Война и вера


Война и вера

© Фонд «Традиция», 2019

* * *

Предисловие

На войне человек вступает в бой со злом за свою жизнь и жизни ближних. Каким оружием победить его? Апостол Павел в Послании к Ефесянам отвечает: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6, 11–17). Свидетельство истинности этих слов – реальные истории, собранные в этой книге.

В первую часть сборника вошли рассказы о силе Креста и Слова Божия, действием которой человек становится недосягаемым для зла. Истории из второй части – исполнившаяся заповедь Спасителя «просите, и дано будет вам» (Лк. 11, 9). Тон третьей части – торжество Божия правого суда во времена гонений на верующих в Него. Четвертая часть – одна из самых объемных в сборнике. Из вошедших в нее повествований соткан образ невыразимо милосердной и близкой к русским воинам Божией Матери – нашей Путеводительницы к победе. Название пятой части «Горящая лампада» свидетельствует о неугасающей вере и победоносной молитве русских людей – духовенства и мирян, отражающей шквал снарядов и неуязвимой под взрывами гранат. В шестой части собраны рассказы солдат, жизнь которым на войне спасли святые Божии угодники, ставшие для них самыми близкими людьми. Седьмая часть под названием «Гос поди! Прими душу мою!» содержит истории о людях, отвергавших Бога, но Его милостью в конце жизни призванных Им к покаянию для вечного соединения с Ним. Завершает сборник восьмая часть, в которой собраны повествования людей, свидетельствующих о том, что вера – неразрушимый покров Божий, Его Пречистой Матери и святых над нами и что не нужно бояться убивающих тело.

Когда идет война, человек по немощи может принять за правду иллюзию о торжестве смерти и зла. Но собранные в этой книге реальные истории развенчивают это дьявольское наваждение и утверждают евангельскую правду о том, что «Свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5).

Часть 1. Оружие непобедимое

«Рус, ты крестишься?!»

В 1921 году в коммунальной квартире жили батюшка и… чекист. Он вызывал «на допрос» богатых людей и забирал у них ценности. Как-то батюшка сказал ему: «Если будешь так делать, то через 20 лет Бог тебя накажет». Он, конечно, не послушал батюшку, но и не предал.

Прошло 20 лет. Наступил 1941 год. Того чекиста-коммуниста сразу отправляют на фронт, и он в первые дни войны попадает в плен. «О, коммунист!» – и дают ему немцы лопату и конвоира с ружьем: «Веди его, убей!» Фашист приказывает: «Рой себе могилу!» И вдруг этот коммунист вспомнил: «Через 20 лет Бог тебя накажет». И он заплакал в первый раз в жизни и впервые за всю свою жизнь перекрестился. Немец удивился: «Рус, ты крестишься?! Пошел вон!» – и выстрелил в воздух.

И когда этот бывший чекист вернулся из плена, то разыскал жену и дочь батюшки (самого его уже не было в живых) и рассказал им обо всем. Сдал партийный билет, стал верующим человеком.


Источник: Чудеса на дорогах войны: Сб. М.: Сибирская Благозвонница, 2010.

Нательный крестик

Во время войны немцы вели на расстрел группу военнопленных. Палачи заставили русских солдат выкопать себе могилу. Когда яма была готова, один солдат, вылезая из нее, наклонился, и нательный крест на веревочке выскочил из-за пазухи. Немецкий офицер, увидев крест, сказал что-то конвою, и те отвели солдата в сторону. Всех товарищей его расстреляли, а он попал в конц лагерь, но остался жив и вернулся после вой ны домой.


Источник: Чудеса в годы войны. Ч. 2: [Электронный ресурс] // Pravmir.ru. URL: https://www.pravmir.ru/chudesa-v-gody-vojny-chast-2/. (Дата обращения 16.05.2019).

Оружие непобедимое

Ивана Михайловича Воронова (1914–1975), будущего архимандрита Алипия, на фронт призвали 21 февраля 1942 года. Он прошел путь от Москвы до Берлина. Бог хранил будущего архимандрита: он не получил ни одного ранения или контузии.

Став наместником Псково-Печерского монастыря, архимандрит Алипий в своих проповедях неоднократно обращался к теме Великой Отечественной. Сохранились записи одной из его проповедей.

«Это было в наше время, в 1941 году, в годы Великой Отечественной войны. В деревне недалеко от Сергиева Посада жила благочестивая семья. Сын – Сергей окончил десять классов и размышлял, куда пойти дальше учиться. Но в июне началась война, и его призвали в армию. Мать, провожая Сергея на фронт, благословила его крестиком и сказала: "Смотри, сынок, не снимай крестика с себя, он тебя спасет от смерти", – перекрестила, и сын уехал. Повезли ребят на фронт не подготовленных, и в первом же бою все, кого не убили, попали в плен. Среди пленников оказался и Сережа.

Выстроили солдатиков и приказали: "Командиры и коммунисты, два шага вперед из строя!" Никто не вышел. Тогда скомандовали: "Каждый второй – два шага вперед!" Среди вторых первым оказался Сережа. К нему первому и подошел немецкий офицер и рванул гимнастерку. Пуговицы оторвались, выпал крестик. Немецкий офицер ошеломленно посмотрел и начал у всех вторых таким же образом расстегивать гимнастерки. Но ни у кого крестика больше не оказалось. Он и говорит Сереже: "Ты есть христианин, а они есть коммунисты?" Юноша отвечает на это: "Я уверен, что ты не коммунист, но на тебе ведь тоже нет креста". – "О, да!" – ответил немец. Никого на этот раз не расстреляли, всех увезли в лагерь.

В лагере военнопленных почти не кормили, а кто уже не вставал от голода, отвозили в место, называемое "Долиною смерти". Туда при наступлении темноты приходил палач и добивал едва живых людей.

Однажды в барак прибыло пополнение, привезли новых русских военнопленных. Вошли они в барак и стали расспрашивать, кто откуда, разыскивая земляков. Один пожилой военнопленный спрашивал, есть ли москвичи. Сережа отозвался и сказал, что он живет в селе недалеко от Сергиева Посада. Обрадовался вновь прибывший и спросил: "А чей же ты будешь? И я оттуда же". Сережа ответил, кто его родители. Человек радостно сказал: "Я ведь с твоим отцом в Гражданскую воевал. А знаешь ли ты, какой сегодня день? Ведь сегодня память преподобного Сергия Радонежского. Значит, мы с тобой, Сережа, сегодня именинники. А у меня и угощение есть", – и вынул из кармана три сырых свеклы. Разрезал – по ломтику на всех.

После этой сырой свеклы у Сережи открылся понос, и он скоро совсем слег. Через несколько дней его отнесли в "Долину смерти". Впоследствии Сергей так рассказывал об этом: "Лежу и гляжу в небо. Нет у меня ни страха смерти, ни жалости к себе: я будто живой труп – настолько мне все безразлично. Вдруг подходит мужчина, поляк. Подошел молча. Я смотрю на него. Он, как и когда-то немец, рванул ворот гимнастерки, и на его руку выпал крестик. Он даже руку отдернул, а другую, занесенную с ножом, опустил. Постоял, подумал и молча ушел.

Когда совсем стемнело, пришел он со своей женой, положили меня на какое-то полотно и потащили. Притащили к себе домой и три месяца выхаживали, как своего сына. Когда я совсем окреп, меня перевели через линию фронта, к русским. И вновь я попал на передовую. Когда война закончилась, пришел к Тому, Кто меня провел живым через все фронтовые дороги и опасности…"»

Отец Алипий очень часто вспоминал о Великой Отечественной войне: «Война была настолько страшной, что я дал слово Богу, что если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь.

… Представьте себе: идет жестокий бой, на нашу передовую лезут, сминая все на своем пути, немецкие танки, и вот в этом кромешном аду я вдруг вижу, как наш батальонный комиссар сорвал с головы каску, рухнул на колени и стал… молиться Богу. Да-да, плача, он бормотал полузабытые с детства слова молитвы, прося у Всевышнего, которого он еще вчера третировал, пощады и спасения.

И понял я тогда: у каждого человека в душе Бог, к которому он когда-нибудь да придет».


По материалам книги: Архимандрит Алипий. Человек. Художник. Воин. Игумен / авт.-сост. С. Ямщиков при участии В. Студеникина. М.: Грошев Дизайн, 2004.

Подрыв

Весна в Афганистане наступает в феврале. Вся природа оживает, пробуждается. Может быть, не так ярко, бурно и восторженно, как в России, но так же торжествующе и победоносно. На деревьях рядом со старыми, огрубевшими от ветра и солнца листьями набухают хрупкие морщинистые почки, каменистые пустыни покрываются пышным ковром полевых цветов. Их многоцветье подчеркивается строгими фиолетовыми вкраплениями небольших островков и полей опиумного мака. В воздухе стоит нежный опьяняющий запах цветущих оливковых, апельсиновых и мандариновых деревьев. Слышится жужжание всевозможных насекомых, веселое щебетание птиц. Жизнь утверждает свои права на существование, на продолжение своего эволюционного развития.

В такое время хочется лечь на землю, закрыть глаза, расслабиться, чтобы почувствовать легкое дуновение ветра, шелест трав, потрескивание жестких листьев эвкалипта, ощутить теплоту ласковых лучей ослепительно-белого солнца… но тяжкий воинский долг обязывает делать над собой титанические усилия и забыть про весну и мир… Мотострелковая бригада выдвигалась в район проведения боевых действий. Впереди колонны двигался сильный отряд обеспечения движения с саперными подразделениями. Единственная в горно-пустынной местности дорога, ведущая в район расположения бандгрупп мятежников, была сильно заминирована. В ходе движения подразделения бригады, двигавшиеся по одному маршруту и растянувшиеся на десятки километров, неоднократно подвергались обстрелам со стороны душманов, но бронетехника, поставленная в колонне через каждые пять-семь колесных машин, открывала ответный огонь. Выделенные для охраны мотострелковые и разведывательные подразделения рассредоточивались, завязывая бой с противником. Диверсионные группы моджахедов тут же отступали, уползая в горы тайными змеиными тропами. Во главе основных сил бригады ехал БТР. На нем находился командир бригады, начальник штаба оперативной группы по проведению боевых действий майор Антонов, сидящий над механиком-водителем, и другие офицеры управления соединения. Постоянные нападения на колонну держали всех в высшей степени напряжения. Приходилось не только реагировать на постоянно менявшуюся боевую обстановку, но и самим порой покидать машину и открывать огонь из автоматов по неизвестно откуда появляющимся группам душманов. Вскоре колонна вышла на большое, ровное как стол плато. Местность обозревалась в разные стороны на много километров. Можно было, казалось, немного снять напряжение, но неожиданно водитель командирской машины резко свернул с колеи и вы ехал на обочину дороги. БТР остановился.

 


– В чем дело? – поинтересовался комбриг. В его голосе зазвучал металл. – Ты почему, солдат, съехал с дороги?

– Не знаю, товарищ полковник, – ответил испуганный боец, и его курносое лицо стало пунцовым. – Мне как будто кто-то приказал: «Съезжай на обочину!»

– Ты что, солдат, пьян? Ты что городишь?! Может быть, оттого, что крест пудовый на себя нацепил? – На самом деле расстегнутый ворот выгоревшей от солнца гимнастерки солдата обнажал висевший на шнурке от ботинок маленький блестящий медный крестик. – Я тебе сейчас покажу!

Комбриг, ругаясь, полез внутрь машины, предварительно махнув рукой водителю следующего за БТРом КамАЗа продолжать движение. Майор Антонов, прокладывавший маршрут бригады, просунул голову в люк, чтобы как-то объяснить свирепому комбригу, что солдат съехал с маршрута по причине усталости. Офицеры, пользуясь неожиданной остановкой, встали на броне, чтобы размяться после долгого и утомительного пути. КамАЗ поравнялся с БТРом, и вдруг раздался мощный взрыв. Ударной волной всех находящихся на броне бросило на землю. Осколки переднего моста машины поразили нескольких офицеров: одному выбило глаза, другой получил множественные ранения живота, полковнику из штаба армии оторвало ногу. В развороченной кабине грузовой машины лежали поникшие тела водителя и старшего машины. Крики и стоны наполнили воздух. Удивленный комбриг вылез из люка, вскоре оттуда показалась всклокоченная голова механика-водителя с открытым ртом. С соседних машин подбежали люди. До прихода медиков бригады майору Антонову, чудом не пострадавшему при падении на землю, вместе с другими подоспевшими солдатами и офицерами пришлось оказывать первую медицинскую помощь. Прежде всего, колоть раненым промедол, основное болеуспокаивающее средство. По радио вызвали вертолет для эвакуации раненых и убитых. Через час бригада продолжила движение. Угрюмый комбриг, считавший себя убежденным атеистом, весь оставшийся путь сидел в глубокой задумчивости. По прибытии в район он подошел к механику.

– Спасибо тебе, сынок, я твой должник. Ты нам жизнь спас. Видимо, Господь тебя сохранил, а вместе с тобой и меня. Я представлю тебя к правительственной награде.

Солдат взволнованно слушал проникновенные слова благодарности. Все, кто случайно находился в этот момент рядом с ними, в том числе замполит бригады и майор Антонов, понимали, что означало для сурового, резкого и всегда немногословного комбрига сказать подобные слова простому солдату. Когда он отошел, солдат осторожно взял свой крестик и, не стесняясь присутствия политработника, поцеловал его. Никто не ухмыльнулся, не бросил язвительную реплику, не осудил и не выразил бурных эмоций. Все молча разошлись по своим боевым постам. Солнце опускалось за горизонт. Наступала тревожная ночь. Какой по счету она будет для каждого из солдат и офицеров бригады, никто не знал. Но все верующие и неверующие в тот день поняли Евангельский смысл случившегося: «…бодрствуйте, ибо не знаете, в какой день Господь ваш придет» (Мф. 24, 42).


Источник: Азаров В. Подрыв: [Электронный ресурс] // Победа. Ру. URL: http://pobeda.ru/podryiv.html. (Дата обращения 16.05.2019).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru