Хоккейный волшебник

Евгений Косенков
Хоккейный волшебник

– Я хотел спросить, – замялся Демид. – Мы в Дзержинку на автобусе поедем?

– На автобусе.

– Парочка мест будет? Для болельщиков.

– Будет, – улыбнулся Сергей. – С нами всегда человек пять любителей хоккея ездят. А где пять, там и семь. Лишними не будут.

Всё время от утренней тренировки до вечера Демид промаялся ничегонеделанием. За что бы ни взялся – валится из рук. Старался поспать, не выходит. В голову лезут мысли о предстоящей игре. Мысли о Полине, немного разбавят, но в итоге голова опять оказывается, забита игрой. Прогулка по городу ничего не принесла. Демида лихорадило. Он боялся перегореть до начала игры, но ничего не мог с собой поделать. Мандраж тряс и заставлял думать о том, как получится сыграть.

Полина пришла к отправлению автобуса одна, и только для того, чтобы сообщить, что поехать не получится. Заболела мама. Данила передавал привет и извинялся, что работа отнимает у него возможность поддержать друга. Грустный налёт на лице Демида растворился, когда Полина чмокнула его в щёчку под взглядами пассажиров автобуса. Зарделась, и, пожав, второпях руку, убежала.

– Демид! Береги девочку! – загремел на весь салон здоровяк Рокки. – Умеют же люди красавиц находить!

– Для неё место в автобусе всегда найдётся! Так и передай!

– Такая поддержка для команды лучше талисмана!

– Хватит зубоскалить! – улыбнулся Сергей. – Итак, у нас не полных три пятёрки. Выдюжим? А, мужики?

– Где наша не пропадала! Выдюжим!

Зрителей на трибунах небольшого ледового дворца института оказалось прилично. Команда «Урожай» молодая, выступает в студенческой лиге, а в этом году замахнулась на город. У них полноценные четыре звена, молодость и задор. У «Локомотива» опыт. Самым молодым в команде оказался Демид, остальным за тридцать.

– Начинаем в два звена. Стараемся сбить их стартовый настрой. А там решим, как дальше. У кого сил хватит, будет выходить в других звеньях. Давайте ребятки, вперёд!

Демид мельком увидел худого высокого парня в очках. Наверное, он и есть тот самый Толя Ельцов, о котором говорил Сергей. Но мысль как появилась, так и улетела. Демид полностью влился в игру.

Студенты давили. Часто увлекались индивидуальными действиями, что спасало «Локомотив». Передерживанием шайбы грешил соперник. Но броски по воротам были частыми и с разных точек. Вратарь «Локомотива» Гриша Черёмушкин пластался на линии ворот, словно терминатор. Демид провёл на площадке две смены, но ничем не отметился. Шайба почти до него не доходила.

– Расщепин, отбирай сам! Борись! Не жди, когда пас выдадут на блюдечке! – кричал Сергей.

В третьей смене он ошибся, потерял шайбу, и студенты реализовали выход два в одного. Настроение упало. Игра не получалась совершенно. Он опустился на скамейку запасных мрачнее тучи.

– Смотри на площадку! – рядом оказался Сергей. – Центр нападения твой. Бери игру на себя, если партнёры отстали. Рискуй бросать из любой позиции. Что ты теряешь? Только не делай пасов назад, как сделал сейчас. Если отдаёшь назад, найди адресата. Иначе, привезём себе целую авоську! Рокки! Какого ты творишь?

Сергей подлетел к бортику. Рыжебородый детина пожал плечами, словно не понимая, что произошло, и покатился на скамейку штрафников.

– Короче, Демид, если ты хочешь стать профессионалом, наступи себе на горло и играй через не хочу. Понял? Тройка меньшинства и Демид. Тяните время, парни. Не давайте им разыгрывать до верного. Минуту выдержать до перерыва. Вы можете!

Демид встал на вбрасывание. Трибуны заполнились визжащими и галдящими студентами, которые безуспешно пытались запустить по кругу живую волну.

В это время Демида прострелило током. Исчезло странное волнение, робость и неуверенность.

Шайба из руки арбитра как в замедленной съёмке летела на лёд, Демид определил точку их соприкосновения. Легко подцепил шайбу на крюк клюшки и зряче откинул партнёру, который в одно касание отпасовал защитнику. Демид неожиданно для себя крикнул: мне! Рванулся мимо двух игроков соперника в чужую зону, получил каучуковое изделие точно на клюшку. На хорошей скорости обманул защитника, заложил перед вратарём, уводя его за собой и открывая тем самым дальний угол. Перехватил клюшку одной рукой и катнул диск мимо второго защитника и голкипера. Шайба мягко, не торопясь, закатилась за ленточку ворот. Гол! Обескураженные игроки «Урожая» ничего не смогли понять, что произошло. Впрочем, и сам герой не мог сообразить, как ему удалось проделать такой сложный финт. Партнёры не сдерживали своих чувств. Гол получился на загляденье.

– Серёга! – затормошил тренера Ельцов. – У тебя кто снимает матч?

– Даже и не знаю, пожал плечами тот. – Но ты гол видел, а? Ещё приходить не хотел! Это же самородок! Талантище!

Ельцов уже бежал к скамейке соперников.

Ничейный результат после первой пятнадцатиминутки, периоды сокращены для городских соревнований по регламенту на пять минут, дарил надежду на хороший результат. Десять минут на отдых и следующий период.

В раздевалке бурно обсуждался гол Демида. Мужики пытались понять, как он так сделал, а он улыбался и пожимал плечами.

Сергей пожал руку Демиду. Тут же сказал о минусах в его игре, на которые тот должен обратить внимание. Затем разобрали некоторые моменты действий соперника, выявили слабые места, которыми необходимо воспользоваться.

Второй период начался с того, что команды доиграли смену не в равных составах. Особое внимание соперники стали уделять десятке «Локомотива». Демид пробовал различные варианты, как можно убежать от опеки, но разворот пока желал лучшего. Слишком медленно. В одной из смен он вышел в другой пятёрке, выиграл вбрасывание, получил пас, вошёл в зону соперника, перевёл шайбу направо, на подключившегося к атаке форварда. На пятачок не поехал, а встал за воротами у левой стойки. Пас пришёл точно на крюк клюшки. Демид принял, крутанулся за воротами, и положил шайбу в правый верхний угол ворот дзержинцев. Трюк финского нападающего в игре против сборной России несколько лет назад на чемпионате мира, теперь стал украшением игры на первенство города Новосибирска, в виртуозном исполнении Расщепина.

Дворец спорта затих. Какое-то странное оцепенение наступило в одно мгновение. Шоковое состояние зрителей и игроков. Две шайбы заброшенными немыслимыми трюками.

– Демид! Ну, и выпендрёжник же ты! – Сергей хлопнул игрока по спине. – Это здесь ты так можешь издеваться, а среди мастеров не дадут. Там трудовые шайбы придётся забрасывать.

После двух периодов счёт сохранился 2:1 в пользу «Локомотива». И на третий период хозяева площадки вышли с решительным настроем. В самом начале периода они дважды подряд продавили оборону гостей. Но если в первый раз Гриша вытащил шайбу, то вторым заходом «Урожай» сравнял счёт.

Демид опять выиграл вбрасывание, отыграл на партнёра, получил шайбу обратно, вошёл в зону и резко бросил от синей линии. За спиной продолжавшего ждать броска вратаря, колыхнулась сетка. Арбитр не сразу поднял руку вверх, фиксируя гол, хотя загорелась красная лампочка за воротами.

– Чертовщина какая-то, – буркнул тренер студентов. – Не нравится мне этот игрок. Он походу из профи. Профессионалам здесь не место.

А Демид разыгрался. Поймал, что называется кураж. Вышел из своей зоны, на скорости проскочил мимо игрока соперников, будто и не заметив, и бросил по воротам из-под падающего под шайбу защитника. Каучуковый диск скользнул по клюшке самоотверженного игрока и пролетел над ловушкой под перекладину, затрепыхавшись в сетке, словно птица, пойманная в силки. Оказалось, что Демид способен прочитать отскок шайбы при рикошете. Защитник «Локомотива» бросил, снаряд по пути к воротам попал в конёк соперника, изменил направление, чиркнул по клюшке другого студента и угодил в подставленную вовремя клюшку Демида.

Дзержинские болельщики и хоккеисты не ожидали такой игры от гостей и тем более оказались не готовы к появлению в составе забивного форварда. Первая игра в официальной игре на первенство города и сразу покер! Четыре гола!

В раздевалке стоял шум и смех. Рокки кричал, что готов бежать за пивом в одних трусах.

Ельцов прорвался к Демиду.

– Рад! Очень рад познакомиться! Я готов стать вашим агентом! Готов встретиться с вами завтра и обсудить наше взаимовыгодное сотрудничество.

Он протянул листок с номером телефона.

– Я приеду на Первомайку к Сергею в три часа дня, у него всё и обсудим.

Счастливый Расщепин находился на седьмом небе от счастья. Теперь хотелось бежать в сторону своего района и кричать от радости. Скорее увидеть Полину…

В сознании мелькнула фраза: мама заболела. У них деньги сейчас есть на лекарства? А то он у них походу забрал все средства для существования. Радость сразу угасла. На сердце стало тревожно. Если что, ему трудно будет справиться с тем, что человек, мама Полины, не сможет поправиться из-за его безумной детской мечты играть в хоккей…

Глава 4

Козни неведомого врага

Звонок не работал, пришлось постучать в дверь. Никто так и не открыл. Обескураженный Демид не знал, что и думать. У него же где-то номер телефона Полины и Данилы записан. Где же? Он пробежался по карманам, вынул записку от Ельцова. С ним сегодня надо обязательно встретиться. Может, в комнате выложил? Надо блокнот завести и визитницу. Где же номер телефона Полины? Почему о покупке телефона не подумал раньше? Переехать ведь они не могли? Не могли. Или могли? Соседи! Демид с нетерпением позвонил в дверь рядом.

– Ну, кто там в такую рань? – раздался старушечий голос.

Дверь приоткрылась, образуя узкую щелочку с косяком.

Несколько секунд небольшого роста старушка рассматривала Демида, словно экспонат. А Демид от волнения замешкался с ответом.

– Чего надобно? Дома я не одна и в квартиру не пущу.

Демид прокашлялся. Голос прозвучал неестественно чужим.

– Доброе утро! Не подскажете, соседи ваши. Они где?

 

– Я за ними не слежу, молодой человек. Вы, собственно, к кому? – старушка прищурила глаза.

– Я, собственно, к…Даниле, – засмущался Демид.

Старушка улыбнулась.

– Полина и Анюта в школе. Данила в институте. Варвара Сергеевна в больнице. Простудилась немного. Я предлагала им поухаживать за ней, да они уже всё решили. Больница недалеко от школы.

– Спасибо, – выдохнул повеселевший Демид. – Спасибо!

Настроение поднялось, он прыгал через две ступени по лестнице, а кончики ушей жутко горели.

– Вот я лопух! Элементарные вещи забыл. Не работаю на нормальной работе и посчитал, что другие живут также. Полина в одиннадцатом классе учится. В этом учебном году у неё выпускной. И я устрою ей шикарный выпускной!

В голове привычно щёлкнуло.

Демид оглянулся по сторонам. Осень! Сентябрь! Его любимое время года. Как там у Пушкина:

«Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса…»

Первую строчку Демид заменил бы на другие «прекрасная пора», но с великим поэтом спорить не стал.

– Демидыч! Друг! – раздался крик. – Как я рад тебя видеть!

Демид остановился и увидел Димку. Тот шёл на него с пьяной улыбкой на лице, раскачивающейся походкой.

– Как здорово, что я тебя встретил! – Димка попытался обнять Демида.

– Ты откуда такой хорошенький с утра?

– О-о! День рождения! Всю ночь отмечали. Все спят, а нам вот, с другом, не хватило по чуть-чуть.

Демид посмотрел туда, куда махнул Димка. Там стоял бомжеватого вида мужик с неопрятной бородой и в давно не стираном джинсовом костюме.

– Ты мне займи немного. Сам понимаешь, в каком я состоянии. А надо ещё опохмелиться будет. Потом. Ты же настоящий друг.

Последняя фраза прозвучала двояко. Вроде и утверждение, и вроде, как вопрос. Рука привычно нырнула в карман, нащупала пару бумажек.

– Дим, я не могу тебе сегодня занять. Так получается…

– Ну, ты и жмот! Тебе для друга копейки жалко? – улыбка сошла с лица.

Вид нахохлившегося Димки показался жалким. Больной человек.

– До общаги со мной дойдёшь? – пришло в голову неожиданное решение.

– Общаги? А что там в общаге?

– Так я ведь… – начал было Демид, но махнул рукой. – Дойдёшь? Не пожалеешь.

– Далеко?

– Три остановки.

– Я тебе пешкун на дальние дистанции?

– Тебе бутылка нужна или нет?

– А две будет? – заинтересованно процедил Димка.

– Для тебя – будет.

Демид шёл впереди, а сладкая парочка тянулась за ним. Правильно он делает или нет? Думать на эту тему не хотелось. Осенние пейзажи нарядных аллей заставляли думать о более возвышенном и прекрасном. О Полине. Демид улыбнулся. Странное чувство овладевает им, когда он думает о ней. Будто она незримо присутствует рядом и его тело дрожит от счастья, что она рядом. Наверное, именно это люди называют любовью? Всегда и со всеми девушками у него были ровные дружеские отношения. Сердце так громко не стучало, тело не пробивала странная дрожь. И эти электрические заряды, которые проскакивают между ними, странные. С другими девушками ничего подобного не случалось.

– Подожди здесь, – остановил Димку Демид. – Боюсь, что тебя дальше не пустят.

– Как не пустят? Я что, не человек? И я, это, с тобой!

– В Таком состоянии, как у тебя – не пустят.

– Нормальное состояние! Ты чего гонишь?

– Тебе бутылка нужна?

– Две. Две бутылки!

– Хорошо, две. Тогда подожди на улице.

По пути в комнату встретилась комендантша. На бледном лице, как всегда, кислое выражение. Губы выделяются насыщенным красным цветом. Голос строгий, поучающий, словно она знает больше, чем все окружающие её.

– Почему приходите поздно? Вот будет у вас своя квартира, будете приходить, когда вздумается, а здесь правила. После полуночи вахтёр имеет право вас не пускать, чтобы не будить людей.

– Вы серьёзно? – опешил Демид.

– Более чем, молодой человек.

– Допустим, я работаю до часа ночи, значит, я не смогу попасть в общежитие?

– Совершенно верно.

– Тогда это ущемление прав человека.

– Но вы ведь не гей?

– Причём тут гей?

– Я так и знала, – вздохнула она. – Только геи могут кричать об ущемлении своих прав.

Демид завис. Услышанный бред никак не желал пониматься.

– Постойте. Я ничего не понял про ваших геев. Мне, в принципе, всё равно какие у них права. Вы, объясните, почему я должен искать ночлежку, если у меня есть комната?

– Я всё сказала. Вы предупреждены. Больше после полуночи, вас никто не пустит, – сказала надменно комендантша и пошла дальше, гордо подняв голову.

Демид проследовал в комнату.

– Скатерть самобранка, а ты можешь водку сделать?

– Не люблю я алкашей. Не люблю.

– Не мне это. У друга трубы горят.

– Так трубы водой надо тушить.

– Можно без шуток?

– Держи.

На столе появилась бутылка водки советского производства.

– Ого! А можешь сделать водку из дальнего прошлого? Ну, там из девятнадцатого века?

– Вот! И в оригинальной бутылке.

– Класс! Но как можешь это делать?

– Секрет…как его…полишинеля, во.

– С тобой не соскучишься.

– Все упаковки сохраняются, пока в них есть содержимое. Пустые или с испорченным продуктом исчезают, словно их никогда не было.

– Чудеса!

– Это сказка, а в сказке и не такое бывает. Ты ведь теперь тоже живёшь сказкой.

– Но ведь и сказка когда-нибудь заканчивается, – с грустью произнёс Демид.

– Сказка заканчивается для того, чтобы начаться опять. Конец у сказки для того, чтобы показать, что одна закончилась, а другая началась.

– Мудрёно говоришь. Скажи, а имя у тебя есть?

Женский голос засмеялся.

– Иван тоже допытывался, есть ли у меня имя. Скатерть-самобранка, моё имя.

– Какой Иван?

– Иванушка-дурачок. Аль не читал сказок?

– Читал. Поверить сложно.

– Ты просто поверь и всё станет простым и понятным.

– Можно, я буду звать Нюрой?

– Нюра…красивое имя…

– Можно?

– Мне нравится. Буду Нюрой.

Димка ходил кругами вокруг скамейки, на которой сидел его друг. Нетерпение сквозило во всех действиях. Увидев Демида с пакетом в руках, Димка с неожиданной прытью рванул навстречу. Демида всегда удивляло в Димке способность трезветь, когда он видел спиртосодержащую жидкость.

– Ну? – глаза бегают, стараются проникнуть внутрь пакета, руки чешет в предвкушении подарка.

– Держи, Дим. Не пора завязывать?

– Не время, друг, не время. Брошу, когда захочу. Слушай! Так это советская водка! Ты где её достал? – глаза Димки округлились. – Она же бешеных бабок стоит!

– А вторая бутылка тебе как?

Димка вытянул из пакета пузатую квадратную бутылку с пробкой залитой сургучом. Пошептал губами, пытаясь прочитать иностранную надпись.

– Хрень, наверно, какая-то. Вот советская водка – это валюта! За неё такие бабки можно взять!

Димка развернулся и пошёл по своим делам, прижимая пакет к груди, как бесценную вещь. Демид усмехнулся. Ни «спасибо», ни «до свидания». Димкин друг проспал уход напарника и ковыляющим шагом устремился за ним.

Демид успел переступить порог общежития, заметить загадочный и интригующий взгляд вахтёра, и пройти до коридора. Комендантша выросла, словно из-под земли.

– Торговля спиртным без лицензии преследуется по закону. Всё снято на телефон. Отвертеться не получится. Я вынуждена сообщить в полицию.

Второй раз за день Демид опешил.

– Какая торговля? Вы о чём?

– Не удивлюсь, если у тебя ещё и наркотики найдут, – не дожидаясь ответа, она гордо выпрямила спину и с превосходством над оппонентом, зашла в свой кабинет.

Демид помотал головой из стороны в сторону и передумал идти в комнату. На улицу, в парк, только не оставаться здесь. Может на природе удастся проанализировать произошедшее.

Но мир для Демида Расщепина изменился. Стал другим. Всё осталось на своих местах. Просто он воспринимать мир стал по-другому. Демид чувствовал это, но объяснить не мог даже самому себе. Он стал частью сказки, как ни странно звучит словосочетание. Прикоснулся к тонкой материи на грани понимания. Расскажи о скатерти-самобранке кому – не поверят и сочтут умалишённым. А у него такая скатерть лежит в комнате. Боль в ноге прошла, когда современная медицина опустила руки, пришла на помощь фея с волшебным порошком. Домовой реален. Просто мы не видим его, если он не пожелает. Игра в хоккей. Встал на коньки и начал вытворять невероятные вещи. Многому придётся учиться, тренироваться, и развивать то, что ему подарили. Без труда, как говорят, не вынуть рыбку из пруда.

Так! А паспорт кто будет получать? Демид глянул на часы и чуть не выругался. Димка с комендантшей все планы сбили. Бегом в паспортный стол. Успел. Выдача документов. Получаем, открываем…

– Девушка! Это не мой паспорт!

– Как не ваш? Фотография ваша!

– Фотография моя, – согласился Демид, – имя моё и отчество, а фамилия не моя!

– Такого не может быть!

– Но есть ведь! У меня фамилия Расщепин, а здесь Расщенин.

– Значит, в бланке написали неразборчиво фамилию.

– В бланке все буквы проставил печатными.

– Секундочку, – девушка вынула из шкафа бумаги, нашла нужную, раскрыла, пробежала глазами. – М-м-м. Наша ошибка, Демид Николаевич. Приходите завтра, мы всё исправим.

Переваривать случившееся не осталось времени. Ноги в руки и в ледовый дворец спорта. Пробежка получилась хорошая. Охранник спросил куда направляется, записал в журнал данные справки.

Ельцов уже беседовал с Сергеем и Евгением, пили чай из круглых, похожих на мяч бокалов.

– Я связался с несколькими клубами. Вас, Демид, на данный момент готовы посмотреть: Сибирь Новосибирск, Металлург Новокузнецк, Сокол Красноярск, Ермак Ангарск и Челмет Челябинск. Условия контракта, если к нему придём, будут ещё обговариваться, но предварительные условия все хороши. Предпочтительней по все показателям – Сибирь. Сезон начнёте… Демид, можно перейти на «ты»?

– Конечно.

– Замечательно. Сезон начнёшь в молодёжке. А там Сибирь два. Фурор с заброшенными шайбами на город, произвести сумел. Видео гуляет по всем социальным сетям. Просмотров за сутки до двадцати тысяч! С ума можно сойти! Звезда взошла, но надо постоянно работать. Сам всё понимаешь. За год можно цену себе поднять до серьёзных высот. Что думаешь? Сибирь? Или кого из высшей лиги приглядим?

– Демид, даже не думай – Сибирь, – заговорил Сергей. – В вышку из КХЛ всегда можешь попасть, а вот наоборот не у всех получается.

– Сибирь. Решение верное, – Евгений задумчиво отхлебнул глоток из стакана. – Если понадобится помощь от нас, приходи, поможем. Без всяких денег. По-дружески.

– Спасибо, я не ожидал таких развитий, таких событий…

Все улыбнулись.

– Лиха беда начало. Завтра в два часа дня тренировка молодёжки на «Сибири». Не опаздывай. Я тоже приеду. Тренеры команды будут тебя просматривать.

Демид пришёл в общежитие в непонятном состоянии. Вроде и радоваться надо – просмотр в команде родного города, играющей в Континентальной хоккейной лиге, а настроения для радости нет. Комендантша строит козни. И чем не понравился? Где и что не так сделал?

– Переживаешь?

Демид чуть со стула не свалился. Дверь закрыта на замок, никто в комнату не входил.

– Да, ты не пужайся! – рассмеялся старичок в картузе и цветной рубахе в горошек, подпоясанной обыкновенной верёвкой. – Никанор тебе привет передаёт.

– Никанор? – удивился Демид.

– Так его ты из огня спас. Или у тебя ещё Никаноры знакомые есть?

– Нет, больше нет.

– Вот и добре. Меня зови Словохотом. Я хранитель очага этой общажки. Не повезло мне с домом. Но я не ропщу, не подумай, чаво. И туточки люди есть хорошие. Ты вот, например. Давненько не было историй, чтобы человек домового из огня спасал. Так что если к нам с добром, то и мы платим добром.

– Так он отблагодарил уже меня. Кстати, поужинаешь со мной?

Домовой довольно закряхтел.

– Отчего не отужинать? С хорошим человеком завсегда приятно.

– Что бы вы отведали, дедушка Словохот?

– Блинчиков с творогом, со сметаной, – закатил мечтательно глаза домовой. – Кваску резкого.

– Нюра! Слышала заказ гостя? Подтверждаю. Сделай, уважаемая. Мне тоже блинчиков со сметаной и стакан кефира.

На глазах изумлённого Словохота на столе расстелилась скатерть, и выросли тарелки с блинами.

– Вона какой подарок сделал Никанор! – домовой посмотрел на Демида с прищуром. – Не простой ты человек, Демид, ой, не простой! Помяни моё слово, избранный ты. Вопрос только для чего? Не думал и не гадал, что доживу до такого. В моём доме – избранный! Это честь, Демид. А за хлеб-соль огромное благодарение от меня.

 

Когда собеседники насытились, вытерли подбородки от жира и сметаны, Словохот ослабил пояс на животе, и заговорил:

– Козни против тебя строит комендантша. Видел я, как она какие-то пакетики в твоей комнате рассовывала. Показать?

Домовой из-под матраса вытащил небольшой, размером со спичечный коробок, свёрток. Протянул Демиду, но в руки отдавать не стал.

– Сейчас разверну, посмотришь. Руками не прикасайся, чтобы отпечатков не оставить. Мои они не определят, а вот комендантша пальчики оставила. Наркотики, поди? Глянь.

– Я в наркотиках не разбираюсь, – пожал плечами Демид.

Словохот послюнявил палец, ткнул в белый порошок и попробовал на язык.

– Она, отрава. Подставить тебя хочет. Давай я их все, что натыкала комендантша, заберу.

Он успел пробежаться по местам, где лежали свёртки. Настойчивый стук в дверь и Словохот с Демидом переглянулись.

– Пришли ужо. Прощевай. Встретимся ещё.

Домовой испарился. Вот только что стоял напротив, а уже его и нет. Стук повторился более настойчиво.

Демид щёлкнул замком, и дверь резко открылась. В комнату ворвались бойцы ОМОНа, заломили руки Демиду, уложили лицом в пол. Высокий мужчина в сером костюме присел рядом.

– Рассказывай, – устало, но жёстко спросил он.

– Что рассказывать?

– Всё по порядку. Где у кого берёшь наркотики, кому сбываешь, кто поставляет тебе палёную водку? И где прячешь оружие?

– Какое ещё оружие?

– Сотрудничать не желаем, значит. Лейтенант! Давай понятых. Найдём оружие, наркотики, плохо будет. С тюрьмы если выйдешь, то долго не проживёшь. Кровью харкать будешь и сдохнешь под забором. Но ты оттуда не выйдешь. Понятые! Сейчас при вас пройдёт обыск в комнате гражданина Расщепина Демида Николаевича. Начинай, лейтенант!

Демид посмотрел на понятых и встретился взглядом с комендантшей. Она мстительно улыбнулась. Вахтёрша, которая всегда и во всём поддерживала свою начальницу, с ненавистью смотрела в его сторону.

– Пистолет! – раздался голос одного из полицейских у окна.

– Вот, видите, Демид Николаевич! Хранение огнестрельного оружия – статья! Мы его ещё проверим по своей базе. Если, вдруг, подтвердится, что этот пистолетик фигурировал в каком-либо деле, то не завидую я вам, не завидую.

Демид смотрел снизу вверх на сытое, довольное, гладковыбритое лицо со словно застывшей на лице улыбкой, и думал, кому надо так его подставлять? Кому он внезначай перешёл дорогу, что даже пистолет подкинули…

– Товарищ капитан, тут это…

– Что лейтенант?

– Пистолет игрушечный.

Капитан озабоченно покрутил в руках игрушку, вопросительно глянул на комендантшу, которая сделала удивлённый взгляд.

– Где настоящий пистолет? – улыбка сошла с лица капитана, гражданский костюм на нём стал топорщиться во все стороны, наверное, от возмущения, что пистолет не тот.

– Какой пистолет? Вы же нашли его, – Демид был уверен, что Словохот уже предпринял нужные действия.

– Это игрушка, а где настоящий?

– У меня настоящих пистолетов никогда не было.

– Ладно, лейтенант ищите хорошо. Наркотики должны быть.

– Ага, и бутылки пустые водочные и аппарат для разлива водки…

Тяжёлая рука придавила голову к полу так, что говорить стало невозможно, а ворсинки с коврика попали в рот.

До слуха Демида донеслись возмущённые голоса полицейских.

– Всё обыскали, наркотиков нет и оружия больше никакого, кроме игрушки.

– Должно быть. Сведения из проверенного источника. За десять лет все сведения подтверждались.

– Всё перевернули. Нету.

– Эй, ты! Пистолет и наркотики где? Куда дел?

Демид ответить не успел. В комнате появился новый персонаж. Кругленький, маленького ростика в форме полицейского. Снизу не удавалось разглядеть сколько звёзд на погонах.

– Что тут происходит?

– Товарищ полковник, задержание и обыск в комнате гражданина Расщепина Демида Николаевича. Поступили сведения о незаконной продаже алкоголя, наркотиков и хранении огнестрельного оружия.

– Нашли что-нибудь? – усталый голос прозвучал нейтрально.

– Никак нет. Ищем.

– Я смотрю, уже всю комнату перевернули. Посадите задержанного на стул.

Чья-то рука резко дёрнула Демида кверху, голова чуть не оторвалась от такого бесцеремонного рывка. Стул ударил по ногам и Демид оказался сидящим напротив круглого полковника.

– Предлагаю добровольно выдать незаконные вещи, и вам это зачтётся.

– У меня нет наркотиков и пистолетов, как вы все утверждаете. И никогда не было, – он скосил глаза на комендантшу, та вела себя странно. Глаза пробегали по комнате, кулачки сжимались и разжимались, на лице непонимание.

– Капитан, сведения точные?

– Да, куда точнее.

– Молодой человек, не портите свою жизнь до предела…

– Никогда не думал, что полиция занимается рэкетом. Вы, вроде, должны людей защищать, а вы наоборот.

– Полегче, молодой человек, – голос из нейтрального превратился в недовольный.

– А что полегче? Врываетесь в комнату посреди ночи, обвиняете в том, что подтвердить не в состоянии. И как мне после такого к вам относиться? Вы бы комендантшу нашу проверили, а не она ли наркотиками торгует?

– Ты на честных людей напраслину не возводи! – вступился за неё капитан. – Доказательства есть?

– А где доказательства моей вины? Ворвались, напакостили, а кто за это отвечать будет?

Полковник мрачно взглянул на капитана.

– Выйдем.

Через несколько минут капитан вернулся и дал команду покинуть комнату.

– Извините, Демид Николаевич, ошибочка вышла. Все претензии можете подать в отделении.

Демид заметил взгляд капитана на комендантшу, та вмиг побледнела до такой стадии, что стало её немного жалко.

Комната опустела. Демид продолжал сидеть на стуле и смотреть на оставленный силами правопорядка, беспорядок.

– Воно как, – знакомый голос содержал в себе нотки серьёзности и веселья. – Вечер удался!

– Дедушка Словохот, почему так? Я, вроде, никому зла не делал.

– Бывает и не такое, Демидушка. Беспорядок мы сейчас уберём. Не проблема.

Домовой щёлкнул пальцами, и комната приобрела прежний вид.

– Серьёзный у тебя недоброжелатель. Постараюсь выведать по своим каналам, кто за всем этим стоит и кому выгодно с тобой расправиться. Свёртки с порошком отнесу в комнату комендантши. Она их найти не сумеет, а вот полиция найдёт сразу. Замешана она в деле. По заслугам пущай воздастся. А пистолет я подменил. Красиво получилось?

– У меня сердце чуть не выпрыгнуло, когда его нашли, – усмехнулся Демид.

– Отдыхай, – Словохот исчез.

– После такого стресса только и отдыхать. Адреналин кипит в крови.

Демид выключил свет, сел на кровати и долго смотрел через окно на полную луну, размышляя о том, что с ним произошло за последнее время. Жизнь изменилась. Пожар превратил её из тихой и спокойной в слишком бурную и непредсказуемую, но такая жизнь Демиду нравилась больше.

Глава 5

Шаг к Олимпу

Утро по-другому осветило ночные события. Они показались нереальными, приснившимися. Демид сидел на постели и смотрел на скатерть-самобранку.

Странное чувство. Человек далёкий от сказок, предубеждений, чудес и тому подобного, вдруг, оказывается втянут в волшебные события. Попадает в сказку в реальности. Вроде веришь, пользуешься, например, скатертью-самобранкой, а внутри тебя всё равно сидит скептик и не желает во всё это верить.

В душе кольнуло, он вчера не видел и не слышал Полины! И что вчера у домового не спросил, не видал ли он бумажку с записанным на неё номером телефона девушки? Впрочем, вчера было совсем не до этого. Комендантша. Странная какая-то. Прицепилась, как клещ, и пытается сжить со свету. Интересное выражение «сжить со свету». Походу что у героев сказок начал обороты и словечки перенимать? И куда это может завести?

Пора собираться, сегодня особый день. Сегодня для меня первый просмотр в профессиональной лиге! В любителях не играл, и сразу в профессионалы! Тоже, сказка. И как бы она не закончилась, всё равно сказка. И как этому проныре Ельцову удалось уговорить тренеров «Сибири» взять меня на просмотр? Чудеса, так чудеса.

Полину надо увидеть. Никогда не приходилось скучать по девушкам. Родители одно, а прекрасная девушка, которая запала в душу и сердце, другое. Ей лет шестнадцать, может семнадцать. Разница в возрасте года четыре. Но важно ли это? Вон в семьдесят женятся на двадцатилетних, потом страдают, судятся, но это их проблемы.

Перед глазами возникло миловидное овальное личико, со вздёрнутым слегка вверх курносым носиком, губками, готовыми рассмеяться в любой момент, серыми глазками, умными, добрыми и смешливыми. Русые волосы собраны в косу, которая всегда лежит у неё на плече. Голос мягкий, приятный. Таких девушек, он в жизни не встречал. Она будто из сказки…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru