Жемчужины Фаталимора

Евгений Вальс
Жемчужины Фаталимора

Санторинское королевство славилось кулинарами. В особые дни они устраивали грандиозные пиршества, завлекая из соседних государств любителей вкусно поесть. Особо трепетно мастера кулинарного дела готовились к празднованию дня рождения принца Роланда.

В назначенный час на дворцовой площади начинались смотрины тортов. Наследник престола выбирал торт, достойный украшать королевский стол, и вручал кубок победителю. Двенадцать лет день рождения принца вдохновлял кулинаров всего королевства и собирал его жителей из самых отдалённых уголков. И в этот день принц Роланд становился важнейшей персоной, играл и веселился до поздней ночи, а после разбирал подарки. Но тринадцатый день рожденья Роланду предстояло встретить во дворце, не выходя из своей комнаты. А виной тому – предсказание прорицателя.

Прорицатель увидел опасность, грозящую наследнику престола в день его тринадцатилетия, но не смог объяснить, что именно угрожает принцу и от кого исходит опасность. Однако королю и королеве достаточно было услышать недоброе предсказание, чтобы испугаться за жизнь единственного сына. Королевский указ отменял смотрины тортов, церемонию дарения подарков и прочие приготовления.

По королевству разлетелся слух, что принц Роланд серьёзно болен, а правду знали только избранные. В число посвящённых входили трое ровесников принца. Их родители служили при дворе, и детям разрешили играть с наследником престола. За несколько лет Ансельм, Франсис, Клара и принц сдружились. Они даже делились друг с другом своими секретами. Зная о предсказании, друзья решили преподнести принцу сюрприз, ведь королевский указ лишал его праздника. Они договорились встретиться под одной из широких лестниц королевского дворца и вместе незаметно добраться до оранжереи, где их будет ждать принц.

– Ансельм не придёт: он, как обычно, обиделся, потому что мы не поддержали его идею украшения торта, – сказал Франсис, скромно одетый парнишка, осторожно выглядывая из укрытия. Рядом с ним в тени, сердито сложив на груди руки, стояла светловолосая девочка. Светлые волосы обоих и некоторое сходство в лице делали их похожими на брата и сестру, тем не менее Франсис был сыном королевского живописца господина Леандра Лиль, а Клара – дочерью маркизы де Грин.

– Обижаются только слабаки! – фыркнула девочка и с лёгким раздражением отбросила назад спирально завитые локоны. – Твой первый вариант украшения торта намного интереснее, чем то, что предложил Ансельм. Наши лица на торте и фигурка принца порадовали бы Роланда. Жаль, что ничего не получилось и я зря позировала тебе несколько часов.

Франсис смутился и сказал:

– На самом деле я просто хотел нарисовать только твой портрет, а рисовать остальных мне было неинтересно.

– Ты хотел нарисовать только меня? – приятно удивилась Клара.

– Да, я нарисовал твой портрет и хотел тебе его подарить, но тот загадочно исчез.

– Как исчез? Ты его потерял?

– Я не мог его потерять. Твой портрет просто исчез, – грустно вздохнул Франсис. – Второй такой я уже не нарисую.

– Очень подозрительно, – задумалась Клара, – не украл же его кто-то…

– В любом случае именно твоя идея украшения торта для принца Роланда оказалось самой интересной. Хотя Ансельм с нами не согласен.

– Ансельм просто завидует, что это придумал не он.

– И всё же надо было попытаться объединить наши идеи, – смущённо опуская взгляд, произнёс Франсис.

– Глупости, проигрывать надо с достоинством, – возразила Клара, сверкнув большими голубыми глазами. – Моё терпение иссякло, пойдём без Ансельма.

– Но ведь он обещал достать искрящиеся свечи для украшения торта!

– Наш торт, без портретов и свечей, и так хорош…

Клара указала тонким изящным пальчиком на большую коробку, перевязанную золотой лентой, и велела другу следовать за ней. Франсис помедлил, но девочка была непреклонна. Она вышла из укрытия под лестницей, поправила подол пышного розового платья и гордо зашагала по широкому коридору королевского дворца.

– Подождите меня! – остановил их писклявый голос Ансельма.

Друзья обернулись и увидели сына устроителя торжеств. Ансельм тяжело дышал от бега по ступенькам. На щеке паренька краснела ссадина, один чулок спустился, а несколько пуговиц на жилете попали не в свои дырочки. Длинный тощий паренёк с растрёпанной шевелюрой был самым высоким из них. За последний год он вырос сразу на десять сантиметров, и вся одежда оказалась ему мала. Отец, занятый придворными делами, даже не заметил, что сын нужен новый костюм.

– Ты где запропастился? Мы тебя вечность ждём, – воскликнула Клара.

– На тебя кто-то напал? – обеспокоенно спросил Франсис, заметив ссадину.

– Я самый верный слуга будущего короля: я не мог не прийти. А кроме того, не так-то просто было достать ключ от мастерской придворного чародея, – заявил Ансельм и продемонстрировал ключ. – Отец едва меня не поймал!

– Ты обещал принести искрящиеся свечи, – возмутилась Клара, – зачем нам ключ от заброшенной мастерской чародея?

– Свечи лежат там, и мне одному их не достать. Вы поможете?

Дети согласились и побежали в мастерскую. По пути Ансельм рассказал, как искал подходящего момента, чтобы взять у отца ключ. Пару часов ему пришлось просидеть под кушеткой, затем прятать обломки случайно уроненного им макета корабля, а после отбиваться от сторожевой собаки. Паутину на волосах и ссадину на щеке он предъявил как явное доказательство своих слов. Дети привыкли к его страсти преувеличивать происходящее, и приукрашенный буйной фантазией рассказ не вызвал у них особого интереса. Однако они не стали разоблачать фантазёра.

Запыхавшись, дети остановились у потёртой чёрной двери. Мастерская чародея Базиля располагалась в дальнем крыле дворца, где жили королевские слуги и хранились старые вещи. Ансельм быстро открыл дверь и пропустил друзей в плохо освещённое помещение. В центре на полу стояли ящики с фейерверками, которые должны были порадовать принца и жителей королевства. Возле ящиков лежали мешки с флажками и прочими украшениями улиц. Вся мебель здесь была накрыта материей, а та, что оставалась на виду, поблёкла под слоем пыли.

– Не похоже на мастерскую, – заключили друзья, окидывая взглядом помещение, где когда-то жил чародей.

– Мастерская за второй дверью, а здесь была прихожая. Сейчас она стала хранилищем всякой всячины для праздников, – пояснил Ансельм.

Дети огляделись, но не увидели вторую дверь. Тогда сын устроителя торжеств надулся от гордости и сказал:

– А я знаю, как открывается вторая дверь! Слышал от отца.

Он указал на участок стены между книжными стеллажами и объяснил, что вход в мастерскую потайной.

– Нужно перевернуть картину на стене, и тогда дверь откроется, – добавил Ансельм, когда друзья с любопытством принялись осматривать стену. – Но ведь мы пришли сюда не для того. Свечи здесь, в комоде. Помогите мне его открыть!

Ансельм действительно не мог сделать этого в одиночку. Ручки комода служили рычагами, выдвигающими шкафчики, и располагались по бокам. Ребёнку было сложно дотянуться до них и нажать одновременно на два рычага. Франсис поспешил ему помочь. А пока мальчики открывали комод, Клара решила открыть потайную дверь. Она взялась за раму картины и, не снимая её со стены, попробовала перевернуть. Скрипнул потайной механизм, оживлённый движением рамы, и вокруг неё обрисовались очертания двери. Когда на стене появилась щель, Клара просунула руку, толкнула дверь и открыла проход в мастерскую чародея. Там царила темнота и пахло сыростью.

– Ничего не видно, – посетовала девочка и сделала пару шагов, приглядываясь.

Внезапно из глубины потайной комнаты послышался вой, затем показались два светящихся глаза. Неведомый монстр расправил свои крылья и полетел навстречу незваной гостье. Он продолжал выть и шумно хлопать крыльями, раздувая клочья паутины, свешивающиеся с потолка. Девочка вскрикнула и в панике бросилась бежать. Выход из мастерской странным образом оказался не там, где был раньше, отчего Клара натолкнулась на узкий шкаф со множеством мелких ящичков. Шкаф пошатнулся, некоторые ящички открылись, а из них на девочку высыпались карточки из плотной бумаги.

– Тише! Не бойся, монстр ненастоящий! – раздался смех подоспевшего Ансельма. – Это уловка чародея, чтобы отпугнуть любопытных.

И действительно, огромное чудовище, напоминающее филина с длинными клыками возле клюва, набросилось на Клару и тут же рассеялось, подобно облаку дыма. В комнате стало светлее, а может быть, непрошеные гости привыкли к полумраку.

– Ничуть не смешно, – укоризненно взглянул Франсис на Ансельма и поспешил помочь подруге.

– Я тоже первый раз испугался, – попытался оправдаться сын устроителя торжеств.

– Мог бы предупредить, – обиделась Клара и опустилась на пол, чтобы собрать рассыпавшиеся карточки.

На карточках были изображены диковинные животные, растения и маленькие человечки, кто с копытами, кто с крылышками, а кто с рогами.

– Что это? – поинтересовался Франсис, разглядывая цветные рисунки.

– Это волшебная картотека, которую Базиль тут хранил, – пояснил Ансельм. –Неужели это всё существует на самом деле?

– А разве нет? Я верю в единорогов и фей, – сказала Клара, перебирая поднятые с пола карточки. – Тут нарисована фея цветов, фея утренней росы. Есть даже Ёлочная фея! И здесь написано, где их можно встретить или как позвать на помощь.

– А на этих картинках нарисованы волшебные миры. Какие они красивые! – продемонстрировал рисунки друзьям Франсис и прочёл несколько названий: – Страна Чудес, Зазеркалье, Аграба, Фаталимор. Вот бы там побывать!

Клара заметила надписи на обратной стороне карточек, в них описывались способы попасть в тот или иной волшебный мир.

– Ого! Тут даже есть заклинание! – воскликнул Франсис и начал читать одно из них.

– Ты что делаешь?! – остановила его Клара. – А вдруг эти заклинания тоже настоящие!

 

– Наверняка настоящие, – с опаской согласился с ней Ансельм. – Оказаться сейчас в песках Аграбы мне бы не очень хотелось.

Клара напомнила мальчикам, ради чего они сюда пробрались, и торопливо вернула карточки в маленькие ящички шкафа. Получив искрящиеся свечи, друзья отправились к принцу.

***

Ансельм захватил из мастерской Базиля большую коробку, напоминающую ту, которую нёс Франсис, она также была перевязана лентой.

– Ты испёк торт для принца Роланда? – поинтересовался друг.

Сын устроителя торжеств едва открыл рот для ответа, но Клара его перебила.

– Конечно, он испёк торт и надеется, что принц отметит именно его кулинарный шедевр.

– Я просто хочу порадовать их высочество! – неуверенно промолвил Ансельм.

– Не хитри, ты всего лишь хочешь посоревноваться с нами, – не унималась Клара.

– Может быть и так, – нахмурился Ансельм, – что в этом плохого?

– Но твоя идея украшения торта с самого начала была неудачная! – воскликнула девочка. – Зачем проявлять такое ослиное упрямство? Тебе ведь будет неприятно, когда принц рассмеётся, увидев на твоём торте розовые цветочки и бабочек.

– Клара, перестань, – вмешался Франсис. – Давайте не будем ссориться.

До условленного места дети шли молча. Ансельм бурчал себе под нос что-то неразборчивое, а Клара демонстративно не глядела в его сторону. Франсис шёл между ними и тяжело вздыхал, посматривая на своих друзей.

Принца Роланда заперли в королевских покоях, однако он с друзьями уже успел отыскать все потайные ходы во дворце. Не было нужды выдумывать хитроумный план побега – и без него принц незаметно улизнул из своего временного заточения. Тайный ход вывел его в оранжерею, где шумел искусственный водопад. Поток воды обрушивался в речушку, по берегам которой росли экзотические растения. Множество кустов и деревьев имитировали настоящие джунгли с лианами и ароматными цветами. Некоторые цветы распускались на стволах. В изогнутых ветвях кричали пёстрые попугаи. Принц здесь часто бывал, поэтому, не обращая внимания на диковинную растительность, сразу направился к поджидающим его друзьям.

Увидев принца, дети удивились, сколько же пауков и мокриц в его каштановых кудрях и на расшитом золотом наряде. Потайными ходами редко пользовались, отчего их облюбовали всякие неприятные насекомые.

– Сегодняшний день я долго не забуду! – с обидой и гневом произнёс принц. – Они поверили бредовым рассказам прорицателя и лишили меня праздника! Когда я стану королём, запрещу любые предсказания и всех шарлатанов-прорицателей вместе с гадалками выгоню из королевства!

– Обещаю напомнить об этом, если забудете, ваше высочество, – улыбнулась Клара и стряхнула мокрицу с плеча Роланда.

– Зачем же так сурово? Родители лишь беспокоятся о вас, ведь вы – единственный наследник престола, – вкрадчиво произнёс Ансельм, не решаясь снять паука с волос принца.

– В этот раз соглашусь с Ансельмом, – бросил виноватый взгляд на Клару Франсис. – Когда наш принц станет королём, эта неприятность будет казаться незначительной.

– Может быть, – на секунду задумался принц, а затем вновь гневно блеснул глазами. – Но сейчас прорицатель – мой злейший враг! И вы поможете мне найти способ ему отомстить!

Взгляд принца не позволил друзьям возразить. Они стояли перед Роландом в лёгком замешательстве и поглядывали друг на друга. Принц принялся ходить кругами, как будто обдумывая варианты мести. Внезапно он обратил внимание на большие подарочные коробки, перевязанные яркими лентами, отчего смягчился и вспомнил о своём дне рождения.

– Что же мы тут стоим? – всплеснул руками именинник. – Пойдёмте праздновать, ведь стол уже накрыт.

Друзья последовали за принцем по узкой тропе. Она извивалась между пышными кустами, усыпанными белыми и жёлтыми бутонами. Тропа, вымощенная камнями, привела их к округлой площадке, в центре которой преданные принцу слуги накрыли праздничный стол. Горы пирожных, мармелада, фруктов и прочих вкусностей лежали на позолоченной посуде и манили ароматом.

– Мы тут одни, поэтому кто-то будет разливать сок, а кто-то – раскладывать на тарелки угощение, – произнёс принц и каждому указал его роль.

Друзья беспрекословно подчинились, но прежде чем засуетиться вокруг стола, преподнесли принцу сюрприз.

– Мы знаем, что традиционные смотрины тортов отменены указом короля, – игриво захлопала пушистыми ресницами Клара, – но они всё же состоятся здесь и сейчас! Мы с ребятами испекли два торта и хотим представить их на суд вашего высочества.

Мальчики водрузили оба торта на стол и вместе с Кларой стали с любопытством наблюдать за принцем. Лицо именинника озарила счастливая улыбка, а руки сами потянулись к банту на первой коробке. Он легко развязал ленту, аккуратно снял верхнюю часть упаковки и с удивлением принялся разглядывать торт.

Ансельм закусил губу от волнения и потёр о штаны вспотевшие ладошки, ведь принц оценивал его торт. Четыре коржа, пропитанные абрикосовым сиропом, покрывала красная глазурь, разрисованная белыми завитками. Поверх глазури блестели золотые лилии, а верхушку торта украшала золотая корона с мармеладом вместо драгоценных камней.

– Будь у меня сестра, она сейчас визжала бы от восторга, – сухо произнёс принц.

Роланд не удостоил подарок Ансельма комплиментом и с нетерпением принялся развязывать ленту на втором торте. Клара бросила насмешливый взгляд в сторону поникшего сына устроителя торжеств и оглянулась в поисках Франсиса. Мальчик внезапно скрылся, едва принц начал развязывать бант на второй коробке. Внутри не оказалось торта, и Роланд вопросительно посмотрел на друзей.

– Это шутка, чтоб вас отвлечь и закончить приготовление сюрприза, – пояснила Клара. – А сейчас закройте глаза и на счёт «три» откройте.

Роланд охотно согласился. Франсис осторожно внёс торт, и друзья вместе с принцем досчитали до трёх. Когда виновник торжества открыл глаза, то едва не запрыгал от радости при виде второго торта. Возгласы принца разлетелись по оранжерее и распугали птиц. Квадратный торт напоминал крепость с башенками по углам и яркими флагами. У бойниц стояли миниатюрные пушки и солдатики, а на вершине – рыцарь в доспехах, восседающий на коне. Франсис успел украсить торт свечами, пока принц развязывал коробку. Искрящиеся свечи окружали рыцаря, их было ровно тринадцать. По традиции принц загадал желание, набрал в лёгкие воздуха и разом задул все свечи.

– Где вы раздобыли такое чудо? – спросил принц, едва придя в себя. – Это всё можно есть?

– Да, а со свечами нам помог Ансельм, – ответил Франсис, заметив, как погрустнел сын устроителя торжеств. – Мы взяли их в мастерской Базиля.

– А там, в мастерской, есть что-то ещё интересное, кроме искрящихся свечей? – поинтересовался у Ансельма принц.

– Мы нашли там волшебную картотеку! – приободрился паренёк и достал из кармана цветную карточку, одну из тех, что они рассыпали на полу в мастерской.

Дети вмиг забыли о празднике и тортах, их вниманием завладел рисунок на кусочке плотного картона.

– Ты взял это без спроса! – воскликнул Франсис, узнав рисунок волшебного мира Фаталимора.

– А у кого спрашивать? У паутины? – огрызнулся Ансельм.– Я верну, когда прочитаю, что тут написано.

– Мог бы спросить у отца…

– Никогда не слышал про Фаталимор, – прервал ссору принц и взял из рук Ансельма карточку с описанием волшебного мира. – Неужели он существует?

– Там есть заклинание, которое может туда перенести, – начал Франсис, но его остановила Клара.

– Это очень опасно, – со всей серьёзностью заявила девочка. – Давайте не будем проверять.

– Наверняка Фаталимор просто сказка, одна из тех, которые любил рассказывать Базиль, – пожал плечами принц, разглядывая рисунок на карточке, и невольно прочёл несколько строк заклинания.

Читай, коль не чувствуешь дна под ногами,

А если ты весел – заклятье не тронь!

Прохладный и тихий есть мир под волнами

Для тех, в ком обида живёт, как огонь.

От взглядов недобрых во мрачной пучине,

Под толщею слёз без любви и тепла

Укроет любого по веской причине,

Чьё сердце от боли сгорело дотла.

– Это просто стихи, – заключил принц. – Если слова были бы волшебными, что-то начало бы происходить.

– Раз тут написаны просто стихи, давайте начнём праздновать день рожденья, – с надеждой предложил сын устроителя торжеств.

Друзья переглянулись, и первой заговорила Клара:

– Как ни странно, я согласна с Ансельмом.

– Торты не растают, – махнул на них рукой принц. – Вы только послушайте, что тут написано дальше. В строчках стиха даются указания, что нужно сделать, чтоб попасть в Фаталимор!

Коснись пены моря, просящий защиты.

Пусть ноги оближет седьмая волна.

В мир Фаталимор будут двери открыты.

Покой обретешь ты на все времена.

Подумай о тех, кто тебя не достоин,

И мысленно росчерк поставь в договор,

Коль веришь, что душу твою успокоит,

Скажи лишь три раза: «О Фаталимор!»

– А как же заклинание? Здесь только стихи? – с досадой взглянул на кусочек картона Франсис.

Принц покрутил в руке карточку и на обратной стороне нашёл слова заклинания.

– Тут есть второй способ попасть в Фаталимор, – ответил Роланд. – Здесь написано, что надо встать в воду, подумать о тех, кто тебя сильно обидел, и, поливая воду себе на голову, произнести заклинание.

– А зачем думать об обиде на кого-то? – с сомнением спросила Клара.

Девочка решила отвлечь друзей от размышлений о путешествии в загадочный Фаталимор и начала разливать по бокалам сок.

– Наверно, Фаталимор – это мир всех обиженных, – предположил Роланд. – Я жутко обижен на родителей, и меня точно пропустят в подводную страну! Но чем я там буду дышать? У меня ведь нет жабр…

– А вдруг они отрастут, – с интересом предложил Франсис.

– Ваше высочество, наше отсутствие скоро обнаружат и тогда начнут искать, – с опаской заговорил Ансельм, – вы даже торт не успеете попробовать.

Но принц не дослушал пожелание Ансельма. Наследник престола вместе с Франсисом побежали к искусственному водопаду. Роланд сбросил обувь, запрыгнул в неглубокий водоём и начал читать заклинание с карточки. Тем временем Франсис крупной чашей зачерпнул воды и стал поливать её на голову принца. Роланд представил лица своих родителей и самым серьёзным видом прочёл слова заклинания:

Под небом тяжёлым,

Под хладной волною

Услышь моё слово,

О Фаталимор!

Тебе, словно другу,

Обиды открою

И шага не сделаю

наперекор.

Птицы внезапно перестали щебетать и воцарилась тишина. Дети посмотрели по сторонам, но больше ничего странного не заметили.

– Здесь тоже просто стихи, – разочарованно заключил принц и вышел на берег, отряхивая ноги.

– Всего лишь шутка, сказочка для детишек, – присоединился к нему Франсис.

– А мы чем лучше? – возмутился Роланд. – Я ведь поверил…

К мальчикам подбежала Клара и поставила перед принцем разбросанную им обувь, которую он как раз начал искать.

– Вы меня так напугали, я даже сок налила мимо бокала. Рада, что всё оказалось только шуткой.

Едва Клара проговорила последние слова, как послышался испуганный вопль Ансельма. Казалось, что кудряшки зашевелились на его голове. С перекошенным от страха лицом мальчик дрожащей рукой указал на что-то за спиной принца. Роланд быстро оглянулся. Там, где он стоял босыми ногами и читал заклинание, закипела вода. Пузыри с шумом образовали пенное облако. Роланд замер на месте, его ноги словно вросли в землю. Друзья не успели прийти на помощь или убежать, потому что всё произошло за считанные секунды. Из пенного облака вырвалась громадная водяная рука и схватила принца. Роланд закричал, но было слишком поздно взывать о помощи. Блестящая прозрачная рука нырнула вместе с Роландом в пенное облако и вмиг исчезла. Только лёгкие круги остались на воде, словно кто-то бросил в неё маленький камешек.

Рейтинг@Mail.ru