полная версияНа часок в Лепрандию

Евгений Вальс
На часок в Лепрандию

Ветер трепал чёрные кудри принца Роланда. Принц расположился на балконном пуфике, поставил на парапет позолоченную шкатулку с павлинами и смотрел на неё не отрываясь. Холодный ветер пронизывал его одежду, отчего Роланд иногда ёжился. Его руки покрывались мурашками, и тогда озябшие пальцы сжимались в кулаки. Но принц упрямо не желал заходить в комнату.

– Ну, давай же! Раскрывайся! – сквозь зубы процедил принц.

Золотые павлины по краям шкатулки накрепко сложили пышные веера хвостов. Принц даже пытался расправить один из них, но побоялся сломать хрупкий механизм.

– Ваше высочество, того и гляди снег повалит! – суетился возле него худенький носатый юноша, кутаясь в накидку, подбитую мехом. – Вернёмся в покои. Умоляю вас!

– Мы останемся тут, Ансельм. Я уверен: толстые стены дворца не пропускают магическую волну, – твёрдо сказал принц. – Поэтому письма до сих пор нет.

Ансельм закатил глаза и безмолвно выругался, пока принц его не видит. Угораздило же Роланда проснуться так рано и позвать к себе слугу! А мог бы нежиться под тёплым одеялом ещё часа три. Половина дворцовых слуг спят, даже стражники, хоть и на посту. Вон, один уселся на ступеньку и храпит в обнимку с алебардой. Почему Ансельм не притворился, что не слышит трели колокольчика? Конечно, он же верный слуга принца. За это и схватит сейчас воспаление лёгких.

– Ваше высочество, очевидно, что шкатулка сломалась, – предположил Ансельм, стуча зубами. – Позвольте отнести её придворному часовщику. Он знает толк в сложных механизмах.

– Шкатулка магическая! Её сделал чародей. Она не может сломаться, – заявил Роланд. – Не ты ли неделю назад сказал мне, что Лалиса обязательно пришлёт ответ в мой день рождения? Потому что любит меня. Сегодня этот день наступил! Ты же не думаешь?..

– Конечно, принцесса Лалиса любит вас так же сильно, как и вы её, – подхватил Ансельм. – Надо лишь подождать. Ещё чуть-чуть.

Ансельм заметил, как брови принца трагически изогнулись, и добавил:

– Хочу напомнить, ваше высочество, что у нас с Островным королевством разница во времени в три часа. Принцесса Лалиса Аурика ещё сладко спит.

– Спит?

– Даже в нашем королевстве проснулись только вы, ваш покорный слуга и… поварята на кухне.

– Так уж все и спят? – с подозрением посмотрел на Ансельма принц.

– Наверняка ещё зевают и потягиваются на мягкой перине…

Ансельм сам невольно зевнул, представив свою кровать. Принц поднялся с пуфика, бережно взял шкатулку и занёс в комнату. Он поставил её на стол, напротив окна, и указал на циферблат старинных часов:

– Я готов подождать ещё час и ни минуты больше!

– Час? А как же разница во времени? – недолго радовался Ансельм.

Роланд смерил его хмурым взглядом и нервно сжал шкатулку:

– Уверен, что с Лалисой случилась беда. В последнем письме она говорила, что хочет помешать королевской охоте на оленя. А потом прислала листок клевера… Только зелёный листок – и всё, ни единого словечка!

– Клевер был четырёхлистный. Это какая-то загадка, и мы её разгадаем…

– Нет! – оборвал его принц. – У тебя один час на сборы. Отправляемся в Островное королевство!

Ансельм раскрыл рот в изумлении, подбирая слова, а принц продолжил:

– Мы с принцессой посылали друг другу письма каждый день! И вот уже неделю эта шкатулка пуста!

Ансельм, как никто другой, знал принцип действия магической почты. Если хочешь отправить сообщение владельцу второй шкатулки, надо лишь положить письмо в свою и собрать хвост правого павлина. Письмо отправится адресату. А когда придёт ответ, левый павлин расправит хвост. Но левый павлин уже неделю не расправлял чёртов хвост! Принц совсем обезумел от любви на расстоянии – задумал отправиться в Островное королевство, царство холмов и коварных зелёных карликов! Умом тронулся! Это же несколько дней пути по лесным тропам. От верховой езды всё себе отобьёшь. А ночёвки в сомнительных тавернах! А протухшая еда! Придётся брать бутыль с желудочным настоем. А комары в лесу! Ансельм с содроганием вспомнил недавнее путешествие с принцем и пикник в сосновом бору. Мелкие кровососы его там чуть заживо не съели. Волдыри не сходили неделю, да что неделю – месяц!

– Ваше высочество, если вы задумали прогулку до Островного королевства, не лучше ли отправиться вместе с вашим отцом? – вкрадчиво предложил Ансельм. – В карете, со свитой куда сподручней…

– Отец собирается нанести визит моему крёстному? – задумался принц. – Когда?

– Уже совсем скоро…

– Когда?

– Как только реки тронутся льдом.

– Что?! – воскликнул принц. – Осень только началась!

Ансельм огорчённо опустил голову, а принц заметался по комнате:

– Когда я стану королём, а ты моим первым министром, тоже будешь давать мне плохие советы? – налетел он на Ансельма и ткнул пальцем ему в грудь.

– Не плохие, а разумные, – осторожно заметил слуга, согнувшись. – Ваше желание сейчас продиктовано… не разумом.

– На что ты намекаешь?

Ансельм сжался, ожидая нового тычка, но принц лишь направил на него удивлённый взгляд. Тогда слуга набрался смелости, поднял на принца глаза и ответил:

– Я привык говорить с вами откровенно, даже если это не нравится вашему высочеству.

– За то и ценю тебя, Ансельм, – похлопал его по плечу Роланд. – А теперь иди собирать вещи.

– Но сегодня ваш день рождения! Во дворце будет праздник! – попытался вразумить его слуга.

– На то он и мой день. Я сам волен делать себе любые подарки. Дарю себе путешествие с преданным слугой!

Ансельм хотел напомнить о долге принца перед королевством, но сдержался.

– Встретимся через час у западных ворот города, – принц кинул Ансельму мешочек с деньгами. – Купи хороших лошадей. Из королевской конюшни брать нельзя… И никому ни слова!

– Но их величества будут в гневе…

Принц на мгновение задумался и сказал:

– Оставлю записку.

Он знал, что когда её найдут, будет уже слишком поздно. Никому не удастся их вернуть.

***

Путешествие для Ансельма оказалось не таким страшным, как он воображал. В лесу на них не напали дикие звери или, того хуже, зелёные карлики. Клопы в редких тавернах не обглодали его до костей, а от еды ни разу не скрутило живот. Он едва успел насладиться красотой осеннего леса, потому что Роланд всё время гнал вперёд. Паром через пролив не затонул, а волны не смыли Ансельма за борт. Когда они с принцем сошли с парома на берег, Ансельм не мог поверить, что всё позади.

В Островном королевстве осень дышала теплом. Деревья ещё хранили пропитанную солнцем листву, их пышные кроны пестрили жёлтым, оранжевым, красным, наполняя душу торжеством и необъяснимым трепетом. В сказочном пейзаже встречались ещё зелёные кусты, слегка тронутые осенью. Над огненными красками леса возвышались изумрудные холмы. Там ютились друг к другу белые домики с черепичными крышами, а вдалеке, между холмов, вырастал белокаменный дворец с многочисленными башенками и вытянутыми остроконечными окнами. На шпилях развевались зелёные флаги Островного королевства. Правил здесь крёстный принца Роланда, но крестнику пришлось ожидать аудиенции у короля.

– Ты заметил, что люди здесь какие-то неприветливые? – шепнул Ансельму принц, нервно теребя кружевное жабо на груди.

– Крестьяне везде такие, – ответил тот, разглядывая огромную хрустальную люстру, – а стражники и подавно.

– Почему Лалиса не спешит меня встретить? Ей наверняка доложили, что я приехал.

– Она же принцесса! Ей только кудри полдня будут завивать…

Принц ожидал приглашения в холле дворца, где царили простор и тишина. Не суетились слуги, охрана замерла возле обеих лестниц, не пуская гостей наверх. На долю секунды принцу показалось, что крёстный поставил тут раскрашенные статуи, но сомнения развеялись, когда один из охранников моргнул.

– Роланд! – нарушил тишину женский голосок.

Принц со слугой увидели высокую девушку с диковинной причёской. Подобно двум водопадам, её узкое лицо обрамляли голубые пряди. В них сверкали жемчужинки и морские звёздочки, а голову венчала сверкающая диадема. Тугой корсет делал талию девушки необычайно тонкой. В родном королевстве Ансельма таких ни у кого не было. Ансельм испугался, что девушка переломится пополам, если оступится, но та легко спорхнула со ступенек.

– Моя крёстная сестрёнка Орхелия! – узнал старшую дочь короля принц и поспешил поклониться. – Ансельм! – прыснул он, заметив, что слуга стоит столбом и не сводит глаз с девушки.

Ансельм опомнился и поклонился так низко, что в спине хрустнуло. Орхелия ответила реверансом, а слугу принца наградила стеснительной улыбкой:

– Иногда один взгляд лучше сотни фальшивых слов, – добавила она.

– Я не часто вижу столь очаровательных принцесс, – позволил себе оправдаться Ансельм.

– Увы, – грустно вздохнула Орхелия и приподняла диадему. Её волосы вмиг стали светло-русыми. – Я не унаследовала королевский цвет волос, как моя сестра… И что-то мне подсказывает, вы приехали не меня комплементами одаривать.

– Ты права, – не смутился принц. – Я хотел увидеть Лалису. Где она?

Орхелия чуть разочарованно перевела взгляд с Роланда на Ансельма. Слуга смотрел на неё с восхищением. Это развеяло мимолётную тень на бледном лице девушки.

Рейтинг@Mail.ru