Суккуба

Евгений Щепетнов
Суккуба

Вдруг представила горячую, вкусную пиццу с копченой колбасой, перцем и солеными огурцами – рот наполнился слюной. Сегодня можно себе позволить! Роскошь!

Нет, не потому роскошь, что роскошь, а потому что это Зло для молоденькой девушки. Впрочем – и не молоденькой тоже. Кусочек маленький, а жиру на животе и боках добавит, будто съела быка!

Пацанам легче! Жрут, мерзавцы, что не попадя, и не толстеют! А тут только посмотреть на пирожное, и уже все – прет, как на дрожжах! Несправедливо. Как и все в этом мире.

Но надо собираться. Пора!

Медленно, едва не кряхтя встала, покопалась в вещах – нашла чистые трусики, натянула. Тоже мама приучила: «Держи тело в чистоте! Трусы меняй как можно чаще, не будь хабалкой грязной, засаленной! Мужики любят чистых

Умная мама. Только какого черта с таким умом она в этой дыре застряла? Почему ума не хватило оттуда выбраться?! Мда…

Оделась, натянув дырявые – по моде – джинсы. Наверное – самая дорогая у нее вещь. Тут уже купила, в Москве. В таких штанах дома не больно-то походишь, тетки соседские засмеют. Мол, «на помойке нашла, штоли?!» А здесь – всем плевать, что у тебя ляжки и зад из дырок высовываются. Тут и почище того увидишь – штаны с мотней до земли! Пацаны дома за такие штаны чморили бы лоха до тех пор, пока бы этот чмырь не повесился! И кто придумал такое тупое уродство? Говорят, вроде какая-то негритянская мода. И какого черта все за ними тянутся? Даже стыдно иногда. Как вот за эти штаны с мотней.

Сдала ключи от комнаты старушке с добрым лицом и хитрыми, колючими глазами вокзальной барыги, и медленно покатила свой чемодан на колесиках к лифту. Неудобно, да – таскаться с таким «сараем». Благо, что вокзалы рядом, только в метро остановку проехать, и можно сдать чемодан в камеру хранения.

Через час, свободная, и почти счастливая Таня прихрамывая шла по улице, рассматривая дома, вывески, лица людей – хмурые, озабоченные, счастливые и грустные. Она любила иногда вот так – идти, смотреть в лица, придумывать судьбу встреченного человека.

Вот идет парочка, им лет по двадцать. Глаза затуманены желанием, похоже, что только что вылезли из любовной постели. У девушки на шее тщательно замаскированный тонировочным кремом засос, а парень эдак по-хозяйски обнимает ее за плечи, как бы говоря: «Мое! Теперь – мое

Немного завидно. Видно, что хороший парень, хотя и любит попонтоваться. Да и девчонка – не гламурная сука. Вон как смотрит на него влажным оленьим глазом. Любит! Эх, где он, Танин парень? Где бродит? Ищет ее, и не находит… Не указывает Господь нужную тропинку, ведущую к ней!

А вот женщина за сорок. Одета чисто, но платье застиранное, давно вышедшее из моды. Губы сложены в скорбную гримаску. Видать – муж пьяница, дети придурки. Жизнь раздавила ее грязными колесами тракторной повозки, оставив на лице глубокие колеи-складки.

А вот бегут, хихикают девчонки, лет по шестнадцать, веселые дурехи! Одеты хорошо, по моде, в руках дорогие телефоны. Только вот через слово – мат! Ну как так можно? Ну да, Таня тоже может завернуть матом – да так, что уши завянут! Но не на улице, рядом со старшими! Не через слово! Вот она, столица – ничего не стесняются! Пороть надо мерзавок! Плеткой! По голому заду! Как в порнушке. Хи хи хи…

Мда…мысли все время возвращаются и возвращаются к происшедшему. И снова предательская мыслишка – и чего она так кобенилась с директором? Сейчас спала бы в своей квартире, отсыпалась после ночи. А теперь чего? Думает, как бы замести следы! Бродит по каменным джунглям, «сбрасывая с хвоста» погоню!

Нырнула в первую попавшуюся парикмахерскую под вывеской «Букет». Посмеялась про себя – название, как у саратовского майонеза! Фантазии нет у людей, что ли?!

Впрочем – постригли и покрасили в этом самом «Букете» вполне недурно. Сама себя не узнала в этой красивой платиновой блондинке! И чего она раньше так не стриглась? Даже парикмахерша завистливо вздохнула: «Экий кукленок получился! И где мои шестнадцать лет?!». Соседка-коллега рядом у кресла грустно улыбнулась, кивнула: «Там же, где и мои! В заднице! Просрали мы наши годы, Валюха! Теперь – их время! Пятнадцатилетних!»

Таня про себя посмеялась – ее принимают за пятнадцатилетнюю?! Вот же хохма! А потом снова озаботилась – надо будет рожицу подмалевать, точно. Слишком она заметна!

Следующий маршрут был проложен в магазин косметики. Подобрала не очень дорогой набор для макияжа, и в соседнем доме, прямо на лестничной площадке у окна наложила грим, постаравшись сделать так, чтобы лицо выглядело старше двадцати. Сделать это было довольно-таки несложно – раскрасся, как шлюха, вот тебе и двадцать пять! Проверено!

Мама всегда учила: «Крась лицо слегка – глазки подведи, реснички раскрась, а так, как эти дуры – не делай! Тонны штукатурки на морду – мужики терпеть не могут таких дур!» Не факт, конечно – некоторым нужна штукатурка, чтобы скрыть плохую кожу. Но Тане и ее маме она точно не нужна. Если только не нужно скрываться от возмездия покалеченного насильника.

Ну вот, теперь ее трудно узнать. Можно спокойно расхаживать по городу, не боясь наткнуться на «агентов». Все-таки прочитанные книжки развивают, это точно! Какая-нибудь другая девка, дуреха типа Верки, уже бы попалась. Сидела бы на квартире и ждала, когда за ней придут и набуздают. А Таня все грамотно сделала, как в шпионских романах! Настоящая Мата Хари!

Черт, и почему нет школы шпионов?! Она бы пошла! В шпионки! Только чтобы не надо было спать со всякими уродами ради важной информации. Хотя…ради дела-то, чего и не переспать? Если как следует предохраняться – так и ничего страшного! «Все зависит от высоты налития стакана» – как говорил один адвокат, мамин любовник. То есть – от платы. Все имеет свою цену – это таня знала наверняка. И она чего-то, да стоит. И надеялась, что стоит дорого.

Пиццу все-таки есть не стала. Заказала борща, пельменей, салатиков – наелась, чуть живот не лопнул! Едва, отдуваясь, вылезла из-за стола, медленно вышла из кафе. Побрела по улице – куда глаза глядят.

А глядели глаза на большую букву «М», и привели ноги снова на вокзал. Уже другой вокзал, Ленинградский. Не надо часто мелькать на одном и том же месте – закон шпионов!

Снова старушка с колючими глазами, и квартирка за две штуки в сутки. Далеко от вокзала, обшарпанная, будто в ней месяц стоял цыганский табор, но отдельная, даже не комната. Без телевизора – так и нахрен он сдался? Вода горячая и холодная, ванна есть (правда, в такой ванне лежать Таня точно бы побрезговала, как и садиться без бумажки на такой унитаз!», газовая плита и кое-какая посуда. Хватит, чтобы пересидеть пару дней, пока ищет работу. Вряд ли, конечно, найдет за пару дней, коли за пару месяцев не нашла, но чем черт не шутит? Скорее всего, все-таки придется снять недорогую квартиру ближе к окраине, и потом уже и думать насчет работы. Как и раньше делала. Но пока – пусть будет так.

И снова на вокзал! За чемоданом, в камеру хранения. Ноги уже гудят от хождения, и больную ногу будто огнем жжет. Но что делать? Жить-то хочется! И хорошо жить! Так что терпи, и шагай! Жизнь – это движение!

По дороге накупила газет, а потом не выдержала, зашла в салон связи и купила китайский телефон со здоровенным экраном. Тут же вставили симку – теперь у нее есть интернет! И газет не надо – посмотрела по объявлениям в сети, позвонила, и вот ты уже «помощница руководителя»! Как в объявлении написано. «Ищу помощницу руководителя»

Интересно, чем это она ему помогает? Руководителю этому? «Полирует шлем»? Или делает массаж мошонки?

Обман! Везде обман! Москва – здоровенный магазин, торгующий «воздухом». Несбывшимися надеждами, если быть точной. Но это уже и не новость. Немного передохнуть, и за дело – деньги тают, а предстоит еще много потратиться.

Глава 2

Таня в очередной раз с тяжким вздохом осмотрелась вокруг себя, перешла через коридор, прислонилась плечом к отделанной пластиком стене офисного здания.

Она стоит здесь уже час, проклиная себя за то, что решила отправиться на кастинг. Ну куда, куда ей против этих красоток, ей, деревенщине, с вещами, купленными на колхозном рынке?! На ней нет ни одной вещи дороже тысячи рублей, а вот у той голубоглазой красавицы одни лишь туфли стоят не менее пяти тысяч! А может и больше!

И посидеть негде, черт подери – везде девки, девушки, девчонки и девицы! Куда не брось взгляд – как цветы в здоровенной клумбе торчат девки! Все стулья, диваны, диванчики – все занято! И тут она – хромоножка, в совсем даже не бутиковой одежде!

Ох, и дура же, в самом деле! «Мы вас не ждали, а вы приперлися!» И надо же было увидеть то объявление!

«Богатый бизнесмен ищет помощницу в бизнесе. Красивая внешность, высшее образование, знание языков и местная прописка не обязательны. Обязательно желание много зарабатывать и расти по карьерной лестнице. Зарплата очень высокая, социальный пакет, возможность роста»

Два дня думала. Названивала по другим объявлениям, в очередной раз разочаровывалась, снова звонила, и когда время подперло (кастинг должен был быть как раз через два дня) – решилась. Правда, а что она теряет, кроме своих иллюзий? Да и тех иллюзий-то давно уже у нее нет! Какие иллюзии у девчонки из Красноармейска, только недавно откусившей член у насильника?!

Вот для чего может быть этот кастинг? Вряд ли на порнуху – такие кастинги, порнушные, устраивают по-тихому. Приглашают девок, вешают им лапшу на уши, мол – в порноактрисы возьмем! Трахают, снимают этот трах, и быстренько сваливают из страны.

А какой еще кастинг может быть? В секретарши? В актрисы?

А что – почему бы и нет? Ходят, к примеру, смотрят, выбирают типажи. А потом – рраз! – и предложат сняться в какой-нибудь «Игре Престолов»! А что? В «Игре» и непрофессиональные актрисы играли, вообще даже профессиональные проститутки!

Читала – они потом цены на свои услуги взвинтили. А что, всем за счастье трахнуть актрису из мегаблокбастера!

 

Кстати, здоровская штука, этот фильм. Таня его весь пересмотрела, и не по одному разу. Говорили, что она немного похожа на Мать Драконов Дейнерис. Только лицо не такое глупое. У Дейнерис и правда – мордочка почти как у дауна. И это не зависть! Так на самом деле!

Вообще, в этом объявлении подкупали главные слова: «Красивая внешность, высшее образование, знание языков и местная прописка не обязательны» Если бы их не было – Таня черта с два бы потащилась через весь город в непонятное офисное здание, на котором нет даже таблички с названием фирмы. Разумом она понимала – замануха! Объявление специально оставлено так, чтобы привлечь как можно больше народа, а в глубине души все-таки копошится: «Ну а вдруг?! А если?! А может это шанс?

Приехала к восьми утра, хотя начало кастинга в десять. Так, на всякий пожарный случай. Кто раньше войдет – тот свой шанс и получит. Это ясно, как божий день. Так вот в восемь утра было уже сто двадцать человек! Таня – сто двадцать первая! С ночи занимали, что ли?! Сучки крашеные! Понаехали!

Таня тихо хихикнула – вот и она стала «москвичкой», понадобилось всего два месяца и один откушенный член начальника! Теперь она как и все «москвичи» люто ненавидит «понаехавших», которые отнимают у нее хорошую работу!

Может повернуться, и уйти? За три часа прошло человек тридцать, не больше. Такими темпами она сегодня точно на собеседование не попадет, даже и надеяться глупо. Очередь не убывает. Это только тут, в помещении сейчас человек сто, а на улице, в скверике, еще штук двести! Охренеть… Жарко, душно, обмахивающиеся подолами страшные телки – фу!

Нет, глупое занятие – тут сидеть. Пришла, приковыляла! Валить отсюда надо…и пить очень хочется. Мало воды взяла, что ей какие-то триста грамма минералки? Растянула на три часа, последний глоток ушел полчаса назад. И в глотке пересохло – терпежа никакого! Все, уходить нужно!

Таня повернулась, поморщившись от боли – нога, чертова нога! – и пошла к выходу мимо потных, обмахивающихся газетами и подолами девушек разных «калибров» и расцветок.

Уже почти в дверях споткнулась о выставленную вперед ногу рыжей здоровеннойдевки, густо усыпанной веснушками и прыщами. Девка смотрела злобно, и на взгляд Тани прошипела что-то матерное, оскорбительное, из-за чего в Тане сразу поднялась волна гнева и захотелось прибить мерзкую курву.

Ну что за твари, а?! Ну, в самом деле – чего они все сюда приперлись?! Ну, вот на что рассчитывает эта тварь, лоб которой просто-таки усыпан выдавленными и назревшими мерзкими «вулканами»?! Да до нее дотронуться противно, не то что в помощницы брать!

Но Таня сдержалась – не ударила, не плюнула в толстую морду. Разъяренная, пошла дальше, заряженная злостью по самую свою платиновую макушку. От Тани сейчас можно было заряжать аккумуляторы, ее просто колбасило, и хотелось кого-нибудь прибить!

Нет, это точно влияние отца-уголовника. Или это столица так влияет на человека, заряжает его черной энергией разрушения!

Кто-то тронул за плечо, и Таня резко обернулась, готовая дать отпор. Кто мог ее остановить? Только та рыжая сука, специально подставившая ногу! Тварь!

Но это была не «рыжая сука». То ли девушка, то ли женщина – неопределенного возраста, от двадцати до тридцати пяти, одетая строго, элегантно, в стиле офисных работников – темная юбка чуть ниже колен, обтягивающая стройные бедра, белая, с кружавчиками, блузка – дорогая, видно с первого взгляда. В ушах серьги с камушками – поблескивают на солнце как бриллианты! А может и есть – бриллианты, почему бы и нет? Таня видела эту женщину, пока стояла в зале – она проходила мимо, будто прогуливалась, и ни на кого не обращала внимания. Явно местная, из администрации, типа – воздухом подышать вышла.

Девушка смотрела на Таню строго, холодно, и ее глаза – странные, один зеленый, другой голубой – впивались в Танину душу, будто стараясь рассмотреть в ней что-то такое, что не видно не только окружающим, но и самой Тане.

– С вами хотят побеседовать – бесцветным голосом сказала брюнетка, и уже поворачиваясь, бросила – Пойдемте за мной.

Таня постояла секунды две, глядя на то, как удаляется узкая спина бизнес-вумен, затем опомнилась, и под злобными взглядами конкуренток гордо проследовала следом за представительницей «богатого бизнесмена».

То, что это представительница тех, кто устроил кастинг – теперь не было никакого сомнения. Таня и раньше читала, что все происходит именно так – все ждут в очереди, а мимо этой самой очереди прохаживаются специальные люди, приглашая тех, чья внешность заинтересовала работодателя. Так что по большому счету очередь и ее пропускная возможность не имеет никакого значения. Будет удача – значит, будет. Лотерея, однако!

Приятно идти мимо толпы, из которой вырвали тебя одну! Эти ненавидящие взгляды! Эти перекошенные рожи! И туфли за пять тыщ не помогли! Хи хи хи!

– Съешь лимон, сука! А то рожа больно счастливая!

Это рыжая, в спину! Хи хи хи…

Хмм…неужели и правда такое счастливое лицо? Чему радоваться? Еще ничего не решено. Просто ее выбрали для собеседования вне очереди, вот и все. И не факт, что те позвали, кто организовал кастинг – и такая версия имеет право на существование! А все-равно приятно! Хи хи хи… Как мало человеку нужно для счастья! Обошла конкуренток на маленьком повороте – вот уже и радость! И пить теперь не так уж и хочется! Хочется, но…уже не так.

Это был обычный кабинет обычного бизнесмена средней руки – как с картинки, или с экрана телевизора. Длинный стол, с двух сторон которого стоят два десятка стульев, «директорский» стол, на котором громоздятся настольные часы из зеленого камня. Стены кабинета облицованы деревом, под ногами паркет, начищенный до зеркального блеска. Все элегантно, вроде как и скромно, но видно, что эта скромность стоит огромных денег. И прохладно! Так прохладно, что кажется – сейчас изо рта пойдет пар! А пить все равно хочется, вот же черт побери!

– Лена, налей гостье минералки… – мужчина за столом поднял взгляд на Таню, и та вдруг невольно поежилась. Взгляд был тяжелым, пронизывающим, как у следователя, привыкшего подозревать всех и вся, или патологоанатома, копающегося в мертвых телах и точно знающего, что остается от человека после его смерти.

Спохватилась – а откуда он знает, что «гостья» хочет пить?! Впрочем – она ведь облизнула губы, когда думала о жажде. Да и жарко за порогом кабинета, можно догадаться, что любой из гостей сейчас мечтает о ледяной минералке. Впрочем – возможно, что он предлагает пить всем, это что-то вроде релаксации, чтобы человек не волновался, и можно было с ним нормально поговорить. И такое возможно.

В любом случае – минералка была холодной, но в меру, чтобы не было ангины, стакан большим – почти на поллитра, и через минуту у Тани приятно булькало и пузырилась в животе. Жить хорошо, и жизнь хороша! Теперь – и поговорить можно!

– Ты приехала из провинции на завоевание столицы – без предисловия начал говорить мужчина, и Таня едва не вздрогнула. Голос был тяжелым, густым, как черная смола. Это был голос человека привыкшего к власти, не простой власти – неограниченной, когда над тобой нет никакой власти, кроме власти денег. И власти Бога.

– Закончила школу без особых успехов, на поступление в ВУЗ нет денег. Неполная семья – отца нет. Ищешь работу, но работы по твоим запросам нет. Ты достаточно умная, начитанная, имеешь принципы. Девственница. Что в наше время, в таком возрасте большая редкость.

Откуда он все про нее знает?! Даже про то, что она девственница?! – у Тани перехватило дыхание, и она замерла, вытаращив глаза, будто перед ней появился настоящий Дед Мороз верхом на олене – Неужели следили? Да кто она такая, чтобы за ней следить?! Провинциальная дурочка!

– Склонна к насилию, хотя и считаешь, что наоборот – ненавидишь насилие. Умеешь подчиняться, но умеешь и подчинять. Деньги не очень любишь, но любишь все, что они могут дать. Не так давно получила травму, из-за чего одна нога короче другой. И ты этого стесняешься. Брюнетка. Недавно сменила цвет волос – возможно, от кого-то скрываешься. Я что-то упустил? Хочешь дополнить?

Мужчина продолжал сверлить Таню взглядом, а та сидела прямо, едва касаясь задом края дорогого стула красного дерева. Она не знала, что сказать, и просто кивнула головой, мол – ничего не упустил. А если что-то упустил – так оно и неважно.

Сколько ему? Сорок? Пятьдесят? Шестьдесят? Жесткое, будто вырубленное из камня лицо, темные глаза, глубоко утопленные в глазницах, крепкие плечи, но не массивен – похож на бывшего спортсмена, прыгуна в высоту, или бегуна на короткие дистанции. Сухощавый, жесткий, как старое сухое дерево. Бывают такие люди – их не берет время, они будто консервируются в своем высохшем, задубевшем мускулистом теле на долгие десятилетия.

– Когда я спрашиваю, ты должна отвечать, максимально полно, и по делу – не повышая голоса сказал мужчина, но в его интонациях прозвучал звон стального клинка – Ты меня поняла?

– Да, поняла! – мелко закивала Таня, и прикусила губу. Да уж, с таким начальником не забалуешь!

– Хорошо. Ты умеешь учиться – тяжко, но удовлетворенно подытожил мужчина – сейчас Лена тебе кое-что даст, чтобы мы могли продолжать дальнейший разговор. Ты должна это быстро прочитать и подписать, если согласна. Если не согласна – ты уходишь и забываешь о нашем существовании. А мы – о твоем.

Листок уже лежал перед Таней, Лена положила его прежде, чем мужчина успел договорить. К тому времени, как он закончил фразу, Таня уже пробежала листок глазами, выхватив основные пункты.

А главными пунктами там было вот что: во-первых, за собеседование, вне зависимости от его результата, ей выплатят сумму, в рублях, эквивалентную ста долларам США.

Во-вторых, все, что она здесь услышит, не подлежит разглашению, и если Таня передаст информацию третьим лицам – неважно кому, близким родственникам, или друзьям – заплатит штраф в размере двадцати тысяч долларов США, и это кроме каких-то туманных угроз вроде уголовного преследования за промышленный шпионаж, и еще чего-то такого, что Таня не очень поняла: «…и другие методы, которые можно применить к нарушившему соглашение».

Чепуха какая-то! Что они, убьют ее, что ли, в самом-то деле?! А хотя…все может быть. Люди точно серьезные, это тебе не поганая «Торпеда» с ее лоховидными охранниками! Если уж у директора «Торпеды» водились очень даже неплохие деньги, тогда что говорить о тех, кому принадлежит четырнадцатиэтажное офисное здание! Если оно им принадлежит, конечно.

– Впиши свою фамилию, имя, и распишись – если собираешься беседовать дальше – Лена положила перед Таней дорогую авторучку, и встала рядом, у плеча – Побыстрее решай, ты здесь не одна. Нам нужно выслушать еще как минимум два десятка претенденток.

Таня подмахнула листок не думая. И не потому, что за это ей дадут сто баксов, нет. Любопытство! Что же там, впереди, что за секретность?! Спецслужба какая-то, а не набор в помощницы бизнесмену! Все очень странно, и жгуче-любопытно.

– Ну вот и хорошо – удовлетворенно кивнул мужчина, бросив взгляд на листок – Лена, выдай ей сто долларов. Хорошо. Итак, слушай внимательно, девочка. Начну с хорошего. Если ты подпишешь контракт, то будешь получать на свой персональный счет каждый месяц пятьдесят тысяч долларов США. Кроме того, то время, что ты будешь обучаться своей специальности, ты будешь находиться полностью на нашем обеспечении – еда, одежда, жилье – все, что нужно молодой девушке для ее нормального существования. Жить некоторое время ты будешь вместе с другими девушками на одном из курортных островов теплого моря. Тебе будет обеспечена любая медицинская помощь, ты ни в чем не будешь нуждаться. По истечении пяти лет, и если ты не допустила грубого нарушения правил – получишь еще миллион долларов США в одном из зарубежных, европейских, или американских банков. Без налогов – мы их заплатим сами. У тебя есть вопросы? Задавай. Я хочу, чтобы у тебя не было никаких сомнений в том, что ты правильно поняла мои слова.

– Как я могу вас называть? – осторожно спросила Таня, ошеломленная услышанным, и уже пожалевшая, что сюда пришла.

– Зови меня Мастер – подумав секунду, ответил мужчина.

– Господин мастер…

– Просто – Мастер!

– Мастер, а что я должна буду делать за эти деньги? Ведь такие деньги так просто не платят! Пятьдесят тысяч в месяц, это что, три миллиона?! Ох, черт…простите! Я вначале подумала – триста тысяч! А тут…так много! И миллион долларов! А еще – что вы считаете грубым нарушением правил и за что меня могут лишить миллиона? А этих пятидесяти тысяч могут лишить?

– Можем. Если ты пойдешь против нас, станешь работать на тех, кто пытается нам навредить. Но я думаю, что ты умная девочка, и не станешь так делать.

Мужчина слегка кривовато усмехнулся, и Таня вдруг покрылась мурашками от его «веселой» улыбки. Да, такой точно не простит предательства! Этот не в овраге закопает, это сделает чего-нибудь похуже! Хотя куда уж хуже…

 

– Нет, не пойду. Я не предательница! – горячо откликнулась Таня – Так что же я должна буду сделать за эти деньги? Кого убить?

Она хотела так пошутить, храбрилась, стараясь выглядеть увереннее, чем это было с ней на самом деле. Но вышло как-то неловко. Никто не засмеялся, никто даже не улыбнулся. Мужчина так же мрачно и пронизывающе смотрел на нее, и Таня вдруг поняла – влипла! Предложение настолько привлекательно, что от него откажется только идиотка! Но при этом сразу становится ясно – такие деньги платят не просто так! Неужели ее хотят сделать наемной убийцей?! Ну как Никита! Типа – тренируют, а потом говорят, кого убрать, и она их отстреливает из винтовки с оптическим прицелом!

Страшно, черт подери! Но деньги, такие деньги! Встать и уйти?! В съемную хатенку, в которой бегают голодные тараканы и пахнет ссаками из сортира?!

Вот так и ловят на крючок – заглотила, подсекли – некуда рыбке деваться! Бей хвостом, трепыхайся, а конец один будет!

Если сейчас уйдет – никогда себе не простит, что упустила Шанс! Будет как мать – сидеть в захолустной дыре, работать продавщицей, а по выходным ублажать полупьяных грязных мужиков, надеясь найти среди них свою большую любовь. Нет уж, пан, или пропал!

– Ты будешь делать все, что мы тебе скажем – тяжело, веско припечатал Мастер – На пять лет – ты наша. Вся, до последней капли крови. Ты – рабыня, у которой нет никаких прав. Кроме права исполнить то, что мы тебе прикажем. Гарантирую, что ты будешь жива, здорова, не станешь калекой. Более того, все твои телесные недуги будут излечены без следа. Но не жди пощады – за малейшее неисполнение приказа следует наказание. В том числе – телесное. Если ты плохо стараешься – нет рвения к обучению – наказание.

– Я что, должна буду заниматься сексом с тем, на кого вы укажете? – внутри у Тани все заледенело, неужели ее сдают в какой-нибудь турецкий бордель?! Но там такие деньги точно не платят! Там вообще ничего не платят! Только трахают!

А может это просто замануха?! Приманка в капкане? И вообще увезут, на органы разберут, и жалуйся потом небесному Царю!

– В том числе и сексом – криво усмехнулся Мастер – С тем, на кого мы укажем, и столько, сколько нужно! И КАК нужно. А то, что ты девственница – это очень хорошо. Значит, внутри тебя еще не было чужого семени и ничто не повлияет на чистоту процесса.

– Какого процесса? – снова обмерла Таня, но мужчина проигнорировал вопрос, продолжив свою речь:

– При подписании контракта ты сразу получишь сто тысяч долларов на счет, на который ты укажешь, или на нашу карту. После этого ты все пять лет будешь под нашим контролем и охраной. Назад дороги не будет. Сбежать с деньгами ты не сможешь – это я тебе гарантирую. Кроме пятидесяти тысяч долларов заработной платы в месяц могут быть еще и бонусы – размер их не ограничен. Мы ценим старательных работников и поощряем труд! Итак, ты готова подписать контракт?

Кровь билась в висках, и Таня чувствовала ее удары. Мозг работал на полную мощь, пытаясь проанализировать ситуацию, пытаясь найти подводные камни, вычислить обман, раскрыть аферу – если это афера! Но ничего не получалось. Мало информации, и нет времени все как следует обдумать. Попросишь время на обдумывание – могут и нахрен послать! Вон их сколько, охочих до денег и теплых курортов девок!

– Вот тут, на карте – сто тысяч долларов. Пинкод я сообщу после того, как подпишешь контракт! – Лена положила перед Таней карту «виза», и та завороженно уставилась в серебристый прямоугольник, будто это был кусок сыра, а Таня – сказочная лиса, жить не могущая без вожделенного куска – Ты сможешь проверить наличие денег через интернет – нужно будет только завести личный кабинет в этом банке. Карта обезличена, на вымышленное лицо. Логин и пароль мы тебе предоставим. После подписания контракта закажем карту уже на твое имя, и ты ее получишь перед выездом на остров. Но ты сможешь перевести деньги и сразу, сейчас – например, родственникам.

Щас прям! – подумала Таня – Чтобы мамочка профукала мои шесть лямов!

Шесть лямов! Черт подери! Это же хороший дом! Или новый джип! Это много, очень много новой одежды! Это все, что она, Таня хотела от жизни, но не смела об этом даже мечтать!

– А звонить домой я смогу? Это не запрещено? – осторожно осведомилась Таня, задумокпоглядывая на лица Лены и Мастера, не проявится ли на них отблеск нехороших, направленных в ее адрес.

– Сможешь, конечно – пожала плечами секретарша – Но если ты хоть словом обмолвишься о том, где ты работаешь и что делаешь – тут же будешь наказана за разглашение конфиденциальной корпоративной информации.

А если они меня и правда заставят убить? – вдруг подумала Таня – Что тогда?! На «шуточку» мою вон как отреагировали! Про убийство! Даже глазом не моргнули, считай, сказали: «да!» Шпионов готовят, что ли…киллеров. Так что делать-то?! И хочется, и колется!

И тут Таня вдруг поняла – она уже давно приняла решение, как только услышала про деньги и острова. И теперь только оттягивает неизбежное.

Будь, что будет! Убьют, так убьют – значит, судьба ее такая! Но жить как прежде, вернуться в этот затхлый провинциальный мирок она не может. Лучше сдохнет! Или кого-нибудь убьет.

«Ты сдохни сегодня, а я – завтра!» – гласит зэковская пословица. Так чего она кобенится, правда? Что она теряет, кроме жизни своей непутевой?

– Я согласна! Где подписать? – Таня встала, вцепившись руками в край стола, всмотрелась в глаза-провалы Мастера, и вдруг с тоской ощутила себя пойманной в силки птичкой. Ну почему так несправедливо? Ей, чтобы получить все эти блага нужно подставить свой зад, убить, украсть, пресмыкаться, будучи рабыней, а кто-то получает все с самого рождения, не приложив совершенно никаких усилий! Просто так! Ни за что!

Убила бы тварей! Этих проклятых богачей-олигархов! Вот они и виноваты в том, что Таня готова на все ради того, чтобы выжить! Всю страну обокрали, твари! Выпили кровь из народа! Грохнуть кого-нибудь из вороватых олигархов дело святое, так что если ее для того сейчас нанимают – значит, так тому и быть!

– Вот здесь – Лена вдруг взяла руку Тани в свою ладонь, и Таня вскрикнула от неожиданной, резкой боли. Из пальца капнула кровь, но Лена успокаивающе похлопала девушку по плечу – Не бойся. Нужно будет просто поставить отпечаток на пятнышке крови. Это стандартная процедура идентификации. Потом мы с тобой пройдем в медицинский бокс, тебя полностью обследуют, возьмут образцы крови, снимут отпечаток сетчатки глаз – и все будет хорошо. Расписываться не нужно – только отпечаток. Вот так. Паспорт у тебя с собой? Давай его сюда. Мы тебе сделаем загранпаспорт, но для того нужен твой гражданский. Потом тебе его верну. Ты ведь снимаешь квартиру, так? Не возвращайся в нее. Вряд ли у тебя там есть что-то ценное, а если и есть – сто тысяч долларов перекроют твою потерю в тысячи раз. Жить будешь здесь, в этом здании – тебя отведут в твою комнату и покажут, расскажут, где ты будешь питаться. Выходить из здания нельзя, заходить к другим девушкам не возбраняется, но нежелательно. Впрочем, из комнаты ты выйти не сможешь. По крайней мере до тех пор, пока вы все не прилетите на остров. Вылет через неделю. Все, поздравляю, Таня, ты поступила на службу в нашу корпорацию. И вот еще что – меньше расспрашивай о делах фирмы – это не приветствуется. Вот теперь все. За мной!

Лена пошла к двери, Таня оглянулась на Мастера, углубившегося в прочтении чего-то такого, что не было видно новой работнице, и едва ли не рысью побежала за то ли секретаршей, то ли заместителем Мастера, фамилии и имя которого Таня так до сих пор и не знала. Заветная карточка зажата в кулаке, теперь Таня стала богаче на сто тысяч долларов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru