Как опоздать на собственную смерть

Евгений Владимирович Сивков
Как опоздать на собственную смерть

Все, что изложено в этой книге, является авторской интерпретацией огромного количества научной и научно-популярной информации, собранной из различных источников и поданной в художественной форме.

Вымышленные герои произведения на протяжении повествования сталкиваются с фактами, давно признанными мировым сообществом, что делает данную книгу уникальной с точки зрения подачи серьезной информации в форме научно-популярного рассказа.

Глава 1. О призраках

…на небе ни облачка. Океан спокоен и бесконечен. При ярком свете он кажется хрустально-прозрачным и легко касается боком небесной синевы. еле различимый горизонт запорошен робкой дымкой, а бодрый ветерок гуляет по бескрайнему простору, играя волнами. Лаконичный пейзаж, как и положено, дополняет красавица яхта. Она гордо идет по ветру, уверенно рассекая волны своей грудью, но вот неожиданный порыв вдыхает новую жизнь в ее паруса, судно осуществляет маневр и продолжает движение, только теперь уже в обратном направлении.

Яхтой никто не управляет. Солнце заливает палубу, поблескивает золотом то тут, то там, подчеркивая и без того заметные невооруженным глазом роскошь и хороший вкус хозяина. Приблизившись, можно разглядеть дорогую отделку, пушистые полотенца на шезлонгах, а оказавшись еще ближе – бокалы с шампанским и вазы с фруктами.

Но что-то не так. При всей безмятежности в воздухе витает странное ощущение опасности. Глаз пытается выхватить всё более мелкие детали и натыкается на спящего тойтерьера. Песик валяется на палубе, неестественно раскинув тоненькие ножки. нет, он не спит. Остекленевшие глаза смотрят не мигая, язык вывалился изо рта, пена присохла к доскам. Он издох… Причем довольно давно. Оторопь охватывает от этого зрелища, а взгляд судорожно ищет что-то, что опровергнет или подтвердит страшные догадки. Так вот же оно. Будто стараясь погладить тойтерьера, из-за рубки тянется женская рука. Холеные пальцы украшают дорогие кольца, рукав шелковой блузы элегантно откинут, видны бледная аристократическая кожа и большой золотой браслет с бриллиантами. Вот только хозяйки руки нигде не видно. рука валяется здесь сама по себе, а в районе плеча кремовая блуза перепачкана чем-то темно-бурым. Это запекшаяся кровь. Тела нигде не видно, но по хаотично разбросанным на палубе кускам кремовой материи становится понятно, что его просто разорвало в клочья. За несколько дней кровь высохла, и раскраска палубы стала пятнистой, что издалека можно даже принять за креативный дизайн. Вскоре придирчивый взгляд находит и другие свидетельства трагедии. Тела остальных пассажиров уже нельзя назвать телами. Это бесформенные разлагающиеся массы мертвой плоти. Они, то ли изуродованы страшным чудовищем, порвавшим их на куски и разбросавшим недоеденные останки по палубе, то ли стали жертвами мощного взрыва, уничтожившего все живое. а вот мертвая птица. а рядом не мертвая – умирающая.

Буквально минуту назад, прельстившись легкой добычей, она спикировала на палубу. ничего не подозревающая чайка не успела сделать даже пару клевков. несчастную птицу практически вывернуло наизнанку. Пена и кровь показались из клюва, а потом и непонятная черно-красная масса, до этого бывшая ее желудком, сердцем и прочими внутренними органами. Бедолага будто кипит внутри и умирает в страшных страданиях. если задаться целью, то на палубе можно обнаружить еще много таких же страдалиц в разной степени разложения. Попав сюда, они все исполнили один и тот же страшный ритуал, итогом которого была гибель. Все живое, приближаясь к судну, прощается со своей жизнью. Мертвый корабль окутывает облако смрада. Пахнет даже вода. Как банки, привязанные к машине новобрачных, серебристым шлейфом тянутся за кораблем дохлые рыбы. Попытки соплеменников подкормиться приводят к одному и тому же результату – вода в изобилии принимает рыбьи кишки, хвосты и плавники, изуродованные рыбьи тела в предсмертной агонии барахтаются возле яхты, дополняя общую картину ужаса.

Яхта плывет. Еще один поворот. Куда теперь гонит ее ветер? К каким берегам белоснежная красавица несет вместе со зловонием свой обезображенный груз? Но пока яхта плывет…

Глава 2. Загробный мир

Будний день, вечер. Алена надеялась, что перелет из Милана в Москву на самолете итальянской компании Alitalia позволит ей еще разок подумать о последних событиях ее жизни.

– Будто мне недели не хватило! – посмеивалась она над своим намерением.

Итак, несколько стандартных телодвижений: сумка под кресло впереди, небольшой чемоданчик, не дожидаясь помощи, в багажную полку над головой, усесться в кресло, заранее застегнуть ремень. А теперь выдохнуть. Всё! Она на месте! Можно оглядеться…

Так она и сделала. Довольно пустой салон предвещал спокойный полет. Ни шумных компаний, ни привередливых пассажиров, которые будут надоедать стюардессам и напрягать всех остальных. Что ж, а теперь…

Ее взгляд упал на кресло у окошка.

– Так… – отметила она про себя, – а «вечер перестает быть томным». То есть скучным – по соседству от нее сидел мужчина. Алене хватило нескольких секунд, чтобы оценить «объект»: на вид лет тридцать, хотя, возможно, и меньше. Хорошо сложен, форму поддерживает, дорогой костюм говорит о том, что перед ней состоявшийся… скорее всего бизнесмен. Неплохо для начала. Странным показалось только одно: мужчина с детским восторгом реагировал на все происходящее вокруг. Но кто знает, быть может, ей это только показалось.

Алена скрыла свой интерес и приготовилась к развитию событий, ведь если две «сюжетные линии» сходятся в одной точке, значит, что-то обязательно произойдет. Так всегда рассуждала девушка. И очень скоро она поняла, что и на этот раз не ошиблась.

Не угадала она другое.

Спустя минут пятнадцать самолет подвергся нашествию возбужденной толпы. Это были представители российской делегации. Алена оцепенела, узнав цель их визита в Италию. Из громких разговоров и рекламных проспектов, торчащих из тяжеленных сумок, она вдруг поняла, что едут они ни много ни мало с «гробовой» выставки. В подтверждение наблюдений один из пассажиров сунул ей практически в нос толстый глянцевый каталог, название которого в переводе с итальянского означало что-то вроде «Загробный мир».

Алена поежилась. Она не страдала аэрофобией1, но полет в такой компании невольно наводил на мрачные мысли. В довершение всего ей «безмерно повезло» со вторым соседом.

«Кажется, я попала!» – подумала Алена, с опасением поглядывая на уже слегка раскрепощенного алкоголем паренька. Он на «все сто» был не против пообщаться с «милыми дамами» и, устраиваясь на своем месте, без всякого стеснения разглядывал Алену, как хомяка в аквариуме.

– Вот черт! – выругалась Алена. – Он же мне весь полет будет мозг выносить. Нет чтобы тот, у окошка, оказался таким общительным, – расстраивалась девушка.

Шумные пассажиры наконец-то расселись по местам. Стюардессы выдохнули с облегчением. Натужный гул моторов оторвал самолет от земли, все дружно пережили взлет и, расслабившись, занялись своими делами. То есть продолжили громко обсуждать увиденное, делиться впечатлениями и потихоньку заправляться выпивкой, принесенной из дьюти-фри.

В оценке своего соседа справа Алена не ошиблась. Отхлебывая текилу, он становился все более раскрепощенным. Паренек не дождался от симпатичной пассажирки «тайных знаков», которыми, по его мнению, все женщины завлекают понравившихся мужчин. В том, что он ей понравился, сомнений у парня даже не возникло. И тут наш авиационный Казанова решил перейти в открытое наступление.

– А ты знаешь, кто я? – пассажир гордо смотрел на соседку.

Не особо горя желанием стать хранителем этой тайны, Алена изобразила безразличие.

– Димон! – пассажир оглянулся назад и поискал глазами этого самого Димона. Тот оказался на кресле сзади.

– Димон! Вот подтверди, а то девушка не верит, что я самый известный танатолог2 в стране.

Димон рассмеялся и что-то пробурчал в ответ.

– Ну и фиг с тобой! – обиделся «самый известный танатолог в стране».

– Я с самой Смертью общаюсь на «ты», а он только тапочки да подушки для своих клиентов выбирает, – произнес он, обращаясь уже к Алене.

Алена подняла глаза к потолку.

– А можно без этих подробностей?

Непроизвольно Алена старалась отодвинуться подальше от назойливого парня.

– Нет! Но вы поймите! Я занимаюсь такими проблемами, которые всех рано или поздно коснутся! И вас, кстати, тоже! А вы не хотите слушать! – почти со злостью проговорил сосед.

– Димон! – он опять оглянулся, не нашел товарища на месте, подскочил и проследовал в хвост самолета. Видимо, текила попросилась наружу.

– Хоть пять минут от него отдохну, – вслух обрадовалась Алена.

– Вас спасти? – второй сосед с улыбкой глядел на нее.

– Полцарства за коня и любое желание за спасение! – ответила «несчастная жертва».

– Ух, ты! – на лице мужчины отразились интерес и удивление. – Тогда ловлю вас на слове.

Алена кивнула, а ее вероятный спаситель поднялся с кресла и тоже направился в хвост.

Он столкнулся с танатологом у туалета.

– А ничего девчонка? – парень сопроводил фразу глупым подмигиванием.

 

– Ничего! – согласился мужчина. – А ты знаешь, что это моя жена?

– Да ты что! – испугался собеседник.

– Просто мы сейчас немного повздорили, вот она со мной и не разговаривает.

– А-а-а! – расстроенно протянул танатолог и как-то разом поник.

Оба вернулись на свои места.

Когда они расселись, Алена заметила странную перемену в своем назойливом соседе. Теперь он даже не смотрел в ее сторону и делал вид, что пол в проходе для него куда более привлекателен, чем его соседка. Вскоре он сладко захрапел.

Алена и обрадовалась, и удивилась. Как понимать такую перемену, она не знала.

– Не удивляйтесь! —другой ее сосед ответил на эти мысли.

– Вы его… заколдовали?

– Нет, но есть один способ! – улыбнулся он.

– Скажите!

– Услуга за услугу! Помните?

– Идет! – развеселилась Алена. – Что я должна сделать в обмен на тайну моего спасения?

– Я дам вам прочитать один текст, а вы дадите оценку.

– О’кей! Дашь-на-дашь получается! – рассмеялась Алена. – И как вы меня вычислили?

Сосед удивленно поднял брови.

– Я главред журнала, и это – моя работа. Давайте свой текст! Но я строгая! – кокетливо пояснила она.

– Тем лучше, – ответил мужчина и протянул ей несколько листков, исписанных практически каллиграфическим почерком. Алена снова удивилась, ей давно не доводилось видеть рукописные тексты.

Она стала читать, а когда закончила – подняла глаза. В них читались ужас и отвращение и пока еще незаданный вопрос.

– Что вы скажете? – автору не терпелось получить рецензию.

– Жутковато! – не скрывая своих чувств, ответила Алена. – И это начало книги?

– Да! – последовал ответ. – А может быть… конец!

Последние слова были произнесены с явной ноткой сомнения.

– И это все? А где дальнейшее развитие событий?

– Будет! Хотите знать?

– Да, пожалуй! Все-таки начало интригует! – стараясь не выделываться, кивнула в знак согласия Алена.

– Хорошо. Тогда скоро узнаете!

После они обменялись еще несколькими фразами, потом погрузились каждый в свои дела. Он листал журнал, а она все думала. Подпившие пассажиры угомонились, и в салоне наконец наступила тишина. Шум мотора, похрапывание соседа справа… Алена задремала.

– Любимая!

Алена стоит посреди улицы и оглядывается по сторонам: кто ее звал? Вдалеке она видит чью-то спину. Это спина Макса. Слезы наворачиваются на глаза, ей так не хочется оставаться одной. Она бросается вдогонку, воздух врывается ей в легкие и раздирает их. От усилий боль в груди становится все нестерпимее. Но это еще не все! В следующий миг она понимает, что провалилась в топкую жижу. Ноги не чувствуют дна, еще чуть-чуть, и она не сможет дышать. Но это сейчас не важно. Сейчас нужно спасти кого-то очень ей дорогого, – шлепая одной рукой по липкой поверхности, другой она прижимает к груди маленькую девочку. Ужас приближающейся смерти и неспособность спасти своего ребенка вырывают из горла Алены истерический крик. И Макс слышит ее.

Он оборачивается и подходит к краю трясины. Алена чувствует тепло, исходящее от него, всем телом подается вперед и протягивает ему дочку. Сильные руки подхватывают маленького человечка. Аленины глаза светятся счастьем. С души сваливается невыносимый груз, и она делает вдох. Такое ощущение, что она глотает эликсир жизни, пьет его жадными глотками. В голове обрывки мыслей: все… теперь все позади…это спасение…

И вот он протягивает ей руку. Их пальцы встречаются, экстаз освобождения прокатывается горячей волной по всему телу.

– Кристина? – Макс смотрит на нее нежными глазами…

Сердце сделалось огромным, как мяч, и расперло грудь. Казалось, что сейчас оно взорвется, разрывая в клочья грудную клетку. Жижа вместо клейкой, стала скользкой, как масло. Как невесомый шелковый платок, пальцы Алены выскользнули из его руки. Боль в груди невыносима, но теперь к ней присоединилась еще и тяжесть в желудке. Физические страдания, которые она ощущает, заставили ее застонать. Жижа коснулась подбородка, еще несколько сантиметров… Алена перестала биться и снова душераздирающе закричала…

Проснулась она то ли от собственного крика, то ли от удара шасси о землю.

В голове роились события недавнего прошлого: расставание с любимым, как ей казалось, мужчиной, рухнувшие мечты о семейном счастье и еще что-то неосознанно приятное, но сомнительное и эфемерное. Как теперь понимала Алена, эта неделя в Италии не исправила положение. Она возвращалась в Москву прямиком к своим проблемам и неразрешенным противоречиям. Единственное, что было для нее совершенно ясно, – мужчина, назвавший ее чужим именем, для нее не существует.

Самолет приземлился, пассажиры вышли из салона и разбрелись по аэропорту. Каждый шел своей дорогой…Но пути некоторых пересекались.

Глава 3. Не тормози…

«Вот зараза!» – злобно прошипела Алена и со всей силы швырнула телефон в открытую сумку.

– Это я не вам! – не меняя эмоциональной окраски, добавила она и подняла голову.

Перед ней стоял мужчина – в зоне видимости сидящей Алены находилось как раз то, что необходимо для определения половой принадлежности.

– Ого! – не скрывая удивления, выдохнула девушка, узнав в нем своего соседа по самолету.

– Вы прямо как Сабонис бросаете! – рассмеялся мужчина – У вас все в порядке?

Возможно, тут надо было ограничиться лишь дежурным ответом, но Алена была разгневана, а в таком состоянии скрывать свои эмоции она не умела.

– Все просто великолепно! – набирая в легкие воздух, она сделала небольшую паузу. – Конечно, если не считать того, что я на аэроэкспресс опоздала. Вот теперь сижу тут как дура, пытаюсь найти визитку таксиста.

– Кстати, меня зовут… Стас! – мужчина немного замялся, будто вспоминал свое имя.

– Алена! – коротко ответила девушка.

– Может, вас подвезти? У меня здесь машина.

– Подвезите! Или это вы из вежливости?

– Так едем?

Мужчина не стал дожидаться ответа, прихватил за ручку чемоданчик Алены и направился к выходу из аэропорта. Алена поспешила за ним.

– Подождите меня здесь. Я машину со стоянки заберу.

Алена кивнула и осталась стоять на тротуаре, а Стас исчез в темноте.

Минут через пятнадцать, когда она уже начала волноваться, к ней подкатил огромный черный джип.

– Автомат купюры не хочет глотать! – пояснил свою задержку Стас.

Алена улыбнулась и запрыгнула в машину.

«В салоне уютно, ночное шоссе позволяет выжать максимальную скорость. Все замечательно! Но надо о чем-то говорить. Или не говорить… – раздумывала Алена. – А, ну и пусть… Я все потеряла, так к черту табу и предрассудки и… будь что будет!»

Тут Алена задумалась, но вскоре от мыслей ее отвлек телефон – он зверски дергался в сумке, пытаясь привлечь к себе внимание. Она нашарила его и уже хотела поднести к уху, как под колесо попал предательский камень. Машину тряхнуло, и девушка выпустила мобильник из рук, как рыбак золотую рыбку.

«Ах, чтоб тебя!» – Алена, как та самая рыбка, нырнула за мобильником под ноги водителю.

Настырно пытаясь нашарить аппарат на полу, она вдруг поняла, что практически лежит на коленях у Стаса.

– Ты что там делаешь?

Алена не поняла, злится он или смеется.

– Пока ничего! – ответила она, еле сдерживая хохот.

– Тебе там удобно?

Все-таки он смеялся.

– Да, ты только не тормози!

Они даже не заметили, как перешли на «ты».

– Почему не тормозить?

«По кочану!» – мысленно ответила Алена, раздумывая о том, как, наверное, сложно ему вести светский разговор в присутствии симпатичной женской головы в непосредственной близости от «грани фола».

Но Стас думал вовсе не о светских разговорах. Ее тело он чувствовал всеми клетками.

«Интересно, а как она отреагирует, если ей предложить…» – размышлял он, глядя в Аленин затылок.

Но предложить он не успел. Еще одна кочка сделала свое дело. Критическое расстояние стало еще меньше. А дальше сработало правило магнита – оба почувствовали возбуждение и угадали взаимное согласие продолжить игру.

В следующий момент Стас услышал тихий смех и почувствовал, что молния на ширинке поползла вниз.

«Интригующе!» – подумал он.

В этот момент Алена слегка подняла голову и посмотрела на водителя. В ее огромных глазах светилась гремучая смесь азарта и страсти, и казалось, что они стали бездонными.

У Стаса мурашки пробежали по спине от этого взгляда. Он почти инстинктивно сполз по сиденью ниже, облегчая доступ к «грани фола». Потом он понял, почему одной ноге стало тяжело – Алена больше не упиралась в сиденье, она освободила руки и стала возиться с ремнем.

– Тебе помочь?

Она лишь помотала головой и мастерски справилась с пряжкой. То, что она освободила из плена одежды, удостоилось ее более чем одобрительного возгласа. Предчувствие чего-то необычного, весьма неординарная ситуация и предвкушение удовольствия сделали свое дело – результат был у Алены перед глазами. Вот тут-то, удержавшись от эпитетов, подходящих разве что героине порнофильмов, она выдохнула:

– Ого, да он, наверное, сексом сто лет не занимался!

«Как эскимо…» – промелькнуло в голове у Стаса, когда Алена погладила «ого» языком так, будто ела мороженое. А потом она мягко обхватила губами конец эскимо и слегка сжала. Стас забыл про педаль газа, но совсем отключиться от дороги все-таки себе не позволил.

Алена освободила рот и что-то тихо прошептала.

– Не тормози и не кончай! – расслышал Стас.

А после она вернулась на исходную позицию, и уж если продолжать сравнивать некоторые органы мужского тела с эскимо, то теперь оно почти целиком оказалось у Алены во рту, при этом лизать его она не переставала.

– Я так долго не протяну! – проговорил Стас, сдерживаясь из последних сил.

– Не спеши! Дотянешь до дома – получишь приз! – заговорщическим тоном прошептала Алена, ненадолго прервав свое занятие. Но по тому напряжению, которое она почувствовала в его теле, поняла, что словами тут не поможешь.

В следующий миг Стас вскрикнул от боли и неожиданности.

– Ты что делаешь?

– Возвращаю тебя с небес на землю! – рассмеялась Алена, выпуская из зубов его ляжку.

– Больно же!

– Зато действенно! – продолжала смеяться девушка. – Не тормози и не кончай, а то снова укушу!

– Ладно, еще посмотрим, кто кого! – хитро улыбнулся Стас, потирая укушенное место.

Его рука скользнула по Алениной спине и пробралась под ремень брюк. Мысленно он сказал «горячее спасибо» просторным джипам, потому что дотянуться смог только до того места, где кончается поясница и начинается ложбинка, которую так любят открывать низко сидящие джинсы. Алена попыталась засмеяться, не выпуская эскимо изо рта. В ответ на его движение она придвинулась ближе и расстегнула свой ремень.

– Все! Мы едем ко мне! – сказал Стас, утопив педаль газа.

Глава 4. Неслучайные совпадения

Яркий свет заливал комнату. В незашторенное окно врывался ураган солнечных лучей, которые забирались практически в каждый уголок, шарили по полу, играли с хрусталиками на люстре, путались в мягком ворсе ковра.

Алена отвернулась от окна и натянула одеяло на голову, стараясь спастись от этого солнечного шквала. Но день, вступивший в свои права, не потерпел подобных уклонений. Вслед за светом он вдохнул в окно ветер и, сдув пару листков с рабочего стола, наполнил комнату ароматами ранней осени. Противостоять такому жизнеутверждающему порыву было просто невозможно!

Девушка сопротивлялась еще несколько минут, но потом сдалась и встала с постели. Что-то пробурчав себе под нос, скорее всего ругательства, она первым делом включила телевизор, а потом направилась в ванную.

«Стоп! Не нужно ничего ждать! Не трави себе душу!» – уговаривала она сама себя, глядя в зеркало.

Она вспомнила своего знакомого с его жутковатым рассказом, их «случайную» встречу в аэропорту, поездку до дома, а уж когда она вспомнила их ночные упражнения уже в квартире, от своего коронного «ого» Алена не удержалась и улыбнулась загадочной улыбкой. По телу пронеслась волна приятных ощущений, которые слегка возбудили ее, и она даже пожалела, что ее вчерашнего знакомого с его эскимо нет рядом. Но все же она была на сто процентов уверена, что, уйдя, поступила правильно. У них было великолепное приключение, все просто замечательно. Так зачем это портить? Она всегда в таких случаях уходила на рассвете, не оставляя следов. А по дороге как молитву читала строки: «Любовный крест тяжел, и мы его не тронем, вчерашний день прошел – и мы его схороним!» Она никогда не заказывала такси, она просто уходила, исчезала в новом дне и даже не думала о том, что оставляет за плечами. Но на этот раз так не получилось. Сама того не осознавая, она почему-то была счастлива. Она шла по улице, улыбаясь дворовым собакам и редким прохожим, подставляя лицо прохладному ветерку и первым лучикам солнца. А добравшись до дома, даже не пошла в душ, оставляя на коже аромат этой ночи. Да и сейчас, вспоминая все это, Алена испытывала настоящий экстаз.

 

«Нет, нет, нет! – громко сказала она себе. На этом – стоп! Все забыли! Моя формула идеальных отношений, конечно, включает в себя секс, юмор и общее дело, но… Да, нам было весело, а уж секс вообще был фантастический… Но вот общего у нас ничего нет! И не будет! Все хорошо, что… конча…»

Алена вышла из ванной. И выгнало ее оттуда вовсе не отсутствие горячей воды или необходимость прихватить брошенный у кровати халат. Нет! Голая, с накрученным на голове полотенцем, она как зачарованная стояла посреди комнаты и смотрела в экран телевизора, который секунду назад и оторвал ее от повседневного моциона.

От удивления ее большие глаза стали еще больше, она слушала и не верила в то, что это реальность.

Яхта. Бесконечный океан. Ветер в парусах. Мертвые птицы. Разлагающиеся трупы. Дохлые рыбы… Снимали с вертолета. Явно с большого расстояния. Запись была мутной, так как функция приближения использовалась на сто процентов, разобрать детали было сложно, но Алена знала, что там. Она почувствовала тошноту, но взглядом впилась в экран еще сильнее. Плюс превратилась в одно большое ухо. Корабль нашли в нейтральных водах, попытки подняться на борт привели к трагедии – не только группа спасателей, но и весь экипаж военного миноносца, прибывшего на помощь, разделил участь погибших пассажиров. Определить, что явилось причиной столь странного эффекта, пока не удалось. Ни радиационного заражения, ни электромагнитного излучения, ни высокочастотных колебаний. Американскому спецназу удалось определить радиус опасной зоны, – оказалось, яхту окружает поле, действие которого распространяется на двести метров. Потом шустрые репортеры раскопали, что судно принадлежит одному из самых богатых людей мира, что является он гражданином Америки и что на борту были его гости-миллиардеры.

Алена перевела дух.

«Ну и дела! – прошептала она, опускаясь в кресло. – Как все переплелось… Не знаю почему, но у меня странное предчувствие. Не падает снаряд дважды в одну лунку. Есть здесь какая-то взаимосвязь. И не случайно я летела на этом «гробовом» самолете. И не случайно мы встретились…

Телефон надрывался как бешеный. Не выпуская из поля зрения экран телевизора, Алена нащупала на полу мобильник и ответила на звонок. Она услышала возбужденный голос своей подруги Милы. Та тараторила и стремилась в одну секунду вывалить на Алену всю известную ей информацию. Алена слушала в пол-уха. Единственное, что она поняла, – приказ включить новости на первом. Алена побегала по каналам, не выпуская из руки телефон.

Репортер, определенно охваченный волнением, не скрывая своих эмоций, рассказывал о том, что ученые одного из московских медицинских центров совершили прорыв в области технологий омоложения организма. Он сообщил, что проект вызвал колоссальный резонанс в обществе, причем на всех уровнях. Даже президент выступил с заявлением по этому поводу, так как данная разработка могла ни много ни мало изменить историю страны, да и всего мира. Потом вслед за каким-то профессором, облаченным в идеально белый халат, репортер прошел в здание медицинского центра, где и находилась чудо-установка по возвращению молодости.

Алена наблюдала не отрываясь.

Перед ее глазами предстал кабинет. На стенах были развешаны фотографии из серии «до» и «после». Результаты, которые они смело демонстрировали зрителям, могли поразить даже самых отъявленных скептиков. Доказательством этому являлось количество людей, желающих воспользоваться установкой. По словам профессора, оно почти достигло миллиона. Пораженная Алена узрела странный аппарат, похожий на подкову, и все того же профессора, гордо поглаживающего его.

– Это наша девочка! Наша «Снегурочка», – представил машину профессор.

– А почему вы ее так назвали? – поинтересовался репортер.

– В языческой мифологии есть богиня молодости, воплощенная в образе девушки – вечно молодой Снегурочки3.

События на экране перенеслись в Нью-Йорк, потом в Лондон, затем в Париж. Демонстрации мужей, не желающих несколько веков жить со «старыми» женами, пикеты у пенсионных фондов с плакатами «Нам больше не нужна пенсия!», преподаватели, сжигающие учебники… У Алены закружилась голова от этой карусели столиц и событий. Но телеканалы всех стран наперебой спешили сообщить миру о сенсационном открытии.

– Вечная молодость! Машина молодости! Нет старости! Мы все будем красивы и здоровы! «Снейгурочка, Сноугурочка, Снегуроучка!» – на всех языках мира с постоянством заезженной пластинки или ученого попугая охочие до горячих новостей журналисты повторяли и повторяли еще даже плохо отредактированный текст, на разные лады коверкая русское слово.

– Боже мой, что творится. Все будто с ума посходили. К дверям небольшого частного института очередь длиной в километр. Репортеры беснуются и, как вурдалаки, лезут к ним и в окна, и в двери. Мир накрыло цунами неожиданно выброшенной в массы информации. Умелый, черт побери, ход!

Алена машинально нажала на красную трубочку, не задумываясь, прервав словесный понос подруги, так и оставшийся без внимания… Тут в довершение всего позвонил хозяин издательства. Алена представила этого милого толстяка бегающим из одного угла кабинета в другой и судорожно сжимающим телефон. Он так кричал в трубку, что девушке пришлось отодвинуться, дабы не оглохнуть. Путаясь от волнения, он практически давал ей задание на миллион: раскопать всю информацию об этом открытии, доискаться до самых корней.

– Что, как, кто заплатил, на ком испытали, какие законы нарушили… Пиши! Артемов Дмитрий Сергеевич, известный танатолог. Бегом к нему, Ирина перешлет тебе контакты. Бери у него интервью! Ты поняла? Узнать все! Все грязное белье вытряхнуть, весь мусор перекопать! Я жду от тебя сногсшибательный репортаж! Вперед! Порви их! – резкие короткие фразы обычно свидетельствовали о крайней возбужденности издателя. Сегодня они были уж чересчур короткими, да и к тому нерезкими. Наконец последовали хруст и хлопок – трубка офисного телефона полетела на свое место.

От всего услышанного и увиденного за последние тридцать минут у Алены к горлу подступил комок. В голове билось слово «танатолог». Тут ее осенило.

«Димон!» – выдала память.

Очередной репортер вновь привлек внимание. Он начал рассказ о каком-то таинственном инвесторе, который, по его предположению, имел отношение к созданию «Снегурочки». Из речи журналиста Алена поняла, что этот самый инвестор сейчас пропал «с экранов радаров», что найти его никто не может и на телефонные звонки он не отвечает. Она как раз посмотрела на экран, когда там показали фотографию пропавшего финансиста.

И тут Алена потеряла дар речи. С экрана телевизора ей улыбался ее вчерашний любовник. Репортер представил его, но обалдевшая Алена выхватила из всей речи лишь имя Станислав и поняла, что он и является инвестором того самого проекта по омоложению. Это было уже слишком, но это было еще не все.

Телефон выдал призывную песню.

– Слушаю вас!

– Привет!

Алена узнала голос Стаса. Она отбросила от себя телефон, будто это были лягушачьи кишки, и тут же сползла на ковер в состоянии полнейшего шока.

1Аэрофобия (лат. aerophobia, от др.-греч. ἀήρ – «воздух» и φόβος – «страх») – боязнь полетов на летательных аппаратах.
2Танатолог – специалист по танатологии; занимается изучением смерти, ее причин, механизмов и признаков.
3Образ Снегурочки – символ застывших вод. Это девушка (а не девочка), вечно юная и жизнерадостная языческая богиня, одетая только в белые одежды. никакой иной цвет в традиционной символике не допускается, хотя с середины XX века в ее одежде иногда стали использовать и голубые тона. ее головной убор – восьмилучевой венец, шитый серебром и жемчугом.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru