Бегущий по мирам – 2. Испытание

Евгений Косенков
Бегущий по мирам – 2. Испытание

Глава 1

Перед глазами плыло что-то зелёное и бесформенное, похожее на туман, разорванный ветром. Сквозь разрывы выплывала оскаленная морда медведя, и слышался монотонный стук «бум-бум-бум». Где-то рядом пылал костёр, отчего зелёный туман на время окрашивался в красный цвет, а потом опять сквозь зелень выглядывала морда медведя с потной красной шеей. И ещё какие-то звёзды, призраки, духи. Размеренный шёпот, похожий на песню. Голова раскалывалась от боли, тело горело, словно его поджаривали, язык присох к нёбу, а глаза заливали слёзы. И всё, что творилось вокруг, казалось не настоящим, несмотря на вполне ощутимые боли и жар…

Лель медленно приоткрыл глаза, веки казались тяжёлыми, налитыми свинцом, и замер. Мыслипомчались наперегонки, сменяя друг дружку. Последние воспоминания переплелись с мордой медведя и зелёным туманом, в котором звучал бум-бум и странная песня.

Беспамятство наваливалось опять, погружая в небытие. Временами сознание выплывало и фиксировало обрывочные события, происходящие рядом. И всё было в полутьме. Неясные фигуры зверей, людей, огромный бубен, огонь…

Когда сознание начало возвращаться в обессиленное тело, Лель стал различать только одну человеческую фигуру, молчаливую, заботливо смачивающую его пересохшие губы влагой. Лица не разглядеть, но слышалось время от времени старческое кряхтение, из чего можно было понять о том, что ухаживал за Лелем человек пожилого возраста. Одежду не получалось определить. То ли грубая материя, то ли шкура животного.

Человек, словно знал, что Лель пришёл в себя и мягким движением приподнял голову, держа ладонью затылок. Второй рукой поднёс к губам плашку с ароматным отваром. Осторожно нажал на точку на лице Леля и не торопливо влил жидкость в рот.

Тёплая вода пробежала по пересохшей глотке и чувствительно придала сил. Приятная на вкус и запах жидкость активизировала мозговую деятельность.

«Это был старик. Не женщина. Почему так решил, пока не знаю, но чувствую что это так. Я жив. Странно ощущать себя живым, когда по всем законам должен быть мёртв».

Лель сглотнул вязкую, после приёма отвара, слюну. Попытался вглядеться в темноту, но не смог ничего увидеть вокруг.

«Меня же убили! Я видел, как в меня воткнулся дротик, и вспыхнуло непонятное свечение, словно душа начала выходить из тела…»

В него полетели стрелы, впиваясь в тело и принося боль, а он только скрежетал зубами и крепче сжимал рукоять кинжала.

Голова сильно разболелась. Сознание помутнело…

Он разом провалился в чужой мир, в котором оказался не так давно, благодаря непонятно кому и чему. В мир, которыйпережил катастрофу и утерял огромное количество знаний. Вспомниласьтанцующаяв бальном зале Лаза. Умка, с умными тёмными глазами, преданно смотрящий на него…

Леля словно выбросило в реальность. Он открыл глаза, часто-часто дышал, ощущал текущий по лицу пот. Сердце кололо. Из глаз текли слёзы. Он попытался их вытереть – руки не слушались. Хотел встать, но не мог. И вообще тело казалось отдельно, а сознание отдельно.

Лель попытался ещё раз подняться, но не смог и головы оторвать от ложа. Темнота навалилась и поглотила сознание…

Сколько прошло времени, он не помнил. Очнулся, открыл глаза и долго всматривался в темноту и тишину. Ни звука. Только запах. Ароматный, травяной, успокаивающий.

«Где я? Где этот старик? Я овощ? Лучше смерть, чем так. Но где же я? Что это за место? На тюрьму не похоже. На больницу тоже. Запахи травы и чего-то кислого. Странное место. И где мой благодетель? Он немой? Хотя, кажется, вроде бубнил что-то или пел. Ушёл куда? Хоть бы сказал, буду я ходить или как? Мне совсем не улыбается всю жизнь лежать в постели. Стой! Я ведь маг! Я могу…»

Попытка применить внутреннее зрение не вышла. Попытка излечить себя тоже. Никакой магической энергии извлечь не удалось.

«Новое тело? Я опять не маг? Я простой человек… Нееет, не человек. Овощ. Полено. Деревянная кукла с глазами. За что? Подарить возможности, которые я так и не успел развить и использовать, и отобрать.Жестоко. Очень жестоко. После той силы, которую я ощутил, знаний и возможностей, жить нельзя. И зачем мне жить?»

В это время внутрь пролился свет, словно кто-то открыл дверь или окно. Лель подождал некоторое время, вслушиваясь в слабые появившиеся звуки, но никто не вошёл.

«Ветер. Листва деревьев, пение птиц. Слабо, но различимо. Дом посреди леса? Или на окраине села. Может я у лесника? Хм. Я находился в подвале…»

Воспоминание пришло резко до мельчайших подробностей, словно кто-то сдёрнул полог и сразу открыл всё, что скрывалось за ним. Виденные до этого летящие в него стрелы, казалось, впивались в какое-то другое тело, и боль казалось чужой, а сейчас тело пронизывала боль от каждого попадания. Дротик медленно подлетает к нему и ввинчивается в тело, словно саморез. И ничего поделать невозможно.

«Подвал или подземный проход. Не важно. Позади завал. В меня стреляют. Голубая вспышка. Падаю спиной назад. Дальше? Что было дальше? Не помню. Дальше не помню».

Лель собрался с мыслями, вернулся в реальность и осмотрелся, слегка поворачивая голову и кося глазами.

«Комната? Света мало. Круглая? Пахнет чем? Кислое что-то. Молоко? Кожа? Шкуры! На мне же вот лежит шкура зверя и вокруг шкуры. Полутёмное помещение. Лежу головой к свету. И свет падает, словно через небольшое отверстие. Видимо, сейчас день. Другой мир? Какая разница, если я не смогу встать на ноги, то и жить, смысла нет».

Света стало больше, и Лель услышал тяжёлое дыхание вошедшего человека.

– Я знаю, что ты очнулся, – раздался над Лелем скрипучий старческий голос, в котором сквозила страшная усталость. – Надо выпить.

Перед глазами Леля возникла старческая сморщенная рука с круглой деревянной плошкой, в которой что-то плескалось и отвратительно пахло. Лель невольно сморщился от ударившего в нос запаха, но его голову подхватили, больно нажали на челюсть и губы сами разомкнулись. Содержимое в одно мгновение оказалось во рту. Хотелось выплюнуть, но возникшая боль в районе затылка заставила сглотнуть вонючую воду. Рвотные позывы возникли тут же, но ладонь старика легла на грудь Леля и погладила сверху вниз до пупка. Позывы прошли. Голова слегка очистилась, боль отошла на второй план, притупилась.

«Я понимаю слова незнакомого старика. Выходит, что я в прежнем мире? Не факт! Факт тот, что его понимаю! Мир может быть другим, как и тело»

Лель попытался ответить, но из горла вырвался хрип, кашель скрутил тело.

– Хорошо, – проговорил старик. –Злой дух выходит. Хорошо.

Лель даже кашлять перестал.

– Ты кто? – прохрипел он. – Какой к чёрту дух? Я ходить смогу? И где я?

Старик нагнулся к Лелю, и его лицо слегка осветилось. Старческое, изрезанное глубокими морщинами. Густая борода выглядит, словно растрёпанная метла, но видно, что её чем-то смазывали, отчего она блестит. Глаза тёмные под густыми бровями, слегка поблёскивают.

– Спи. Слаб ты ещё, – старик провёл раскрытой ладонью над головой Леля и глаза закрылись под внезапно налившимися тяжестью веками.

…Много солнца. Всё вокруг залито солнцем. Огромное поле с травой по пояс. К нему бегут Тамир, Ольг и Влада. Весело смеются, что-то кричат, машут руками. Из травы выпрыгивает Умка и упирается передними лапами в грудь. Горячий шершавый язык касается лица. Онрадостно хватает волчонка и начинает кружить, но вокруг всё меняется. Солнце исчезает за густыми тучами. Травяное поле превращается в плац академии. На крыльце здания стоит старый магистр с гербом на халате в виде черепа и пропущенной через него стрелой, щурясь, вглядывается вдаль. Его пальцы нервно перебирают набалдашник трости. Ощущение опасности заставляет оглянуться и в лицо ударяет смесь воздуха и огня…

…Он бредёт по длинному тёмному подвалу. Хочется пить. Ему холодно. Из подвала нет выхода. Лель метается от стены до стены, рвёт на себе одежду. Он ощущает, как сходит с ума, но ничего не может с собой поделать. Голова встречается со стеной и раскалывается на две части. Он видит себя со стороны и пытается дотянуться до головы, чтобы сложить две части в одно целое…

И опять вокруг темнота с кислым запахом шкур и ароматом высушенных трав. Дыхание постепенно выравнивается. Пот крупными градинами стекает со лба.

Видения или сны пугают так же, как и неизвестность. Остро необходима информация, которую может дать только странный старик.

Лель пошамкал пересохшими губами, ощущая во рту горечь и сухость. Забывшись, постарался встать и не опять не смог.

Слёзы брызнули из глаз от беспомощности.

Когда к нему подошёл старик, Лель не услышал. Твёрдая рука приподняла голову, и повторилось то, что уже было. Противный отвар утолил жажду и опять прочистил сознание. На этот раз вкус зелья был иным. Более ароматным, хоть и горьким. Он покатал во рту слюну и перевёл взгляд на старика.

Морщины старика разгладились в доброй улыбке, которую можно было увидеть только по глазам. Густая борода при улыбке лишь стала шире.

– Молчи, – остановил Леля старик. – Тебе рано говорить.

Старик некоторое время смотрел в глаза Лелю, словно проникая внутрь него, а затем разгладил бороду ладонью.

– Ты спрашивал, кто я? Хранитель, лекарь, ведун, травник, шаман, чародей. Как только меня не называют. Люди разные. Злые и добрые. Отсюда и названия. Последнее время всё чаще называют колдун, – старик невесело усмехнулся. – Зло отравило души. Духи не хотят общаться с людьми. Новые боги вытесняют из душ людей правь, наполняя обманом и мороком. Я хранитель старой веры. Я могу разговаривать с духами, как это делали мои предки. Таких, как я, остались единицы. Мир меняется. И не в самую лучшую сторону. Раньше все были равны. Выбирали вождя из тех, кто мудр, чтит память предков и следует их заветам. Благодаря этому мы многого достигли. Сейчас вождём становится тот, кто сильнее. Кто лучше владеет оружием, кто поднимет самый большой камень. Духи отвернулись от людей. Они связывали наш мир с миром богов. Они заступались за души людей. А теперь появились новые боги, которым не нужны духи. Люди напрямую обращаются к этим богам. Хотят добра. Получают маленькую часть вместе с болезнями и несчастиями. И радуются. Раньше многих болезней вообще не было. Они появились с приходом новых богов. Раньше люди менялись вещами и продуктами, кому что нужно, общались между собой как родственники. Никто никому ничего не был должен. Потому как знали, что любой человек из племени, в любое время, поможет, придёт на помощь. Сейчас даже родственники стали хуже врага. Новый вождь со своими хозяевами ввёл монету. Кто-то богатеет, а кто-то становится бедным и идёт в услужение к богатым. Должники становятся рабами. И не только должники. Как решит вождь, так и будет. Укажет на любого, и тот превращается в раба. И я ничего не могу с этим поделать. Люди не могут, как раньше перешагивать формацию духов. Межа не пропускает всех, у кого поселилась в душе тьма.Новые боги проникают в души, ставят там свою отметку, завлекают в новый мир, в котором белое кажется чёрным, а чёрное белым. Морок. Люди идут за ними и не видят, что слова совершенно не совпадают с делом. Гонятся за монетой, предавая, убивая, получая болезни и умирая. Забыли о своих душах.

 

Старик тяжело вздохнул, разгладил усы и бороду.

– Межа ослабла. Защитная формация скоро падёт. А у меня нет сил подпитать её энергией. Те крохи, что удаётся получить от неба, ничего уже не решают. Ещё и на тебя пришлось использовать энергию. Уйти бы в другое место, где есть сила. Только осталась ли она? И где её искать? И хватит ли мне сил создать новую формацию?

Старик замолчал, задумался. Затем откинул шкуру, встал, осмотрел Леля полностью.

– Ноги, руки чувствуешь?

Лель отрицательно мотнул головой.

– А так? – старик наклонился.

В одной ноге появилась тупая боль, потом в другой.

– Я чувствую, – выдохнул Лель.

Старик вскинул к нему раскрытую ладонь, заставляя замолчать.

– Всё будет хорошо. И ноги, и руки буду работать. Нужно время. А времени у нас мало. Ты вон и так был худющим, а теперь только кости обтянутые кожей. Нормальной пищи пока дать не могу. Отвары и снадобья. Через две луны начнёшь принимать жидкую похлёбку. Эх, растущему организму сейчас надо много полезных веществ, а он тратит всё на заживление ран. Напротыкали тебя стрелами, превратили в ёжика. Как ты только выжил? С такими ранами выжить нельзя.

Старик, вдруг, вздёрнул голову и совсем иначе посмотрел в глаза Лелю. Удивлённо, настороженно, опасливо и настойчиво.

– Простому человеку не выжить, – глухо проронил он. – А ты явно не простой человек.

Он спохватился, резко вскочил, и не сказать, что старик. Метнулся в другой угол жилища, вернулся, сжимая в кулаке что-то.

Лель прочёл на лице нервничающего старика целую гамму различных эмоций. Хотел спросить, но ладонь легла на губы, а кулак разжался. Маленькая деревянная ромбовидная безделушка, тёмная от времени, упала на обнажённую грудь Леля и вспыхнула ярким светом с голубым отливом.

Старик охнул и опустился на колени, переводя взгляд от безделушки на лицо Леля, и обратно.

– Я дождался тебя, – тяжело дыша, произнёс старик. – Дождался. О тебе говорили духи. Значит, времени у нас ещё меньше, чем я думал.

Лель слушал старика и ничего не понимал. Под ярким светом морщины на лице разгладились, в глазах блестели слёзы неимоверного счастья. Руки дрожали, а борода словно вздыбилась и торчала во все стороны.

– Ты не готов. Совсем не готов! – неожиданно вскричал он, ловко подхватывая с груди безделушку, так сильно похожую на брелок. – Спи! Тебе нужны силы. Очень нужны силы!

Лель хотел спросить, что сейчас было?К чему не готов?И почему он его дождался?Но ладонь старика проплыла над головой и отправила в царство морфея.

Две личности, мальчика лет пятнадцати и взрослого мужчины охранника банка, слились в одну только сейчас. Они дополнили друг друга, стали единым сознанием. Юношеское удивление, проявляющееся часто от вроде бы обыденных вещей, которые никак не могли удивить мужчину будущего, стали подавляться и внешне никак не проявляться.

Тёплый ручеёк ароматного отвара заставил сделать глоток, а затем открыть глаза. Губы с жадностью впились в края чаши и потянули в себя влагу. Хотелось есть, пить и жить…

– Напугал ты меня, отрок, – пробурчал старик. – Думал, что духи решили забрать тебя. Три луны не приходил в себя. Лежал, словно покойник на одре. Зелье простое, ошибиться нельзя, но все после него только одну луну лежат, а ты вот…

Старик тяжело вздохнул, покряхтел, поднялся с колен.

– Сейчас дам травяной отвар. Горький. Основа полынная, дюже горькая травка, но вместе с тулей и кабанишкой полезная становится. Надо выпить. До последней капли. Это поставит тебя на ноги. Мне ещё учить тебя, а времени мало. Не хочется прибегать к вложению в голову. Кому потом дурачок нужен?

Он усмехнулся. Куда-то сходил. Долго стучал деревянным пестиком по дну керамического сосуда, сидя на полу напротив Леля.

– А кабанишка, что это? – поинтересовался Лель, глядя за действиями старика.

– Кабанишка то? Травка. Растёт повсюду. Кабаны любят её очень. Да вон пучок висит над тобой.

Лель пригляделся, но ничего не увидел. Темновато, чтобы разглядеть нужную травку среди нескольких десятков самых разных пучков.

Старик растолок в чаше ингредиенты и залил водой из глиняного кувшина. Затем поставил чашу на пол и накрыл ладонями. Через пальцы начал просачиваться то ли пар, то ли дым. Старик что-то шептал. Лель видел только шевеление бороды и усов, и по ним сделал вывод нашёптывания.

– Сейчас немного схлынет и выпьешь, – убрал ладони с чаши старик.

– Хранитель, а как твоё имя? Меня вот Лель звать, а тебя?

– Тойо, – отозвался старик. – Давно меня никто не называл по имени. Давно. Чудное у тебя имя, отрок. Не наше. Духи сказали, что ты из другого мира.Так?

Лель помедлил с ответом и задал свой вопрос.

– Ты поклоняешься духам?

Тойо хмыкнул.

– Духи посланники богов. Передают мне их волю или предсказания. Люди не могут общаться с богами напрямую, если, конечно, сами боги этого не пожелают. Если человек говорит, что боги ему что-то сказали, не верь. Он лжёт. Но есть исключения. Только я не знаю таких. И мой учитель таких тоже не знал. Духи – это наши предки. Если им не верить, то тогда никому нельзя верить.

– Ваш мир большой? Какой он?

– Какой? – задумался Тойо. – Сейчас выпьешь отвар, и я вложу в твою голову видение. Пока будешь спать увидишь. Жесток наш мир. Очень жесток.

Тойо поднёс чашу ко рту Леля. Противно пахло полынью, и желания глотать приготовленное стариком снадобье исчезло напрочь.

Старик без разговоров резко запрокинул голову Леля, зажал нос и надавливанием большого пальца заставил открыть рот. Лель ничего не успел сделать. Густой отвар влился внутрь тёплой массой и словно тут же растворился, оставив лишь горечь.

– Потерпи, – зажал ладонью рот Лелю Тойо. – Сейчас горечь пройдёт, а ты сможешь встать на ноги на восходе солнца. Спи.

Лицо Тойо мгновенно расплылось, и Лель провалился в сон.

Полноцветный живой фильм начался с жилища Тойо. Невидимый оператор с небольшой высоты показал границу вокруг, выделив дымкой работающую формацию защиты по всей меже над густым лесом. Чуть задержался над видимой тропой по самой границе у дерева с обломанной верхушкой, и двинулся дальше. Расстояние невозможно было определить, потому, как камера невидимого оператора двигалась рывками. Опять лес, а за ним поселение. Полураздетые люди с набедренными повязками ходили, сидели, стояли междумаленьких домиков, похожих на палатки, только из шестов обтянутых шкурами. И очень смахивали на индейские вигвамы.Рассмотреть, как следует, не получилось. Камера рывком ушла дальше, открывая волшебный вид леса из деревьев, которых Лель на земле никогда не видел. А потом было ещё поселение, ещё лес, и опять поселение. Достигнув берега океана, камера взметнулась вверх, и Лель увидел очертания острова, вокруг которого вода до самого горизонта…

Глава 2

Старик поставил Леля на ноги травяными отварами и снадобьями. Сразу же заставил работать, твердя, что времени мало. Лель под присмотром Тойо размельчал травы в чашах и запоминал составы снадобий, а также как выглядят травы, и какую часть травы используют в том или ином отваре. Короче говоря, обучал тому, что умел сам.

Утро начиналось физическими упражнениями и купанием в тёплой воде маленького озера в стороне от жилища. Кроме разминки, Лель тягал тяжёлый округлый валун. Отжимался от земли на руках и подтягивался на суке мощного дерева у самой воды. У старика обнаружился лук. Простенький, но уже боевое оружие, которое можно было применить. Стрелы из ветвей дерева, похожего на земную иву, заострённые с одного конца, высушенные и с пером птицы в конце.Стрела, конечно, так себе, но при умелом выстреле могла не только покалечить врага, но и убить.

Лук Лель переделал. Жилу какого-то зверя натянул при помощи Тойо. Старик, нахмурив брови, смотрел на приготовление оружия дальнего боя и молчал.

Информации от него Лель получал столько, что с трудом переваривал, и то при помощи некоего зелья, приготовленного Тойо. Как сказал старик, его нельзя употреблять много, можно лишиться разума, но он нашёл травку, которая помогает хорошо запоминать и не разрушить мозг.

Чем дольше общался Лель со странным хранителем, тем больше убеждался, что он готовит его как своего ученика. Передаёт опыт и знания в ускоренном порядке.

Спустя некоторое время после тяжёлого дня, Лель лежал на шкурах в жилище и размышлял.

«Это остров, окружённый водой. Остров вдали от цивилизации. Не может быть, чтобы весь мир ограничивался таким небольшим по мировым меркам островом. Хотя, я не знаю, что это за мир. Допустим, что это остров, а где-то есть другие народы и другие материки. Или их нет? И чего я сразу не спросил у Тойо? Тормоз! Теперь он мне говорит, что не время. Изучение трав и компонентов зелий даются тяжело. Дни у меня насыщенные, что сказать. Но надо уломать Тойо, чтобы он рассказал всё об этом мире. Дальше. Меня закинуло сюда непонятно, как и кто. По словам старика, он нашёл меня на меже формации. Он подошёл к месту, где я лежал, практически одновременно с группой охотников ближайшего племени. Они успели выдернуть из меня дротик и забрать что-то блестящее из руки. Тойо заставил их отступить и перетащил внутрь формации, за что охотники пообещали ему гнев богов. С охотниками был сын местного вождя. Тойо выдернул стрелы и бросил их там, где я лежал. Раны обработал травами и зельями, которые он носит с собой везде. Стрелы надо отыскать, пригодятся, взять из никто не мог. Формация не даст проникнуть за межу. Если я, конечно, правильно понял Тойо. Необходимоосмотреть место, может там портал есть? Я ведь как-то провалился сюда из подвала. А в руке у меня был кинжал! Подарок Лазы! Вот что сверкнуло! И где он? Кто забрал? Надо спросить у Тойо, может, он знает?»

Лель сел на постели из шкур, затем натянул рубашку, штаны, которые Тойо отстирал от крови, и босиком прошёл к выходу. Старик мерно посапывал во сне. На ночное небо Лель как-то не смотрел, да и оно постоянно было затянуто какой-то пеленой, словно тучами, но на утро никаких туч и следов дождей не было. Странностей здесь хватало. Вот и сейчас, стоило выйти из жилища и бросить взгляд на небо, как челюсть отпала от красоты и необычности. Небо было чистым от пелены и сверкало мириадам звёзд, а среди них один за другим выстроились целых три луны!

Он даже забыл дышать от такой красоты и неожиданности. Закашлялся, втянул в лёгкие ночной прохладный воздух и услышал далёкий шлепок, будто лопнул воздушный шарик.

– Формация начала рушиться, – прошелестел рядом с Лелем скрипучий голос.

Лель вздрогнул от неожиданности. Он не услышал, как старик оказался рядом. Хоть и всегда считал, что слух у него отменный.

– Мне много надо передать тебе, а времени мало, – Тойо тяжело вздохнул. – Придётся мне вложить знания в твою голову напрямую. Только изучать полученное надо с осторожностью. Будут очень сильные боли, но эти знания помогут тебе и людям. Я знаю, что ты не останешься в нашем мире. У тебя сложный отличный от всех людей путь. Ты посланник богов, объединяющий все миры. И я обязан всеми силами научить тебя всему, что знаю сам. Я видел, как ты работаешь над телом. Видел, что умеешь пользоваться луком и постоять за себя без оружия. Славно. Кроме травничества, я обучу тебя бою с посохом. Опять же, времени мало, и основное вложу тебе в голову. Так что, большую часть наук тебе придётся изучать самому через боль и страдания.

Тойо замолчал, глядя в небо.

– Не понимаю, как это возможно, – мотнул головой Лель. – Если в голове всё будет, то, значит, я сразу и буду знать.

 

Тойо усмехнулся.

– Вложенные знания, не значит изученные. А знания без применения, просто лишний груз. Какой смысл от знаний, которые лежат мёртвым грузом?

– Это понятно. Я не понимаю процесс. Ну, действие.

– Узнаешь. Это не трудно. Надо будет только захотеть. Не об этом сейчас надо думать.

– Ты уверен, что племя придёт сюда?

– Уверен. Здесь хорошая земля и мы им тут не нужны. Но они сильно ошибаются, рассчитывая, что здесь найдут место силы. Место силы далеко отсюда.

– На другом материке? – спросил Лель и затаил дыхание в ожидании ответа.

Тойо помедлил, усмехнулся.

– На этом острове. Но на других участках суши, тоже сохранились места силы.

– Ты мне показал только остров, а я просил показать мир. Почему?

– Дальше острова я никогда не был и не могу показать то, что не видел.

– Ты говорил, что людям подменили веру, что чёрное стало белым и наоборот. Как это вышло? Почему они отвернулись от духов своих предков?

– Пришлые люди изменили всё. Приплыли на больших кораблях, построили, как они называют, храмы. Насаждают свою веру в истинного бога. Привозят диковинные вещи и ломают души. Когда приходят корабли, то отряды пришлых нападают на племена и берут рабов, которых увозят за большую воду. Что с ними, никто не знает. Есть вожди, которые добровольно выдают несколько человек пришлым и получают от них подарки. А то и вместе с пришлыми нападают на соседей.

– Как так получилось, что столько племён оказалось на острове? Не всегда же так было? Когда заселили остров?

– Не всегда, – устало протянул Тойо. – Ещё лет двести назад никакого острова не было. Так мне рассказывал мой учитель. Был огромный единый материк, который раскололся при ударе о поверхность крупного камня. Много людей погибло. В основном погибли те, кто был рядом с центром падения. Участки суши разъехались в разные стороны. Огромные волны смыли ещё некоторую часть людей, оставшиеся продолжили выживать.

– До падения камня, что было? Города? Народы? Самолёты? Что было вообще?

Тойо пожал плечами и с шумом выдохнул.

– Все знания уничтожены. И я не знаю, что было тогда. Выжившие люди умирали от неизвестных болезней, которые почему-то поражали тех, кому исполнялось больше трёх десятков лун. Это сейчас люди живут дольше, а тогда, после падения, выживали немногие. Дети выживали больше, они рождались сильнее и более подготовленные к новым условиям жизни.

– А почему на небе три луны? – перевёл разговор Лель.

– А сколько должно быть? – удивился старик. – Сколько себя помню, всегда было три. Идём спать.

Тойо зевнул и ушёл в жилище.

«И здесь мир после великой катастрофы. Получается, что остров оторван от цивилизации. Сейчас сюда приплывают с основного материка, открыв его за рабами. А может и не только за рабами. Это как европейцы открыли Америку, уничтожали индейцев за золото и просто так. Новая мировая власть пишет свою новую правдивую историю…».

Старик растолкал Леля, лишь чуть занялась заря.Заставил выпить отвар бодрости из листьев местного чая (так про себя называл эту траву Лель).

– Пойдём к месту твоего ранения, – буркнул Тойо и закинул за спину мешок из шкуры мохнатого серого зверя.

В руках старика потемневший от времени деревянный посох. За спиной, наподобие рюкзака, мешок. Шкура, с вырезанным отверстием для головы, наподобие пончо, стянута переплетённой верёвкой из травы, ноги голые, но на ступнях такой же верёвкой перевязаны шкуры. Обувь островитян, видимо. Лель не раздевался и находился в своих штанах и рубашке. Ноги скользнули в ботинки, руки привычно и быстро завязали шнурки. У него появилось ощущение, что старик читает его мысли.

Схватил лук, стрелы и помчался вслед быстро удаляющемуся от жилища, Тойо.

Для своих немалых лет старик двигался изумительно скоро и ловко. Как ему удавалось уклоняться от веток, пересекающих лесную тропу, Лель не мог понять. Чуть уловимое мягкое, но невероятно быстрое движение и ветка позади.

Расстояние от жилища до места первоначального оказания помощи, по меркам Леля, вышло примерно с километр. Стрелы лежали там, где их оставил Тойо.

– Мифриловые наконечники, – пробурчал Лель, внимательно разглядывая металл.

– Мифриловые? – переспросил старик.

– Вещество, которое не даёт работать с магией.

– Чего? – брови Тойо дёрнулись вверх.

– Энергией в источнике ты не сможешь воспользоваться, если твоё тело соприкасается с этим веществом.

– Ишь ты! Я и камлать не смогу?

– Сможешь, но энергии не получишь. А может, и с духами не сможешь разговаривать, Вот межа, – неспешно протянул Тойо, и показал рукой в одну сторону и в другую на тоненькую, чуть заметную тропку. – За ней земля племени. Вон там, у того куста, лежал ты.

Лель внимательно осмотрел место, обошёл его вокруг по спирали, но ничего не нашёл. Была надежда, что обнаружится портал, но ничего подобного не оказалось.

«Портал работает только в одном направлении? Такое может быть. Но если есть один портал, то должен быть и другой? Миры должны быть связаны между собой. Есть вход, должен быть и выход. Только как его найти?»

– Уходим! – резко выдохнул старик и приготовил посох к отражению нападения. – За межу! Скорее!

Упрашивать Леля не пришлось. Он метнулся под защиту формации и остановился рядом с Тойо.

Напротив них, из леса, вышли с десяток охотников племени. Обнажённые, загорелые, только чресла прикрыты куском шкуры. В руках сучковатые короткие копья и луки.

Среди них выделялся высокий воин с ножом на шее и с дротиком. Металлический наконечник и идеально сделанное древко.

Они подошли к меже, не отводя взглядов от Тойо и Леля.

– Ожил, значит, – пророкотал воин непонятного возраста. – У кого украл нож насекомое? Говори, а я потом подумаю, оставить тебе жизнь или нет.

– Формация сдерживает удары как изнутри, так и снаружи. Без моего разрешения они сюда не пройдут.

– Тойо, старик, зажился ты на этом свете. Убери защиту и уходи куда хочешь. Я тебя не буду трогать. Земля должна принадлежать племени, а не тебе.

– Джо, эта земля никогда не принадлежала племени, и ты это прекрасно знаешь. Этот небольшой клочок земли священен, и нарушать великий запрет не имеет права ни один человек. Духи предков…

– Этот старый мосол продолжает разговаривать с духами! – громко выкрикнул Джо. – В нашем племени все уже напрямую обращаются к богам и духи, которые мешали нам в прошлом.

Воины оскалились в зловещих улыбках.

– Вы уничтожаете связь со своими предками!

– Тойо, хорош растекаться сладкими словами. Твои старания только портят воздух. Убирай защиту.

– Джо, верни то, что тебе не принадлежит, – сказал Лель и пальцем указал на нож. – Это подарок мне, а не тебе.

– Насекомое заговорило! – Джо широко улыбнулся. – Всё, что на моей земле – моё!

– Ещё не вождь, а замашки как у императора, – ухмыльнулся Лель. – Ты вор! Украл у меня нож, а теперь бахвалишься этим.

– Взять у вора не является воровством! – зарычал Джо. – Иди сюда, я убью тебя! Насекомое! Раздавлю! За твои слова ты ответишь!

Лель шагнул к меже, но Тойо резко дёрнул его за рукав и потянул вглубь формации.

– Зачем? Не время. Потерпи. Вечером буду камлать. Надо восстановить часть формации, в которой источилась энергия. Нельзя, чтобы они нашли это место или другие охотники.

Широкими шагами Тойо двинулся первым, Лель с трудом поспевал за ним. У жилища старик оглянулся на него и пронзил долгим тяжёлым взглядом.

– Трудно тебе придётся. Авось выживешь.

– Ты чего? – удивился Лель.

– У нас очень мало времени. Мне надо вложить в твою голову знания. Разожги костёр, – сказал и вошёл внутрь.

Лель наблюдал, как старик спешно готовит сразу несколько отваров в разных деревянных чашках. Иногда он просил принести что-нибудь, и Лель приносил без вопросов. Точно так же он помогал деду в строительстве дома, а отцу при ремонте мотоцикла. Он просто смотрел, как всё делается и запоминал. Он всегда был на подхвате. Поддержать, принести, доделать. После училища всё изменилось. Не стало деда. Отец отдал свой мотоцикл ему, и тогда уже отец помогал Лелю поддержать, крутануть, принести. Воспоминания остались, сохранились, а вот имена полностью стёрты из памяти. Лица ещё помнятся всех. И детей, и внуков, и друзей, и тех, с кем работал в банке. Вот имён нет, вообще нет. Кто-то неизвестный хорошо постарался и аккуратно удалил из памяти имена всех, кого знал Лель в прошлой жизни.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru