его умный кот таскал эти газеты.

– Возмущался? – насторожилась дама. – Он что, скандальный?

– Мама, он замечательный! – решительно вмешался мальчик. – Мы его берем! Мне другого кота не надо!

– И сколько ему лет? – дама вытерла лоб и убрала платок в сумку.

 

– Полтора года.

– О-о-о-о! – недовольно поморщилась она. – И сколько же вы хотите за такое сокровище?

Фоня назвал цену и Абруз украдкой вздохнул, – он надеялся, что хозяин возьмет подороже.

– Хорошо, – нехотя согласилась дама, – если моему сыну нравится, пусть будет. Как его зовут?

– Арбуз.

Даме оставалось лишь снова недовольно поморщиться.

Фоня передал кота на руки новому владельцу, тот неуклюже обхватил его и счастливо улыбнулся. Арбуз молча помахал хозяину лапой. Фоня махнул ему в ответ, положил деньги в карман пиджака, отвернулся и побрёл к воротам рынка.

Глава 2

Рука мальчика давила на живот, мешая дышать, лапы с хвостом свешивались почти до земли и вообще, настроение было хуже некуда. Арбуз покосился на суровое лицо дамы и подумал, что с нею будет непросто договориться, а от приставучего мальчишки попробуй отвязаться хоть на минуту…

За воротами рынка их поджидало сверкающее авто с вежливым водителем. Дама уселась на переднее сидение, мальчик с котом расположились сзади.

– Расскажи про себя, котик. – Мальчик легонько погладил его по голове.

– Давай договоримся сразу, – Арбуз спрыгнул с его колен и прошелся по сидению, – ты не называешь меня «котиком». Я им был полтора года назад, теперь я – кот!

– Извини, кот, больше не буду, – покладисто кивнул мальчик. – Ты любишь молоко?

– Нет, я пью только сливки, причем не жирные, от жирных меня пучит!

– Большие проблемы везем к себе домой! – не оборачиваясь, процедила дама. – Очень большие!

– Всё будет хорошо, мам, просто он взволнован и немного нервничает.

Арбуз поглядел, как в окне мелькают дома, машины и развернулся к мальчику.

– Как тебя хоть зовут?

– Ясь.

– Как-как?

– Ясь, Ясьтислав. А маму зовут Агата.

– Постараюсь запомнить, – пробормотал кот и снова отвернулся к окну.

Вскоре автомобиль остановился у двухэтажного особняка. Белоснежный, с множеством больших и маленьких окон, окруженный ярко-зелёным газоном дом показался Арбузу ненастоящим. Такие он видел только на газетных страницах.

– Здесь ты будешь жить, – Ясь погладил кота по спинке. – Нравится?

– Поживем – поглядим.

Выпрыгнув из машины, Арбуз осмотрелся и неспешно направился к дому по чистейшей дорожке, разрезавшей газонную зелень на два квадрата. Ясь немного опередил его, чтобы открыть дверь, и кот, не замедляя шага, хвост – трубой, перешагнул порог нового жилища. «Вот это да! – подумал он, окидывая взглядом высокие потолки, ровные светлые стены, глянцевую зелень в нарядных кадках, мебель небывалой красоты, пушистые ковры на сверкающем полу. – Нам бы с Фоней такой дом! Вот бы зажили!»

– Как тебе, нравится? – Мальчик присел, заглядывая в изумрудные кошачьи глаза.

– Видали и получше, – буркнул кот. – Но, ничего, сойдет.

– Спать ты будешь в моей комнате…

– Спать он будет в прихожей! – перебила Агата. – Кто знает, может он блохастый! Надо его сначала протравить хорошенько!

Арбуз молча подошёл к стене, подцепил когтем обои и отодрал полоску.

– Ах ты…! – Дама огляделась, чем бы запустить в кота, но мальчик бросился к ней:

– Мама, не обижай его, он хороший!

– Как же! Пьяница всучил нам бандита, теперь он весь дом испоганит!

– Знаете, что, – кот весь подобрался и сердито нахохлился, – мы вам себя не навязывали! Не требовали, чтобы сначала купили, а потом травили! Не надо нас с Фоней оскорблять, тогда ничего не испоганю!

– Всё наладится, Арбузик, успокойся, – Ясь пригладил торчащую дыбом шерсть. – Идём, покажу тебе дом.

Под гневным взглядом Агаты кот направился за мальчиком осматривать первый этаж.

– Это гостиная, – говорил Ясь, раскрывая перед ним двери, – это кухня, здесь столовая, это спальня для гостей, тут библиотека…

Арбуз удрученно смотрел на роскошную обстановку и думал о том, как же несправедливо устроен мир.

У лестницы на второй этаж мальчик спросил, не устал ли он, не проголодался?

– Если хочешь, можешь позже поглядеть.

– Давай уж сразу всё показывай.

На втором этаже оказалось три спальни, комната мальчика, пара кладовых и ещё одна лестница наверх.

– А там что, третий этаж?

– Нет, там чердак, хочешь посмотреть?

– Чердак можно и потом. – Кот зашёл в комнату Яся и осмотрелся. Абрикосовые стены в жёлто-зелёных узорах, полки с игрушками и книгами, стол, кровать, диванчик, узорчатый ковер, шкаф с одеждой и пышный цветок на окне.

– Нормально, – одобрил он, – жить можно. Обед мне сюда принеси.

– А что ты хочешь? – мальчик обрадовался, что коту понравилась его комната. – Есть мясо, рыба, курица…

– Колбаса есть?

– Вроде была.

– Неси всё. И молока.

– Хорошо, я сейчас, мигом! – Ясь бросился к выходу. – Ты устраивайся пока, располагайся!

Кот прошёлся по нагретому солнцем ковру, запрыгнул на диванчик, потоптался, затем перебрался на стол, оттуда – на подоконник. Отодвинув лапой листья пышного цветка, он поглядел в окно. Такие же большие красивые дома с квадратами газонов напротив, дорога для машин, дорожки для людей, аккуратные деревца и – никого. Ни людей, ни зверей… Послышались шаги, Арбуз обернулся. Мальчик принёс поднос, уставленный фарфоровыми тарелочками.

– Вот, выбрал всё самое вкусное. Куда поставить на стол или на пол?

– Можно и на пол, – Арбуз сглотнул слюну. Он никогда ещё не видел столько еды сразу, да ещё только для него одного.

Пока кот ел, торопливо выхватывая кусочки то с одной тарелки, то с другой, Ясь сидел на краю кровати и смотрел на него.

Когда посуда осталась чистой, Арбуз перевел дух, облизнулся и сонно зажмурился.

– Вкусно было?

– Сойдёт. Теперь всё время так и корми, – кот широко зевнул. – А сейчас посплю. Потом пойду прогуляюсь…

– Куда? – встрепенулся Ясь. – Зачем?!

– Как это «куда и зачем»? Просто погуляю, проведаю друзей, узнаю новости.

– Пожалуйста, не уходи, вдруг ты не вернешься!

– Вернусь, куда я денусь, – сквозь неудержимую зевоту пробормотал Арбуз.

– Прошу тебя, не уходи, пожалуйста, очень прошу… – казалось, ещё немного и мальчик расплачется.

– Ладно, ладно, хорошо! Сегодня не пойду! – Арбуз запрыгнул на кресло, потоптался, улегся, сворачиваясь клубком, и моментально заснул.

Когда он проснулся, уже стемнело. В незашторенное окно лился холодный свет уличных фонарей, в комнате горел лишь маленький настольный светильник. На кровати, свернувшись калачиком и свесив руку, спал мальчик, на полу лежала упавшая книга. Арбуз зевнул, потянулся и решил немного размяться, хотя бы пройтись по дому, раз уж обещал на улицу не выходить.

Тихонько приоткрыв лапой дверь, он вышел из комнаты. Царила полнейшая тишина, видимо час был уже поздним, и мадам Агата тоже изволила отдыхать. Единственным необследованным местом оставался чердак, туда Арбуз и направился.

Поднявшись по лестнице, он просунул лапу в щель под дверью и попробовал открыть, но не получилось. Пришлось исполнить трюк посложнее: подпрыгнуть, повиснуть на дверной ручке и потянуть её вниз. Щелкнул замок и дверь подалась внутрь. Кот спрыгнул, заглянул в образовавшуюся щель и принюхался. Пахло почти так же, как у них с Фоней дома. Арбуз расстроился от нахлынувших воспоминаний, но внутрь всё равно заглянул.

Прямо в чердачное окно смотрела полная луна: гладкая, блестящая, как медальон из шкатулки знатной дамы. Кот огляделся. Повсюду громоздились коробки, сундуки и ящики, разобранная мебель, мешки со всякой утварью и какой-то деревянной рухлядью. Одни коробки покрывал толстый слой пыли, другие были чистыми, видимо поставили их недавно. Арбуз прошёлся, чихнул пару раз, забрёл в лунный луч и уселся, глядя в окно. Свет был таким густым и ярким, словно сквозь стекло лилось чудное серебристое молоко. Арбузу даже захотелось попробовать его на вкус.

Вдруг он услыхал звук, доносившийся откуда-то из темноты. Звук походил на стук собачьих когтей по деревянному полу. Кот повел чутким ухом. Звук пропал, но вскоре снова повторился отчетливей и громче. Арбуз насторожился и вышел из лунного луча, озираясь по сторонам. Это был без сомнения стук собачьих когтей, уж в чём-чём, а в этом кот разбирался. Однако не понятно было, откуда он доносится, к тому же собакой не пахло. "Пойду-ка лучше вниз", – решил кот и направился к выходу.

Ещё на лестнице Арбуз увидал мальчика, стоявшего в коридоре.

– Чего не спишь? – Кот резво сбежал по ступенькам вниз.

– Да вот, – смущенно улыбнулся Ясь, – проснулся, а тебя нет. Пошёл искать…

Арбуз тяжело вздохнул, даже хвост опустил.

– На чердаке я был! – мрачно отрезал он. – Мне надо иногда прогуляться. И побыть одному!

– Да-да, конечно, – мальчик присел на корточки и бережно погладил его. – И как тебе там?

– Где? – Арбуз уныло смотрел на его тонкое, бледное, большеглазое лицо.

– На чердаке.

– Пыли многовато. Идём спать, поздно уже.

Они вернулись в комнату, и мальчик стал разбирать кровать, переодеваться в пижаму. Арбуз походил из угла в угол, помахивая хвостом, и запрыгнул на кресло.

– Слушай, у вас собаки случайно нет?

– Собаки? – удивился Ясь. – Конечно, нет. А почему ты спрашиваешь?

– И никогда не было? – Кот задумчиво смотрел, как тот застегивает пуговицы пижамной рубашки.

– Нет, мама не разрешала. А почему ты спра…

– А какая-нибудь чужая, посторонняя собака могла незаметно зайти в дом и спрятаться, к примеру… к примеру, на чердаке?

Ясь уставился на него в полнейшем недоумении.

– Нет, это невозможно. А ты что, видел на чердаке собаку?

Кот потер лапой нос, чихнул и ответил чуть помедлив:

– Нет там никаких собак, просто так спросил. Укладывайся уже. Тебе в школу рано вставать?

– Я не хожу в школу, – мальчик послушно юркнул под одеяло. – Учителя приходят ко мне домой.

– Болеешь, что ли? Извиняюсь за вопрос.

– Нет, – с улыбкой ответил Ясь. – Просто мама решила, что обучаться дома лучше, безопаснее и я не попаду под чье-нибудь дурное влияние.

Теперь настала очередь Арбуза смотреть на него с удивлением.

– Как же так? А подраться со сверстниками, побегать наперегонки, побить стекла?

– Это как раз и называться "дурным влиянием". – Мальчик зевнул, сонно моргая ресницами.

– Но ведь так ужасно скучно! Кстати, где твой отец?

– В другом городе живет. Папа приезжает иногда, они с мамой давно расстались.

– Сёстры, братья у тебя есть?

– Нет, я один. – Ясь подложил ладонь под щеку и закрыл глаза. – Хотя нет, теперь не один, теперь у меня есть ты.

Мальчик заснул, а кот ещё долго разглядывал его, о чём-то размышляя.

Глава 3

Арбуз разбудил Яся на рассвете, когда поголубело ночное небо над крышами домов, но солнце ещё не показалось.

– Проголодался? – произнес мальчик, улыбнувшись зеленоглазой кошачьей морде, щекотавшей его лицо усами.

– Немного, терпимо пока. Пойдем, погуляем вместе? Познакомлю тебя со своими друзьями.

Мальчик привстал и посмотрел в окно.

– Так ведь рано ещё. Который час?

– Какая разница. Самое время прогуляться. Ты гулял хоть раз на рассвете?

Ясь отрицательно качнул головой.

– Тогда скорее одевайся. – Кот спрыгнул на пол и решительно направился к двери.

Мальчик отбросил, было, одеяло, но замялся в нерешительности:

– Мама не отпустит меня.

– А мы ей не скажем. Тихонько уйдем и быстренько вернемся, она ещё спать будет, ничего и не заметит. Только одевайся скорее!

– Я мигом!

Ясь и впрямь быстро справился и они тихонько, как воришки, выскользнули из дома.

Улица встретила прохладой и полнейшей тишиной: всё вокруг замерло, как нарисованное, ни единый листок не шевелился на ветках деревьев, лишь где-то вдалеке вскрикивала птица. Ясь вдохнул полной грудью и сказал:

– Надо же, какой воздух вкусный, днем он другой совсем. А куда мы пойдем?

– В порт. – Арбуз покрутил головой, выбирая маршрут покороче.

– В порт?! Но это же так далеко и может быть опасно! Давай погуляем по району и вернемся домой.

– Чего ты боишься всё время? – кот посмотрел на него снизу вверх. – Тебя когда-то обижали, напугали?

– Нет, – пожал плечами мальчик, – но просто это… это может быть опасно.

– А может и не быть, верно? Если хочешь, гуляй по району, а я иду в порт. Надо повидать друзей и узнать новости, а то я совсем с тобой засиделся.

Помахивая хвостом, Арбуз направился через дорогу к просвету между домами. Ясь догнал его и дальше они пошли вместе.

Арбуз хорошо знал город – где только ему не приходилось бывать по своим неотложным кошачьим делам, поэтому известными ему ходами до места добрались на удивление быстро.

Ясь видел порт всего пару раз и то сквозь стекло автомобиля. Эта территория казалась ему нагромождением мрачных железных махин и уродливых зданий. Теперь же, ещё на подходе, порт поразил мальчика сначала духом солёного ветра, в котором смешались запахи раскаленного вчерашним пеклом металла, бетона и арбузная свежесть воды, затем шумом: многоголосьем птичьих криков и протяжными корабельными гудками, а потом и своим необыкновенным видом.

 

Ясь замедлил шаг, стараясь разглядеть всё сразу, ничего не упуская. Обросшие водорослями и ракушками причалы уходили в зелёную, как сувенирное стекло воду. У причалов возвышались великолепные белоснежные суда вперемешку с яхтами, разноцветными катерами и лодками. В утренней дымке железными великанами застыли портовые краны, здания с плоскими крышами и нагромождения бесчисленных бочек и ящиков разных размеров.

– Не отставай! – обернулся Арбуз. – Прибавь ходу, почти пришли!

Вскоре они свернули с пристани к небольшому скверику со скамейками, устроенному как местечко отдыха для пассажиров или экипажа. На блестящей от росы траве и лавочках расположились друзья Арбуза: два кота и три собаки. Они о чём-то оживленно беседовали, но, завидев Арбуза с незнакомым мальчиком, одетым в выглаженные светлые брюки и такую же чистейшую, отглаженную рубашку, дружно замолчали, уставившись на них.

– Всем привет! – помахивая хвостом, кот направился к скамейкам. – Знакомьтесь, это – Ясь! Теперь живу у него дома.

Друзья растерянно переглянулись. Небольшой пёс с серой бородкой склонил голову на бок и поинтересовался:

– А как же Фоня?

– Продал меня Фоня. – Арбуз не сдержал тяжелого вздоха.

– Как продал?! – ахнула белоснежная кошечка с голубыми как капельки неба глазами.

– На рынок отнёс и продал, – сердито проворчал Арбуз.

– Вот это да-а-а-а… – протянул чёрный котище. Лоснящийся, гладкий, он больше походил на дикого зверя, чем на обычного кота.

– Совсем дела плохи стали? – подал голос большой лохматый пёс с торчащим ухом. На вид он был наполовину овчаркой, наполовину неизвестно кем.

– Вроде того.

– Так может помочь ему чем-то надо? – Сказал остроносый пёсик с короткой белой шерстью и парой рыжих пятнышек на боку.

– Сейчас освоюсь на новом месте и буду думать, чем помочь. В общем, знакомьтесь. Ясь, это Михалыч, – кот указал на пёсика с бородкой. – Это Капитан, – кивнул он на лохматого пса с торчащим ухом. – Беленькую звать Матроской, рядом бело-рыжий сидит – это Групер, а вот тот чёрный-чёрный кот – Пантер.

– Пантер? – переспросил мальчик.

– Ага. Когда он был котенком, его назвали Пантерой, а потом хозяин выяснил, что он никакая не Пантера, а Пантер. Так и осталось.

У Михалыча хозяев не было, но ему повезло, его кормили, да не один человек, а сразу трое – портовые рабочие. Они любили посидеть с ним за компанию и поговорить о жизни. У Капитана когда-то был хозяин. Ходил он в море в дальние плавания и брал Капитана с собой. Но однажды хозяин ушёл один и не вернулся. С тех пор пёс сам по себе. Правдива эта история или нет, никто толком не знал, но Капитану верили. У Групера с Матроской был общий дом и хозяин – молодой мужчина, о котором они сообща заботились.

Ясь сказал, что ему очень приятно со всеми познакомиться, присел на лавочку рядом с Матроской, а Арбуз стал узнавать последние новости.

– Ничего особенного не произошло, – охотно начал Михалыч. – Вчера Пантер и Патиссон подрались с Обормотом…

– Кто такие Патиссон и Обормот? – полюбопытствовал Ясь.

– Патиссон кот из нашей компании, а Обормот помойная личность, дурак и скандалист, – пояснил Групер.

– Болонок Белку и Анфису хозяйка подстригла, теперь они из дома выходить стесняются, – продолжил Михалыч. – Так, что еще… А! Самая главная новость! Хозяин Групера с Матроской чудо-рыбку привез и в аквариум поселил! Сор…сер…

– Саргассовая, – с довольным видом подсказал Групер. – Надо ей имя придумать.

– Имя – рыбке? – хмыкнул молчаливый Пантер. Он растянулся на лавочке и поигрывал кончиком хвоста, наблюдая за птичьей мелочью, гомонящей на ветках деревьев.

– Она того стоит, поверь! – воскликнула Матроска. – Удивительное создание!

– Лучше один раз увидеть, – с намеком произнес Капитан.

– Вечером приходите, часам к шести, хозяина не будет. – Групер переступил с лапы на лапу, ему не терпелось поразить друзей великолепной рыбкой.

– А мне можно прийти? – набрался смелости Ясь.

– Разумеется, – ответила Матроска. – Мы гостям всегда рады!

– Посмотрим, как получится. – Арбуз глянул, высоко ли поднялось солнце. – Ладно, нам пора, вечером увидимся.

Назад возвращались торопливо. На ходу Арбуз запоздало осведомился, в котором часу мадам Агата имеет обыкновение просыпаться?

– Она поздно встает, когда никаких дел утром нет, – успокоил Ясь. – Не волнуйся, не попадемся.

Дом и вправду встретил их сонной тишиной. Мальчик с котом прокрались наверх, Ясь переоделся в пижаму, юркнул под одеяло, Арбуз запрыгнул на кресло.

– Симпатичные у тебя друзья, – улыбнулся Ясь, глядя в потолок. – А я считал, что коты и собаки не ладят между собой.

– Всякое бывает, но это от дурноты характера зависит, в основном нормально общаемся. – Арбуз поднял лапу, раздумывая, стоит мыться или так сойдёт? И решил, что он достаточно ещё чистый. Опустив лапу, кот улёгся поудобнее и поиграл с бахромой покрывала на кресле.

– А хозяин Групера с Матроской, кто он? – спросил мальчик.

– Хороший человек, добрый, только рассеянный. Всё забывает, никуда не успевает, будто не по земле ходит, а где-то в глубине морской обитает. Жениться, наверное, тоже забыл, вот за ним вместо жены Групер с Матроской смотрят: чтобы поел вовремя, свет в доме погасил, вещи в стирку отправил, иначе пропадет.

– Чем он занимается? – Ясь перевернулся на бок и подпер ладонью щеку, глядя на кота.

– Морем занимается, расследует его.

– Наверное – исследует?

– Вроде того. Привозит всякие диковины, у них в доме чего только нет.

– Здорово! Скорей бы посмотреть…

Тут снизу донесся голос мадам Агаты:

– Ясик, детка, пора вставать!

– Мама проснулась, – мальчик натянул одеяло на голову и закрыл глаза, кот тоже замер на кресле, притворившись крепко спящим.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru