Полный круг Господних праздников

Евгений Поселянин
Полный круг Господних праздников

Предисловие

Праздники Господни…

Они установлены для того, чтобы отрешившись от мира, люди могли погружаться душею в священную жизнь воплотившегося Бога, останавливаясь при этом на таких событиях, которые являются, так сказать, высшими точками, главнейшими моментами в великом деле Христа.

Жизнь всякого человека можно рассматривать или с будничной, повседневной стороны, или наоборот, в самых ярких ее проявлениях.

Конечно, земная жизнь Господа Иисуса Христа есть сплошное торжественное шествие чрез мир исцеляющего слова евангельского – есть одна проявляющаяся святыня, один большой праздник, милосердие, исцеление, просвещение, разносторонне действующее неисчислимой и неистощимой благодатью.

Но и в этом торжестве, которому не суждено никогда померкнуть и которое до конца веков будет бросать на человечество животворные, светящие, греющие лучи, – в этом торжестве выделяются все же с своим еще большим значением, со своею еще ярче блистающей славой некоторые дни земной жизни Спасителя.

Событие Рождества Спасителя… Приход святых путников, Девы Марии и старца Иосифа в Вифлеем, поиски помещения, тайна ночи, святейшей, божественной ночи; тайна ночи, одевшая пещеру где нашли себе приют назаретские пришельцы и совершившееся в этой ночи за тысячелетия предсказанное пророками событие… Маленький холмик соломы и на нем повитый пеленами Младенец Христос, склонившаяся над ним с любовью матери, с благоговением женщины, поклоняющейся Богу, «Дева чистая»… Осел и вол, дыханием своим согревающие лежащего на соломе, в холоде ночи Творца всей твари; убогая пещера, вместившая невместимого Бога… Пастухи, стерегущие близ Вифлеема стада, тихий слет к ним ангелов, испуг их, раздающаяся из ангельских уст весть о рождении Искупителя и запетая явившимися ангелами и новыми слетевшими в ту минуту ангельскими ополчениями новая песнь. Никогда не слыханные раньше слова примирения и отрады, слова о мире на земле и о благоволении в человецех… Приход «пастырей вифлеемских» в пещеру, смиренное преклонение пред Младенцем Христом смиренных людей, которые первыми принесли к Нему тихое умиление, священный восторг своего сердца… Таинственная звезда, засветившаяся между небом и землей и ведущая таинственных волхвов сказочных стран к таинственной пещере, прибытие их караванов – «и, отверзше сокровища своя, принесоша Ему в дар злато и Ливан и смирну»… Грозный Ирод, безумно мятущийся в страхе за свой престол, выпытывание им у волхвов места «родшагося Царя Иудейского»… Явление волхвам ангела с повелением уйти домой иным путем и бегство святого семейства в Египет со всеми сохранившимися о подробностях его преданиями… А в это время происходящее в Вифлееме и его окрестностях страшное избиение младенцев…

Сколько вокруг одного дня Рождества Христова теснится событий, трогательных и ужасных, всегда ярких, наполняющих душу величавой поэзией…

Совершившееся между этими всеми происшествиями принесение Младенца в Иерусалимский храм, сретение Его Анной пророчицей и Симеоном Богоприимцем, в лице которого воплотившемуся Богу поклонился весь Ветхий Завет, прославило пришествие Искупителя все так долго томившееся без Него, так верно ожидавшее Его человечество.

Пред выходом Христа на проповедь приход в страну Иорданскую, крещение от Иоанна Предтечи и небеса отверзшиеся, и голос Отца, гремевший с небес…

Незадолго до страданий Спасителя явление Его на горе Фаворе в лучах Божественной славы, отложенной Им при пришествии в мир, и опять глас Отца, свидетельствующий о Сыне и заповедующий повиновение Ему: Преображение Господне.

Но вот день торжества. Только что совершилось величайшее чудо, громким эхом по всей Иудее прокатились слова Повелителя жизни к трехдневному мертвецу: «Лазарь. Гряди вон!», по которым жадная смерть вернула жизни никогда не возвращаемую ею добычу… Переполненный народом, собравшимся на праздник, Иерусалим, стремление к тому, кто поднял из гроба смердящего мертвеца, изумленная, обожающая в ту минуту Чудотворца, несметная толпа, оглашающие старый Иерусалим клики: «осанна, благословен грядый, осанна, осанна в вышних». Колеблющиеся в руках детей зеленые ветви пальм, белые голуби, прорезывающие белыми крыльями солнечные лучи, резвящиеся в воздухе над всем этим торжеством. Вход Господень в Иерусалим.

Наконец, величайший, заветнейший день всех дней и всех веков, озаривший землю и небо, и будущность, и вечность радостью незаходимою, обративший в ничто все скорби земные, поправший смерть, водворивший царство жизни в чудный день – Христова Воскресения.

Гора Елеонская. Христос, в последний раз беседующий с учениками, дающий миру обетование вечного Своего пребывания с миром, благословляющий учеников последним видимым благословением и восходящий от них в предвечную славу для седения одесную Отца: Вознесение Христово.

Ученики, «собранные вкупе», вспоминающие обещание Учителя послать к ним Духа Святого, и таинственное потрясение храмины, и сошедший на них в виде огненных языков Святый Дух: день Святой Троицы.

Победа христианства над язычеством, равноапостольная царица Елена, посещающая Иерусалим в жажде найти величайшую святыню мира, крест Христов, который скоро воцарится над вселенной, подымание патриархом животворящего древа над преклоняющимися в радости пред ним верными: Воздвижение честного и животворящего Креста – как бы последний аккорд развернувшейся пред нами священной эпохи, символ мира, охраняемого благодатью Христовой, осеняемого знамением Его всесильного, всевозрождающего креста.

Вот те события, которые нам предстоит обозреть, в поэзию которых нам предстоит погрузиться…

Пойдем же с открытою душою по этому священному пути, освежая душу такими воспоминаниями, уверяя себя, как близко и возможно счастье духа после того, как Христос прошел по земле…

Е. Поселянин

Рождество Христово

Христос по плоти связан с человечеством только со стороны Своей Пречистой Матери.

Пресвятая Дева Мария явилась лучшим, прекраснейшим плодом на высоком древе человечества. Многие последовательные поколения накапливали нравственными усилиями добродетель, очищали душу, вырабатывали в себе добродетель, чтобы, наконец, как завершение этой благородной работы, выставить Пресвятую Деву Марию. Ни до и ни после не повторялось явление столь исключительной чистоты и духовности. В рамках земного существования нельзя было достичь высшей святости. Следующею ступенью было уже божество. И, рожденная на земле, от смертных людей, Пресвятая Дева испытала судьбу необычайную: она стала матерью Бога, а после земного века своего, протекшего в великих страданиях, унижениях и бедности, вознесена Божественным Сыном на чудный единственный престол Царицы Небесной.

Много великих людей обязаны своим величием матерям своим. Спаситель мира в Божественной природе Своей имел уже все совершенства, всю, блистающую светом незаходимым, дивную красоту и душу Божественную. И тем не менее, этот воплотившийся Бог был многим обязан Своей Пречистой Матери, – поскольку он был человек.

И, если, как Бог, он почтил ее беспримерным величием, если не было случая, чтобы Он не внял ее молитвам за людей, то это за то, что ею было сделано и перенесено для Иисуса: Его воспитание в бедноте и тесноте, начавшееся с Его рождения в пещере, бегство в Египет, уход Его из дому для проповеди, страх при вести о ненависти к Нему иудеев, ужас Его предания, позора, распятия – смерть…

Неотделим земной путь Христа от пути Богоматери…

Так вот, приступая к рассказу о земных делах Спасителя мира, поклонимся прежде всего ей, как матери, воспитательнице и последовательнице, готовой служить Ему всеми силами, иногда удаляемой от него обстоятельствами, но на Голгофе у Его креста опять находящей свое место… И пусть помогает она нам в постижении Сына Божьего, которого никто не знал и не понимал ближе и лучше Ее.

Обручение Пречистой Девы Марии со старцем Иосифом, благовещение архангела Гвриила о воплощении через нее Сына Божьего, путешествие Девы Марии к своей родственнице Елизавете – вот события, предварившие рождение Спасителя мира.

Истосковавшийся мир погибал от отчаянной вражды, не в силах найти прочных устоев жизни. Многие из благородных, чутких людей доходили до сознания, что так жить дальше нельзя, и самовольно уходили из жизни. Богатые утопали в неслыханной роскоши, бессильные, однако, и самыми острыми наслаждениями утолить душевную тоску и пустоту.

И вот в одну из таких ночей. Когда под покровом темноты они предавались удовольствиям, когда в богатых тайниках римской жизни стонало изощренное наслаждение, а рабы в тяжком сне переживали свою неволю, когда глаза немногих мечтателей старались разобраться в тех загадках, которые написала на синем своде небесном переплетающимися линиями звезд Божественная рука, когда одни, наиболее впечатлительные, ищущие души бессознательною молитвою тянулись к неведомому Богу, а другие не задумывались, брали жизнь, как она есть, и выпивали ее чашу до конца, и только немногие мучительно искали ее сокровенного смысла, – в одну из таких ночей родился Христос.

Родился, неся с собой новые основы жизни, неся всем свет. Пришел сказать богатым и сильным, что есть счастье выше и лучше, чем их ничтожное земное величие и их тленные радости. Пришел сказать гонимым и страждущим, что кратко и ничтожно их горе в сравнении с теми радостями, которые готовит Он им в Своем новом царстве. Пришел открыться тем, кто искал Его, ничего еще о нем не зная, дать разгадку на все запросы души, утолить всякую чистую жажду, дать отраду и успокоение всем трепещущим, пришел снова, как в былые дни рая, беседовать с человеком, войдя в дверь души его и вечеряя с ним на таинственной вечере.

Незаметно для мира прошло в ту ночь это событие, перевернувшее потом мировую историю.

Незадолго до времени, когда надлежало родиться Христу, император Август, получив от сената утверждение в своем достоинстве, предписал исчислить жителей всех областей, подвластных Риму. У иудеев был обычай, записываться в том городе, из которого они происходили. Люди, имевшие в жизни самое незначительное положение, – бедный житель города Назарета Галилейского, старый плотник Иосиф, и обрученная ему Дева Мария, – вели, тем не менее, свое родословие от царя Давида, родиной которого был Вифлеем. Поэтому им и надлежало записаться в этом городе, в окрестностях которого Давид, тогда еще простой пастух, пас свои стада, где одна из прародительниц их, Руфь, подбирала на сжатых чужих нивах оставшиеся колосья. Сто двадцать верст отделяет Назарет от Вифлеема – расстояние, которое должно было казаться не малым старцу Иосифу и Деве, бывшей непраздною. Двигались они с помощью осла, на котором сидела Дева.

 

Жизнь на востоке течет медлительно. Путешествие совершается бесспешно. Обстоятельства еще более затягивали следование назаретских путников. К тому же по стране шло политическое брожение.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru