Развод

Галина Игоревна Куриленко
Развод

-Римка, ты чего  такая кислая сегодня? Ой… И глаза мокрые. Ты чего расклеилась, а? А ну, давай колись, что за беда приключилась?

Люба, экономист по сбыту продукции, подтянула к столу подруги по работе стул, решительно села на него и ждала ответа. Отдел сбыта в заводском управлении был достаточно большой, как и сам завод.  Но в этом кабинете находились только  пять  экономистов по  сбыту одной группы товара.  Работали вместе давно,  знали все семейные проблемы  подруг. Поддерживали друг друга, ругались, мирились, делились рецептами блюд , пили вёдрами чай. Жили , как любой нормальный коллектив , всего бывало. Не было только одного,  подлости.

Вот, и сейчас, увидев, что с подругой происходит что-то неладное, дождавшись , пока в кабинете они останутся вдвоём, Люба приступила к « допросу с пристрастием».

– Не отмалчивайся. Выговорись. Может, чем помогу?

– Мне к трём часам  в суд надо… Боюсь идти отпрашиваться у начальника. Пристанет с расспросами…– Опустила  голову ещё ниже .

– Ты что натворила, «преступница», за что судить тебя будут? – Попыталась пошутить подруга.

– Неее… Не судить… Не меня… Разводить нас с Генкой будет суд.

– Что лопнуло у тебя терпение, не выдержала , на развод подала?

– Да, пора уже разобраться в отношениях. А то ни жена, ни вдова. Днём вроде семья, общие заботы, дочка, дом. А ночью я чужая ему. Пыталась приласкать, согреть, а он уворачивается от меня, как от прокажённой. Другая у него есть, это точно. И от этого мне так … Подала я на развод, короче. – Римма заплакала, всхлипывая и утирая слёзы ладонью.

Люба молчала, поражённая такой новостью.  Семья подруги казалась обычной, со своими особенностями, но  что там кипят такие страсти она и не догадывалась. Муж Риммы , Гена, работал на этом же заводе мастером, жили в достатке, растили дочку Леру, которой летом исполнилось 12 .

– А не поторопилась ли ты, подруга? У вас , всё же,  дочка растёт, безотцовщиной станет.

– Поторопилась?! Он почти год ко мне не прикасается!  Квартирант  хренов. Пришёл с работы, поел и по хозяйству занимается. А то вообще сядет молча на велосипед и – был таков. Вернётся, когда сплю уже.  Разве так муж с женой живут? И пожаловаться то некому, и посоветоваться о таком не с кем. – Римма закусила губу, чтобы не разрыдаться в голос.

– Ладно, не горюй. Решила, так решила. За начальника не переживай, пойдёшь в суд,  я прикрою. Если спросит, скажу –  зуб заболел, ушла  удалять… Большой, блин, такой зуб пошла удалять.

Женщины засмеялись. Они могли превратить в шутку любую ситуацию. Это им помогало пережить многие неприятности.

– Только, вот… В таком виде, с соплями,  я бы не шла в суд.

– А в каком виде надо туда идти? – Спросила Римма. Лицо её посветлело, слёзы высохли, в глазах появился интерес.

Люба не успела ответить,  дверь открылась, и в кабинет вошли ещё две его обитательницы.  Розовощёкие с мороза, весёлые, они вернулись из цеха, где шла инвентаризация, вернулись точно  к обеду. Девочки, как они себя называли,  привыкли обедать бутербродами с чаем, или ещё чем, принесённым из дому, все вместе, общаясь на вольные темы. Начальник ругал их за оставшийся запах колбасы в деловом помещении, они обещали   больше не есть колбасу, но традиции не изменяли , обедали в кабинете.

Рейтинг@Mail.ru