Смерть и пес

Фиона Грейс
Смерть и пес

СМЕРТЬ И ПЕС
(Уютный детектив о Лейси Дойл—Книга вторая)
ФИОНА ГРЕЙС
Фиона Грейс

Фиона Грейс – автор серии УЮТНЫЙ ДЕТЕКТИВ О ЛЕЙСИ ДОЙЛ, которая включает книги УБИЙСТВО В ПОМЕСТЬЕ (Книга № 1), СМЕРТЬ И ПЕС (Книга №2), ПРЕСТУПЛЕНИЕ В КАФЕ (Книга № 3), ДОСАДНЫЙ ВИЗИТ (Книга № 4) и УБИЙСТВЕННЫЙ ПОЦЕЛУЙ (Книга № 5). Также Фиона является автором серии уютных детективов ВИНОГРАД ТОСКАНЫ.

Фиона будет рада получить обратную связь, поэтому заходите на www.fionagraceauthor.com, где вы сможете найти электронные книги, узнать последние новости и оставаться в курсе событий.

КНИГИ ФИОНЫ ГРЕЙС

УЮТНЫЙ ДЕТЕКТИВ О ЛЕЙСИ ДОЙЛ

УБИЙСТВО В ПОМЕСТЬЕ (Книга № 1)

СМЕРТЬ И ПЕС (Книга № 2)

ПРЕСТУПЛЕНИЕ В КАФЕ (Книга № 3)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Услышав звон колокольчика над дверью, Лейси подняла голову и увидела, как в ее антикварный магазин вошел мужчина в возрасте. На нем был английский деревенский наряд, который привлек бы внимание на родине Лейси, в Нью-Йорке, но здесь, в Англии, приморском городке Уилдфордшире, так одевались все местные жители. Вот только его лицо было Лейси незнакомо, а ведь она знала большую часть жителей маленького городка. У мужчины был озадаченный вид, и Лейси подумала, не заблудился ли он.

Понимая, что он может нуждаться в помощи, она быстро прикрыла микрофон на телефонной трубке, которую держала в руках, – она как раз разговаривала с Королевским обществом защиты животных – и обратилась к нему из-за прилавка: «Я подойду к вам через минутку. Мне просто нужно закончить этот звонок».

Мужчина, казалось, не слышал ее. Все его внимание было приковано к стеллажу с полупрозрачными хрустальными статуэтками.

Лейси поняла, что придется поторопить разговор с Королевским обществом защиты животных, чтобы помочь растерянному клиенту, поэтому она убрала ладонь с микрофона: «Прошу прощения. Вы не могли бы повторить?»

Мужчина на другом конце провода устало вздохнул.

– Я говорил, мисс Дойл, что не могу предоставить вам личные данные наших сотрудников. Из соображений безопасности. Понимаете?

Лейси слышала все это раньше. Сначала она позвонила в Общество, чтобы стать официальной хозяйкой Честера, английской овчарки, которая в каком-то смысле досталась ей в довесок к арендованному магазину (его прежние хозяева, арендовавшие магазин до нее, погибли в трагической аварии, и Честеру пришлось брести всю дорогу до дома). Но она была потрясена, когда женщина на другом конце провода спросила ее, не приходится ли она родственницей Фрэнку Дойлу – ее отцу, который ушел из семьи, когда ей было семь. Их разъединили, и с тех пор она звонила ежедневно, пытаясь отыскать женщину, с которой она говорила. Но, как оказалось, все звонки идут через центральный колл-центр, расположенный в соседнем городе Эксетере, и Лейси никак не удастся найти женщину, которой откуда-то было известно имя ее отца.

Лейси сильнее сжала в руке телефонную трубку, изо всех сил стараясь сохранить ровный тон.

– Да, я понимаю, что вы не можете назвать ее имя. Но неужели вы не можете соединить меня с ней?

– Нет, мэм, – ответил молодой человек. – Кроме того, что я не знаю, о ком вы говорите, у нас колл-центр. Звонки распределяются случайным образом. Все, что я могу сделать, – и уже сделал – это оставить в нашей системе сообщение с вашими данными.

В его голосе нарастало раздражение.

– Но что если она не увидит сообщение?

– Очень даже возможно. У нас тысячи сотрудников-волонтеров, которые работают здесь временно. Человек, с которым вы разговаривали, мог даже не появляться в офисе после того звонка.

Лейси слышала и эти слова ранее, когда звонила сюда бесчисленное количество раз, но каждый раз ожидала и надеялась на другой исход беседы. Кажется, она уже в печенках сидит у работников колл-центра.

– Но если она была волонтером, разве это не значит, что она может никогда не вернуться? – спросила Лейси.

– Конечно. Такое возможно. Но я не знаю, чем вам помочь в этой ситуации.

Лейси устала задабривать его и, вздохнув, признала поражение.

– Ладно. Спасибо и на том.

С тяжестью на сердце она положила трубку. Однако Лейси не собиралась на этом останавливаться. Все ее попытки отыскать информацию об отце заканчивались досадным провалом, и она начала привыкать к тупикам и разочарованиям. Кроме того, ей нужно было заняться клиентом, а любимый магазин всегда был у Лейси в приоритете.

С тех пор, как два полицейских детектива, Карл Тернер и Бет Льюис, опубликовали официальное заявление о том, что Лейси не имеет никакого отношения к убийству Айрис Арчер, – которое она, кстати говоря, и помогла раскрыть – в ее магазине снова закипела жизнь. Теперь он процветал и ежедневно открывал свои двери стабильному потоку клиентов, среди которых были как местные жители, так и туристы. Доход Лейси позволял ей выкупить дом на утесе (она как раз обсуждала этот вопрос с Айваном Перри, ее текущим арендодателем), и ей хватало средств платить Джине, ее соседке и близкой подруге, за почти полный рабочий день. Однако Лейси не теряла времени, пока Джина была на смене, – она использовала его, чтобы изучать проведение аукционов. Ей так понравился аукцион, организованный ей для продажи вещей Айрис Арчер, что она решила проводить их ежемесячно.

Завтра должен начаться следующий ее аукцион, и она была в радостном предвкушении.

Лейси вышла из-за прилавка – Честер поднял голову и привычно заскулил – и направилась к мужчине. Он был не из этих мест, точно не одним из ее постоянных клиентов, и сосредоточенно рассматривал коллекцию хрустальных балерин.

Лейси откинула темные кудри с лица и подошла к мужчине.

– Вы ищете что-нибудь конкретное? – спросила она, остановившись позади него.

Мужчина подпрыгнул.

– Господи, вы меня напугали!

– Простите, пожалуйста, – сказала Лейси, впервые заметив его слуховой аппарат и напомнив себе больше не подкрадываться к старикам сзади. – Я хотела спросить, ищете ли вы что-то конкретное или просто смотрите?

Мужчина вновь посмотрел на статуэтки, и на его лице появилась тонкая улыбка.

– Это забавная история, – сказал он. – Сегодня день рождения моей покойной жены. Я приехал в город за чаем и тортом, чтобы почтить ее память, понимаете? Но проходя мимо магазина, я почувствовал, что должен зайти.

Он указал на статуэтки.

– И первым делом увидел их, – он тепло улыбнулся Лейси. – Моя жена была танцовщицей.

Лейси улыбнулась в ответ, тронутая историей.

– Как мило!

– Дело было в семидесятых, – продолжил мужчина, протянув трясущуюся руку и взяв статуэтку с полки. – Она состояла в Королевском обществе балета. На самом деле, она была их первой балериной, которая…

Внезапно раздавшийся звук большого фургона, со всей скоростью наехавшего на ограничитель скорости прямо возле магазина, прервал мужчину на полуфразе. Автомобиль подпрыгнул и с грохотом приземлился, и от последовавшего за этим удара мужчина подпрыгнул, выронив статуэтку. Она ударилась о деревянный пол, и рука балерины отломалась и покатилась под стеллаж.

– О боже! – воскликнул мужчина. – Мне так жаль.

– Не беспокойтесь, – успокоила его Лейси, рассматривая белый фургон за окном, который заехал на тротуар и остановился.

Двигатель теперь работал на холостом ходу, а из выхлопной трубы шел дым.

– Это не ваша вина. Наверное, водитель не заметил ограничитель. Он мог повредить свой фургон!

Она присела и потянулась рукой под стеллаж, нащупав кончиками пальцев небольшой острый край хрусталя. Лейси вытянула руку, – которая теперь была покрыта толстым слоем пыли, – и встала, заметив через окно, как водитель фургона спрыгнул из кабины на брусчатку.

– Да ты издеваешься… – пробормотала Лейси себе под нос, с прищуром всматриваясь в виновника беспорядка, которого она теперь узнала. – Тарин.

Тарин была владелицей магазина модной одежды по соседству. Это была высокомерная, но красивая женщина, которой Лейси присвоила звание самой неприятной особы в Уилдфордшире. Тарин всегда пыталась насолить Лейси, выдворить ее из города. Она сделала все, что могла, чтобы сорвать попытки Лейси построить собственный бизнес здесь, в Уилдфордшире, даже просверлила дыры в собственной стене, просто чтобы достать ее! И хотя женщина предложила перемирие после того, как нанятый ею мастер слегка перегнул палку и был пойман одним вечером, слоняющимся под домом Лейси, Лейси была не слишком уверена, что Тарин можно доверять. Она вела очень грязную игру. И это, по всей видимости, была очередная ее уловка. Начнем с того, что она просто не могла не знать, что там стоит ограничитель, – его было видно из ее магазина, в конце-то концов! Она специально не сбавила скорость. К тому же, Тарин припарковалась аккурат возле магазина Лейси, а не у своего, либо пытаясь загородить ей вид из окна, либо чтобы выхлопы понесло в ее сторону.

– Простите меня,– ответил мужчина, вернув внимание Лейси.

У него в руках все еще была статуэтка, теперь уже без одной руки.

– Пожалуйста. Позвольте мне возместить ущерб.

– Ни в коем случае, – твердо сказала Лейси. – Вашей вины здесь нет.

Ее взгляд снова скользнул через его плечо в сторону окна. Прищурившись, она наблюдала за Тарин, которая осторожно и беззаботно вернулась в свой фургон. Лейси все больше злилась на владелицу модного магазина.

– Если кто и виноват, так это водитель, – он сжала ладони в кулаки. – Будто бы нарочно. Ай!

Лейси почувствовала острую боль в ладони. Она так сильно сжала осколок от балерины, что он врезался ей в кожу.

– Ой! – воскликнул мужчина, увидев выступивший шарик яркой крови на ее ладони.

Он аккуратно снял кусок статуэтки с ее ладони, словно это каким-то образом могло залечить рану.

 

– Вы в порядке?

– Я вернусь через минутку, – сказала Лейси.

Она направилась к двери – оставив ошеломленного мужчину в магазине с разбитой балериной в одной руке и отломанной рукой статуэтки в другой – и решительно зашагала по улице, держа пусть прямо к соседке-немезиде.

– Лейси! – Тарин широко улыбнулась, открывая заднюю дверь фургона. – Надеюсь, ты не против, что я здесь припарковалась? Мне нужно разгрузить новую сезонную коллекцию. Разве лето не твой любимый сезон для моды?

– Я не имею ничего против того, чтобы ты здесь парковалась, – сказала Лейси. – Но мне не нравится, когда ты с такой скоростью налетаешь на ограничитель. Ты же знаешь, что он здесь, прямо перед моим магазином. От этого шума у моего клиента чуть не случился сердечный приступ.

В этот момент она заметила, что Тарин припарковалась таким образом, что ее громоздкий фургон закрыл ей вид на кондитерский магазин Тома через дорогу. Это точно было нарочно!

– Поняла, – сказала Тарин с наигранной веселостью. – Я обязательно сбавлю скорость, когда придет время осенней коллекции. Слушай, тебе стоит зайти, когда я все развешу. Обновишь свой гардероб. Побалуй себя – ты заслужила.

Она осмотрела наряд Лейси.

– Как раз пора.

– Я подумаю, – безучастно сказала Лейси, ответив наигранной улыбкой на такую же улыбку Тарин.

Едва Лейси отвернулась от Тарин, ее улыбку сменила гримаса. Тарин и правда была королевой сомнительных комплиментов.

Вернувшись в магазин, Лейси увидела, что старик ждет ее у кассы. Кроме него, в магазине был еще один человек: мужчина в черном костюме. Он рассматривал полку с морскими предметами, которые Лейси планировала продать с аукциона завтра, пока Честер бдительно наблюдал за ним. От мужчины доносился шлейф лосьона после бритья.

– Я подойду к вам через минутку, – прокричала Лейси новому клиенту, поспешив в другую часть магазина, где ее ждал мужчина в возрасте.

– Ваша рука в порядке? – спросил ее мужчина.

– Да, все хорошо, – она посмотрела на небольшую царапину на ладони, которая уже перестала кровоточить.

– Простите, что так спешно вас оставила. Мне нужно было, – она осторожно подбирала слова, – кое о чем позаботиться.

Лейси была решительно настроена не дать Тарин испортить ей настроение. Если она позволит соседке завладеть ее мыслями, это будет как мяч в свои ворота.

Скользнув за прилавок, Лейси заметила, что мужчина положил на него статуэтку.

– Я хочу ее купить, – заявил он.

– Но она разбита, – возразила Лейси.

Он явно просто пытался поступить порядочно, хотя у него и не было причин винить себя в том, что она разбилась. Это правда была не его вина.

– Она все равно мне нужна.

Лейси смутилась. Он действительно был настроен решительно.

– Давайте я хотя бы попытаюсь ее починить? – сказала она. – У меня есть суперклей и…

– Не стоит, – перебил ее мужчина. – Я хочу ее в таком виде, в каком она есть. Понимаете, теперь она еще больше напоминает мне о жене. Это то, что я собирался сказать, когда фургон наехал на ограничитель. Она была первой балериной Королевского общества балета с инвалидностью.

Он поднял статуэтку, вращая ее на свету. Свет упал на правую руку, которая все еще выглядела элегантно, несмотря на то, что заканчивалась щербатым краем в районе локтя.

– Она танцевала с одной рукой.

Лейси подняла брови и от удивления раскрыла рот.

– Не может быть!

Мужчина активно закивал.

– Правда! Разве вы не поняли? Это знак от нее.

Лейси не могла не согласиться. В конце концов, она сама искала призрак своего отца, поэтому была особенно чувствительна к знакам вселенной.

– В таком случае вы обязаны ее взять, – сказала Лейси. – Но я не могу взять с вас денег за нее.

– Вы уверены? – удивленно спросил мужчина.

Лейси широко улыбнулась.

– Конечно! Жена послала вам знак. Эта статуэтка ваша по праву.

Мужчина выглядел растроганным.

– Спасибо вам.

Лейси принялась заворачивать статуэтку в упаковочную бумагу.

– Давайте убедимся, что не потеряет другие части тела, ладно?

– Я вижу, вы устраиваете аукцион? – сказал мужчина, указывая на объявление на стене.

Вместо аляповатых написанных от руки объявлений, которые обычно оповещали жителей о ее аукционах, Лейси в этот раз сделала профессиональное. Оно было украшено морскими пейзажами, кораблями и чайками, с синей рамкой и клетчатыми бумажными флажками – декорациями, которые так любили в Уилдфордшире.

– Да, – сказала Лейси, ощущая расцветающую гордость в груди. – Это мой второй аукцион. Он посвящен исключительно антикварным предметам, связанным с морем. Секстанты. Якоря. Телескопы. Я буду продавать целый сундук сокровищ. Возможно, вы захотите прийти?

– Возможно, захочу, – ответил мужчина с улыбкой.

– Я положу вам листовку в пакет.

Лейси так и сделала, затем вручила мужчине его бесценную статуэтку через прилавок. Он поблагодарил ее и направился к выходу.

Лейси наблюдала, как старик вышел из магазина, тронутая его историей, а затем вспомнила, что ей нужно заняться еще одним клиентом.

Она посмотрела направо, переключая внимание на другого мужчину, но заметила, что он ушел. Он выскользнул тихо, незаметно, еще до того, как она смогла поинтересоваться, нужна ли ему помощь.

Лейси подошла к месту, которое он рассматривал, – нижняя полка, куда она положила коробки, заполненные товарами для продажи на завтрашнем аукционе. Записка, написанная почерком Джины, гласила: «Эти товары не продаются в магазине. Все будет продано с аукциона!» Она нарисовала что-то похожее на череп с костями, видимо, перепутав морскую тематику с пиратской. Оставалось надеяться, что клиент увидел табличку и вернется завтра, чтобы предложить цену за товар, который так его заинтересовал, что бы это ни было.

Лейси взяла одну из коробок с товаром, который еще не успела оценить, и понесла его к столу. Доставая одну вещь за другой и выкладывая их в линию на столе, она ощущала переполняющее ее радостное волнение. Ее последний аукцион был чудесным, но немного напряженным, поскольку параллельно она искала убийцу. Но этим она собиралась насладиться в полной мере. У нее наконец-то будет возможность применить свои навыки проведения аукционов, и она не могла дождаться!

Лейси как раз была в процессе оценки и составления каталога предметов, когда раздался резкий звук ее телефона. Немного раздраженная, она была практически уверена, что ее прервала ее младшая сестра Наоми, у которой случился кризис, связанный с детством без отца, Лейси взглянула на телефон, который лежал на прилавке экраном вверх. К ее удивлению, на экране высветилось имя Дэвида, ее с недавних пор бывшего мужа.

Лейси на мгновение застыла, всматриваясь в мигающий экран. По ее телу пробежал ураган различных эмоций. Они с Дэвидом ни слова друг другу не сказали со времен развода – хотя он, кажется, до сих пор разговаривал лишь с матерью Лейси – и решали все вопросы через своих адвокатов. Но чтобы он лично ей звонил? Лейси не могла представить причину, способную бы побудить его к такому шагу.

Против своей воли Лейси ответила на звонок.

– Дэвид? Все в порядке?

– Нет, не в порядке, – послышался его резкий голос – и миллион воспоминаний, погребенных ее в глубине памяти, взмыли в воздух, словно пыль.

Она напряглась, готовясь к ужасному потрясению.

– В чем дело? Что случилось?

– Твои алименты не пришли.

Лейси так сильно закатила глаза, что они заболели. Деньги. Конечно. Ничто не значило для Дэвида так много, как деньги. Одним из самых смехотворных аспектов развода было то, что она должна была выплачивать ему супружескую поддержку, поскольку зарабатывала больше из них двоих. Оказалось, что единственной причиной, заставившей его связаться с ней лично, было это.

– Но я настроила платежи в банке, – сказала Лейси. – Они должны списываться автоматически.

– Что ж, по всей видимости, у британцев свое понимание слова «автоматически», – надменно сказал он. – Потому что на мой счет не пришло ни копейки, а, как тебе известно, сегодня крайний срок! Поэтому я советую тебе немедленно связаться с банком и решить проблему.

Его тон напоминал тон директора школы. Лейси почти ожидала, что он окончит свой монолог фразой «глупая маленькая девчонка».

Она крепко сжала телефон в руке, изо всех сил стараясь не позволить Дэвиду вывести ее из себя. Не сегодня, за день до аукциона, который она так ждала!

– Какой мудрый совет, Дэвид, – ответила она, поддерживая телефон плечом, чтобы освободить руки и войти в онлайн-кабинет своего банка. – Я бы сама ни за что не додумалась.

Ее слова были встречены молчанием. Видимо, Дэвид никогда не слышал от нее сарказма, и это застало его врасплох. Она винила в этом Тома. Лейси быстро переняла английское чувство юмора ее нового кавалера.

– Ты несерьезно к этому относишься, – ответил Дэвид, наконец собравшись с мыслями.

– А стоит? – ответила Лейси. – Это просто банковская ошибка. Скорее всего, я смогу решить этот вопрос до конца дня. На самом деле, да, у меня тут предупреждение в учетной записи.

Она кликнула на маленькую красную иконку – и на экране появилась информация: «В связи с выходными днями в банке все автоматические платежи, которые приходятся на воскресенье или понедельник, будут зачислены во вторник».

– Ага. Вот оно что. Я знала, что там ничего сложного. Выходной в банке, – она замолчала и посмотрела в окно на толпу проходящих мимо людей. – То-то мне показалось, что на улицах сегодня много народу.

Она практически слышала, как Дэвид стиснул зубы на другом конце провода.

– Это на самом деле чрезвычайно неудобно, – выпалил он. – Мне тут нужно по счетам платить, знаешь ли.

Лейси взглянула на Честера, нуждаясь в соратнике в этой особенно утомительной беседе. Он поднял голову, лежавшую на лапках, и вскинул бровь.

– А что, Фрида не может одолжить тебе пару миллионов баксов, раз ты на мели?

– Ида, – исправил ее Дэвид.

– Лейси хорошо было известно имя новой невесты Дэвида. Но они с Наоми привыкли называть ее полумесячной Фридой, ссылаясь на то, как быстро эти двое обручились, и Лейси не могла называть ее иначе.

– И нет, – продолжил он. – Ей не придется. И кто вообще рассказал тебе об Иде?

– Моя мама могла обронить что-то такое раз-другой. Ну, или двадцать. Зачем ты вообще общаешься с моей мамой?

– Она была частью моей семьи четырнадцать лет. Я не разводился с ней.

Лейси вздохнула.

– Да, наверное. Так каков план? Вы втроем пойдете на маникюр-педикюр?

Теперь она пыталась вывести его из себя и не могла остановиться. Это было довольно весело.

–Ты несешь чушь, – сказал Дэвид.

– А что, разве она не наследница империи накладных ногтей? – спросила она с наигранной невинностью.

– Да, но тебе не стоит так о ней говорить, – сказал Дэвид таким тоном, что у Лейси перед глазами тут же возникла его недовольная физиономия.

– Я просто размышляла о том, как вы втроем можете провести время вместе.

– С ноткой критики.

– Мама говорила, она молодая, – сказала Лейси, меняя тему. – Двадцать. То есть, я думаю, двадцать – слишком мало для мужчины твоего возраста, но, по крайней мере, у нее было целых девятнадцать лет, чтобы понять, хочет она детей или нет. В конце концов, для тебя крайний срок – тридцать девять.

Едва произнеся эти слова, Лейси осознала, как она сейчас напоминает Тарин. Она вздрогнула. Хотя она не имела ничего против манер Тома, которые она переняла, Лейси уж точно не хотела быть похожей на Тарин!

– Прости, – пробормотала она, отступая. – Это было неуместно.

Дэвид выдержал паузу.

– Просто пришли мне деньги, Лейс.

В трубке повисла тишина.

Лейси вздохнула и отложила телефон. Несмотря на весь негатив, которым был пропитан разговор, она была решительно настроена не дать испортить себе настроение. Дэвид был в прошлом. Она построила новую жизнь здесь, в Уилдфордшире. К тому же, то, что Дэвид завязал отношения с Идой, было даже к лучшему. Как только они поженятся, Лейси больше не придется платить алименты – и проблема будет решена! Но зная свою удачу, Лейси чувствовала, что это будет очень долгая помолвка.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru