Школа Богов

Евгений Владимирович Сивков
Школа Богов

От автора

Всё, о чем рассказано в этой книге, произошло со мной в этой жизни, на этой планете, в наше время. Видимо там, наверху, решили, что именно мне, обычному налоговому консультанту, суждено пройти через всё это. А потом ещё и дали возможность об этом написать. Возможно, в чем-то я слишком прямолинеен, поэтому кто-то подумает, что я переработал, а другие вообще скажут, что такого не может быть. Но прошу вас, не делайте скоропалительных выводов! Это единственная просьба, с которой я обращаюсь к моим благодарным читателям.

Итак… Каждый хотел бы встретить Бога и спросить его о наболевшем. Мне посчастливилось! При этом я не ушел в монастырь, не ушел в себя, не поменял свою одежду, прическу, друзей, по-прежнему пью кофе по утрам и начинаю день с мысли, что мне повезло – я проснулся!

Глава 1. Моя жизнь

Удивительное ощущение: жизнь моя разделилась на две части. Всё, что было до этого, и после. Смотрю на людей и дома, на небо и землю – словно кто-то добавил новые, дополнительные, странные цвета и звуки в мою жизнь. Я сижу в своем офисе на Гиляровскрого, 12. У нас тут постоянные пробки. Вижу из окна водителей машин, прохожих, спешащих по своим делам, рябину возле порога. Теперь мне кажется, что раньше я ничего этого не видел. Нет, видел, но как-то по-другому. Вернее, смотрел на мир, но не замечал каких-то очень важных деталей…, наверное.

Сегодня я, как обычно, выпил уже с десяток чашек кофе. Но вместо желанной бодрости пришло ощущение тяжести. Я устал. Устал вглядываться в лица проезжающих и проходящих мимо, устал искать то, что может напомнить её. В спортзал я не ходил уже несколько месяцев. Она сказала, что найдет меня. Когда и где? Может быть, она имела в виду одну из наших следующих жизней? Не знаю… Вот идет девушка, и я пытаюсь через тонированное стекло офисного окна разглядеть её лицо. Нет, не она. Её я узнаю даже на расстоянии тысячи километров. Без всякого телескопа, сердцем. А вдруг она изменилась, и уже не та, что прежде? Ведь я-то изменился за эти 9 месяцев 12 дней и уже 3 часа 20 минут. Через два часа у меня самолет, и я улечу отсюда, улечу, чтобы больше не вернуться. Если получится. Я нажал на клавишу, и текст с моей историей ушел…, теперь всё…, пришло смс…, такси ожидает…, теперь точно всё, я больше не могу…

Глава 2. Очередной город, очередной аэропорт

Всё было как обычно, всё было как всегда: очередной город, очередной аэропорт, такси, семинар, вечер с клиентами. Сегодня это Петропавловск-Камчатский, а на следующий день меня ждёт визит к подножию действующего вулкана. Я привык к тому, что особо любознательные или просто «русские душой» люди частенько приглашают меня после семинара на обеды или экскурсии. С одной стороны – это классический повод для более тесного знакомства, а с другой – можно получить консультацию у заезжей знаменитости, получить ответы на многочисленные вопросы о нашем непростом налоговом законодательстве. В вертолёте, отбывающем по маршруту «Петропавловск-Камчатский – вулкан Толбачек» оказалось лишнее место. Кто-то из заявленных экскурсантов в последний момент не смог добраться до Камчатки из Москвы. Бывает. Всё-таки всю страну надо пересечь, далековато от первопрестольной до Тихого океана. Так что один из новых «русских душою» знакомых любезно обеспечил мне это место, предварительно снабдив зимней амуницией, это уж само собой разумеется: дальневосточное гостеприимство обязывает. Самыми прикольными оказались огромные сапоги, которые были экипированы специальными шнурками, чтобы снег внутрь не попадал. Цвета они были темно-желтого. Говорят, что такой цвет прибавляет настроение, особенно на фоне унылых заснеженных пейзажей. А если потеряюсь – с вертолёта издалека будет видно, по крайней мере, мою обувь.

В салоне вертолёта расположились несколько семейных пар: две заграничные и чета соотечественников из Санкт-Петербурга. И всю дорогу они с важным видом рассуждали о том, что потраченные ими деньги стоят тех приключений, которые ожидают нас у залитого потоками лавы подножия вулкана. По нескольку миллионов они отвалили, однако! Крутой подарочек мне достался! Иностранцы летели в обнимку с коробками, в которых, опять же если судить по разговорам, находилась какая-то хитрая аппаратура. Люди подготовились основательно. А я сидел в своих желтых сапогах, с чемоданом на коленях. Это мой постоянный спутник во всех командировках. В нем проживают тапки, зубная паста и прочие холостяцкие вещицы вечного скитальца. И верный комп, который тоже много лет сопровождает меня по городам и весям необъятной Родины. И больше ничего. Хорош путешественник, скажете вы. В таком виде в ближнее Подмосковье выезжать не стоит, а он так, по-простецки, в гости к вулкану направился. И ведь я не мог предположить, что уже через десять часов буду стоять раздетым на краю пропасти в желтых сапогах, укрываясь от летящих со всех сторон камней вот этим самым верным чемоданом! Однако, давайте по порядку…

Глава 3. Лазарь Гаврилович

Имя, фамилия и отчество даются человеку не просто так. Это отражение кармы в паспорте. Лазарь Гаврилович Гаврилов – рычащие звуки «эр», громыхающие «гэ» просто созданы для человека решительного характера, смелого и энергичного. Уже в двадцать пять лет он заслужил прозвище Дед. И виной тому была не только борода-лопата, как у старинных русских бояр. Крутого нрава этого сухощавого, жилистого мужчины побаивались даже самые отчаянные хулиганы.

Начинал свою карьеру Гаврилыч счетоводом в совхозе. Однажды, при выяснении судьбы пропавшего сельхозинвентаря и пары мешков картошки, он сломал подозреваемым деревенским пьянчугам пару челюстей и выбил десяток зубов. После чего районное начальство перевело его «от греха подальше» на менее опасную с точки зрения вероятности причинения окружающим телесных повреждений должность совхозного ветеринара. Ещё в молодые годы будущий Дед предусмотрительно получил сразу два образования: окончил бухгалтерскую школу и ветеринарное училище. На новой должности он проявил себя самым добросовестным работником: совхозное стадо содержалось в идеальном порядке, все прививки делались вовремя, рацион животным был составлен по всем правилам науки. Ни один конюх или телятник не смел плохо обращаться с вверенным его заботам поголовьем. У Деда не забалуешь – это все накрепко усвоили с того памятного случая, когда три деревенских оболтуса на месяц лишились возможности полноценно пережёвывать закуску к самогону. А к тридцати годам Дед выслужил себе руководящую должность: стал начальником районной ветеринарной лечебницы. Для чего Лазарь Гаврилович обзавёлся огромной бородищей? Спросить его об этом осмелилась только жена, на которой он женился в те же тридцать лет. «Просто захотелось», – пожал плечами Дед. Такой уж человек был Лазарь Гаврилович: от жизни хотел он не очень много, но, если уж чего-то ему в голову втемяшивалось – в лепёшку расшибался, а цель воплощал в реальность.

На пенсию Лазарь Гаврилович вышел в семьдесят лет. Пришла пора – похоронил свою благоверную. Сын, давным-давно уехавший в Москву, видно, совсем забыл о своем родителе, и единственной близкой душой стала ему внучка, которая иногда позванивала Деду.

И вот в это самое время он принял решение реализовать свою давнюю мечту, стать лётчиком. Точнее – вертолётчиком. Ещё в молодые годы он по телевизору передачу научно-популярную видел, там наглядно объяснялось, как при помощи горизонтального винта создаётся подъёмная сила, для чего нужен хвостовой пропеллер, почему вертолёт не может развивать скорость свыше 500 км в час и много других интересных сведений сообщалось. Вертолёт запал Гаврилычу в душу. За несколько десятков лет он собрал солидную коллекцию марок, на которых были изображены практически все модели существующих в мире российских и зарубежных вертолётов. И вот после выхода на пенсию Гаврилыч решил научиться летать на этой чудо-машине. Время пришло.

Нашёл в Интернете адрес лётной школы и, не откладывая дела в долгий ящик, отправился туда. То, что для этого ему пришлось добираться до Камчатки, Деда не смущало. Он хотел учиться только в самой лучшей школе, а она находилась именно там. Значит, надо ехать на Камчатку. Ему не стали говорить, что он сумасшедший. Просто отправили на медкомиссию. Разумеется, в семьдесят лет справку для поступления в лётную школу получить невозможно. Чуда не произошло. Но Гаврилыч и на этот раз проявил своё фирменное упорство, помноженное на житейскую смекалку. Его покойная бабка говаривала: «Если тебе от человека что-то нужно, ты улыбнись ему тихо и попроси об одолжении». Под просьбой об одолжении сметливая бабка Гаврилыча понимала приношение в виде шматка сала и бутыли самогонки. Дед завет помнил, но понимал прекрасно, что времена изменились. Брать «борзыми щенками» стало неудобно, большинство современных граждан предпочитают наличные. Он тихонько зашёл в кабинет начальника лётной школы, скромно улыбнулся и бочком подошёл к столу, за которым располагался главный вертолётчик Камчатки.

«Будьте так любезны, сделайте мне, пожалуйста, одолжение», – произнес он в бороду и как бы ненароком уронил на поверхность стола прямоугольный брусок, завёрнутый в синий платок. «Что это?», – поднял брови начальник школы.

«Гостинчик от меня, сальца шматок. Очень вкусно», – скромно промолвил Дед.

Начальник начал разворачивать пакет, но тут же прекратил эту процедуру: его взору предстал уголок пачки сторублёвых купюр. Брови начальника взлетели ещё выше, но он сумел совладать с собой и, неуклюже двинув локтем, уронил пакет в ящик стола. Вертолётчик не был опытным взяточником, но его иногда подводила любовь к азартным играм. А вчера, как назло, ему очень не повезло в местном подпольном казино. Рулетка, будь она неладна! «Ладно, чем смогу – помогу, Лазарь Гаврилович».

Деду было выдано удостоверение слушателя лётной школы. Но, поскольку медицинские противопоказания не позволяли ему превратиться в полноценного курсанта, а начальник категорически не хотел идти под суд за серьёзное нарушение лётного регламента, Гаврилычу было позволено посещать теоретические занятия, заниматься на тренажёрах и летать третьим – вместе с инструктором и полноправным курсантом.

 

С тех пор лучшего ученика в школе не знали. Теория и упражнения на тренажёрах давались Деду идеально, здесь он был первым на своём курсе. Каждую ночь, перед тем, как заснуть, Дед прокручивал в памяти все действия инструктора во время учебных полётов. Через полгода Гаврилыч был уверен, что сможет самостоятельно поднять в воздух машину и совершить на ней не очень долгий полёт. Лишь бы здоровья хватило. А давление, между тем, пошаливало. Хотя бывший ветеринар тщательно следил за своим здоровьем и выполнял все предписания врачей. Возраст, что поделаешь. И в один прекрасный момент Дед понял: если в ближайшее время он не осуществит свою мечту – ему просто не хватит для этого сил. Была – не была, решил Дед и принялся за осуществление хитрого плана.

Для очистки совести он вначале поинтересовался: застрахованы ли вертолёты. Получив положительный ответ, он приступил к следующей фазе. Завёл близкое знакомство с охранниками, постоянно дежурившими на лётной площадке. Благо, работали там люди пожилые, им было о чём поговорить с Дедом: вспомнить старые времена, поворчать по поводу современных нравов. Пускали его на лётное поле без проблем: Дед регулярно просил осмотреть тот или иной вертолёт на предмет более глубокого изучения теории.

И вот, в тот самый день, когда я прибыл к подножию Толбачека, мечта Лазаря Гавриловича сбылась. Он летел! Свободный, как птица. Аккуратно огибая сопки, уверенной рукой Гаврилыч вёл послушный его воле вертолёт на север. Быстрее, ещё быстрее! Боже, вот оно – счастье! Душа его пела. Ещё одна сопка, ещё один вираж, и перед взором очарованного Деда предстало изумительное зрелище: потоки лавы, заливающие бескрайние просторы. Ярко алое на чёрном! Чудесное сочетание, просто волшебная гамма! С нами такое часто бывает: только-только достигаешь экстаза, грудь переполняют мощные чувства, сердце готово выпрыгнуть из грудной клетки от восторга. Опускаешь взор долу – бац, всё кончилось.

Гаврилыч опустил взгляд – бац! Он увидел мужчину в желтых сапогах и в одних трусах. Человек пытался заслониться небольшим чемоданчиком от жара, протекающего в пятидесяти метрах от него потока лавы. Алая лава, чёрный пепел, жёлтые сапоги. «Тоже красиво», – подумал Гаврилыч, которого романтическое настроение покинуло ещё не до конца.

Рейтинг@Mail.ru