Сказки Ёлочной феи о заколдованном мальчике. (Начало)

Евгений Вальс
Сказки Ёлочной феи о заколдованном мальчике. (Начало)

Как Тим встретил Ёлочную фею

В летнем безоблачном небе никто не замечал порхания четырёх блестящих крылышек, словно вырезанных из фольги. И вовсе не потому, что они слишком маленькие, а потому, что принадлежали волшебнице, которая зелёной искоркой пролетала над городом. Ёлочную фею некоторые называют «странствующей волшебницей». Однако её можно встретить лишь там, где растут хвойные деревья. Они для неё – вечно зелёные чертоги. Особую заботу волшебница проявляет к ёлкам, пихтам и соснам, которые становятся украшением новогоднего праздника. Когда веселье заканчивается, она собирает выставленные на улицу деревья, переносит их в лес к оставшимся после вырубки пенькам и возвращает к жизни. Конечно, не все деревья она успевает спасти и горько сожалеет, когда после праздника их отправляют в печь.

Не только зимний сезон приносит фее много хлопот. Не зная отдыха, волшебница трудится круглый год, чтобы в её владениях всегда царил уют и порядок.

Покинув на время сосновый бор, Ёлочная фея часто наведывается в город, где в парках и скверах её появления ждут хвойные красавицы.

Однажды она пролетала над высокими домами, и внимание волшебницы привлекла громадная пышная ёлка, стоящая в центре двора.

– Какой могучий символ зимнего праздника! – восхитилась Ёлочная фея и опустилась на одну из тяжёлых ветвей.

Прикосновения крохотных башмачков были настолько невесомы, что, даже перепархивая с ветки на ветку, фея не вызывала малейшего колыхания. Лишь хвоинки, словно чувствуя её приближение, благоговейно приподнимались, добавляя пышности роскошному дереву. Добравшись до нижних еловых лап, волшебница увидела побуревшую хвою и недовольно покачала головой. Взмахнув волшебной палочкой, она мигом вернула им прежнюю красоту.

Вдруг увлечённую волшебством фею отвлекли слова, долетевшие до неё из раскрытого окна квартиры на первом этаже.

– Тебе есть чем заняться, Тим, – сказала мама своему сыну. – Пока я пеку лепёшки, собери в коробку игрушки и можешь подмести пол, ведь на улицу ты всё равно сегодня не идёшь.

– Я наказан?

– А ты сам как думаешь? Я должна тебя похвалить за устроенную с мальчишками драку? Разве нужно было пускать в ход кулаки?

– Они обзывались! Называли меня хвастуном!

– Незаслуженно?

– Если бы ты только разрешила взять тот кусочек луны…

– Папину канифоль? Её вовсе не с луны привезли, он же шутил. А кроме того, разве можно брать чужие вещи без спроса?

– Я бы только показал…

– Хватит говорить, нас обоих ждёт работа.

– А ты дашь мне сгущёнку?

– Посмотрим, как ты справишься с заданием…

Фея стала наблюдать за мальчиком и, к своему разочарованию, увидела, что Тим убрал в коробку лишь пару игрушек и забыл обещание. Из поднятой им машинки выпал резиновый шарик, отскочив от пола, он замигал красными огоньками. Никакого волшебства – обычный механизм с крохотной лампочкой, спрятанной внутри прозрачной игрушки. Тем не менее, он увлёк ребёнка гораздо сильнее, нежели уборка в комнате. Ёлочная фея вновь недовольно покачала головой, когда Тим залез на подоконник раскрытого окна. Одно неловкое движение, и шарик оказался на улице.

– Надеюсь, не осмелится он спрыгнуть вниз?! – сурово сдвинула свои хвойные брови волшебница.

Но Тим не догадывался, что за ним пристально следит Ёлочная фея. Недолго думая, он последовал за упавшей игрушкой, пока красный огонёк, мигавший в траве, ещё не погас. Выйти во двор через окно для него показалось самым быстрым из путей, однако не самым лёгким. Оставив клочок шортов болтаться на металлическом крае подоконника и покарябав колено, мальчик всё–таки приземлился на асфальт под окном.


Подобрав игрушку, Тим тут же услышал голоса двух девочек, прибежавших к ёлке. В тени под тяжёлыми ветвями кто-то сделал небольшой шалаш, выбранный ими для домика.

– В суп яблоки не кладут, – сказала одна из них, тряхнув рыжими «калачиками» косичек.

– Это картошка, – спокойно ответила вторая, опуская принесённые из дома ранетки в пластиковую кастрюльку. – Надо посолить, потом капусту положим.

Вытащив из кармана горсть песка, девочка обильно приправила «кушанье».

– А я с папой вчера шашлык жарила! – нетерпеливо комкая листья подорожника, проговорила рыженькая.

– А я тоже умею!

Сговорившись, девочки решили приготовить блюдо восточной кухни и начали искать необходимое. Шишки вмиг стали «кусочками мяса», а «мангал и шампуры» заменили прутики, воткнутые поперёк стенок шалаша.

– А наш шашлык был вкуснее, чем в кафе! – подошёл к ним Тим. – Потому что мы всё делали правильно.

– Мы делаем правильно! – почти в один голос ответили девочки, невольно загораживая собой шалаш.

– Мы его на костре жарили и соусом поливали, – с видом знатока продолжал Тим.

– У нас есть соус, – показала песок в кармане одна из подружек.

– А костра нет! – заявил мальчик, демонстрируя шуршащий коробок. Он давно полёживал в кармане его шорт, ожидая своего применения.

Без приглашения в игру Тим юркнул в шалаш на глазах оторопевших подружек и чиркнул спичкой. Пламя вспыхнуло с первого раза и разгорелось довольно быстро. Огонь жадно поглотил сухие листья, прутики и перекинулся на домик из веток. Напуганные дети бросились врассыпную, а маленький пожар, разрастаясь, добрался до еловых «лап».

Клубы дыма привлекли внимание жильцов дома, вмиг оставивших свои занятия и прибежавших тушить костёр. Тим увидел свою маму, несущуюся к пылающей ёлке с ведром воды. Съёжившись, он попытался спрятаться за спины зевак, быстро собравшихся на «яркое зрелище».

– Это сделал он! – услышал Тим голос плачущей девочки.

Холодок пробежал по его спине. На ватных ногах мальчик выбрался из толпы и под прикрытием кустов отошёл подальше.



– Он вон там прячется! – подстегнули его слова второй подружки, отчего Тим на мгновение замер, а потом пустился бежать.

Проказник мчался, не разбирая дороги, и наверняка оказался бы далеко от дома, но большая кочка, возникшая из ниоткуда, его остановила. Растянувшись на земле, он горько заплакал.

– Ты, наверно, опять не согласишься, что это заслуженно? – вдруг услышал он тоненький, но строгий голосок.

Приподняв голову, Тим увидел Ёлочную фею. Она показалась мальчику огромной зелёной бабочкой. Приглядевшись, он заметил кукольное личико с вытянутым, как сучок, носиком. В руке она держала сверкающую волшебную палочку, а за её спиной трепетали прозрачные крылышки.

– Ты кто? Фея? – уставился на неё изумлённый ребёнок, тут же забыв о саднящих коленках.

– Ёлочная Фея, – уточнила волшебница. – И я очень не люблю непослушных детей!

– Я не виноват, – потупив взгляд, пробубнил Тим.

– Совсем ни в чём не виноват? И не совершил ничего плохого?

– Да. Ёлка сама загорелась.

– Сама?!

– Сама…

Фея тяжело вздохнула и сказала:

– Я наблюдала за тобой всё утро. И то, что я увидела, мне очень не понравилось.

– Я ничего плохого не сделал!

– Ничего? – ещё сильнее сдвинула брови волшебница. – Тогда ответь мне, почему я так рассержена на тебя?

– А я почём знаю!

– Ах вот как! – вспыхнула Ёлочная фея. – Ты не просто непослушный мальчишка! Ты глупее кочки, о которую запнулся! Вот в неё я тебя и превращу! А ещё заберу в лес, там тебе самое место. Посидишь на болоте среди таких же кочек и подумаешь над своим поведением!

– Нет, не надо!

– Я приняла решение и не изменю его.

– Пожалуйста, я больше не буду играть со спичками! – вновь заплакал Тим.

Но Ёлочная фея оказалась непреклонна. Она взмахнула волшебной палочкой и едва коснулась мальчика, он вмиг оброс осокой, точно болотная кочка. Кожа Тима позеленела, а на голове, вместо тёмных кудряшек, вытянулись веточки с клюквой.

– Как же я покажусь маме?! – сильнее заплакал мальчик, глядя на свои руки, скрывшиеся под ворсистыми травинками. – Пожалуйста, простите меня…

Взглянув на заколдованного ребёнка, волшебница увидела искреннее раскаяние в его глазах и чуть смягчилась.

– Вот научишься делать добрые дела, и тогда я подумаю, можно ли тебе вернуть прежний облик…

Тима не утешили обещания Ёлочной феи. Несмотря на его слёзы, волшебница забрала заколдованного мальчика в лес и оставила на болоте среди кочек. Те не двигались и не говорили. Может потому, что были настоящими, а может, потому, что не смогли выполнить наказ волшебницы.



Тим и змейка-Скоробейка

Первые лучи солнца распугали ночных обитателей сказочного леса. Теплота окутала каждую травинку, и полчища блестящих букашек вылезли погреться. Утро дарило им новые приключения. Однако кое-кто пробудился не в самом лучшем настроении. Тим, оказавшийся здесь по воле волшебницы, не обрадовался рассвету. Мальчик считал, что Ёлочная фея обошлась с ним слишком строго. Она превратила беднягу в болотную кочку за мелкую провинность.

– Мама просто поставила бы меня в угол, – всхлипывая, пробурчал он, стараясь не задумываться о своей проделке.

Тем не менее, забыть про поджог ёлки с отдыхавшей на ней волшебницей Тиму не удавалось.

– Всё вышло совершенно случайно…

Но фея не желала менять своего решения, оставив заколдованного мальчика на болоте. Поэтому Тим и не радовался восходу солнца. Рассвет нового дня развеял чудесный сон, в котором ребёнок по-прежнему был дома в окружении игрушек. Этот сон оказался коротким, в нём мальчик не успел доесть торт, испечённый для него мамой. Вчера гостю сказочного леса удалось полакомиться лишь костяникой. Красные горстки ягод, окружённые бледными листочками, не прятались в траве, а будто сами просились в рот. Тем не менее, они не утоляли голод.

 

– Разве правильно так обращаться с маленьким ребёнком?! Я же могу тут потеряться или замёрзнуть! – бросая камешки в воду, возмущался заколдованный мальчик.

– Ой! – вдруг послышалось из-за камышей.

– Кто тут?! – насторожился Тим и прижал к себе руки и ноги, отчего стал неотличим от настоящей болотной кочки, ведь его тело позеленело и густо обросло травой.

– Здесь я, – подплыл к берегу лягушонок. – А кто кидается камнями?

Тим никогда не видел настолько огромных лягушек. Даже самая большая жаба по сравнению с ней – лишь крохотная личинка.

– Извини, я не хотел в тебя попасть, – заговорил Тим.

Зелёный обитатель водоёма не испугался ожившей болотной кочки, а весело сказал:

– Извинения принимаются…

– А вы все тут умеете говорить?

– Не только говорить, но и на двух лапах бегать! Мы находимся в сказочном лесу! А ещё здесь у каждого есть имя. Меня зовут Кваня, а тебя?

– Меня раньше звали Тимом…



Мальчик рассказал лягушонку свою грустную историю. При упоминании Ёлочной феи новый знакомый сжался и с опаской посмотрел по сторонам.

– Она очень сурова! – объяснил свой страх Кваня. – Но, к счастью, изумрудная волшебница любит путешествовать по дальним странам, её дом там, где есть хвойное дерево!

– Значит, она может улететь из сказочного леса?! Но как же тогда я опять стану мальчиком? Кто меня расколдует?!!

– Этим летом Ёлочная фея решила погостить здесь, – постарался успокоить Тима лягушонок. – Значит, нужно скорей выполнить её наказ! Хочешь, я тебе помогу?

– Надо совершить три добрых дела. Но она не сказала – какие…

– Может, подойдут любые три добрых дела? Ты пробовал?

– Ещё нет…

Лягушонок и Тим задумались. Какое доброе дело наверняка понравится фее?

– А ты тот лягушонок, который думает, что он заколдованный принц? – вдруг спросил Тим.

– Нет, я праправнук той самой Царевны-лягушки.

– Не шутишь?

– Нет.

– И что ты делаешь тут?

– Проклятье Кощея иногда проявляется у потомков царевны. Оно досталось мне. Раз в год я превращаюсь в лягушку. И мне приходится летние каникулы проводить на болоте в волшебном лесу.

– Не весело…

– Я уже привык…

– А у вас тут живёт Баба Яга?

– Не знаю, я её не видел.

– Ну какой же волшебный лес без Бабы Яги?!

В ответ новый приятель лишь развёл лапами.

– А рыбка золотая у вас есть? – оживился заколдованный мальчик, начиная вспоминать разные сказки.

– Какая рыбка? – переспросил лягушонок.

– Золотая. Та, которая желания исполняет.

– А разве она не в море живёт? У нас есть карась Никодим. Он от хвори лечит. А ещё есть Болотник и Кикиморы.

– Но они желания не исполняют…

– Откуда ты знаешь?

– Из сказок. Ты читал сказки?

– Я пока не умею читать.

– Я тоже. Но мне мама… рассказывала…

Тим загрустил, он вспомнил свою маму с книгой сказок.

– Повезло тебе с мамой. Ты, наверно, очень скучаешь по ней?

Заколдованный мальчик только огорчённо вздохнул.

– Я больше никогда её не увижу, если не успею сделать три добрых дела до того, как Ёлочная фея улетит из сказочного леса… А золотой рыбки у вас нет…

– Наше болото сообщается с озером, там щука живёт.

– Волшебная щука? Если её поймать, она исполнит три желания? Та самая?!

– Не уверен. Да и как ты будешь её ловить? Вряд ли ей это понравится.

– А если её просто попросить?

– Попросить?! Лягушки для неё – любимое лакомство!

– Но ты ведь необычный лягушонок. Вон какой большой.

– А ты видел размеры той щуки? – поёжился Кваня.

– Она же добрая должна быть…

– Так в сказке написано?

Тим не знал, что ответить, мама не рассказывала ему о характере волшебной щуки. Но подумав, он предложил звать её, стоя на берегу. Ведь на земле лягушонку щука не страшна. Вдвоём они отправились на озеро и принялись звать водоплавающую героиню старой сказки. Звали, звали, но только вызвали возмущение бородатого мха на дереве.

– Может, достаточно нарушать спокойствие, неугомонные? – проворчал мох на ветке.

Едва он заговорил, как из длинной серой «бороды» высунулись две незабудки. «Моргая» лепестками, они уставились на детей.

– Ему нужна помощь, – попытался объяснить Кваня, указывая на нового приятеля. – Не сердитесь на нас.

– Спросили бы совета у меня, прежде чем шум поднимать, непутёвые… Думаю, что вам нужно найти змейку Скоробейку. Она каждое утро, до того, как просохнет роса, приходит на солнечную полянку перед старым дубом. Она праправнучка той Скоробейки, которая с помощью волшебного колечка одного чудака счастливым сделала.

– А вы откуда о ней знаете?

– Деревья шепчутся между собой, а я их слышу…

Кваня и Тим поблагодарили моховую «бороду» и отправились на поиски солнечной полянки со старым дубом.

– Я знаю туда дорогу! – подбодрил нового приятеля Кваня. – Мы там играем с друзьями.

– Лягушатами?

– У меня много друзей, и среди них вовсе не лягушки. Если мы с тобой подружимся, я тебя с ними познакомлю.

– Я уже считаю тебя своим другом.

– Спасибо. Но у друзей должно быть много общего. И дружба проверяется на деле.

– Мы оба зелёные и оба боимся Ёлочную фею, – нашёлся Тим. – А ещё ты согласился мне помочь в трудном деле.

– Значит, мы на верном пути, чтобы стать друзьями!

Тим не мог похвастаться «охапкой» друзей и был рад новому знакомству, даже если лягушонок ещё не готов назвать его другом. По пути он расспрашивал Кваню о сказочном лесе, и тот охотно рассказывал всё, что знал. Так Тим услышал о «музее» Василисы Прекрасной. Конечно, кочку на болоте, где она любила сидеть, обращённая в лягушку, сложно назвать музеем, скорее памятным местом, но увидеть её своими глазами весьма интересно. А кроме того, он узнал, что в сказочном лесу и цветы, и грибы разговаривают. Просто они боятся привлекать к себе лишнее внимание и поэтому чаще всего молчат.

Солнечную полянку лягушонок отыскал быстро и указал Тиму на древний дуб.

– А где золотая цепь и кот? – разочарованно спросил заколдованный мальчик.

– Цепь и кот? – не понял Кваня. – Здесь их никогда не было.

– У вас тут всё как-то не так…

– Ушли те давние времена, когда волшебный кот по цепи гулял и сказки рассказывал! – вдруг услышали они позади себя. – Мы – герои новых, ещё не написанных, сказок.

Оглянувшись, приятели увидели чёрную змейку, свернувшуюся калачиком на пеньке.

– Я – Скоробейка и давно вас поджидаю.

Друзья удивлённо переглянулись.

– Не удивляйтесь. Мне снятся вещие сны! Смотрите, я вас нарисовала.

Кончиком хвоста она указала на раскрытую книгу в траве. На одной из страниц был изображён лягушонок, а рядом с ним глазастая болотная кочка с ногами и руками.

Рейтинг@Mail.ru