Беседы с мужчиной по вызову

Галина Полынская
Беседы с мужчиной по вызову

– Мальчик, – рявкнула Таисия, видимо решив мимоходом провести воспитательную работу, – а сколько тебе лет?

Он посмотрел на нее грустными трезвыми глазами и тихо ответил:

– Тридцать два, а что?

Мда-с, конфуз, однако…

Тем временем круг танцующих существенно расширился, народ выплясывал так, что дым коромыслом и у плясунов под ногами совершенно некстати путался Дед Мороз со своей перепуганной Снегуркой. Глядя на народ, мы с Таиской тоже снялись с якоря и поплыли танцевать. И только мы с нею принялись выделывать разнообразные коленца, как веселая музыка заткнулась и начался медленный танец. Мы собрались было исполнить лиричный танец вдвоем, как вдруг к Таиске подошел высокий представительный мужчина, а меня пригласил вполне приятный молодой человек, немного ниже меня ростом, весьма ушастый, но это сущие пустяки, честное слово. Покачиваясь в такт мелодии, мы познакомились, молодого человека звали Владимиром, место работы – автосалон «Хонда», в ресторан пришел с семьей своих близких друзей, потому как его семья свинтила на праздники за границу, а он не смог из-за внезапных дел. Я скромно представилась детективом из частного детективного агентства «Фараон» и Владимир страшно заинтересовался этим фактом. К счастью, как только он начал расспрашивать о специфике нашей детективной деятельности, медленная музыка сменилась Веркой Сердючкой. Мы с Тайкой незамедлительно покинули своих кавалеров и запрыгали, приседая и размахивая руками в разные стороны. А вообще-то мы танцевать умеем, честное слово…

Веселиться нам пришлось аж до половины шестого утра, потому как необходимо было дождаться открытия метро. К завершению фестиваля, мы с подружкой посидели за всеми соседними столами, а я и Володя сделались близкими, прямо таки родными людьми, обменявшись не только телефонами, но и адресами.

Ближе к утру силы нас оставили, да так оставили, что мы покинули ресторацию не попрощавшись с развеселым редакционным коллективом, да и не удобно было как-то встревать, когда народ так стройно, так вдохновенно распевает трогательную народную песню о несчастной любви двух голубей. Надо же, я и понятия не имела, что Конякин так петь любит…

Таискин кавалер вышел из строя окончательно и мирно спал в уголке за своим столиком, поэтому к метро нас провожать отправился только Владимир. Мы долго прощались, обнимались, клялись в вечной любви и преданности… У Таи исчерпалось терпение, она нас разлучила в грубой форме и бесцеремонным пинком отправила меня в пустой вестибюль орденоносного Метрополитена.

Глава шестая

Как мы добирались домой – этого в памяти не сохранилось, скорее всего, двигалась я на абсолютном автопилоте. Спать хотелось так сильно, что я едва смогла разуться и прямо в блузоне и брюках рухнула на диван. А у Тайки очень некстати открылось второе дыхание и она начала требовать продолжения банкета. Но я не подавала признаков жизни. Тогда она зачем-то взяла телефонный аппарат и, что-то злобно бормоча, потопала на кухню. Это было последнее, что успело зафиксировать мое угасающее сознание.

Разбудил нас дверной звонок. Я с трудом поднесла к лицу запястье, взглянула на часы и увидала, что московское время семнадцать часов двадцать пять минут. В дверь продолжали звонить. Лаврентий нехотя поднялся и потопал в прихожую гавкать – надо же хоть иногда исполнять свои собачьи обязанности. Звонок вкупе с лаем сенбернара, привели Таисию в состояние сонного бешенства.

– Сена, ты ждешь кого-то?!

– Нет, – я сделала над собой невероятное усилие и приняла вертикальное положение.

– И что за козел в таком случае долбится к нам в дверь первого января?!

– Не имею понятия, – кряхтя, я слезла с дивана.

Диван мы не удосужились разложить, так и спали, неким чудесным образом уместившись вдвоем на шестидесяти сантиметрах. Удивительно, но голова не болела, зато болело все остальное – организм серьезно пострадал от спанья в неудобной позе. В целом даже похмелья особого не наблюдалось, я лишь слегка угорела от сигаретного дыма, меня совсем немного мутило и заносило из стороны в сторону.

– Кто там?

– Это Алекс! – ответил мужской голос, и я приникла мутным глазом к дверному окуляру. Просматривался весьма симпатичный молодой человек. Надо же, какой милый Алекс ошибся дверью, хотя чего удивляться, все-таки первое января день особенный. Распахнув дверь, я растянула губки в приветливой улыбке.

– Вечер добрый, – заулыбался в ответ Алекс, – можно войти?

Я бы конечно с радостью впустила столь миловидного брунета со стильной стрижкой, в красной спортивной куртке, черных джинсах и супер-пупер ботинках, но предстояло уточнить, куда и к кому он собственно пришел.

– Вы к кому?

– Вы Таисия Ливанова?

Вот так номер, что б я помер!

– Нет, я не Таисия, а вы к ней?

– Ну да, в некотором роде, – выдал он ослепительную улыбку. – Так можно войти?

В легкой оторопелости я посторонилась. Обдав меня волною шикарного парфюма, красавчик ступил в недра моей холостяцкой берлоги.

– О, какая замечательная собака!

– Его зовут Лаврентий. Лаврик, фу, отстань от дяди! Вы проходите, пожалуйста, на кухню, Тая сейчас подойдет.

Алекс кивнул, пошел на кухню, а я бросилась в комнату. Таюха лежала на диване, не подавая признаков жизни. Уснула она, не смыв косметики и лицо ее имело вид крайне живописный: растекшаяся тушь, размазанные помада – феерически, просто феерически.

– Тай, – возбужденно зашептала я, – там к тебе пришел какой-то парень неземной красоты.

– Ко мне? – она разлепила ресницы. – Какой еще парень?

– Не знаю, но он прекрасен!

– Сена, ты не смыла косметику и теперь выглядишь, как черт.

– Да? – я потрогала веки. – Точно! Батюшки, получается, я с этим Алексом вот прямо так и разговаривала, у-у-у!

– Не вой, иди, умойся, я следом. А где этот… как ты сказала его зовут?

– Алекс, он на кухне.

И я помчалась в ванную. Увидав себя в зеркале при ярком свете, я едва не заревела от ужаса и принялась поспешно отскребать размазанную краску. Из-за туши глазки опухли и выглядела я как черт знает кто. Надо отдать должное выдержке Алекса, ведь общался он со мной так, будто ничего особенного и не заметил. Чтобы вернуть себе утраченный человеческий облик, я долго плескала на то, что осталось от лица ледяной водичкой, намазюкалась кремом, тщательно причесалась, стянула с себя измятый праздничный наряд и огляделась в поисках какого-нибудь элегантного домашнего одеяния. Вариантов было только два: махровый халат фасона «мишка на пенсии» и полотенце. Если бы я вышла к гостю, завернувшись в банное полотенце, он мог бы меня не правильно понять, поэтому оставался только халат.

– Сена, ты там не умерла еще? – послышался за дверью недовольное Таискино брюзжание.

– Уже выхожу.

Пока Тая плескалась, я взяла на себя труд по развлечению гостя.

– Хотите чаю или кофе? – я попыталась элегантно протиснуться к плите, что сделать было весьма проблематично, потому как на кухне толкался еще и Лаврентий, желающий познакомиться и пообщаться с гостем.

– Кофе, если можно.

– Что ж, превосходно, я, пожалуй, тоже с вами чашечку.

Кофе мне был остро необходим, так как мозг практически не фунциклировал, так, бесполезный предмет, лишь бы черепушка от пустоты не раскачивалась в разные стороны.

К моменту, когда кофе дымился в чашках, нас почтила своим присутствием Таисия До Блеска Отмытая, облаченная в мой летний халат-сарафан, кое-как сходившийся на ее фигуре. Увидав, какая красота в белом свитере крупной вязки восседает за моим порядком облупившимся пластиковым столиком, она заулыбалась, засигнализировала обеими глазами, замахала активно челкой.

– Здравствуйте, – сияя улыбкой, поднялся ей на встречу Алекс, – значит, это вы Тая? Я именно такой красавицей вас и представлял.

Мне показалось, что подружка прямо сейчас свалится в обморок от счастья.

– А вы, простите, кто? – проворковала она.

– Я – Алекс! – еще шире улыбаясь, ответил он.

– Я понимаю, что Алекс, но ко мне-то вы по какому поводу пришли?

– Как это? Я мужчина по вызову, вы меня заказали.

Улыбка Таисии Михайловны застыла, как приклеенная, а глазки так вытаращились, что я забеспокоилась, как бы они прямо на пол не выпали.

– Ко-ко-когда заказала? – заквохтала моя прелестная подружка.

– Около семи часов утра, если не ошибаюсь.

Меня смех разобрал. Культурно хрюкнув, я взяла чашку с кофе и отошла к окну. Пока Таисия ловила пастью воздух, не в силах вымолвить ни слова, я решила затеять какую-нибудь непринужденную беседу, дабы хоть как-то разрядить эту малопривлекательную ситуацию. Только теперь я заметила, что под столом валяется рекламная газета, с десяток объявлений были криво-коряво обведены красным карандашом.

– Надо же, а ваши интим-фирмы даже в новогоднюю ночь работают, не покладая… не покладая… – батюшки, что это я несу такое? Как бы выкрутится теперь из этой двусмысленной фразы? И придумала: – Сил своих не жалея?

Алекс присел обратно на табуреточку и взял чашечку с остывшим кофием. Судя по тому, что уходить он не собирался, Тайке придется оплачивать ложный вызов…

– Я не работаю на фирму, я работаю сам на себя, – пояснил он. – Тая наговорила все свои пожелания на мой автоответчик и вот я здесь.

Ой, как мне стало интересно, что за пожелания наговорила Тая на автоответчик! На моем личике появилась глумливая гримаска, и Тайка стрельнула в меня злобным взглядом. Да-с, положение нужно было как-то спасать.

– Видите ли, Алекс, мы вчера справляли в ресторане Новый год и как всегда не рассчитали свои силы, вот Таисию и понесло по ухабам, понимаете?

– Понимаю, – кивнул мужчина по вызову, – что ж, бывает.

– Наверное, надо оплатить… – проскрипела подруга, – ну эти… транспортные расходы.

– Еще одна чашка кофе и мы в расчете, – отчего-то развеселился Алекс.

У меня прямо камень с души свалился, похоже, парень очень даже ничего. Тайка тоже немного расслабилась и перестала выглядеть такой серо-зеленой от ужаса. Вот, значит, мы какие супер-блудницы, только на словах разудалые, а как до дела дошло, так сразу в обморок. В принципе, я ничего другого я от нее и не ожидала. Пока я варила кофе, она даже решилась присесть за стол напротив Алекса и попыталась завести светскую беседу. Началась беседа с жалобного извинительного блеяния.

 

– Ничего страшного, – улыбался Алекс, – такое иногда случается. Девушка приглашает меня, но в последний момент передумывает.

– И вы… не настаиваете? – поинтересовалась я, помешивая ложечкой кофе в джезве.

– Как я могу настаивать? Я же не насильник. Наверное, хорошо новогоднюю ночь провели?

– Очень, – закивала Тайка, – в ресторане были с компанией. А вы как?

– Я дома телевизор смотрел, хотелось просто отдохнуть и никого не видеть.

– Понятно, понятно, – зачастила Тая. – Бывает, хочется просто отдохнуть, бывает, бывает… Надо же, пытаюсь вспомнить, как это я вас умудрилась заказать, а в голове все такое смутное, размытое, неясное…

Уж лучше бы она молчала, а то уже и так осрамились по полной программе.

– Скажите, Алекс, а вам нравится ваша э-э-э… работа? – Ну какое мое собачье дело, скажите, люди добрые?

– Работа как работа, – пожал он плечами, – не хуже и не лучше, чем, к примеру, работа парикмахера или массажиста.

– Но женщины ведь бывают разными, – продолжала я демонстрировать свой упорный песий интерес. – А организм не механизм, его же не включишь по заказу. Пожалуйста.

Я поставила перед ним чашку и пододвинула поближе сахарницу.

– Все женщины по-своему прекрасны, – на его губах заиграла невероятно сексуальная улыбка. – Я люблю всех женщины без исключения. К тому же я профессионал.

Вот в таком духе мы проговорили еще с полчасика и Алекс откланялся, на прощание оставив нам по визитке, на случай, если мы все-таки решим украсить свой досуг.

– Тая, какой же ты все-таки баран, – сказала я, запирая за Алексом дверь. – Хотя нет, «баран» животное мужского пола. Ты, Тая, овца беспросветная. Одно дело, когда ты сама колбасишься, а человека срывать, чтобы он просто так, ради удовольствия первого января по городу покатался и ничего не заработал – совсем другое дело.

– Слушай, не надо мне тут морали читать, а? – огрызнулась Овца Михайловна. – Это вообще все из-за тебя произошло, если хочешь знать!

– Да-а-а-а? – меня посетило изумление размером со штат Калифорния. – Это у тебя белогорячечный бред что ли начался?

– Когда мы домой приехали, – Тайка хмуро посмотрела на меня из-под насупленных бровей, – у меня открылось второе дыхание, мне захотелось праздника, такая ночь ведь раз в году бывает. А ты завалилась спать бессовестным образом! И меня в веселье не поддержала! Вот меня и понесло, куда не следует! К тому моменту я уже не могла целиком и полностью контролировать свои поступки, ты могла бы за мной и проследить!

Нет, ну нормально, а? Нормально, я вас спрашиваю? Мне оставалось только плюнуть на нее и пойти на кухню стряпать что-нибудь съедобное. Из холодильника были извлечены яйца, и я преступила к приготовлению яичницы. На одну персону. Тая ужина не заслужила. За такое свинство вообще не мешает казнить, чтобы в будущем неповадно было. Вот так. Таюха на кухню со мной не пошла, уползла в комнату и там затихла, затаилась жабища. Да, с такими людьми надо держать ухо востро, нос по ветру, не то попадешь в историю, а потом тебя еще и виноватой сделают. Поджарился лучок, одно за другим плюхнулись три яйца, я закрыла крышку и в дверь позвонили. Бодро лая, Лаврентий помчался в прихожую, а я поискала глазами нож, на полном серьезе желая прирезать Таисию Михайловну вместе со всеми ее проститутами.

– Сена, – влетела на кухню всполошенная жабка, – я больше никому не звонила! Никого не заказывала! Клянусь!

– «Клянусь, клянусь»! – передразнила я. – Если ты не помнишь, как заказала Алекса, то кто его знает, чего еще ты могла начебурашить. Может, ты еще какого-нибудь транссексуала позвала для компании!

– Нет, нет, нет, – вращала она глазами, – никого не звала, это точно!

– На твоем месте я не стала бы особо за себя ручаться!

Визитер уходить не собирался, продолжая звонить. Убавив газ, я пошла в прихожую.

– Кто там? – не особо приветливо поинтересовалась я, приникая к глазку.

– Это я, – ответил смутно знакомый голос.

Я открыла и удивилась. На пороге стоял Владимир, мой танцевальный партнер из ресторана «Белая река».

Глава седьмая

– Привет, – сказал он, переминаясь с ноги на ногу, с собой Володя принес большущий целлофановый пакет с яркой надписью «С Новым годом!».

– Привет, – немного растерянно ответила я, придерживая Лаврентия, желающего прорваться на лестничную площадку и вытереть слюни о штаны очередного гостя.

– Извиняюсь, что без звонка, но у меня к тебе, Сена, очень важное дело. Можно войти?

– Конечно, – я посторонилась, оттаскивая Лавра от двери, – проходи.

Владимир поставил свой пакет у стены, разулся, пристроил куртку на вешалку и, потирая руки, огляделся с немым вопросом – куда идти? Куда-куда, на кухню, разумеется, в самое уютное место в квартире, где изволит догорать моя славная яичница. Выключив газ, я заглянула под крышку, к счастью, мой ужин остался цел, невредим и пребывал в добром здравии, однако, трескать яичницу в одну моську перед новоприбывшим гостем было как-то неудобно, а на двоих не хватало. Пришлось ужин отложить до лучших времен. А Владимир тем временем водрузил свой пакет на столик и принялся выгружать фрукты: здоровенный хвостатый ананас, банановую гроздь, мандарины… Это у меня поклонник что ли появился?

– Я понял, что вы любите шампанское, – из волшебного пакета одна за другой были извлечены две бутылки шипучки иностранного производства. – Взял полусладкое, угадал?

– Нам в принципе, без разницы, – Таисия присела на табурет, элегантно закидывая ногу на ногу. Но, бросив взгляд на собственные голые конечности, и заметив, что они страстно нуждаются в эпиляции, раскрутила ноженьки в обратную сторону и попыталась засунуть поглубже под табурет, с Вовиных глаз долой.

Я достала из шкафчика три бокала и поставила на стол. Бокальчики, конечно, так себе, страшненькие, но все-таки не чайные чашки.

– Ты не за рулем? – поинтересовалась Таиска, наблюдая, как он ловко и без последствия вскрывает бутылку, и разливает шампанское в три бокала. Вообще-то этим вопросом подружка обычно выясняет, имеется у молодого человека личное авто или нет.

– Нет уж, я после новогодней ночи не чувствую в себе сил садиться за руль.

Ага, значит, машинка есть. Раздраконив ананас, я водрузила тарелку с ароматными желтыми ломтями в центр стола, остальные фрукты сложила в ногастую пластмассовую вазу.

– С наступившим Новым годом, – Вова поднял бокал, – пускай сбудутся все ваши желания, в том числе и самые сокровенные.

– Спасибо, тебе того же.

Да уж касательно желаний – это здорово. Вон сегодня чуть не сбылось одно сокровенное желание Таисии Михайловны.

Пока Владимир цедил шампанское и уминал ананас, я рассмотрела его на трезвую голову. Ничем особенно не примечательные черты обыкновенного лица, бледно-голубые, прозрачные, как тончайшая корочка льда глаза, короткая стрижка темно-русых волос, бежевый пуловер с белой рубашкой (люблю, когда молодые люди приползают в гости в белых рубашках!), синие джинсики – иными словами среднестатистический молодой человек лет двадцати пяти – двадцати семи, не возбуждающий восторга, но и отторжения тоже не вызывающий.

– Вообще-то, девушки, я приехал к вам по делу, – заявил вдруг Владимир, отставляя бокал.

Ну вот, начинается…

– По очень важному делу.

Тая удивленно вскинула брови. Я же сразу поняла, откуда ветер дует. Черт, совсем забыла сказать Тайке, что на новогоднем балу представилась Вове сотрудницей детективного агентства «Фараон», вылетело у меня это из головы.

– Сена сказала, что вы работаете в детективном агентстве, – Вова полез под пуловер, извлек из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет, зажигалку и я привстала, чтобы подать ему пепельницу.

Услышав это, Тайка вернула брови на место и ее лицо сделалось свирепым. В принципе, мы собирались завязывать с враньем на тему «Фараона», потому как совершенно случайно узнали, что расследование преступлений без соответствующей лицензии уголовно наказуемо, но я по привычке поставила старую пластинку и вот он результат… Кто бы мог подумать, что случайное ресторанное знакомство, когда обычно все врут напропалую, может иметь продолжение?

– Видите ли, в милицию я не могу обратиться, – продолжал Володя, – потому как это всего лишь мои домыслы и предположения, вот я и подумал, что частный детектив наилучший выход из положения.

– Частый детектив это достаточно дорогое удовольствие, – мрачно произнесла Тайка. Подруга пыталась предотвратить неминуемое – наше очередное нелицензионное деяние, попадающее под статью уголовного кодекса РФ.

– Наша семья достаточно обеспечена, такие расходы нам по силам. Во сколько обойдется сбор сведений о человеке?

Если бы мы еще и расценки знали… Владимир истолковал наше молчание по-своему, и решил пояснить, о каком человеке идет речь.

– Мой отец пожилой человек, ему шестьдесят два года, с матерью они давным-давно в разводе. Мама после развода сразу уехала, оставив меня с отцом. Разумеется, у отца были какие-то женщины, но он старался, чтобы мы не пересекались. Но полгода назад он неожиданно женился, причем на женщине, которой всего двадцать четыре года. Вы можете себе представить?

Мы напряглись и представили.

– Я не знаю толком даже истории их знакомства, – продолжал Вова, галантно подливая нам с Таиской шампанского, – отец просто привел эту женщину в наш дом, и начался форменный кошмар. То, что дамочка банальная охотница за отцовскими деньгами видно невооруженным глазом. Она так прибрала отца к рукам, что он изменился просто до неузнаваемости. Раньше он был спокойным, можно сказать, уютным, интеллигентным человеком, теперь стал нервным, подозрительным, всюду ему мерещатся подлости, готовящиеся против его молодой семьи. Дошло до того, что он на полном серьезе стал подозревать меня в том, что я хочу соблазнить его драгоценную Викторию. Обстановка в доме так накалилась, что мне пришлось снять квартиру и съехать от них. Вика добилась своего – выжила меня из собственного дома и настроила отца против меня так, что мы практически перестали общаться, созваниваемся изредка, вот и все. Вы понимаете, каково мне? Какая-то прощелыга отобрала у меня и дом, и семью, к тому же я очень за отца беспокоюсь, как бы она его в могилу не отправила.

– Вы уверены, что со стороны Виктории голый расчет? Неужели ваш батюшка такой богатый? – Тая почистила мандарин и отломила половинку мне. Так трогательно! И я решила все-таки поделиться с нею яичницей.

– Достаточно обеспеченный, чтобы представлять интерес для женщин такого сорта. Помимо семикомнатной квартиры в Москве, у нас двухэтажный дом за городом, приличная коллекция картин, икон, целая библиотека старинных редких книг, две шкатулки драгоценностей, принадлежавших моей прапрабабке. Отец всю жизнь проработал ювелиром, сейчас у него три собственных ювелирных магазина с ломбардами, так что есть чем поживиться.

Да уж, весьма и весьма неплохо, солидный куш для охотницы за пожилыми богатеями. В наши времена девушки тащат в ЗАГС даже престарелых обладателей какой-нибудь скромненькой однушки, а тут прямо таки не старикан, а целый торт со свечами. И как только раньше не возделали эту золотую ниву?

– Вов, а как давно развелись твои родители?

– Почти пятнадцать лет тому назад.

– Надо же, и за эти годы ни одна девушка не смогла стать реальной претенденткой на роль твоей мачехи?

– Наверное, они были, говорю ж, отец не знакомил меня со своими женщинами и в дом их не водил, считал, что это может меня травмировать. Думаю, он не заводил серьезных романов, понимал, что особый интерес представляет как тугой кошелек, а сейчас его будто подменили. Не удивлюсь, если здесь не обошлось без каких-нибудь бабок колдовок, развелось этой нечисти, хоть заново Инквизицию возрождай.

– Почему родители развелись? – Тая нахально цапнула сигарету из его пачки, и Володя поднес ей огонек зажигалки.

– Честно сказать, толком не знаю, заявили, что у них возникли непримиримые разногласия, быстренько расторгли брак, и мать уехала.

– Куда?

– В Геленджик, у нее там сестра, мама всегда хотела жить у моря.

– Обычно мамы своих детей при разводе забирают.

– Она отдавала себе отчет, что отец может дать мне гораздо больше, да и перспективы учебы, работы не сравнить с московскими. Да и не было у нас с ней, честно признаться, особой близости, мама довольно замкнутый человек, вся в себе, могу сказать, что я ее даже толком не знал и немного побаивался, стараясь держаться в стороне, с отцом же у нас было полное взаимопонимание. Так что после развода вопроса с кем мне оставаться не стояло.

 

– У вашей семьи еще какие-нибудь родственники имеются? – продолжала корчить из себя следователя Тая. Что-что, а корчить из себя кого-нибудь мы умеем. Судя по тому, какую умную физиономию она состряпала, за это расследование мы уже брались. В конце концов, легкие деньги еще никому никогда не вредили. Подумаешь – большое дело собрать информацию о какой-то барышне.

– Конечно, имеются, – закивал Володя.

– В таком случае, составь нам подробный список всех ваших родственников, включая места их проживания, а также напиши все, что тебе известно о родственниках и знакомых мачехи. И подробно – все, что тебе о ней известно. Только излагай факты, никаких домыслов!

Зачем Тайке все это понадобилось, я не имела понятия, но вмешиваться не стала. Надо же напустить синего туману и набить себе золотую цену.

– Хорошо, я обязательно это сделаю, – похоже, Володя проникся нашим безусловным профессионализмом. – Только, если можно, не сегодня, надо спокойно все обдумать, все вспомнить и расписать в подробностях.

– Да, конечно, как тебе будет угодно, – милостиво согласилась Таисия.

– Прекрасно, – улыбнулся Володя, – я очень рад, что мы договорились. Теперь касательно оплаты. Я приблизительно знаю цены в московских детективных агентствах, наводил справки. Не знаю, сколько берет ваш «Фараон»…

– Давай ты назовешь свою цену, а мы свою, – прервала Тая. Мне в принципе тоже не терпелось перейти к сути дела.

– Думаю, тысяча долларов вполне приемлемая сумма.

Я хотела было взвизгнуть от восторга и бурно согласиться, брызгая кипящей от радости слюной, но Тайка предупреждающе наступила мне на ногу и произнесла, глядя на Володю прекрасными персидскими глазами:

– Тысяча триста. И не долларов, а евро. Ведь мы беремся за сбор информации как чрезвычайно частные детективы, обходя собственное агентство, это тоже своеобразный риск. У нас могут возникнуть неприятности.

Да, Володенька, ты и представить себе не можешь, какие развесистые у нас могут возникнуть неприятности. И агентство здесь совершенно ни при чем…

– Я согласен, – Владимир и не думал торговаться. – Давайте составим договор, и я хоть сейчас готов выплатить аванс.

Я насторожилась. Что еще за договор? Какие такие могут быть письменные договоры между такими честными и благородными людьми? Таиску так же слегка озадачил столь неожиданный поворот событий. Фиксировать на бумаге следы нашей незаконной деятельности нам совершенно не улыбалось. Но рот я раскрывать не стала, раз уж Тая взяла на себя роль Главного Детектива в нашем собственном агентстве «Жопа с Ручкой», пускай сама и доводит разговор до конца. Что, в принципе, Таечка с успехом и сделала.

– Знаешь что, Володя, – сказала она, вытаскивая очередную сигарету из его пачки, – я ведь уже говорила, что беремся мы за это дело в обход нашей конторы, так что сам понимаешь, какие-то договора тут более чем неуместны. Я понимаю – ты рискуешь своими деньгами, но и мы тоже рискуем, причем гораздо больше, чем ты.

Она многозначительно на него смотрела, однако, не уточняя, в чем конкретно заключается наш риск.

– Если с твоей стороны имеет место какое-то к нам недоверие, милости просим, обращайся в «Фараон», оформим все через кассу, посмотрим, когда у нас выдастся свободное время в нашем напряженном графике и приступим к сбору информации на легальных основаниях.

Володя слегка скис, видать этакая затяжная волынка его совсем не устраивала.

– Что ж… ладно, хорошо, но должны же у меня быть хоть какие-нибудь гарантии, – голос его прозвучал совсем уж печально.

В глубине души я понимала, что Вова прав, если уж отваливаешь малознакомым людям приличную сумму, не помешает хоть какая-нибудь захудалая расписочка. Но что мы в ней напишем?

– Может, все-таки какую-нибудь расписку составим? – Владимир почти жалобно смотрел на неприступно суровую Таисию.

В конце концов, коллективным разумом мы родили следующую расписку, мол, Владимир Батькович передал нам аванс в размере пятьсот евро за оказание частных услуг и обязуется выплатить остальную сумму в размере восьмисот евро по окончанию нашей работы независимо от результата. Мы же в свою очередь обязуемся оказать оговоренные услуги. На «независимости результата» Таиска сделала специальный акцент:

– Видишь ли, Вова, – сказала она, – пока еще неизвестно, является ли твоя молодая мачеха охотницей за черепами или же у нее с твоим отцом действительно великая любовь.

«А у тебя паранойя» – добавила я мысленно.

– Так что мы хотим быть уверены, что получим оставшуюся суму, невзирая на то, виновата она или нет.

– Да, конечно, это само собой разумеется.

Ну и чудненько.

Скрепив эту маловразумительную писульку своими подписями, мы выпили с Володей по бокалу шампанского в честь дальнейшего сотрудничества, и он засобирался домой, сказав, что пятьсот евро (простите, девочки, у меня при себе только доллары) привезет на днях вместе с подробным списком родственников.

– Всего хорошего, – помахала ему вслед Тая, закрывая входную дверь. – Поздравляю, Сена, совершенно случайно на нас свалились замечательные деньги за абсолютно плевое дело.

– Да, но как-то все это… договора, расписки…

– А, ерунда, – отмахнулась Таиска, – накорябали ведь какую-то бумажку, Володя доволен, мы тоже. Странно, что при такой дотошности он не догадался спросить у нас какие-нибудь документы, да?

– Ох, Таечка, – в удручении я поплелась на кухню, – как-то все это ужасненько. Нарвемся мы рано или поздно на кучу неприятностей, нарвемся. Все-таки мы не имеем права называться детективами, заниматься следственной самодеятельностью, да еще и брать за это деньги.

– Сена, что с тобой? – Тая разлила по бокалам остатки шампанского и прицелилась к последнему кусочку ананаса. – Между прочим, у нас с тобою еще ни одного провала не случалось. Если уж мы беремся за дело, то доводим его до конца, а если мы доводим его до конца, то почему нам за это не брать деньги? К тому же следственная деятельность крайне опасна, это уж нам с тобой известно, так какого беса я буду заниматься такой экстремальной благотворительностью? Нет уж, деньги ваши, следствие наше.

В общем-то звучало логично… Но на всякий случай не мешало бы приобрести уголовный кодекс и посмотреть, что именно нам грозит в случае позорного разоблачения.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru