Заколдованная тапочка

Евгений Вальс
Заколдованная тапочка

В канун Нового года Санторинское королевство облетел указ, запрещающий рубить ёлки в зимнем лесу. Особое разрешение получил только владелец сувенирной лавки. Обрадованный такой удаче, он стал продавать хвойные деревца очень дорого. Цена была настолько высока, что многие родители не смогли порадовать детей наряженной зелёной красавицей. Но разве можно встречать Новый год без ёлки? А праздника с волнением и радостью ждал каждый. И в доме богача, и в доме бедняка.

На опушке леса жила семья истопника королевских печей. Герлиму – отцу семейства, много лет приходилось встречать Новый год вдали от семьи, поддерживая тепло в просторных залах дворца, чтобы многочисленные гости короля Роланда I не мёрзли. Лодия – жена истопника, посчитав скромные сбережения, с горечью вздохнула:

– Неужели в этом году мои милые детки не будут водить хоровод вокруг ёлки и не найдут утром под ней подарки?

Они ни о чём не догадывались. Юджин, Лора и маленькая Эва весь день ждали появления зелёной красавицы и вместе мастерили новогодние игрушки. Лодия тяжело вздохнула и взяла топор, чтобы отправиться в лес за ёлкой, но вдруг остановилась.

«За нарушение королевского указа меня могут посадить в темницу! Что станет с детьми, если так случится?» – испугалась она и передумала.

Отложив топор, Лодия вспомнила о волшебном друге семьи, расположением которого она пользовалась крайне редко. Женщина решила попросить помощи у суровой Ёлочной феи.

Волшебница появлялась в первую неделю наступившего года и собирала выставленные на улицу хвойные деревца. Подарив людям праздник, ёлки вскоре становились ненужными и, грустно сверкая зацепившейся на иголках мишурой, стояли в сугробах между домами. Те праздничные ёлки, которые волшебница успевала унести прежде, чем их отправят в печь, она возвращала на оставшиеся в лесу пеньки. Ёлочная фея дарила им вторую жизнь! А ещё она могла исполнить одно желание тех, кто случайно её увидит. При этом фея всегда ставила какое-то условие и наказывала того, кто их не выполнял.

Но Лодия знала способ вызвать Ёлочную фею до Нового года. Решившимся попросить её о чём-то нужно нашептать своё желание над лущёной шишкой, положить её на одну ладонь, на вторую насыпать орешков и подойти к ёлке или сосне. Если с дерева спустится белка и ей понравится угощение, то она заберёт шишку и передаст волшебнице.

Лодия сделала так, и Ёлочная фея появилась.

Порхая изумрудной бабочкой, крохотная волшебница опустилась на плечо Лодии. За спиною феи трепетали полупрозрачные крылышки, словно вырезанные изо льда. На голове красовались зелёные пряди волос, торчащие в стороны подобно ёлочным веткам. В руке волшебница сжимала сияющую волшебную палочку.

– Я знаю, зачем ты вызвала меня, – сказала волшебница. – Чтобы подарить тебе ёлку, мне придётся забрать её из леса. Но ты наверно догадываешься, как я отношусь к вырубке деревьев, особенно для украшения праздника.

– Разве потом вы не оживите ёлку, когда заберёте в лес?

– Моё волшебство не всесильно. Оно возвращает деревья на пеньки, но срубленная однажды ёлка перестаёт расти и пахнуть хвоей!

– Как же мне быть? – огорчённо вздохнула Лодия.

– Я могу превратить в ёлку твоего кота. – предложила фея. – У тебя есть кот?

– Почему кота?

– Живое – в живое. А как иначе? – пожала плечиками волшебница.

– Не хотелось бы мучать кота…

– Коту превращение конечно не понравится, но несколько часов потерпит…

– Живое в живое? – задумалась Лодия. – Тогда, преврати в ёлку меня!

– Странное желание ты загадала в новогоднюю ночь, – удивлённо произнесла фея. – Я бы пофантазировала ещё…

– Детки мои обрадуются, и я стану счастливой, глядя на них… Большего мне и не надо.

Лодия решилась на несколько часов превратиться в ёлку! Она хотела подарить своим детям настоящий праздник.

– Ну, что ж… Быть по-твоему! – пристально посмотрела на неё Ёлочная фея и предупредила: – Но ты должна знать, что вернуть тебе человеческий облик поможет только любовь детей!

– Я согласна.

– Они должны быть достойны такого подарка, – добавила волшебница.

– Мои дети послушные, добрые – самые лучшие! – заверила её Лодия.

– Послушные? Тебе виднее, – таинственно произнесла Ёлочная фея и, взмахнув тоненькой волшебной палочкой, превратила женщину в ёлку.

Пальцы Лодии вытянулись, покрылись зелёными хвоинками, а её тело мигом обросло колючими ветками. Ещё пару мгновений и женщина исчезла, а на её месте осталась пышное хвойное деревце.

Затем волшебница подлетела к детям и, пробуждая их от послеобеденного сна, каждому прошептала:

– Ваша ёлка снова превратится в матушку, если вы ровно в полночь положите под неё материнские тапочки! Ни минутой раньше, ни минутой позже…Только ваша любовь сможет разрушить моё волшебство… Но если вы не исполните мой наказ – с рассветом она навсегда останется ёлкой!

Проснувшись, Юджин, Лора и Эва восприняли слова волшебницы как сон, когда увидели пышную ёлку. Она им настолько понравилась, что дети с удовольствием принялись наряжать хвойное деревце. Каждому хотелось повесить на видном месте своё украшение. Однако без присмотра взрослых, дети начали ссориться:

– Найди себе другую ветку. На этой уже висит мой колокольчик! – фыркнула Лора, срывая флажок и кидая его на пол.

– Ты всё тут обвешала своими глупыми колокольчиками! – вскрикнул Юджин, оттолкнул сестру и сдёрнул сразу несколько новогодних украшений сестры.

Лора в ответ обошла ёлку и сбросила с веток его флажки, а вместе с ними и тряпочных бабочек Эвы. Младшая сестра захныкала и пригрозила рассказать папе, когда он вернётся.

Крики и слёзы заполнили дом, заставляя Ёлочную фею сурово сдвинуть хвойные брови. Волшебница украдкой наблюдала за детьми. Ей очень не понравилось, когда дети уселись за праздничный стол, разбросав на полу возле ёлки испорченные украшения и отломанные веточки.

Наевшись пирогов, фруктов и печенья, старшие дети, – Юджин и Лора, стали бросаться огрызками от яблок и брызгаться компотом.

– Вы разбудите Шибуршуна, – осторожно сказала маленькая Эва, когда очередной огрызок ударился в подставку для ложек и уронил её.

– Если он проснётся, то утащит лишь тех, кто ничего не хочет есть, – заявила Лора, посмотрев на её полную тарелку, – значит, он утащит в лес тебя!

Она привыкла пугать сестру, когда мама не могла сама покормить Эву и просила её приглядеть за младшенькой. Страшилка о Шибуршуне была её секретом и заставляла Эву быстро, сквозь слёзы, съедать то, что лежало у неё на тарелке. Брат не хотел показаться ябедой или трусом и был заодно с Лорой.

Наевшись и устав от собственного баловства, они вдруг заметили, что их матери до сих пор нигде нет, ни на кухне, ни во дворе! И тут они вспомнили странное видение Ёлочной феи:

– Сколько сейчас времени?! – забеспокоилась Лора.

– До полуночи осталось пять минут, – сообщил Юджин и замер, взглянув на часы.

– Мама, правда, превратилась в ёлку? – всхлипнула маленькая Эва.

Очнувшись, брат и сестра бросились искать мамины тапочки. Куда они только не заглянули! Ведь на коврике у её кровати их не оказалось. На обувной полке, в сундуке, за печкой – нигде их не было. И тут они увидели Эву с тапочками в руках.

Рейтинг@Mail.ru