Хоккейный волшебник

Евгений Косенков
Хоккейный волшебник

Глава 1

Пожар

Дом начал обваливаться, пожар охватил все этажи двухэтажного барака постройки начал прошлого века. Высохшее за сто с лишним лет дерево подхватило пламя и разнесло с одного конца дома к другому. Словно кто-то невидимый поджигал специально.

Демид, спросонья, схватил какую-то корзину и выбежал в ночной двор, освящённый ярким огнём огромного кострища. Во рту першило, он откашлялся от едкого дыма. Из глаз текли слёзы. Он понимал, что остался без документов, без вещей, без денег. Одномоментно превратился в нищего.

Демид стоял посреди двора, в котором суетились пожарные, пытаясь потушить огонь, стояли соседи, с ужасом глядя на бушующую стихию. Были и те, кто просто глазел на бесплатное представление.

– А ты чего с пустой корзиной? – спросил сосед с нижнего этажа. – Документы, деньги хоть взял?

Демид мрачно покачал головой из стороны в сторону. Сосед вздохнул и отошёл в сторону.

Женщина в белом халате теребила Демида за рукав, что-то быстро говорила, но тот ушёл глубоко в себя и больше не слышал ничего и никого.

Ощущение мира пришло, когда два полицейских с силой потащили его к машине скорой помощи. Один всё старался разжать кулак на ручке корзинки, но так и не сумел. Так и загрузили Демида в скорую помощь.

Сделали какой-то укол, а он не почувствовал, и никак не отреагировал. Медики тоже пытались вырвать из его руки корзинку, но и они не сумели.

В больнице он отказался от госпитализации, и тихо, незаметно, исчез и приёмного покоя.

Луна смотрела безразлично, звёзды продолжали блестеть, как это делали всегда, а Демид шёл, не зная куда, не зная зачем.

– Что думаешь делать дальше? – раздался старческий голос совсем рядом.

Демид остановился, повертел головой вокруг, но никого не обнаружил.

– Показалось, – буркнул он.

– Извини, – раздался всё тот же голос. – Забыл, что ты меня не видишь.

Демид вскрикнул. Корзинка отлетела в сторону, несколько раз перевернулась, из неё выполз маленький бородатый старичок в лаптях.

– Не ожидал такой реакции, – покряхтел он. – Давненько я не кувыркался. Чего ты?

Старичок увидел, как Демид с круглыми глазами сидит на пятой точке прямо на асфальте и не сводит с него глаз. Приосанился, по-деловому отряхнулся.

– Благодарствую тебя, мил человек, за спасение из огня. Каждый подсознательно в случае пожаров выносит из огня самое ценное. Ты вынес меня, хотя и не знал, что в корзинке я. Это дело не меняет. Я твой должник. Исполню любое желание.

Демид с трудом перенёс второе потрясение за последние несколько часов. Как бы вы себя ощутили перед говорящим сказочным персонажем, который оказывается не киношным, а самым, что ни на есть настоящим?

– Желание? Но у меня нет желания.

Старичок почесал затылок, принялся расчёсывать бороду длинными ногтями.

– Есть же у тебя мечта? Дом новый, денег много, власти…

– Была у меня мечта, – тяжело вздохнул пришедший в себя Демид. Подумаешь обычный домовой. Так мы их не видим, но это не значит, что их нет.

– Говори, мил человек, не томи.

– Хотел в хоккей с шайбой играть так, как никто. И ведь в детстве подавал большие надежды. Только получил травму ноги, и пришлось забыть о спорте. Хромоты нет, но нагрузку на ногу начинаю давать, она немеет. Врачи пожимают плечами.

Домовой кивнул головой.

– И это всё? – спросил недоверчиво.

– Всё, – пожал плечами Демид.

– Где ты будешь жить?

– Дадут какую-нибудь комнату. Компьютер жалко. Там все мои наработки за последние два года. Документы восстановлю. Денег как-нибудь заработаю.

– Не перевелись ещё на Руси, добры молодцы, – усмехнулся домовой. – Я в тебе не сомневался, потому и забрался в твою корзину, а не в чью-то. Соседи твои люди приземлённые, думают только об одном, как побольше денег заработать, как подешевле чего купить, как красиво обставить комнату. А вот о душе не думают совсем. Перестали видеть природу, слушать прекрасные песни, сочинять стихи. Любил я сидеть у Пушкина. Он каждое своё произведение читал вслух. Напишет стишок, прочитает, напишет кусочек прозы, прочитает вслух. Любо-дорого. Эх, славные были времена.

– Сколько же тогда вам лет?

Домовой захихикал.

– Ещё не старый, но далеко не молодой. По вашим меркам я ещё даже не на пенсии, – он опять захихикал, прижимая ко рту маленький кулачок. – Хочешь играть в хоккей?

– Хочу. Только я же сказал, что нога…

Домовой остановил.

– Не продолжай. Подарок не от меня сейчас, а от моей тётушки. А тётушка у меня настоящая колдунья. Она тоже благодарит тебя за моё спасение. В подарок передаёт волшебный порошок, который надо вдохнуть в себя. Вот что за порошок я не знаю. И действия его не смогу рассказать. Придётся тебе самому изучать. Мой подарок попроще, но от чистого сердца.

С этими словами он вынул свёрнутую в несколько раз цветастую скатерть.

– Последним владельцем этой вещи был князь Меншиков. Я уже и не помню, за какие такие заслуги он получил её. Давно это было. Возьми, уважь старика.

Домовой протянул свёрнутую скатерть с низким поклоном.

Ошарашенный Демид встал, принял подарок, и тоже поклонился в пояс.

– Благодарствую, дедушка, за подарок.

– Какой я тебе дедушка? – усмехнулся он. – Вот как выйду через двести лет на пенсию, тогда и зови…дедушкой.

– Что делать со скатертью?

– Узнаешь, – улыбнулся домовой и исчез вместе с корзинкой.

Демид поискал глазами вокруг, но никого не нашёл. Можно было принять всё случившееся как бред после пожара, но скатерть и пакетик с загадочным порошком, не давали этого сделать.

Демид сунул порошок в карман джинсов, скатерть отправил за пазуху футболки и вернулся в приёмное отделение.

– Вот он! – раздался почти истеричный женский крик. – Ты где шлялся? Тебя все потеряли!

– Как себя чувствуете молодой человек? – озабоченно спросил пожилой доктор.

– Вполне, – ответил Демид. – Ничего и нигде не болит.

– Хорошо, очень хорошо. Пройди во второй кабинет. Там ждёт психолог…

– Спасибо, доктор. А можно без психолога? Зачем он мне? Я в норме. Помощь не требуется.

Доктор внимательно посмотрел на него.

– Хорошо, молодой человек. Господа полицейские отвезут вас в общежитие на ночь. Завтра выдадут временные документы и всё остальное. Идите, голубчик, и главное, не болейте.

– Вашими устами, доктор, – впервые после пожара улыбнулся Демид.

Утро заглянуло в маленькую комнату узеньким солнечным лучом, и ударило ослепительным светом прямо в глаз. Демид поморщился и проснулся. Рывком сел на кровати, восстанавливая вчерашние события.

– И телефон там остался, – обречённо проговорил он. – А домовой? Сон? Бред? Скатерть! Где же она?

Скатерть оказалась на полу. Видно, когда раздевался, уронил и не заметил, а потом и не вспомнил. Домовой говорил, что она волшебная. Но как действует?

Демид попытался её развернуть, как она вылетела из рук и аккуратно легла на столешницу маленького столика.

– Ого! – воскликнул он.

– Ого в меню нет, – раздался вежливый женский голос.

Демид опешил.

– А что есть?

– А что вы хотите?

– Йогурт с клубникой, пирожок с картошкой и стакан молока.

Перед ним появился названный заказ.

– Чудеса! Откуда это всё? И кто ты такая, чтобы вот таким волшебным образом из воздуха материализовывать вкусности?

– Темнота, – засмеялся женский голос. – Я ведь скатерть-самобранка.

– Настоящая?

– А что есть другие?

– М-м-м…не знаю. Я так в первый раз вижу.

– Приятного аппетита.

– Спасибо, скатерть-самобранка, – Демид ел, а сам поверить не мог в реальность происходящего.

Стоило выйти из-за стола, как скатерть опустела и сложилась в несколько раз.

Демид повеселел. Чудеса, так чудеса. Расскажи кому, не поверят. Ага, расскажи, украдут тут же. А если нет, то заставят отдать силой. Нет уж. Будет для личного пользования. Он аккуратно спрятал её за пазуху. Осталось понять, что за порошок подарила колдунья.

Пакетик обычный целлофановый прозрачный. Внутри мелкий порошок жёлтого цвета. Как там сказал домовой, вдохнуть надо? Осторожно открываем. Смысла не доверять домовому не видно. Набираем в лёгкие больше воздуха, вдыхаем и…

Порошок исчез. Пакетик тоже исчез. Странно. Ощущений никаких и ничего не произошло. И чёрт с ним. Демид махнул рукой. Надо идти за справкой, а то без документов в современном мире ты вообще никто. Возвращаться к родителям в деревню никакого желания. Здесь хоть город. Не Москва, конечно, но центр Сибири. Новосибирск. Работу можно найти. Какую? А что умеешь? Ничего не умеешь – грузчик, дворник и что-то наподобие этого. Больная нога минусует профессии. Он – блогер. Значит, надо у друзей занять немного денег на интернет-кафе и хорошо поработать. Не любитель он работать в общественном месте, но теперь выбирать не приходится.

На пешеходном переходе его чуть не сбила машина, он рванул, что есть силы, чтобы не оказаться под колёсами. И чудо! Нога не подвела!

Демид резко остановился посреди тротуара, вызвал пару не лестных слов о себе. Решение созрело быстро. Получил справку, кто он есть кто, и прямиком в ледовый дворец.

– Пойми! У нас только дети и юноши до восемнадцати. А тебе уже девятнадцать. Не можем мы тебя взять. Хочешь играть – приходи завтра вечером. Мужики, любители, играют между собой. Стоимость одного посещения невысокая.

Расстроенный Демид поинтересовался прокатом хоккейного инвентаря и амуниции. Вздохнул. Лучше иметь своё. Где взять денег на всё про всё? Значит так. Цель поставлена – добыть денег. Занять у друга и в интернет-кафе. Стоп. С обналичкой проблема. Все банковские карты сгорели. Надо заказывать новые карты, но без паспорта…

Димка посокрушался над положением Демида, клятвенно уверял в своей дружбе, говорил, что сейчас на мели, а так всегда готов помочь. Санька оказался за границей и был временно недоступен. Лёха, с похмелья, предлагал отметить встречу, а о пожаре и займе денег, словно не слышал. Остался Данила. Но Демид знал, как он живёт. Учится в институте на очном, вечерами подрабатывает грузчиком, а ночами старается зарабатывать, как и он, блогерством. Семья у него большая. Отец умер давно, а мать мучается с больными ногами, две сестры, младшие, ещё учатся в школе. Девчонкам одеваться надо. Крутится Данила как может. Но идти больше не к кому.

 

Демид робко постучался в обтянутую обшарпанным дерматином дверь. На стук никто не отозвался. Подождал немного, медленно развернулся и сделал, было, шаг в сторону лифта, как услышал щелчок открываемого замка.

За дверью стояла красивая девушка, очень похожая лицом на Данилу.

– Добрый день, – застеснялся и растерялся Демид.

– Добрый день, – улыбнулась девушка.

– Я друг Данилы. Хотел с ним поговорить. Дело у меня к нему.

– Он сегодня прямо с занятий на работу пойдёт. Вы позвоните ему.

– У меня, – покраснел Демид, – телефона нет.

– Я дам Вам номер…

– Вы не поняли. У меня самого телефона нет.

– У вас что-то случилось? – девушка стёрла улыбку и серьёзно посмотрела на парня. – Я могу чем-то помочь?

– Мне лучше уйти…

– Ну, уж нет! – неожиданно сказала девушка и втащила растерявшегося Демида в квартиру. – Разувайтесь, тапочки вот стоят. Проходите на кухню. Я позвоню Даниле.

Пунцовый и совершенно растерянный Демид не знал как себя вести. Присел на краешек стула у кухонного стола, осмотрелся. Простенькая кухня, но чистота и порядок в любой мелочи. Чувствуется рука хорошей хозяйки.

Девушка вошла на кухню и протянула телефон Демиду. От телефона исходил лёгкий остаточный аромат духов.

– Демид! Что случилось? Говори! Всё говори!

– Данила, извини, мне просто больше не к кому пойти и попросить денег в долг. Сгорел дом вместе с документами и вещами. Комнатку дали в общаге. Проблема в деньгах. Пока делается паспорт….я отдам…

Демид понял, что ему деньги нужны для его мечты, а им для выживания. Он покраснел ещё больше.

– Ладно, Данила, извини, забудь, что говорил. Всё образуется. Я ведь знаю, как тебе тяжело даётся каждый рубль…

– Дай телефон Полине.

Демид протянул мобильник девушке и ощутил, как пылает лицо.

– Хорошо, – ответила в трубку Полина.

Через минуту она вернулась на кухню с двумя купюрами по пять тысяч.

– Держите, Демид. Брат сказал, что если не возьмёте использовать все свои чары на вас, но добиться нужного результата.

Он сглотнул подступивший к горлу ком. Вот так просто. Человек, который сам постоянно нуждается в деньгах, даёт в долг без срока возврата. Разве такое в наше время бывает?

– Спасибо, – пробормотал Демид, глядя на девушку.

В голове пролетела мысль, что за любовь такой девушки он готов бороться, даже выйти в одиночку против двух. Нет, даже трёх хулиганов. Их руки встретились, между ними пробежал электрический разряд. Они смотрели друг на друга округлившимися глазами.

– Что это было? – прошептала Полина.

– Не знаю, – прошептал в ответ Демид.

Под действием какого-то наваждения они дошли до двери. Молча попрощались. Выйдя из подъезда, Демид посмотрел на окна восьмого этажа, показалось или нет, что шторка дёрнулась, когда он поднял взгляд?

В кармане хрустели две купюры достоинством по пять тысяч рублей. Демид, не отрывая взгляда от окон, поклялся, что вернёт этой семье в сто раз больше, чем занял. В голове что-то щёлкнуло, будто клятву взяли на заметку. Он мотнул головой и быстрым шагом двинулся в сторону магазина со спортивной амуницией.

Вечером сидел на кровати и смотрел на баул, в котором лежали самые дешёвые коньки, свитер, щитки, каска, трусы, нагрудник. Всё бывшее в употреблении и в относительно приличном состоянии. Рядом стояла такая же б/у клюшка. Продавец сделал скидки, подобрав необходимы вещи на предъявленные деньги.

– Я стану хоккеистом! И не рядовым игроком, а одним из лучших! Клянусь!

В голове опять щёлкнуло.

Глава 2

Главное – хоккей!

Следующий день пролетел в поисках работы. Хотелось, чтобы оплата была хотя бы понедельная. Ничего лучше, чем стать грузчиком, не представилось. В горьких раздумьях он пришёл ледовый дворец, заплатил небольшую сумму из последних денег. Пока переодевался, познакомился с некоторыми мужиками из разных команд. Они хорошо знали друг друга и постоянно общались и вне спортивного сооружения.

– Демид, где работаешь?

– Сейчас нигде, – мрачно ответил он. – Вообще вёл блог о спорте, деньги небольшие, но как-то жил на них, да и подрабатывал на разных сайтах.

– Учишься где?

– Взял академ. А так хотел стать журналистом.

Первый выход на лёд ознаменовался глупым падением и не злобным смехом мужиков. Кто-то похлопал его по плечу и помог встать. Небольшая раскатка. Демид даже прослезился, когда понял, что нога вообще никак не напоминает о травме. Хоккей – мечта, которую он осуществит, чего бы этого не стоило.

Пятёрки у мужиков уже были давно сыгранными. Немного посовещались и поделили между командами тех, кто ходил нерегулярно и своей пятёрки не имел и новичков.

Демид, как и вся его команда натянули поверх свитеров красные манишки, чтобы отличать игроков одной команды от другой.

Первая смена для Демида сразу оказалась необычной. Он ощутил в себе уверенность, полное понимание происходящего на площадке. Чувствовал каждого игрока, партнёра и соперника, откуда-то знал, куда полетит шайба, и где она окажется в следующий момент.

На скамейке команды он прокрутил в памяти ощущения и понял ещё одну немаловажную вещь. Он запомнил манеру действия каждого игрока, их финты, скорость, владение клюшкой. Неужели это и есть подарок колдуньи? Но вопрос повис в воздухе, потому что пришло время выхода на лёд. Демида поставили в защиту, но всегда любил левый край нападения, именно там он начинал когда-то играть. Пока же приходилось отрабатывать в защите. Он легко прочитал пас в разрез, перехватил шайбу, и сам пошёл вперёд. Слышал, как ему кричали сделать пас направо, но прекрасно понимал, что пас не пройдёт. Поэтому ускорился, легко обманул одного защитника, на замахе убрал второго, и вратарь не стал препятствием. Шайба скользнула в узкую брешь между щитками. Потрясающее чувство – ощущение забитого гола! Демид ехал к скамейке, а сам не мог сдержать слёз.

– Ну, ты даёшь парень!

Ему стучали крагами по голове в знак поздравления, что-то говорили, шутливо толкали в плечо.

Следующую смену он начал уже в атаке. Выиграли сбрасывание, и тут же Демид получил пас. Думать некогда, он увернулся от массивного игрока, который пытался припечатать его к борту, и не глядя, бросил по воротам из-за синей линии. Никто ничего не понял. Вратарь растерянно смотрел на лежащую в воротах шайбу. Демид улыбнулся. В его арсенале есть мощный щелчок. Интересно, если замерить скорость полёта шайбы? Его распирало от гордости. Ещё бы, пришёл, вышел на лёд и всех удивил. Сбылась детская мечта, которая, казалось, перечёркнута навсегда.

Капитаны команд немного посовещались и решили, что Демида надо попробовать против слаженной пятёрки соперника.

Партнёры команды старались чаще снабжать Демида шайбой, но соперники теперь опекали его грамотно. Всё-таки первый раз после долгого перерыва он вышел на лёд и не всегда успевал увернуться от силового приёма, переложить шайбу или закрыть её корпусом. Не получались финты, отработанные в детстве. Постепенно на первый план вылезло недовольство собой.

После игры, тёплого освежающего душа, в раздевалке, к нему подсели двое ребят из противоборствующей команды.

– Евгений, – сразу представился стройный светловолосый парень лет под тридцать.

– Сергей, – протянул для знакомства руку второй, маленький, плотненький, с перебитым носом и живыми глазами.

– Демид Расщепин.

– Ты где-то успел поиграть или и сейчас играешь? – спросил Евгений.

– В детстве играл за местный клуб. Потом травма и вот уже лет семь не выходил на лёд. А сегодня от счастья, что сбылась мечта вновь играть в хоккей, даже упал.

– Это мы видели, – улыбнулся Сергей. – Значит, ты нигде не играешь?

– Нет, ребята, нигде.

– А хочешь выступать за городскую команду «Локомотив»?

– Вы серьёзно? – опешил Демид.

– Ты чего? – засмеялся Сергей. – Я ведь не контракт с клубом НХЛ предлагаю.

– Я согласен.

– У кого тренировался до травмы?

– Михал Кириллыча.

– Наш человек, – улыбнулся Сергей и подмигнул напарнику. – Завтра вечером пройдёт тренировка команды. Приходи. Поработаешь с командой, посмотришь, освоишься. У нас постоянно людей не хватает. Будешь постоянно играть, амуницию хорошую подгоним. Номер телефона подскажи, я тебе завтра наберу.

Демид опустил голову.

–– У меня сейчас нет телефона. Напишите свой, – он вытянул из сумки маленький записной блокнот с ручкой.

– Тренировка здесь, в шесть вечера. Не опаздывай.

Демид пришёл в общагу, бросил баул на пол, клюшку поставил в угол. Всё его нутро переполняла радость. Так хотелось поделиться этой радостью ещё с кем-то. Но с кем? У него даже телефона нет, чтобы кому-нибудь позвонить. Перед глазами всплыл образ Полины. И так захотелось её увидеть, что, несмотря на поздний час, он выскочил из дома и преодолел расстояние в три остановки в рекордное время. Он взглянул на окна восьмого этажа и пыл угас. Увидеть Полину хотелось, но было поздно и она, скорее всего уже спит. Он присел на лавочку детской площадки, расположенной как раз напротив её окон и просидел в полной тишине и молчании добрых два часа. Если бы кто спросил, о чём он думал, когда сидел на лавочке, то он вряд ли бы ответил. Мысли пролетали с скоростью света, картинки чередовались с удивительной быстротой. Пожар превратился в новый отсчёт новой жизни.

Вахтёрша сильно ругалась позднему появлению Демида в общаге. Он таких слов, которые употребляла приличная на вид женщина, не слышал с роду. Но у него прекрасное настроение. На бурный шквал нелицеприятных слов Демид улыбнулся.

– Спасибо! – мягко проговорил он, довольный произведённый эффектом.

Вахтёрша застыла на полуслове.

Демид долго лежал в кровати. Образ Полины сменялся разговором с домовым. Он всегда мечтал пожить в сказке. И вот она к нему пришла. Сказка в реальности. Нога больше не беспокоит, всегда сыт. Самобранка бесценная вещь! Но главное – хоккей! Или всё же Полина?

Сначала – хоккей, а потом – Полина. На этой мысли он и уснул.

Утром плотно позавтракал и пошёл по адресам искать работу. Предлагали временную подработку на полный рабочий день. В обед удалось немного разжиться деньгами, разгрузив фуру в соседнем супермаркете. Как у них так получилось, что понадобился ещё один грузчик, неизвестно. Главное в кармане немножко прибыло.

Без пятнадцати шесть вечера Демид входил в раздевалку. Изучающие взгляды переодевающихся игроков, немного нервировали.

– Парень, а ты раздевалки не перепутал? – неожиданно прогремел над ухом голос двухметрового гиганта. – Я тебя что-то ни разу не видел на льду. Первомайский?

– Первомайский. Если это команда «Локомотив», то ничего не перепутал.

– Ага! Новенький! А я всё думал, кто побежит после игры за пивом! – загоготал здоровяк.

– Уймись, Рокки, – в раздевалке появился Евгений. – Мужики, у нас новый игрок, Демид Расщепин. Наша задача понять, на какой позиции он будет наиболее полезен. Ну, и само собой разумеющееся, помогать. Давай, Демид, не тушуйся. Привыкнешь.

– На счёт пива тема остаётся в силе! – прогремел опять здоровяк Рокки.

– Одно дело проставиться, совсем другое – бежать за пивом для кого-то, кто даже познакомиться не пожелал, – ответ Демида ввергнул раздевалку в тишину.

– Чего? – рыжебородый здоровяк навис над Демидом. – Сказали за пивом, значит за пивом!

Демид встал напротив Рокки, расправил плечи.

– И что если не побегу? Ударишь или сразу убьёшь?

У Рокки задёргался уголок рта и кончик носа. Он сверлил Демида жёсткими стальными глазами.

– Я тебя по стенке размажу, чтобы ты забыл, что такое хоккей, – прошипел Рокки.

Демид разозлился. Он гневно посмотрел на рыжебородого.

– Ты сначала попробуй меня догнать, а там посмотрим, кто для кого побежит за пивом!

Здоровяк неожиданно рассмеялся и раздевалка опять зашумела.

– Молодец! – похлопал его по плечу Рокки. – Держи пять! Первый экзамен выдержал. Стальной стержень есть, значит, играть будешь.

Демид мотнул головой. Разыграли, черти.

Он пожал руку Рокки и ещё некоторым ребятам, которые называли свои имена, но Демид их всех тут же поперепутал.

Евгений оказался помощником главного тренера команды, которым оказался тот самый Сергей с перебитым носом.

– Я поставлю тебя пока в четвёртое звено. Покатайся, присмотрись. Определись, на какой позиции тебе удобнее играть. Клюшку, вчера, ты вроде держал левым хватом, а сейчас правым. Не понял.

 

– Мне без разницы, левым или правым хватом. Одинаково играю обеими руками.

– Чудесно, – улыбнулся Сергей. – Все на раскатку!

Сначала всей командой бежали по кругу в нормальном положении, затем спиной, а потом при приближении к воротам проезжали спиной за ними. Отрабатывали выход один в один, два в два, два в одного. Тренировались делать пас на ход партнёру, обороняться и постоянно следить за игрой, чтобы кто-нибудь в тебя не врезался.

– Расщепин! – подозвал Сергей Демида. – Техникой катания надо заняться. Тяжело разворачиваешься. Стартовая скорость шикарная, а вот развороты как у ленивого медведя. Клюшкой работай активней. Корпусом шайбу закрывай. У тебя обе руки рабочие! Так используй это преимущество. Завтра утром можешь подойти? У меня ребятишки будут. Дам индивидуальное задание и поработаешь отдельно.

– Во сколько?

– В десять. Я вахту предупрежу. Данные у тебя хорошие. Надо работать. В принципе ты ещё молод. Двадцать лет. Можно ещё и карьеру сделать в клубах низших дивизионов. Хотя кто знает, может, и в КХЛ прорвёшься!

Дальше начались игры между пятёрками до первой заброшенной шайбы или минуты игры. Выбывает пропустившая гол или команда, которая дольше другой находилась на площадке.

Демид уделил внимание взаимодействию. Пробовал играть нападающих слева, справа, в центре. Нравилось на всех позициях. Неудобств не возникало. Игра приносила удовлетворение.

– Завтра вечером игра с «Урожаем». Мы поедем к ним. Начало в восемь ноль-ноль. Кто завтра не сможет сыграть, подсказывайте.

– Мы же послезавтра с ними должны играть? – спросил один из игроков.

– Перенос матча из-за ремонта. Так что играем завтра. Все свободны. Расщепин задержись.

Игроки расходились, а Демид сидел напротив тренера.

– Завтра на игре будет спортивный агент Толя Ельцов. Я познакомлю тебя с ним. Он посмотрит, как ты играешь и, возможно, попробует заключить контракт с каким-нибудь клубом. У тебя с работой как, нет проблем? Договоришься по поводу завтрашней тренировки?

– У меня с этим… даже не знаю, как правильно сказать, проблема или нет проблем, – замялся Демид. – Я сейчас без работы. Дом сгорел, живу в комнате в общаге. У друга денег занял. Хотелось бы ему отдать побыстрее, а работы подходящей нет. Паспорт послезавтра только выдадут. Я блогером подрабатывал. Блоги о спорте писал. Денежка немного капала. А теперь остался без компа, без работы и без денег.

– Тогда так, – Сергей нахмурил лоб. – С Толей я тебя обязательно познакомлю. Игрок ты перспективный. Проблема, что не командный. Но и это дело наживное, сыграешься, поймёшь, что к чему. Голова есть. Постарайся ему понравиться. Агент с него очень хороший. Если возьмёт тебя, не пожалеешь!

И опять Демид пришёл в маленькую холостяцкую комнату, раскинул самобранку, поужинал. Вечерняя прогулка до дома Полины. Полчаса на лавочке напротив окон её квартиры, воспоминания о единственной встрече. Он пытался вспомнить цвет её глаз, представить нежный поцелуй, предположить, чтобы сказала она, увидев его на скамейке.

– Я думала вчера, что ты всё-таки зайдёшь…

Демид от неожиданности встал и столкнулся с Полиной. Между ними опять пробежал разряд тока.

– Какой ты…

Полина остановилась в начале фразы и смутилась.

– Я, вчера, просто решил посидеть у вас. У вас здесь уютно. У вас двор тихий.

– У нас живу я, так ведь?

– У вас живёшь ты…

– Данила очень хорошо о тебе отзывался.

– У тебя прекрасный брат.

– Ты зайдёшь к нам?

– Только не сегодня. Я хотел бы пригласить тебя…на хоккей. Я играть буду…

– Ты хоккеист? – она так смешно и искренно выглядела в этот момент, что Демид немного пришёл в себя.

– Ты, наверное, хоккей не любишь, а я тут…

– Где, когда? Может, с Данилой приедем. Мы семья фанатов хоккея!

Демид улыбнулся.

– Это в Дзержинском районе. Думаю, что можно с нами на автобусе доехать.

Полина выставила указательный пальчик.

– Всё! Решено! Завтра я точно еду с вами!

– Ты не представляешь, что ты сейчас со мной делаешь!

– Представляю! Я вчера полночи сидела у окна на тебя смотрела. И сегодня ждала, когда ты придёшь!

Судьба свела вместе два открытых чистых сердца, подарила им минуты любви и радости. Но реальность, помноженная на сказку, рождает чудовищную реакцию…

Глава 3

Первенство города

На завтрак хотелось чего экзотического, соответствующего прекрасному настроению.

– Слушай, скатерть-самобранка, а у тебя есть что-нибудь эдакое.

– Эдакового нет.

– А что вообще есть?

– Не знаешь, что есть, проси проверенное.

– Тьфу ты.

– Тьфу, тоже нет!

Демид рассмеялся. Он понял, что скатерть реагирует только на конкретные блюда.

– Тогда стакан ананасового сока, апельсин, банан и йогурт.

– С чем йогурт?

– С персиком.

– А что не спрашиваешь, йогурт чьего производителя? – ехидно спросил Демид.

– Темнота! Ой, темнота! Здесь производитель я, – рассмеялся голос скатерти-самобранки.

– Как это?

– У тебя на столе всегда натуральный продукт. Свежий. Только что сорванный, только что сделанный, только что испечённый и так далее.

– Серьёзный подход, – изумился Демид. – За такую скатерть могли целые государства воевать.

– Государства, не государства, а в старые времена войны шли нешуточные. И кто только не пытался мной овладеть. И Кощей, и дракон, и людей несть числа. Иван Грозный снарядил своих опричников для поиска. И Гитлер искал.

– Откуда ты всё это знаешь?

– Ох, действительно, темнота! Скатерть волшебная и впитывает в себя всю информацию. Если у блюда есть конкретное название, то приготовлю без проблем. Не важно, в каком веке оно изобретено, и какие ингредиенты использованы.

– И речь-то у тебя современная.

– А то! Не лыком шиты. Держи, что пожелал, – довольный голос проговорил последние слова мягко и с уважением.

Заказ сразу оформился перед клиентом.

– Слушай, скатерть-самобранка, а как ты всё это делаешь? Вчера не ответила. Отшутилась.

– Я ведь из сказки.

– Ну, из воздуха невозможно создать это всё! – Демид обвёл руками свой завтрак.

– Вот приставучий, какой, – заворчала скатерть, – мало тебе в детстве сказок читали. Если материалисты не могут что-то объяснить, они это называют шарлатанством. А это обыкновенные чудеса. Сказка, одним словом.

– Ладно, – сдался Демид, – не хочешь, не говори.

Охранник и вахтёр в ледовом дворце пропустили Демида без проблем, узнав, к кому он идёт. Сергей занимался с мальчишками. По несколько раз объясняя непонятные моменты. Увидев Демида, подъехал к бортику.

– Держи ключ от тренерской, переодевайся и сюда. Пока я вожусь с пострелёнками, разомнись, покатайся по малому кругу. Попробуй клюшкой поднять шайбу со льда одним движением.

Форма сидела как влитая. Демид даже удивился этому обстоятельству. Несколько малых кругов для раскатки, несколько физических упражнений. Разогрелся, размялся. Клюшку надо будет при возможности сменить. Что-то в ней не так. Или это просто придирки из-за того, что шайба не желает отрываться ото льда? Столько попыток и ни одной удачной. Странно.

– Не получается? – Сергей взял у него клюшку и продемонстрировал, как это делается. – Запомнил движение? Пробуй!

Вот теперь шайба легко оказалась на клюшке. Демид повторил движение несколько раз, и все попытки выходили с первого раза.

– Смотрел чемпионат мира, когда финский игрок из-за ворот положил шайбу клюшкой в верхний угол?

– В Питере, кажется, играли. Помню. Я этот финт просматривал в инете раз двадцать.

– Повторишь?

Демид хотел почесать затылок, забыв, что он в каске и в крагах. Получилось забавно. Но вот повторить трюк ему удалось с первой попытки. Сергей присвистнул.

– А ну ещё раз!

Мальчишки остановились и все смотрели за Демидом. Тот легко крутанул шайбу и положил в угол.

Сергей задумчиво глянул на необычного ученика.

– Ребята! Занимаемся своим упражнением! Демид, ты, правда, не играл до вчерашнего дня семь лет?

– Не играл, а что?

– Да, так, просто мысль одна пришла…

Демид так и не дождался ответа, что за мысль пришла тренеру. Он заставил его бросать шайбу в ворота с разных точек площадки. Сначала пришлось бросать, когда шайба просто лежит на льду в состоянии покоя, а потом Сергей заставил его бить по скользящей шайбе. Промахи были, но вот сила удара поражала. Попадала шайба в штангу, та звенела на несколько голосов. Борт за воротами, словно охал от боли при попадании в него каучукового снаряда.

– Перспективы у тебя хорошие, посмотрим сегодня тебя в игре. Думаю, ты можешь Толе понравиться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru