Принц фейри

Габи Вольраб
Принц фейри

Gabriele Wohlrab

Der Prinz der Feen

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Copyright © 2020 by Gabriele Wohlrab

© Копцева Е., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2021

* * *

1


– Куда это ты собралась?

Тия невольно застонала и попыталась проскользнуть мимо сводного брата к выходу из хижины.

– А на что это, по-твоему, похоже? – Она крепко сжала свой лук. Но пальцы юноши больно сомкнулись на ее руке. Тия подумала, что даже толстая меховая куртка не спасет ее от появления синяков.

– Ты ведь слышала, что сказала мама, – прошипел Бертрам и сильнее сдавил руку Тии, – когда придет Вацлав, ты должна прекрасно выглядеть и, главное, ты должна быть дома.

– Отпусти меня немедленно! – она резко ударила Бертрама по голени, после чего ему пришлось ее отпустить. Тия повернула голову, ожидая пощечины, но сводный брат лишь преградил ей путь, ухмыляясь. Она постаралась придать своему голосу твердость и снова заговорила:

– Я не хочу выходить за него замуж. Можете ждать сколько угодно, я не дам согласия.

– У тебя здесь нет права голоса! – его чуть прищуренные глаза затуманились. – Он лучшее, что с тобой могло случиться, а ты хочешь все испортить!

Тия возмущенно уставилась на покрасневшее лицо юноши, рядом с которым прошло ее детство.

– Он – худший из всех, и ты это хорошо знаешь, – сказала она. – Ты рассчитываешь, что будешь жить за его счет? Тогда ты намного глупее, чем я думала.

– И это твоя благодарность за то, что мы с матерью кормили тебя?

Эти слова причинили Тие больше боли, чем если бы брат просто ударил ее. Девушка приподняла подбородок, надеясь, что он не заметит, как ей больно.

– Можешь сказать своему другу, чтобы он забыл дорогу сюда. Мне нужно работать. Ведь именно мне приходится добывать еду и готовить, в то время как ты сидишь и пьешь за карточными играми. Теперь позволь пройти.

Видимо, в ее голосе было что-то такое, что заставило его после недолгих колебаний отступить в сторону. Не глядя на него, Тия распахнула дверь и зажмурилась из-за налетевшего порыва ветра, который бросил ей в лицо ледяные снежинки. Она натянула капюшон из грубой ткани и вышла на холод. Ледяные снежинки кололи ее нежное лицо. Да, отправиться на охоту в такой день было не самой лучшей идеей. Кинув быстрый взгляд на свинцовое небо, Тия поняла, что скоро начнется сильный снегопад. Ей предстояло пройти приличное расстояние до тайного охотничьего места, а это значило, что домой она вернется совершенно замерзшей. Но в любом случае, им надо было пополнить запасы мяса, чтобы пережить бесконечную зиму, которая окутала страну холодным сумраком. Сколько она себя помнила, здесь никогда не было ни весны, ни лета, ни осени. Вчера ей показалось, что началась оттепель, но солнце лишь слегка растопило снег. Мир все так же накрывало безмолвное холодное покрывало.

Тия по колено в снегу брела мимо убогих хижин. На улице не было видно ни единой души. Никто без веской причины в такую погоду не покинет теплую комнату. Лишь следы, которые почти замело, указывали, что кто-то из мужчин отправился осматривать ловчие ямы и ловушки на реках. Из трубы последнего дома дым уже давно не поднимался. Его обитатели отправились в долгое путешествие, чтобы попытать счастье в соседнем королевстве и получить то, чего в этой стране больше не было. Прежде хозяева дома занимались обменом, и когда Тие было что-то нужно, она приносила им оленину.

Густая терновая изгородь, которая образовывала защитную стену вокруг деревни, осталась позади. Тия шла быстрым шагом, чтобы не замерзнуть. Вероятность того, что ей придется долго ждать зверя, затаившись в кустах, не радовала. И будет совсем плохо, если зверь вообще не придет на то место. Подмерзший за ночь снег образовал под ногами твердую ледяную корку, которая мешала животным добраться до мха и лишайника. Пока Тия карабкалась по откосу, заметила, что кто-то пытался вскопать здесь замерзшую землю. Жители деревни копали землю мотыгой, пытаясь найти трюфели, которые из-за затяжной зимы были на вес золота. Без этих клубней многие не выжили бы. Трюфели были ценным товаром, который отвозили в далекую Серговию. Для добычи трюфелей требовалась специально дрессированная свинья, которая могла по запаху найти их в земле под снегом, но многие не могли себе позволить держать ее. Тия решила испытать удачу и, нагнувшись, стала рыть землю голыми руками, пока не перестала чувствовать пальцы. Она так ничего и не нашла. Так что почистила руки снегом и сунула их под мышки. Ее дальнейший путь пролегал мимо старого бука, на нижней ветке которого болталась тряпичная кукла. Кто-то прикрепил ей на голову корону из веток и пронзил палкой в том месте, где у человека находилось сердце. Проходя мимо, Тия задумалась, как долго еще король будет игнорировать тот факт, что его народ голодает.

Как только она пересекла лесной участок, раздался веселый звон колокольчиков и из-за поворота показались богатые купеческие сани, нагруженные товаром. Джаспер, правящий двумя лошадьми, остановился прямо перед Тией и приветливо поздоровался. На его загорелом лице появились мелкие морщинки. Брат, сидящий рядом, не выказал радости от встречи и продолжал, как делал всегда, мрачно смотреть на нее.

– Пока без добычи, как я вижу? – спросил Джаспер, роясь в кармане куртки. – Я прямо как знал, что встречу тебя! Держи, за твои красивые оленьи глаза – Он бросил ей что-то красное. Удивленная, Тия вытянула руку и поймала что-то круглое.

– Яблоко! – Разглядев подарок, воскликнула она. Взвесив редкий фрукт в руке и лучезарно улыбнувшись, поняла, что Джаспер везет яблоки на продажу.

– Надеюсь, оно вкусное. Будь аккуратнее, ты рядом с Морозным лесом. Нам недавно, вернее вчера, рассказывали, что два охотника подошли к нему слишком близко. Когда их пошли искать, нашли только луки и стрелы, ни косточки не осталось.

Тия слышала достаточно таких историй.

– Я осторожна. У тебя есть что-то для меня?

Джаспер провел рукой по груди.

– Есть, в надежном месте. Давай поговорим об этом позже. – юноша кивнул и взял поводья. – Пусть все твои стрелы попадут сегодня в цель. – Он щелкнул языком и дернул поводья: лошади двинулись и сани быстро покатили дальше.

Тия проводила их взглядом. Вдохнув аромат яблока, она закрыла глаза. Наверное, именно так пахнет лето! На мгновение она представила, как яблоко висит на дереве среди зеленых листьев, озаренное золотыми лучами солнца. Открыв глаза, Тия осторожно опустила подарок в карман куртки.

Натянув капюшон ниже, она двинулась дальше, внимательно осматривая окрестности. Но все было напрасно: если здесь и проходил зверь, падающие хлопья снега давно засыпали его следы. Да и голые стволы молодых буков указывали на то, что дичь ушла дальше, в глубь леса. Тия пошла по старому оленьему следу. Склоняясь к земле, она пересекла равнину, по которой порывистый ветер гнал колючий снег. Тия зажмурилась, но тут же открыла глаза: в низине клубился снег, и ей показалось, что большое животное увязло в сугробе. Она, напрягая все силы, продвигалась вперед против ветра, чувствуя, как учащается ее пульс. След был свежим и принадлежал оленю. Принеся такую добычу, она могла обменять часть мяса на достаточное количество зерна, хлеба, овощей, соли, а оставшейся хватило бы на долгое время.

Тия шла, не отрывая взгляд от тропинки: местами олень ускорял ход, потом шел спокойно, но следы были нечеткими из-за густо падающего снега. На берегу ручья, который отделял поле от леса, она остановилась. Узкое бревно лежало поперек потока. Животное прошло по нему, обглодав кору. Следы вели в глубь чащи. Так вот где начинался Морозный лес? Ей показалось странным, что кристально чистая вода в ручье не замерзла на таком морозе. Пальцы девушки невольно обхватили рукоятку кинжала на поясе, и она медленно вдохнула и выдохнула. Тия осторожно проверила ногой поваленный ствол: он был достаточно толстым и устойчивым, лишь слегка покачивался и покрылся ледяной коркой. Она неуверенно сделала несколько шагов вдоль берега, осматриваясь, но другой дороги, кроме этой, не было. Девушка с опаской забралась на скользкий ствол. Осторожно балансируя, Тия пошла вперед. Под ее ногами снег бесшумно соскальзывал в ледяную воду. Ее сердце пульсировало где-то в горле. Шаг за шагом она медленно двигалась к противоположному берегу. Ей казалось, что этот переход тянется целую вечность. Наконец, она спрыгнула на землю и поспешно двинулась дальше по следу.

Снегопад прекратился, и Тие показалось, что вокруг стало светлее. Она шла мимо деревьев, заросших лишайниками. Мороз превратил листья и шишки в причудливые застывшие фигурки, которые слабо звенели на ветру. Как только она вышла на лесную поляну, мелодия затихла.

Внезапно в тишине раздался пронзительный крик, и девушка замерла. Олень! Кто-то опередил ее! Если хищник напал на оленя, получится ли отбить у него добычу? Но предостережение Джаспера продолжало звучать у нее в ушах. Возможно, здесь охотился мантрок. Она слышала историю о том, как звери перешли замерзшее озеро и попали в его лапы. Тия надеялась, что никогда не столкнется с мантроком, потому что, по рассказам охотников, ни одна стрела не могла пробить его кожу. Треск ветки, раздавшийся совсем рядом с ней, заставил ее обернуться. От берез отделилась огромная тень, застыла ненадолго и исчезла. Паника охватила девушку, и она побежала. Позади кто-то двигался следом за ней! Тия ждала, что в любую минуту этот кто-то может напасть на нее! Но ей удалось добраться до ручья и быстро перейти по бревну. Лишь на противоположной стороне она отважилась повернуться и посмотреть назад. И обомлела от увиденного: за деревьями стоял мужчина. Мгновение – и он исчез, как будто его никогда и не было.

 


Когда последний луч солнца исчез за горизонтом и мир вот-вот должен был погрузиться во тьму, Тия, наконец, добралась до хижины. Она оперлась о дверной косяк и потопала, чтобы очистить подошву сапог от налипших комков снега. Онемевшими от холода пальцами она взялись за дверную ручку и, резко дернув, зашла внутрь. Мать подняла глаза от своего шитья и посмотрела на нее бледно-голубыми глазами. В ее взгляде Тия прочитала облегчение и разочарование от того, что дочь вернулась с пустыми руками.

– А-а, та самая девушка, которая заботится о нашей еде, – прозвучал язвительный голос Бертрама.

Мать цокнула языком.

– Пойти на охоту в такой снегопад – настоящее безрассудство. Кроме того, приходил Вацлав, а тебя не было дома, – сказала она, но в ее голосе не слышалось упрека. Бертрам усмехнулся. Он сделал большой глоток пива из кувшина и с шумом поставил его на стол. Перед ним горела свеча, превращая его усмешку в уродливый оскал.

Тия молча выскользнула из промокших сапог и сняла кожаную трехпальцевую перчатку, спрятав ее в карман куртки. Повесив верхнюю одежду на крючок, она поставила лук и стрелы в угол. И, повернувшись к брату спиной, незаметно спрятала яблоко в карман брюк. Затем пошла в баню, где нагрела воды и наполнила деревянную бочку.

Через некоторое время она погрузилась в восхитительно теплую воду. С глубоким вздохом Тия прислонилась к шершавому дереву бочки и прикрыла глаза. Боль в теле постепенно начала исчезать, уступая место приятной расслабленности. Несмотря на это, она все же ощущала странное беспокойство, которое не отпускало ее. Мысли снова вернулись к мужчине, которого она видела в лесу. Тия не разглядела лица, но образ мужчины четко отпечатался в ее памяти: он был стройным, высоким и молодым. Его волосы показались ей темнее, чем ее собственные. Кто это мог быть? Внезапно ее озарила догадка: фейри – вот кто никогда не покидал Морозного леса, который служил им защитой!

Согревшись и помывшись, Тия села напротив Бертрама за накрытый стол, отломила кусок хлеба от краюхи и налила мясного супа в тарелку с отбитыми краями.

– Тебе привет от Вацлава, – продолжила мать, словно Тия и не оставляла комнату, – завтра утром он нанесет нам еще один визит, и, надеюсь, ты будешь дома.

– И зачем он снова припрется? – пробормотала Тия, откусывая хлеб.

– Мне кажется, ты не до конца понимаешь, какой шанс тебе выпал. Я хочу, чтобы ты надела синее платье и прихорошилась.

– Мама, я не хочу замуж за Вацлава.

– Это ты сейчас так говоришь. Подумай, что будет с тобой, когда меня не станет? У Бертрама будет своя семья, а ты где собираешься жить?

Тия сглотнула. Она не стала говорить, что ни одна девушка, находясь в своем уме, не заинтересуется Бертрамом. Он долго не задерживался ни на одной работе, предпочитая кутить с Вацлавом, только вот у него, в отличие от друга, не было богатого отца-ювелира.

– Я найду возможность устроить свою жизнь. К тому же остаться одной – лучше, чем выйти замуж за того, кого не любишь.

– Со временем ты привыкнешь к нему. Если я буду знать, что о тебе хорошо заботятся, буду спокойнее спать по ночам. Нам всем станет легче. Не представляю, как мы будем выживать дальше, в лесах практически не осталось дичи. Если ты не готова ответить «да» сейчас, по крайней мере, не говори «нет». Пусть думает, что ты размышляешь над его предложением.

– Я поговорю с ним и буду любезна. Большего не обещаю.

Бертрам радостно напевал что-то себе под нос, а Тия без аппетита доела суп, звякнув ложкой, положила ее на стол и встала.

– Я помою посуду, хорошо? А потом я бы с огромным удовольствием легла спать.

– Оставь посуду мне, дорогая, – ответила мама.

Тия кивнула. Она достала из очага горячий камень, который обычно клала в постель, чтобы согреть ее, и обмотала его тканью. Взяв подсвечник, она зажгла свечу и, пожелав родным спокойной ночи, пошла в свою комнату.

– Только не читай всю ночь! – прокричал ей вслед Бертрам. – Раз тебе не удалось ничего подстрелить сегодня, придется быть экономнее.

В своей комнатушке Тия поставила подсвечник на табуретку и положила нагретый камень на матрас. Она распахнула узкие створки окон, чтобы задвинуть ставни. Вздрогнув от ледяного воздуха, она поспешно закрыла окно. Чтобы не дуло в щели, она набросила на подоконник шерстяную ткань, накрыв ледяные узоры, которые уже успели образоваться на стекле. Щель под дверью она заложила старым платьем. Раздевшись и надев ночную рубашку, Тия достала из тайника, скрытого под трухлявыми досками пола, свои сокровища. Она присела с ними на кровать и укуталась в теплое толстое одеяло. В ее комнатке не было камина. Из мебели здесь находились лишь кровать и узкий шкаф. Воздух был настолько холодным, что изо рта шел пар.

Первым делом она развернула нарисованную на пергаменте карту, которую по ее просьбе приобрел Джаспер во время одной из своих торговых поездок. На ней изображалось Королевство Веновии. Тия внимательно изучала ее: на ней отмечались все места, где раньше были замечены фейри. Правда, долгое время никто не видел их, возможно, они просто исчезли. Одно из таких мест находилось совсем рядом от ее дома, но она много раз осматривала лес и не нашла ни одного следа. Может, это лишь совпадение, хотя фейри всегда видели неподалеку от большого холма, в котором, вероятно, находился вход в их царство, невидимый для смертных. Что если в Морозном лесу она случайно встретилась с кем-то из фейри? Тия листала книгу страница за страницей, хотя знала ее наизусть. Люди считали зеленый народ коварным, хотя и говорили, что они не умеют лгать, поэтому и не могут вести торговлю. Тия глубоко вздохнула. У нее не было ничего, что бы могло представлять интерес для фейри. Казалось самонадеянно думать, что она та, кто сможет убедить короля фейри снять проклятие зимы. И все же… Всегда был крохотный шанс.

Наконец, она убрала все обратно в тайник. После недолгих сомнений достала яблоко. Оно было на удивление красным. Она повертела его в руке, откусила небольшой кусочек и с благоговением прожевала. Мякоть оказалась сладкой и сочной. Тия уже и не помнила, когда в последний раз ела что-то настолько вкусное. Поднеся яблоко ко рту, она собиралась снова откусить кусочек, но дверь внезапно распахнулась: в комнату ввалился Бертрам. Зацепившись за лежавшее на полу платье, он попятился:

– Я так и думал, – пробормотал он, – что ты там ешь? – Он потянулся к яблоку, но Тия отстранилась.

– Это тебя не касается.

– Ты моя сестра, поэтому меня все касается.

– Что ты хочешь?

– Поговорить с тобой, – Бертрам с трудом опустился на кровать. Она крепко прижала одеяло к груди. От брата несло горьким пивом и еще чем-то, напоминающим ликер.

– Если Вацлав завтра придет, ты должна быть с ним милой, понимаешь? – он поднял указательный палец и погрозил Тие. – Он отличный парень и у него есть деньги. Нам очень нужны деньги, чтобы выжить. Зима не прекращается, не думаю, что ей когда-нибудь придет конец, – в его голосе послышались слезы, и он замолчал. Тия уже надеялась, что Бертрам забыл, зачем пришел, но тот моргнул и продолжил:

– Да другая на твоем месте была бы счастлива, что такой, как он, положил на нее глаз. Ты даже не знаешь, кем были твои родители. Придет день, и ты позволишь парню залезть к себе под юбку, потому что нечего будет есть. Так пусть это будет тот, кто законно наденет тебе кольцо на палец.

Тия ошеломленно уставилась на брата.

– Убирайся отсюда!

Взгляд Бертрама остановился на яблоке, которое она продолжала держать в руке.

– Убирайся! Ты пьян!

Бертрам быстро выхватил яблоко из руки Тии, она никак не ожидала от него такой скорости. Вернуть яблоко она не могла, брат был намного сильнее ее.

– Убирайся! – прошипела Тия. Она почувствовала, как слезы обиды и отчаяния защипали глаза. Бертрам с треском откусил кусок яблока, и сок побежал по его подбородку. Пошатнувшись, он с трудом встал с кровати и вышел из комнаты. Тия встала следом и захлопнула за ним дверь. Дрожа всем телом, она забралась под одеяло и горько заплакала, не стараясь остановить своих слез. Наконец успокоившись, она долго неподвижно лежала и смотрела в потолок.

– Я найду вас, – тихо прошептала она, – несмотря ни на что, найду, и вы остановите эту проклятую зиму.

2


Пасмурное утро соответствовало настроению Тии. Больше всего на свете ей хотелось сейчас лежать в кровати в своей комнатке, но нужно было разыскать торговца и забрать у него новые записи. Мама уже ушла, чтобы навестить Лисбет, живущую через два дома от них. Та ждала пятого ребенка. Бертрам все еще спал. Все указывало на то, что Тие придется встретиться с Вацлавом наедине. Эта мысль пугала ее. Даже то, как он смотрел на нее, ей было глубоко противно. Она надеялась лишь, что тот не воспользуется случаем и не будет к ней приставать. Тия не могла объяснить себе, почему его выбор пал именно на нее. Она была наихудшей партией. Вацлаву следовало взять в жены Анну или Линнею, которые долгое время строили ему глазки.

Тия вышла из хижины и с шумом захлопнула дверь. Снег хрустел под ее сапогами, пока она шла от своей хижины к дому братьев-торговцев. На ее стук вышел Джаспер и пригласил войти. Тия осторожно сняла обувь и с интересом огляделась. У стены комнаты друг на друге стояли ящики, которые она видела вчера в санях. Большинство были еще не распакованы, но запах приправ витал в воздухе. На столе лежала книга в кожаном переплете с золотым тиснением. Джаспер пожал Тие руку.

– У меня есть кое-что особенное для тебя, но она обошлась мне очень дорого. Посмотри.

Тия осторожно взяла в руки книгу и раскрыла на случайной странице. Заинтригованная, она начала листать страницы этой по-настоящему редкой книги. Книга была небольшой и состояла в основном из текста, но попадались и искусные иллюстрации. Конечно, она была дорогой, но сейчас речь шла не о коллекционировании красивых картинок. Тия решила, что подробное изучение книги может подождать до тех пор, пока она не станет ее собственностью, но тут ее взгляд зацепился за один абзац. Она глубоко вздохнула и поспешно начала просматривать следующие страницы. Буквы были неразборчивыми, кроме того, автор писал на диалекте, что затрудняло понимание. У Тии не было никаких сомнений, что она нашла то, что уже не надеялась найти. Мысленно она упрекнула себя за собственную глупость: она так явно проявила интерес к книге, что теперь Джаспер попросит цену вдвое выше, чем планировал.

– Сколько ты хочешь?

– К тому, что ты мне уже дала… скажем, восемь медяков, или можешь принести двух оленей в этом месяце.

Тия беззвучно застонала.

– Это очень много.

– Зима слишком суровая, – в голосе Джаспера слышалось сожаление. Немного поколебавшись, Тия достала небольшой кожаный кошелек. Тщательно пересчитав монеты, она положила их в руку Джаспера. Он тут же спрятал их в свой пухлый мешочек с монетами. Тия огорченно вздохнула: она потратила все деньги, которые так долго копила, у нее осталась лишь одна монетка. Оставалось надеяться, что содержание книги не красивая фантазия автора и покупка стоила той жертвы, на которую пришлось пойти.

– Хочешь горячего чаю?

– Спасибо, не сегодня. Мне нужно вернуться домой.

Джаспер кивнул.

– Мы с Лоренцом как раз разбираем товар. Если вам что-то нужно, скажи, я принесу.

– Я… я не знаю, – призналась Тия, – мне не повезло на охоте. Может быть, завтра?

– Да, тогда давай завтра.

Джаспер вежливо улыбнулся, и девушка поняла, что уже сегодня он выставит свой товар на продажу. К вечеру весть об их возвращении разнесут по всем окрестным деревням. Тия проигнорировала голос совести и поспешно попрощалась. Взволнованная, она побежала домой. Книгу она спрятала от падающих хлопьев снега в карман куртки. Джаспер не знал истинной ценности этого тома. Тут описывалось, как смертному удалось попасть на холм фейри.

Тия положила книгу на кровать в своей комнате, в надежде, что у нее будет сегодня время ее почитать. Потом она переоделась в синее платье, которое, по утверждению матери, красиво контрастировало с ее темными волосами. Тия заплела волосы в аккуратную косу и собрала ее в пучок. Одевшись, она хотела взять книгу, когда услышала шум из соседней комнаты. Очевидно, Бертрам выполз из постели. В тот же момент в дверь громко и требовательно постучали. Тия провела рукой по кожаному переплету книги и спрятала ее под половицу. Глубоко вздохнув, она вышла из комнаты.

 

Брат сидел рядом с Вацлавом за обеденным столом. Тия с отвращением посмотрела на них. Грязная одежда брата была мятой, должно быть, он в ней спал. Покрасневшими глазами он смотрел перед собой, от него разило потом и репой. На Вацлаве, напротив, был богато расшитый камзол. Его гладкие светлые волосы разделял прямой пробор. Он так беззастенчиво рассматривал девушку, что Тия инстинктивно защищаясь от его взгляда, скрестила руки на груди.

– Желаю доброго утра, – многозначительно ухмыльнулся Вацлав.

– И тебе тоже, – холодно ответила Тия, остановившись в нерешительности.

Бертрам поднял голову. Могло показаться, что с появление Тии в нем проснулись жизненные силы, хотя скорее всего он просто вспомнил о своем плане о выгодной продаже сестры.

– Накрой нам на стол, – потребовал он.

Тия уставилась на него, но Бертрам, казалось, не замечал ее ледяного взгляда. Он что, правда ничего не помнил о своем вчерашнем появлении в ее комнате? Брат громко рыгнул, что привело Тию в бешенство. Она быстрым шагом подошла к кухонному шкафчику и распахнула дверцу. Больше всего ей сейчас хотелось схватить тарелку и как следует ударить ею брата по голове. Тия представила во всех красках, как осколки со звоном посыпятся на пол, но вовремя вспомнила про мать и молча достала скатерть. Поджав губы, она расстелила ее на потертой столешнице и поставила на стол кувшин с водой. Когда она принесла последнюю буханку хлеба, оставшуюся в кладовке, то вспомнила о крошечном запасе муки и о том, что она отдала огромные деньги за книгу. Накрыв на стол, Тия молча села напротив мужчин.

– Ты не поешь с нами? – спросил Вацлав, без стеснений отрезая толстый ломоть хлеба и большой кусок мяса.

– Я уже позавтракала, – ответила Тия, – и если честно, мне пора на охоту.

– Охота – не женское дело, – заметил Вацлав и принялся жевать мясо.

Тия пожала плечами. Если мой брат оторвет свою задницу от лавки, это станет его делом. Однако она сильно сомневалась, что Бертрама однажды посетит такая мысль. Его чаще видели в таверне, чем в лесу.

– Мне бы совсем не хотелось, чтобы моя жена целый день бродила где-то в глуши, – добавил Вацлав, жуя. – Ей и не нужно будет этого делать. Она станет жить в тепле и достатке.

– Да, – протянула Тия, – она должна будет с готовностью подносить тебе пиво и карты.

Бертрам со стоном поднялся. Видимо, у него до сих пор после вчерашней попойки были проблемы с координацией, потому что он зацепился о ножку стола.

Вацлав невозмутимо продолжил жевать.

– Моя сестра отлично умеет готовить, – невнятно пробурчал Бертрам, бросив на Тию предостерегающий взгляд. Он, по всей видимости, был полон решимости рассказать про все ее достоинства. Тия закатила глаза. Обычно брат не слишком лестно отзывался о ее блюдах, суп казался ему слишком жидким, жаркое слишком вязким, а вода слишком мокрой.

Тия поерзала на стуле, думая, как долго ей еще придется здесь сидеть. Дорога до Морозного леса занимала много времени, а ей не терпелось хоть что-нибудь узнать о том таинственном незнакомце. Конечно, шанс, что он снова появится, был минимальным, но, возможно, ей удастся найти его свежие следы и холм фейри.

Вацлав тем временем завел разговор, как обычно, с хвастовства. Да, на это уйдет немало времени. Он начал рассказывать, сколько денег скопил его отец и что однажды они смогут купить въезд в Серговию, где летом ветви деревьев ломятся от фруктов и так тепло, что люди ходят в обуви из тонких ремешков. Об этом рассказывали торговцы, которые, в свою очередь, узнавали все от серговинских торговцев. Вживую же никто не видел этих чудес, потому что территория королевства строго охранялась.

Тия не слушала Вацлава. Все это мало отличалось от глупых фантазий. Никто не мог купить въезд в другое королевство, никому не удавалось сбежать из этой ледяной тюрьмы. Король Серговии прекрасно знал, как защитить границы от голодающих соседей, и в случае необходимости сразу применял силу. Внезапно Тия заметила, что Вацлав замолчал. Она испуганно посмотрела на мужчин: Вацлав откровенно смотрел на нее, а братец почесывал голову. С глупой ухмылкой на лице Бертрам попытался неловко подняться.

– Мне тут пришло в голову, что я…

Тия выпалила первое, что пришло на ум.

– Лоренц и Джаспер вернулись.

– Да, – Бертрам откинулся на спинку стула, – ты уже была у них?

– Да, сегодня утром.

– Что взяла?

– Чем я должна была расплатиться? Охота вчера не удалась, или ты уже забыл?

– Тогда чего ты хотела? – нахмурился Бертрам.

– Кое-что посмотрела, – отмахнулась Тия.

– Надеюсь, не эти глупости про фейри? – разразился смехов Бертрам. – Ты все еще веришь в них? Чушь полная!

Тия мрачно уставилась на брата. Прошло много лет с тех пор, когда он раскрыл ее торговые сделки, а потом рылся в ее комнатке.

– Мои дела с Джаспером тебя не касаются.

– Фейри? Разве они существуют? – спросил Вацлав. – Их никто не видел, это просто глупые детские сказки.

– Об этом лучше спроси у моей сестры. Она как-то рассказывала нам: фейри прилетают к лесному пруду, вытаскивают из воды человеческих младенцев и утром кладут матерям на руки. Так в семьях появляются дети, – усмехнулся Бертрам.

– И ты платишь за это? – изумился Вацлав и, склонившись к Тие через стол, произнес, заговорщически понизив голос. – Я могу объяснить тебе, как это делается, причем совершенно бесплатно.

– В этом нет необходимости, я знаю! – Тия резко встала. – Что касается младенцев, некоторые из них, к сожалению, слишком долго пробыли под водой.

Она прошла в свою комнатку и с громким стуком захлопнула дверь. Оставшись одна, Тия обреченно подумала: я все испортила, хуже быть не могло. Мать будет ужасно разочарована, а у нее больное сердце. Несколько минут она мерила шагами комнату, пока не успокоилась. Однако она, так или иначе, отказала бы Вацлаву. Тия не выносила его, даже ради лучшей жизни для мамы она не готова была пожертвовать собой. Наконец она достала из тайника книгу и начала внимательно читать описание холма фейри. Потом она сняла голубое платье, распустила волосы и начала готовиться к охоте.



Спустя несколько часов Тия пересекла ручей, который, по-видимому, являлся границей Морозного леса. Ее охватило неясное чувство опасности. Этот лес был недостаточно изучен, и, безусловно, этому имелась причина. Она хорошо помнила страх, который впервые испытала здесь. Вопрос лишь в том: водятся ли здесь чудовища или фейри навели чары, чтобы удерживать путников подальше от границ своих владений. Но насколько опасными являются сами фейри?

Хриплое карканье ворон отвлекло девушку от мыслей. Оно было настолько пронзительным, что она вздрогнула и посмотрела им вслед. Моргнув, смахнула снежинки с ресниц. Тия пошла дальше и наконец нашла то место, с которого за ней наблюдал мужчина. Она внимательно искала следы, но если они и были здесь прежде, снег давно замел их. Тия побежала в лес, углубляясь все дальше в чащу. Больше не было слышно птиц, вокруг лежал чистый безмолвный снег. Через некоторое время Тия остановилась.

Обман зрения или между берез на самом деле петляла узкая тропинка? Она приблизилась к ней, не думая об опасности. Если бы фейри оказались поблизости, они давно бы заметили ее. Пульс Тии участился. На снегу различались следы, принадлежащие рослому мужчине. Они были свежими, с резкими краями. Ей показалось странным, что следы едва утопали в снегу, словно здесь прошел не взрослый мужчина, а хрупкий ребенок. Может, это на самом деле фейри? Тия внимательно рассматривала следы, стиснув нож.

Снег падал и падал, постепенно засыпая их. Тия тихо бормотала проклятья, но не собиралась сдаваться. Медленно она шла по тропинке. Вскоре на снегу возникли новые следы, но они явно не принадлежали ни человеку, ни фейри. Они были огромными. Тия вспомнила о Мантроке.

Девушка неуверенно огляделась. Поворачивать назад, ничего не узнав, было глупо, но пойти вслед за чудовищем казалось еще большей глупостью. Сердце Тии сжалось. Она стала еще медленнее продвигаться вперед, ожидая в любой момент нападения. Тропинка вела мимо старых дубов вниз по склону. Внезапно раздался звук, услышав который, Тия остановилась. К ней приближался ритмичный топот. Не раздумывая, она наложила стрелу на тетиву. И прищурилась, чтобы разглядеть хоть что-то за густой пеленой снега. Нечто огромное и черное вышло к ней из серого снегопада. Конь без наездника галопом приближался к Тие. Она убрала стрелу в колчан за спиной. Конь, фыркая, остановился перед ней. На нем были уздечка и седло. Тия протянула руку, бормоча успокаивающие слова. Несколько лет назад они, как и большинство в деревне, еще держали лошадей, но потом больше не могли позволить себе кормить их. В любом случае, жителям деревни давно не приходилось возделывать пашню. Тия вспомнила, как в первый раз в жизни отказалась от горячего мяса, которое появилось на столе на следующий день после того, как закололи первую лошадь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru