Пантеон

Евгений Гаглоев
Пантеон

– Зеркальные ведьмы! – вспомнила Катерина. – Когда-то они были вне закона, их подвергали гонениям! Но потом все изменилось, и они начали безнаказанно творить злодейства! Закон изменила Дама Теней?

– Верно, – кивнул отец. – Все случилось после подмены настоящего Императора. Ведьмы были ей полезны, и их помощь оказалась неоценимой. Фрида воспользовалась их знаниями, накопленными за сотни лет, магическим опытом Аббатисы. А еще в обязанность ведьмам вменили подготовку гвардейцев особого отряда из детей, обладающих сверхъестественными способностями. Так и было до тех пор, пока ведьмы не стали возмущаться произволом Дамы Теней. Она присваивала себе их артефакты, распоряжалась и командовала ими, словно служанками. Естественно, что им надоело это терпеть.

– Дама Теней умеет добиваться преданности у своих вассалов! – горько усмехнулся король Гуарил. – С помощью своих проклятых стеклянных куколок! Которых, кстати, по ее приказу делает Красная Аббатиса!

– Значит, ваша кристаллида тоже у нее? – повернулась к нему Катерина.

– У нее! И хранится в ее тайнике уже много лет, – сказал король хироптер. – Проклятая Фрида заставляет мой народ служить ей и творить ужасные вещи! Если же мы ослушаемся, она уничтожит меня, вот почему мои подданные выполняют все ее прихоти.

– А они не думали сменить короля? – поинтересовалась Катерина. – Чтобы избавиться от такой напасти?

Гуарил осекся и уставился на нее, выпучив глаза. Казалось, еще немного, и он бросится и разорвет ее в клочья. Девушка тут же пожалела о своих словах. За столом воцарилось неловкое молчание, и лишь Дельфина продолжала презрительно улыбаться, не сводя глаз с умолкнувшей Катерины.

Глава седьмая
Гадальные карты Евдокии


Артему было боязно возвращаться в дом Державиных, и он этого не скрывал. Некогда тихое и уютное место, где они так любили бывать с друзьями, ныне вызывало у него сильную дрожь. Особняк, и до этого наводивший уныние, уже несколько месяцев пустовал, и его двери были опечатаны полицией. Матвей, перед тем как стал доппельгангером, рассказывал, что в последний раз едва унес отсюда ноги, столкнувшись со следователями Департамента безопасности Эммой и Панкратом. И вот теперь они по доброй воле должны были отправиться в этот злосчастный дом!

– А если за ним все еще следят? – волнуясь, спросил Артем у Феофании, когда ребята забрались в кабину грузовичка. – Что, если нас заметут?! Тогда многое придется объяснять полиции! А если нас посадят?! Этого громилу, – он пихнул в бок Легостаева, – все будут обходить стороной, а на мне вымещать всю злобу, потому что я самый дохлый!

– О, ты уже все продумал наперед, – рассмеялся Никита.

– Только в твоем рассказе слишком много «если», – улыбнулась гадалка.

– Мне тоже не слишком хочется встречаться с двоюродным братцем, – признался Легостаев. – Он ведь понятия не имеет, что я раз в месяц покрываюсь шерстью…

– Но ведь это так круто! – мечтательно закрыла глаза Серафима.

– Ничего крутого, – покосился в ее сторону Никита. – У меня от этого одни только проблемы!

– Расслабьтесь, – сказала им Феофания. – Вы просто одноклассники Катерины и пришли проверить, не вернулась ли она домой. Вот так все и объясним полиции, если нас там встретят. Ну а если нас там будет ждать Эмма Воробьева, я сама с ней поговорю. Эта девушка в курсе происходящего, она нам наверняка поверит.

Артем немного успокоился. Феофания вырулила со стоянки перед школой и направилась в старую часть города.

– А как ты стал оборотнем? – обратилась Серафима к Никите. – Тебя укусили или это какое-то цыганское проклятие?

– Ты начиталась ужастиков, – мрачно усмехнулся юноша.

– И все же?

– Я принадлежу к стае пантер, – ответил Никита. – У нас нельзя заразиться через укус. А свои способности я получил по наследству… Передались от одного предка.

– Это еще круче, чем я думала! – с восхищением произнесла Серафима. – А когда ты впервые…

– Я не хочу об этом говорить, – взглянул на нее Легостаев. Под пристальным взглядом его зеленых глаз Сима сразу присмирела.

Феофания, видя, что эти вопросы юноше не очень приятны, решила сменить тему разговора.

– Слышали о графе Орлове? – спросила она, не отрывая взгляда от дороги.

– Слышали, – кивнул Артем. – Ужасные новости.

– А о налете на полицейские склады?

– Об этом тоже, – ответил Никита. – В новостях подробностей не сообщали, но я подслушал, как Панкрат рассказывал об этом моим родителям. Он сказал, что все стеклянные статуи были похищены какими-то злоумышленниками. О том, что они ушли сами, своими ногами, он не стал упоминать. Мои родители далеки от всего сверхъестественного, и они бы его просто не поняли.

– А я слышала, – перебила его Серафима, – что вся полиция города приведена в полную боевую готовность! У отца везде есть связи, поэтому мы в курсе событий. Руководство города совершенно не понимает, что происходит в Санкт-Эринбурге, но они готовы ко всему.

– Я ведь говорила с Эммой, и она должна была донести эту информацию до своего начальства, – недовольно сказала Феофания. – Новости, несомненно, оказались для нее слишком фантастическими, но мне кажется, она мне поверила. Я считаю, что нам нужно и в дальнейшем держать ее в курсе. Происходящее может выйти из-под контроля, и помощь полиции нам будет весьма кстати… Однако твой отец не согласен со мной. Скорпион говорит, что мы сможем справиться и собственными силами.

– У него много знакомых, на чью помощь он может рассчитывать, – подтвердила это Серафима.

– Бандитов? – спросил Никита.

– В том числе, – уклончиво ответила девушка. – Иногда я не соглашаюсь со своим папашей, но будьте уверены – он всегда знает, что делает.

– Надеюсь, что ты права, – вздохнула Феофания. – Правда, у Клуба Калиостро много людей. Я понятия не имею, где Бест набрал всех этих головорезов, но у него их сейчас целая армия! Нас же слишком мало, так что любая помощь не будет лишней. Но если что-то пойдет не так… Я сама позвоню Эмме, и пусть твой отец говорит, что хочет! Исход нашего дела гораздо важнее для всех… Важнее, чем его неприятности с законом!

Серафима промолчала. Видимо, в этом она была согласна с Феофанией.

– У твоего отца столько связей в криминальном мире, – вмешался в разговор Никита. – А чем конкретно он занимается?

– А вот об этом я тоже не хочу говорить, – сухо сказала ему Серафима.

– Понятно! – кивнул парень и сдержанно улыбнулся.

– Я же совсем забыл о Клепцовой! – воскликнул вдруг Артем.

– А что с ней? – спросила Феофания.

– Она будет искать меня по всей школе! Мы ведь договорились вместе идти домой!

– Позвони ей и предупреди, что уже ушел, – предложила Серафима.

– Она начнет задавать вопросы, а врать я не умею, – признался Бирюков. – Лучше позвоню ей позже. Иринка многое для нас сделала, но мы ничего не говорим ей. Это как-то не по-товарищески… И если она узнает правду, мне не жить!

– Да ладно тебе! Она ведь не знает только то, что Никита – оборотень, – напомнила ему Серафима. – Если я ничего не путаю…

– Да, эта информация ей ни к чему, – усмехнулся Легостаев, – а в остальном ты прав. Она помогала вам, значит, нельзя оставлять ее за бортом. К тому же Иринке тоже угрожает опасность, как и всем нам.

– Скоро вы все останетесь за бортом, как ты выразился, – произнесла Феофания, не сводя глаз с заснеженной дороги. – Платон настаивает, что все слишком опасно для вас, подростков. И я вынуждена с ним согласиться. Совсем недавно чуть не погибла Марина, и я не собираюсь подвергать риску еще кого-то из вас.

– Но вы везете нас в особняк воскресшей из мертвых старухи! – сказал Артем.

– Вообще-то я думала, что со мной поедет один Никита! – призналась женщина. – Оборотни намного сильнее и выносливее обыкновенных людей, да и исцеляются они гораздо быстрее! Лучшего телохранителя мне не найти.

Никита довольно осклабился. Артем непонимающе посмотрел на Серафиму. Девушка развела руками и смущенно улыбнулась.

– Просто не хотела тебя расстраивать, – шепнула она. – К тому же мне приятно твое общество!

И она похлопала его по плечу.

– Но потом я решила, что толпа школьников вызовет меньше подозрений, – продолжила Феофания, – поэтому и взяла вас всех троих. Так вы больше напоминаете делегацию из школы. Но нам нужно завязывать с этими вылазками. Случившееся в особняке Гольданской и в старом парке стало последней каплей. Все слишком серьезно!

– Без нас вы не справитесь! – с уверенностью заявил Артем. – Взять хотя бы компьютеры и интернет. Мы с Клепцовой можем найти такую информацию, которую вы и за год бы не нашли! Не говоря уже о взломе некоторых закрытых серверов!

Феофания промолчала. Ей просто нечего было ответить. Она опиралась на свой опыт и познания в оккультизме, но современные технологии были ей мало доступны. Артем это прекрасно понимал.

– Поговорим об этом позже, – хмуро произнесла она. – Мы уже подъезжаем.

Вскоре она заглушила двигатель, и грузовик замер на обочине обледеневшей дороги.

– Пугающее зрелище, – сказала Серафима, выбираясь из машины. – Вы уверены, что здесь кто-то живет?

– А старухе некуда больше податься, – ответила Феофания. – Дом Державиных – единственное место, куда она могла пойти.

Она вытащила ключи из замка зажигания. Никита, сидевший рядом с ней, прищурившись смотрел на заснеженный особняк, возвышавшийся посреди двора. На крыльце дома Державиных развевались на ветру желтые предупредительные ленты Департамента безопасности. Двери особняка еще недавно были опечатаны, но сейчас кто-то сорвал все предупреждения. Вдобавок у лестницы на снегу виднелись чьи-то следы.

– Евдокия точно здесь, – с уверенностью заявил Артем.

– Лишь бы нас не ждал еще кто-нибудь, – хмуро произнесла Феофания.

 

Она захлопнула дверцу машины и зашагала к воротам. Серафима, Артем и Никита, настороженно оглядываясь по сторонам, двинулись вслед за ней. Других машин поблизости не было. Может, полиция действительно уже сняла слежку за домом?

Ворота были закрыты, на них на толстой поржавевшей цепи висел большой замок.

– Мы здесь не пройдем, – сказал Артем. – Матвей говорил, есть еще один путь – через дыру в ограде.

– Пройдем, – уверенно заявила Сима. – Для меня этот замок не препятствие.

Она достала из кармана куртки изогнутую металлическую спицу и принялась ковырять ею в скважине замка. Феофания даже лишилась дара речи, увидев, как ловко она это делает. Вскоре дужка с щелчком отскочила в сторону. Никита и Артем восторженно уставились на Серафиму, и та раскланялась, словно актриса на сцене.

– И спрашивать ни о чем не буду, – сказала Феофания.

Она распахнула ворота и зашагала к дому, по колено утопая в снегу.

– У меня много необычных талантов, – сказала Сима. – Правда, из-за этого случаются неприятности с законом!

– Не сомневаюсь, – кивнула Феофания. – От осинки не родятся апельсинки, а я слишком хорошо знаю твоего отца.

– Для меня это лучший комплимент! – засмеялась Сима.

Феофания поднялась по каменным ступеням и постучала в дверь.

Артем и Никита тем временем разглядывали мрачный безлюдный дом. Картина разгромленной гостиной все еще стояла перед глазами Артема. Следы пентаграммы на полу, пистолет и осколки доппельгангера Яблонского, его ужасное лицо на осколке мутного стекла, – теперь это, по-видимому, будет преследовать его до конца жизни. Он заметил лист фанеры, все так же закрывающий на первом этаже выбитое окно гостиной. Ставни других окон были закрыты.

– Даже не заглянуть внутрь, – посетовала Сима.

– Раньше ставни были открыты, – заметил Артем. – Я это хорошо помню. Кто-то, очевидно, их закрыл.

Феофания постучала еще раз, и дверь особняка вдруг с протяжным скрипом отворилась. Но за ней никого не оказалось.

Феофания озадаченно взглянула на своих спутников. Серафима молча шагнула втемную прихожую. Артем, с опаской посмотрев по сторонам, двинулся за ней. Никита шел последним. В доме царил разгром, под ногами хрустело битое стекло. Свет едва проникал сквозь щели ставен, поэтому на первом этаже было совсем темно. Но из дверей гостиной сюда проникал тусклый свет, будто там горел огонь.

– Есть кто-нибудь? – громко спросила Феофания, направляясь в сторону света.

Ей никто не ответил. Она с осторожностью вошла в гостиную и замерла на пороге. Артем глянул из-за ее спины и тоже оторопел.

В комнате горело множество свечей. Они стояли на каминной полке, на полу и журнальном столике. А еще на круглом столе посередине комнаты, за которым сидела женщина в черном платье. Он тут же узнал в ней Аглаю, хотя теперь она выглядела иначе. Мачеха Катерины всегда предпочитала короткие футболки и джинсы, и трудно было представить ее в другой одежде. Сидевшая перед ними женщина куталась в длинную шаль с кистями, и на ней было черное глухое платье, спускавшееся до пола. Светлые волосы были зачесаны кверху и заколоты черепаховым гребнем. Стеклянное лицо Аглаи слегка поблескивало в пламени свечей.

На столе перед женщиной были разложены карты: очевидно, она гадала.

– Евдокия? – хрипло спросила Феофания. Ее голос слегка осип от волнения.

– Я уже сама не знаю, кто я на самом деле, – проворчала та.

– Ты помнишь меня?

– К своему глубокому сожалению…

– Дверь была открыта… – смутилась Феофания.

– Я не боюсь воров. Чего мне бояться, Людмила? Я одна в пустом разгромленном доме… Здесь нечего красть.

– Ты сама хотела вернуться сюда.

– И совершила большую ошибку. Сама не знаю, на что я надеялась… Ведь как и прежде я лишь одинокая старуха в большом, но безжизненном особняке. Одно только отличие – теперь здесь нет моих вещей. Даже портреты сняли со стен! Словно кто-то хотел уничтожить любое напоминание о том, что я когда-либо жила на белом свете.

У Артема от жалости все сжалось в груди. Аглая нравилась ему, он уважал эту женщину. Но теперь это была лишь стеклянная оболочка, в которую вселилась Евдокия Державина. Отличия были слишком очевидны, и это относилось не только к ее внешнему виду. Аглая всегда приветливо улыбалась, никогда не унывала. Евдокия же угрюмо хмурилась, перекладывая карты с места на место.

– Зачем ты явилась в мой дом, гадалка? – недовольно спросила она. – И привела с собой… – Стеклянная женщина хмуро взглянула на Артема, Никиту и Симу. – Я знаю этих детей. Они были в «Арктическом мире»…

– Все верно, – кивнул Артем. – Нам нужна ваша помощь.

– Хотите отправить меня обратно? – Аглая с подозрением посмотрела на него.

– Нам действительно нужна твоя помощь, Евдокия, – твердо сказала Феофания. – А что до возвращения… Ты сама прекрасно понимаешь, что рано или поздно тебе придется вернуться и освободить это тело. Таков неписаный закон.

– Я все понимаю, – устало произнесла стеклянная женщина. – К тому же мое возвращение не принесло мне никакой радости. Садитесь, раз пришли. Видимо, разговор будет долгий.

Ребята огляделись в поисках стульев и увидели покосившийся диван с отломанными ножками. Никита, Артем и Серафима сели на него, Феофания подошла к столу и, скрестив на груди руки, замерла перед Евдокией.

– Во что они превратили мой дом?! – огорченно произнесла та. – Что они искали здесь?

– Клуб Калиостро устроил настоящую травлю на Катерину и остальных членов ее семьи, – сказала Феофания, усаживаясь напротив стеклянной женщины. – Они искали подсказки, любые вещи, которые помогли бы им в осуществлении их планов.

– Как все запуталось, – медленно покачала головой Евдокия. – Катерина… Иногда надо умереть, чтобы узнать всю правду, увидеть очевидное… Понять знамения грядущего. Сейчас я знаю много такого, о чем и не подозревала раньше.

– Я так и не успела поблагодарить вас, – робко произнесла Сима. – Вы спасли мне жизнь…

– Я убила Щергину, – кивнула Евдокия. – Эту злобную мегеру. Но она это заслужила. Знали бы вы, сколько загубленных человеческих жизней на ее счету. Клуб Калиостро создавался совсем не для этого! Наши славные предки не стремились к мировому господству они хотели лишь постигать неведомое, изучать оккультные науки… А сейчас во главе Клуба встали беспринципные негодяи, готовые убивать даже детей! Знали бы об этом Казимир, Валерий Сухоруков, мой покойный муж… Не такого будущего они желали для дворянского собрания!

– Ты должна помочь нам остановить их! – твердо сказала Феофания.

– Но как? – развела стеклянными руками Евдокия. – Я мало на что гожусь. Моей способностью, доставшейся мне от предков, всегда было гадание на картах, предсказывание грядущего. Этим я сейчас и занимаюсь, но отчего-то не вижу ничего определенного. Все будто смешалось. Возможно, виной всему происходящее сейчас в том странном мире.

– Тебе что-то известно? – спросила Феофания.

– Некоторые причины происходящего, – кивнула стеклянная женщина. – Я не совсем понимаю… Но несколько лет назад что-то случилось. Ход времени шел своим чередом, но в один момент все изменилось, словно кто-то вмешался, и история пошла в другом направлении. Поэтому я и ощущаю помехи. Как говорил один мудрый человек, нельзя сорвать в саду цветок и не изменить при этом курс летящей где-то кометы. А потому будущее сейчас не определено…

Она собрала карты в колоду и тщательно их перетасовала.

– Это не Таро, – удивилась Серафима.

– Я всегда гадала именно на этой колоде, – сказала Евдокия. – Повезло, что Аглая не выбросила и ее. Видимо, решила, что это обычные игральные карты. Сними. – Она протянула колоду Феофании.

– Сейчас не время… – ответила та.

– Сними! – повелительно повторила Евдокия. – Ты пришла за помощью, так позволь оказать ее тебе!

Феофания молча подчинилась. Евдокия сняла верхнюю карту и положила ее перед ней.

– Дама пик! – усмехнулась она. – Это ты сама. Я в этом и не сомневалась.

Она принялась раскладывать карты в определенном порядке. Последними на стол легли две дамы – червей и треф.

– Дама червей – зеркальная ведьма! Золотоволосая красавица в красных доспехах, ядовитая, словно змея. Очень скоро вы с ней встретитесь, – произнесла Евдокия, глядя на карты. – Дама треф – неожиданный союзник. Если ты правильно разыграешь свою партию, она поможет тебе одолеть даму червей.

– Союзник?! В борьбе с Гертрудой? Но кто же это? – удивилась Феофания. – У меня нет ни единой догадки на этот счет.

– Этого я не знаю. Я лишь предрекаю тебе возможные варианты развития событий, – пожала плечами Евдокия. – Карты дают нам подсказки, но свое будущее мы вершим сами…

Глава восьмая
Как я найду тайник?



Гуарил, не отрываясь, злобно смотрел на Катерину, но неожиданно он ударил по столу когтистой рукой и громко расхохотался. Все присутствующие тут же расслабились и тоже заулыбались.

– Сменить короля?! Нет, вы слышали?! Вот это слова истинной Сестры Тьмы! – воскликнул он. – Но не все так просто! Видишь ли, крошка, королем хироптер может стать лишь тот, в чьих жилах течет королевская кровь! Мы живем намного дольше людей и не торопимся обзаводиться потомством. Наследника у меня пока нет, а значит, в случае моей смерти хироптеры останутся без предводителя. Наступит хаос, прольется много крови! Претенденты на престол будут убивать друг друга, пока не найдется один, самый сильный и кровожадный. Мой народ отлично понимает это, и мои подданные оберегают мою жизнь даже ценой собственной. Поэтому и получается, что всего лишь одна кристаллида держит в повиновении несколько тысяч хироптер!

– Смогла же я освободиться от заклятия кристаллиды, – тихо произнесла Катерина. – И освободила своих друзей.

– Мы знаем об этом! – сказал Александр. – И это замечательно! Ты смогла прочитать Тетрагон, а твой Темный Гламор, усиленный кровью Калиостро, по силе сделал тебя равной самой Красной Аббатисе. Часть заклинаний стеклянной книги написана на демонском языке, и они открылись тебе. Вот почему, зная об этом, мы надеемся на твою помощь!

– Вы хотите, чтобы я прочла заклинание и помогла вам избавиться от кристаллид?! – догадалась Катерина.

– Не только! Из всех, кого я знаю, только ты можешь прочесть Тетрагон полностью, Катерина. Даже Красная Аббатиса не может разобрать и половины из написанного в этой магической книге, мы к ней уже обращались. Язык, на котором написана часть заклинаний Тетрагона, давно считается мертвым. Потому я и искал Корнелиуса, ведь он был одним из тех колдунов, которые составили проклятую книгу! Но старик рассыпался… Теперь одна надежда на тебя. В книге есть особое заклинание, его называют Лич! Оно может лишить силы даже самого могущественного колдуна. Мы хотим, чтобы ты нашла это заклинание и лишила силы Даму Теней!

– О, – только и смогла произнести Катерина.

– Но баронесса знает о Личе, – подала голос Локуста. – Поэтому она и решила забрать Тетрагон у зеркальных ведьм. В монастыре уже давно стало неспокойно, ведьмы все чаще выражали свое недовольство. В любой момент они могли поднять бунт против Дамы Теней, и поэтому она решила подстраховаться. Ей спокойнее, когда Тетрагон находится в ее тайнике.

– И где же этот тайник? – спросила Катерина.

– Мне это неизвестно, – ответила Локуста. – Некоторые вещи она держит в секрете даже от меня.

– В таком случае как я его найду?

– Ты поделилась кровью с Тетрагоном, – сказала Локуста. – Теперь магическая книга может откликнуться на твой зов. Если она будет где-то рядом, ты это почувствуешь. Найдешь Тетрагон, найдешь и наши кристаллиды, ведь они хранятся в том же тайнике. А когда мы освободимся от власти темной магии, сообща мы сможем одолеть Даму Теней. Лишить ее магических сил.

– Однако сделать все нужно до того, как они с Темнейшим откроют портал на Землю, – продолжил Александр. – Когда они начнут ритуал, Даме Теней понадобятся все пять Зерцекликонов. Вместе они усиливают мощь Темнейшего. Три у нее уже есть, это ее собственный, Зерцекликон Мастера Зеркал и амулет Повелителя Кукол, который она отобрала у него совсем недавно. Значит, для совершения ритуала она пригласит меня и Дельфину. Баронесса попросит нас помочь ей, но потом… Мы станем ей не нужны, и неизвестно, что она с нами сделает.

При этих словах Дельфина побледнела.

– Пожалуй, нам лучше не рисковать, – закончил отец Катерины.

– Я не переживу, если снова потеряю тебя. – Шадурская сжала руку Дельфины. – Теперь, когда мы встретились спустя столько лет!

– Все зависит только от нее. – Дельфина взглянула на Катерину, и той вдруг стало не по себе под ее тяжелым взглядом.

– Она сделает это, – с уверенностью произнесла Шадурская. – Она сможет, я знаю. А если понадобится, я сама помогу ей во всем! Ты ведь хочешь вернуть отца? – обратилась она к девушке.

 

– Хочу, – немного подумав, кивнула Катерина. Но хотела ли она этого на самом деле? Отец бросил ее много лет назад и ушел за своей любовью, а теперь вот как все повернулось.

– А я хочу вернуться на Землю со своей дочерью, – произнесла Виолетта Шадурская. – Мы обе способны на многое. Если нам объединить усилия, мы горы свернем!

– Это точно, – улыбнулся Александр, – ты совершенно не изменилась, Виолетта. Готова на все ради достижения своих целей.

– А вот ты изменился, – заметила графиня. – Все эти невероятные перемены! Как это случилось?

– Одно из чудесных свойств этого мира, – ответил Державин. – Я был великим иллюзионистом, и я им остался, только сила моя теперь намного превышает ту, какой я владел раньше. А еще магия… Это ни с чем не сравнимые ощущения! Я могу создавать гештальтов, делать другие удивительные вещи!

– Убивать людей… – тихо добавила Катерина.

– Да, в этом мире много жестокости. Хочешь выжить – стань жестокой сама! Ты все не можешь забыть о Резановых, Катерина? А хочешь, я расскажу тебе о них? Когда Николай Назаров выкрал у меня зеленый ключ и сбежал с ним из дворца, я как раз находился в замке Дамы Теней. И это Резанов приказал Пьеру Краснорукову убить Николая, если тот попытается скрыться. Что и случилось. Во всяком случае я не желал смерти Николая. Сказать по правде, я испытывал сильное чувство вины, потому что отправил его сюда. Он не узнал меня в маске, но я отыскал его в Зерцалии и сделал все, чтобы он из раба превратился в императорского инженера. Николай знал о машине Калиостро и попытался сбежать на Землю, к своей семье. Я не виню его за это. Но Резанов приказал убить его! А Вероника, его жена, та еще мегера! Он сажал в тюрьму невиновных людей, а она распоряжалась имуществом, которое у них конфисковывали, присваивала себе чужое добро. Они здорово обогатились за счет этого.

– Верно, – кивнула графиня, – мерзкие были людишки. А Николая мне тоже было жаль. Он был хорошим человеком и не заслужил такой участи.

– Но попал-то он сюда из-за тебя! – упрекнула Катерина отца.

– Я был молод, горяч и глуп, – с печалью произнес Александр. – Не проходит и дня, чтобы я не сожалел о своих поступках. Когда Маргарита узнала обо всем от своей одержимой сестры, в наших отношениях произошел разлад. Но уже до того я чувствовал, что происходит что-то неладное. Я считал Назарова своим конкурентом. Но и он был хорош! Постоянно язвил, подтрунивал надо мной, пытался выставить на посмешище! Однажды я не выдержал и отправил его в другой мир с помощью зеркальной машины… Это трагедия, Катерина. Я бы все отдал, лишь бы предотвратить случившееся, но увы! Это Маргариту зовут Ходящей сквозь время. Мне подобные фокусы недоступны.

– В прошлом все мы сделали много ошибок, – согласилась Шадурская. – Но и заплатили за это сполна.

– Когда Маргарита ушла в Зерцалию, она оставила тебя на Земле, – продолжил Державин, – хотя знала, что за тобой постоянно будут охотиться те, кто знал о пророчестве Оракула Червей. Она не хотела для тебя такой жизни. А я места себе не находил от горя и тоски по ней. Уже тогда я знал, что отправлюсь на ее поиски. Но с кем бы я оставил тебя? Со своей матерью, которая на дух не переносила детей? И тут я подумал об Аглае. Я не испытывал к ней любви, я лишь знал, что она станет хорошей матерью для тебя. Красивая, очень добрая девушка, которая сможет о тебе позаботиться.

– Ты очаровал и ее? – с иронией спросила Катерина.

Александр чуть заметно улыбнулся.

– Согласись, это был хороший выбор. Мы поженились, и она полюбила тебя, как родную дочь. Я никогда и не сомневался, что так будет. А затем я оставил тебя на ее попечении и перешел на эту сторону зеркала. Марго я так и не нашел, она умело скрывалась и от своих прежних собратьев, и от Властелинов. Но зато меня разыскала Дама Теней. И когда они избавились от истинного Императора, она заставила меня занять его место. Я получил Зерцекликон и обрел всю его силу, которая восприняла меня как его кровного родственника. Но все это время я не переставал искать Маргариту… и думать о тебе. Я давно бы вернулся, но не мог этого сделать. Красный ключ больше не мог открыть мне путь на Землю или в какой-то иной мир.

– Удивительно, что тебе удалось утаить его от Дамы Теней, – заметила Шадурская. – Ведь она так упорно искала последний ключ!

– Мне удалось убедить всех, что ключ утерян. Сейчас никто, кроме присутствующих здесь, не знает, что он у меня.

– О нем знают и мои друзья, с которыми ты разделался в доме Корнелиуса, – сказала Катерина.

– Ну они вряд ли расскажут об этом Даме Теней, – усмехнулся Александр. – Тебя сопровождали надежные и верные соратники. Мы с ними заодно в нашей борьбе, хотя они пока этого и не знают. Предательница среди них была лишь одна, дочь Николая, но, насколько мне известно, она уже покинула ваши ряды. Девица оказалась на удивление вероломной! Если бы не она, Тетрагон уже был бы в твоих руках, и все оказалось бы намного проще.

– Наташа просто совершила ошибку.

– А ты разве не таишь на нее обиду? – удивился Александр. – Любая другая девушка на твоем месте возненавидела бы ее за это.

– Ненависти я не испытываю, – призналась Катерина. – Я лишь огорчена, что все так получилось.

– Лучшая подруга нанесла удар в спину, и к ней нет ненависти?! – воскликнула Дельфина. – Да я уничтожила бы ее при первой же встрече! Вы только посмотрите! Я украла у нее кисет с порошком, и она терпеть меня не может! А та мерзавка столько раз предавала и подставляла ее, но она лишь немного огорчена!

– Мне известны причины, которые толкнули ее на это! – невозмутимо ответила Катерина.

– У меня тоже был веский довод!

– Ты могла попросить меня о помощи, а не действовать так вероломно! – возразила ей Катерина.

– Не люблю унижаться! – высокомерно заявила Дельфина. – Я дочь Властелина Зерцалии! И всегда беру то, что мне нужно, не спрашивая ни у кого разрешения!

– Приемная дочь, – парировала Катерина.

– Девушки, не ссорьтесь, – вмешалась Шадурская. – Давайте лучше забудем о случившемся когда-то.

– Забыть?! – разозлилась Дельфина. – Ну уж нет! Она оскорбила меня! Такое я никогда не забуду!

– Вот в этом и заключается разница между нами, – спокойно произнесла Катерина. – А вот я умею прощать некоторые вещи…

– Тогда прости и свою сумасшедшую тетку, которая уже трижды пыталась тебя прикончить! – расхохоталась вдруг Дельфина.

Катерина гневно сощурила глаза. Ей вдруг захотелось запустить в Дельфину чем-нибудь тяжелым. Она уже начала осматриваться, подыскивая что-то подходящее.

– О Кристине тоже не стоит забывать, – согласился Александр. – Она еще доставит проблем…

Дельфина вдруг переменилась в лице и захрипела. Шадурская в ужасе смотрела на нее. Зерцекликон на груди девушки ярко полыхнул красным огнем.

– Только не теперь! – прохрипела она, вцепившись в подлокотники кресла.

– Что происходит? – перепугалась графиня.

– У нее видение, – ответил Гуарил, с интересом глядя на корчившуюся в кресле Дельфину. – Я частенько наблюдал подобное у Оракула Червей.

Дельфина съехала на пол и рухнула на колени, длинные волосы закрыли ее лицо. Графиня хотела было помочь дочери, но Александр удержал ее.

– Все идет своим чередом, – произнес он. – Лучше ее сейчас не трогать.

В этот момент Дельфина резко вскинула голову. Ее глаза стали белыми, без зрачков, а в волосах зашевелились черные блестящие змеи. Катерина содрогнулась от омерзения.

– Пантеон! – прохрипела Дельфина. – Статуи старейшин… Колдовское зеркало! Гробница древних колдунов-основателей… Черный Джокер родится! А Красного ждут ответы на вопросы… И смерть!

Тело девушки напряглось и выгнулось дугой, и она обессиленно рухнула на пол. Шадурская тут же бросилась поднимать ее. Дельфину трясло, словно в лихорадке, она судорожно вцепилась в протянутую руку матери.

– Каждый раз одно и то же! – выдохнула она. – Ненавижу!

– Это плата за твой дар, – сказал Гуарил. – Однако о каком Пантеоне идет речь?

– Я знаю лишь одно место с таким названием, – сказал Александр. – Старинное святилище, гробница древнейших колдунов и их сподвижников. Оно расположено где-то во владениях Дамы Теней. И еще упоминание о двух Джокерах…

– Занятно, не так ли? – заметил Гуарил. – Снова эти Джокеры… И как со всем этим разобраться?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru