Пандемониум. Кодекс Вещих Сестер

Евгений Гаглоев
Пандемониум. Кодекс Вещих Сестер

© Евгений Гаглоев, 2018

© ООО «РОСМЭН», 2018

* * *

Большая часть волшебства в мире кажется несуществующей только потому, что мы слишком слепы или слишком заняты, чтобы его увидеть.

Андрэ Нортон,
«Магия восьмиугольного дома»

1. Повод для сближения


Жители Клыково любили свой тихий городок – его узкие тенистые улочки, круглую, мощенную брусчаткой площадь, которую в хорошую погоду заливал яркий солнечный свет, его многочисленные каналы с аккуратными коваными мостиками. Клыковцы ценили свою спокойную, размеренную жизнь, протекающую в окружении древних скалистых гор и вековых дремучих лесов.

Днем – оживленный, полный вездесущих туристов, ночью – спокойный и притихший, Клыково производил впечатление обычного провинциального городка. Большинство его жителей были знакомы между собой тысячу лет, здесь царил особый микроклимат, свои теплые, человеческие отношения. Но иногда город вдруг менялся прямо на глазах.

И в последнее время это случалось все чаще.

Клыково внезапно накрывал густой сизый туман, приходящий с дальних болот или с гор. Он обволакивал старинные здания и статуи, и на улицах воцарялась мертвая, гнетущая тишина. Свет старомодных кованых фонарей не мог пробить серую туманную дымку, которая заполоняла собой все, проникала в каждую щель и подворотню. В такие ночи могло случиться всякое, и все это знали. Редкие прохожие старались поскорее добраться до своих домов, укрыться в тепле и уюте. Люди ощущали какое-то чувство тревоги, надвигающейся опасности, необъяснимую уверенность в том, что неведомое зло снова в городе. Никто не решался остаться в одиночестве, жители собирались группами, проводили время в кругу семьи, в компании друзей или коллег.

В один из таких туманных вечеров, когда на Клыково снова опустилась седая мгла, несколько десятков горожан собрались в большом зале недавно отремонтированного краеведческого музея. Впрочем, о ремонте уже ничто не напоминало. Не так давно здесь случилось нечто настолько странное, что полиция до сих пор искала правдоподобное объяснение. Но образовавшаяся в результате происшествия дыра в полу уже была заделана и замаскирована мраморной плиткой, оконные стекла вставлены.

В ярко освещенном зале среди блестящих новеньких витрин сверкали вспышки фотокамер, они отражались в окнах, зеркалах и полированном полу. Внимание всех присутствующих было обращено на небольшую кафедру перед широкой каменной лестницей, ведущей на второй этаж. Одна из сотрудниц Исторического музея Санкт-Эринбурга, молодая девушка по имени Эвелина, облаченная в строгий темно-серый костюм, стояла за высокой конторкой из красного лакированного дерева.

– Добрый вечер, дамы и господа, – обратилась она к посетителям. – Мы рады познакомить вас с новой коллекцией предметов старины, собранной при поддержке нашего учреждения. Когда стало известно о произошедшем здесь несчастном случае, Исторический музей Санкт-Эринбурга проспонсировал ремонт и восстановление выставочных залов. А пока директор музея профессор Андронати поправляет свое здоровье, курировать работу учреждения будет одна из основательниц нашего благотворительного фонда по сбережению культурного наследия региона, известный филантроп и меценат Алена Александровна Сухорукова!

В зале послышались громкие аплодисменты. И прошелестел тихий шепоток. Кое-кто утверждал, что череп несчастному Андронати проломила сама Эвелина. Многие недоумевали, почему эта девушка до сих пор не за решеткой. Наверняка тут не все чисто, и у преступницы есть связи в высших кругах, которые и помогли ей избежать правосудия.

На кафедру поднялась невысокая женщина средних лет в элегантном черном платье до пола и пышной меховой накидке. Золотистые волосы дамы были сложены в замысловатую башню на макушке. На носу Сухоруковой блестели очки в тонкой серебряной оправе.

– Господа, дорогие гости и жители Клыково, я очень рада приветствовать вас здесь, – с улыбкой произнесла Алена Александровна. – Приятно, что столько людей интересуется историей и культурным наследием нашей родины. Здесь сейчас столько молодежи! Я вижу среди присутствующих учащихся школ, а также студентов нашей замечательной академии. Надеюсь, этот музей станет для вас не только местом, куда преподаватели водят учеников на экскурсии, но и интересным досуговым центром. Мы сделаем для этого все, что в наших силах. Вот, например, планируем открыть при музее небольшое кафе. А еще галерею, где местные художники смогут выставлять свои работы. Пока господин Андронати отсутствует, руководство клыковским музеем возьму на себя я, так что можете не беспокоиться. Учреждение в надежных руках. И наша нынешняя экспозиция – хорошее тому доказательство.

– А мы и не беспокоимся, уважаемая Алена Александровна, – заметил мэр Клыково Сергей Арсентьевич Белобров. Он стоял у самой кафедры в строгом черном костюме. – Вы уже успели доказать, что являетесь отличным руководителем.

– О, не смущайте меня, – отмахнулась Сухорукова.

– Все верно, господа, – обернулся мэр к публике. – Средства уже выделены. Галерея и новое кафе скоро откроются, думаю, мы даже устроим небольшую презентацию.

Снова раздались аплодисменты. К Алене Александровне подошли журналисты местного филиала газеты «Полуночный экспресс» Доминика Поветруля и Влад Пивоваров и защелкали фотоаппаратами. Сухорукова принялась позировать, одновременно отвечая на их вопросы. Во всех ее движениях чувствовалось, что стоять перед объективом и общаться с прессой ей не в новинку. За большими окнами все сильнее сгущался туман.

Тимофей Зверев рассматривал в витрине потемневшую от времени старинную деревянную прялку. Рядом с ней выставили богатый ассортимент ухватов, пестиков и деревянных черпаков. Вообще-то старинное оружие интересовало Тимофея куда больше, но на этой выставке он видел лишь домашнюю и кухонную утварь. Добровольно парень ни за что не пошел бы на открытие новой экспозиции, но учитель истории из академии «Пандемониум» Петр Леонидович не особо интересовался мнением учеников. Он просто собрал группу из тридцати человек и привел всех в музей.

– Все лучше, чем валяться на койке по своим комнатам и портить глаза играми в телефонах, – сказал преподаватель. – В музее хоть время с пользой проведете.

И ребята послушно проводили время под чутким надзором Петра Леонидовича и Ларисы Аркадьевны: позевывая, со скучающим видом болтались по огромному залу музея.

Тимофей поднял голову: его одногруппники отлично отражались в большом стекле витрины, поэтому он видел почти каждого.

Женя Степанова и Луиза Соловьева крутились у кафедры, стараясь попасть в объективы фотокамер. По случаю экскурсии обе сделали себе яркий макияж, напоминающий боевую раскраску, и пышные прически. В последнее время девчонки были всерьез озабочены поисками подходящих парней и не упускали возможности покрасоваться.

Карина Кикмарина и Димка Трофимов, разинув рты от изумления, разглядывали гигантский скелет динозавра, возвышавшийся над их головами. Костяное чудовище макушкой практически упиралось в высокий потолок. Его довольно быстро восстановили, а ведь совсем недавно отдельные части этого скелета валялись в беспорядке по всему музею. Разлетелся на мелкие кусочки он сразу после того, как едва не сжевал Тимофея своими огромными челюстями.

Клим Поликутин тихонько болтал по мобильному телефону и улыбался при этом такой блаженной улыбкой, что Зверев сразу понял, с кем именно он общается. С Серафимой, разумеется. Эти двое встречались при любой возможности. Ради свиданий с Долмацкой Клим частенько сбегал из «Пандемониума» после наступления темноты, несмотря на строгий запрет руководства. После всех событий, случившихся за последний месяц, директриса Елена Федоровна была готова посадить всех учеников на цепь, лишь бы они не сбегали по ночам из академии.

Но, к сожалению, многие по-прежнему не воспринимали всерьез грозящую им опасность и при каждом удобном случае нарушали запрет. Тимофей знал, что некоторые парни из академии крутили романы с девчонками из других школ Клыково и гуляли с ними допоздна. Да и девицы «Пандемониума» мальчишкам ни в чем не уступали. Например, Даша Киселева встречалась с каким-то рыжим старшеклассником из клыковской школы и прямо сейчас, судя по ее публикациям в соцсетях, сидела с ним в кинотеатре «Антарес». Но Зверев никого не осуждал. Будь у него девушка, может, и он сейчас бродил бы с ней в обнимку по городу, а не стоял, засыпая от скуки, в этом зале с древними доисторическими скелетами. Но девушки у него не было, так что ничего другого ему не оставалось.

Троица злыдней, Сергей Бельцев, Милана Поветруля и Антон Седачев, отиралась неподалеку. Наверняка замышляли какую-нибудь очередную пакость – по лицам было видно. Эти трое вообще любили портить жизнь окружающим. Избалованные детки богатых родителей, они всегда держались вместе и обожали унижать и оскорблять всех, кто попадался им на пути. По зловредности и пристрастию к разного рода интригам с ними могла соперничать только Ленка Симбирцева, та еще заноза. А вот, кстати, и она.

Лена медленно прохаживалась по залу, с любопытством разглядывая собравшихся, словно искала в толпе кого-то из своих подруг. Она незаметно подошла сзади к Димке и Карине, которые нежно держались за руки и шептали друг другу какие-то приятные глупости, небрежно повернулась и вдруг словно случайно налетела на них спиной.

– Ты что, вообще ничего не видишь? – спокойно осведомился Димка.

Ленка в ответ звонко расхохоталась.

– Ну почему же? Очень даже вижу! Уединитесь, бесстыжие! Воркуют и воркуют, от вашей любовной патоки скоро всех тошнить начнет.

 

– Завидуешь? – повернулась к ней Карина.

– Было бы чему, – фыркнула Ленка, слегка побледнев.

Тимофей точно знал, что парня у нее нет, она в академии почти ни с кем не сблизилась. Лена Симбирцева сильно сутулилась при ходьбе, лицо у нее было слегка вытянутое, угреватое, с длинным крючковатым носом и тонкими бесцветными губами – внешность под стать несносному характеру. Многие ребята в академии подозревали, что в ее роду были одни только ведьмы. Да Ленка этого и не отрицала. Наоборот, она даже хвасталась перед девчонками своей родословной, намекая, что в их кровной линии были не только светлые, но и темные Первородные. Нашла чем гордиться. Тимофей на ее месте держал бы подобную информацию при себе – темных в «академии» не любили и побаивались, но Ленку, казалось, это лишь забавляло.

– Целыми днями только и делаете, что шепчетесь по темным углам. Смотреть противно! – презрительно кинула она.

– Так и не смотри. Кто тебя заставляет? – ответил Димка. – Нам просто хорошо вместе.

– Ну еще бы! Вы же два неудачника, две абсолютные бездарности. Злыдень и кикимора! Неудивительно, что вы друг друга нашли. – Ленка заправила за ухо выбившуюся угольно-черную прядь. На ее запястье блеснула тонкая золотая цепочка с медальоном в виде пятиконечной звезды. – Серость притягивает к себе другую серость.

– Иди отсюда подобру-поздорову, – спокойно произнесла Карина. – Твои подружки, наверное, тебя уже заждались. А лучше найди себе парня и отвяжись от нас.

– Думаешь, не найду? Да стоит мне только пальцами щелкнуть… Просто не хочется, вот и все! – с раздражением фыркнула Ленка и отправилась донимать других ребят.

Тимофей проследил за ней взглядом. Многих жителей Клыково он уже узнавал в лицо. Вот Тарас Стахеев – грузный, широкоплечий мужчина, владелец кафе «Одноглазый валет». Переговаривается со своим закадычным приятелем Виктором Щегловым, главным редактором местной газеты. Интересно, на кого он оставил заведение?

А вот и третий приятель, Михаил Шорохов, – владелец кинотеатра «Антарес». Надо же, заявился в музей с собакой! Большая черная овчарка, по кличке Николас, бродила среди гостей, то и дело подозрительно оглядываясь, будто выбирала, в чью ногу вцепиться зубами. К счастью, Шорохов надел на Николаса намордник, так что можно было не опасаться за свою шкуру. Присутствие на званом вечере мрачной псины никого не удивляло, наверное, Шорохов не в первый раз приволок ее с собой. Да, такое было возможно только здесь, в Клыково, где все друг друга знают.

– Тим, – раздалось вдруг у Зверева за спиной. Парень быстро обернулся. Перед ним стоял Егор Зверев, его приемный отец, со своей молодой женой Анфисой. Зверев-старший выглядел отлично, впрочем, как и всегда. Стройный, подтянутый, в дорогом черном костюме и начищенных до блеска черных туфлях. Анфиса в темно-синем вечернем платье вцепилась в его руку так, словно боялась потеряться. Ее короткие платиновые волосы были зачесаны наверх и уложены в замысловатую, слегка растрепанную прическу. С таким причесоном сам Тимофей вставал с постели каждое утро, только ему для этого не требовались услуги дорогого парикмахерского салона.

– Принесешь мне шампанского, дорогой? – капризно надула губы Анфиса, подергав Егора за руку.

На Тимофея она и внимания не обратила, впрочем, он платил ей той же монетой. Слишком свежи еще были в его памяти воспоминания о ее недавнем поведении в ночном клубе. А еще ее тайном воздыхателе.

– Сходи сама, – попросил ее Егор. – Официант с подносом только что пробежал мимо, наверняка еще не успел далеко уйти.

– Ну и ладно! Ты меня совсем не любишь! – Анфиса нервно передернула плечами, отцепилась от него и растворилась в толпе.

Егор даже не взглянул ей вслед.

– Придешь к нам на ужин в эту пятницу? – спросил он у Тимофея.

– Не знаю, стоит ли? – пожал плечами парень. – Твоя жена меня ненавидит и демонстрирует это при любой возможности. А мне не слишком приятно наблюдать, какие недовольные физиономии она корчит в моем присутствии.

– О, не бери в голову, – с улыбкой отмахнулся Егор. – У нее это быстро проходит. Даже не знаю, из-за чего она так на тебя взъелась.

Тимофей отлично знал, но предпочитал не распространяться об этом. Отец любит ее, а иначе не женился бы на Анфисе. Может, у них и не все гладко, но только не Тимофею разрушать их брак.

– Мне нравится, когда ты гостишь в нашем доме, – продолжил Егор. – Оксанка тебя любит. Ирина пока, видимо, не поняла, как к тебе относиться. В любом случае мы одна большая семья. И эти совместные ужины – отличный повод для дальнейшего сближения. Хорошо бы не нарушать эту еженедельную традицию.

– Ладно, я приду, – согласился Тимофей. Оксана ему тоже нравилась, это к Ирине он никаких чувств, кроме легкого раздражения, не испытывал. – Мама тоже не возражает. Мы с ней общались на эту тему.

– Представляю, что она тебе наговорила, – усмехнулся Егор. – Она терпеть не может Анфису еще с тех пор, как та снималась в кино.

– Похоже, у них это взаимно, – улыбнулся в ответ Тимофей. – На самом деле она совсем не против. Сказала, что я должен больше общаться с сестрами.

– Кто знает, может, когда-нибудь и Ангелина согласится отужинать с нами, – задумчиво пробормотал Егор.

Они переглянулись и энергично замотали головами.

– Нет! – сказали оба одновременно и рассмеялись.

Ангелина скорее выбросится в окно, чем сядет за один стол с Анфисой Зверевой.

– Итак, ждем тебя в пятницу, – повторил напоследок отец и отправился на поиски Анфисы.

Та уже стояла у фуршетного столика с бокалом в руках. Молодая жена Егора Зверева всегда любила шампанское.

– Так вот же он! – зазвенел вдруг голос Жени Степановой.

В следующее мгновение кто-то схватил Тимофея за плечо и резко развернул на сто восемьдесят градусов, так что парень чудом не врезался в стеклянную витрину. Зверев уже открыл рот, чтобы высказать Степановой все, что о ней думает, но вовремя прикусил язык.

Рядом с Женей стояли Алена Александровна Сухорукова и какая-то стройная темноволосая женщина лет пятидесяти пяти в элегантном бежевом костюме.

– Это и есть приемный сын Егора? – с улыбкой осведомилась Сухорукова. – Какой красавчик! А на мать совершенно не похож.

У Тимофея вытянулось лицо.

– Да я сегодня нарасхват, – тихо буркнул он. – Добрый вечер!

– Тим, познакомься, это Алена Александровна, – кивнула на Сухорукову Женя. – А это моя бабушка, – указала она на женщину в костюме. – Наталья Васильевна Степанова.

– Бабушка?! – изумленно выдохнул Тимофей. – Такая молодая? Никогда бы не подумал.

– А язык у него подвешен что надо, – улыбнулась Наталья Васильевна. – Ты мне нравишься, мальчик. Далеко пойдешь!

– Прости нас, старых сплетниц, – добавила Алена Александровна. – Я очень много слышала о тебе и просто хотела увидеть своими глазами.

– Да я знаменит! Где же моя авторучка для раздачи автографов?

– Я очень хорошо знаю и Егора, и Ангелину, а вот тебя в последний раз видела еще совсем крошечным.

– Странно. Я вас вообще не помню, – откровенно признался парень.

– Немудрено. – Сухорукова ловко подхватила бокал с подноса пробегавшего мимо официанта. – В молодости я много путешествовала, а затем были в жизни определенные… гхм… проблемы… связанные с болезнью близкого родственника. Но теперь я поселилась в Клыково, по крайней мере на ближайшие полгода. Думаю, мы будем часто видеться.

– Я очень рада, что у моей внучки такие хорошие друзья, – произнесла Наталья Васильевна, буравя Тимофея колючим взглядом карих глаз. – Приходите в гости! В любое время. Я обожаю, когда ко мне приходят друзья. Я тут планирую на днях устроить чаепитие, буду рада видеть тебя, Женя, и всех, кого ты приведешь с собой. Алена, и ты приходи – живешь в соседнем доме. Мы отлично проведем время.

– С большим удовольствием, – оживилась Алена Александровна. – Мне сейчас просто необходимо расширять круг знакомств.

– Вот и договорились. – Наталья Васильевна напоследок сжала руку Тимофея чуть выше локтя. – А он крепкий, – подмигнула она Жене. – Если у этого паренька еще нет подружки, на твоем месте я бы времени зря не теряла.

Женя подавилась жевательной резинкой и громко закашлялась. Женщины громко рассмеялись и отошли. Тимофей лишь сдержанно улыбнулся. Отчего-то эти веселые, говорливые тетки ему сразу понравились.

А в центр зала вышел Михаил Шорохов. Директор кинотеатра поднялся на кафедру, взял в руки микрофон и пару раз щелкнул по поролоновой насадке, привлекая всеобщее внимание.

– Если позволите, я хотел бы сделать небольшое объявление для жителей города, – прокашлявшись, начал он. – Возможно, вы не в курсе, но у нашего «Антареса», единственного в городе кинотеатра, скоро юбилей. Да-да, через несколько дней исполнится ровно пятьдесят лет со дня его открытия. Праздников в Клыково не так много, поэтому я задумал устроить по этому поводу киновечеринку.

Зал взорвался восторженными аплодисментами, особенно усердствовала молодежь.

– О подробностях я сообщу позже, – улыбнулся Шорохов. – Возможно, даже дам объявление в «Полуночный экспресс». А пока скажу лишь, что всех желающих мы будем ждать в костюмах персонажей известных кинофильмов. Устроим танцы, фуршет, будут выступать местные рок-музыканты. Ну а в завершение вечеринки устроим закрытый предпремьерный показ фильма «Путешественник»! В главных ролях снялись наши именитые землячки Ангелина и Оксана Зверевы. Руководство киностудии «Золотой скорпион» любезно предоставило нам копию картины. У всех, кто придет на нашу вечеринку, будет возможность увидеть фильм за три дня до его официального выхода в кинопрокат.

Аплодисменты зазвучали еще громче, кое-кто из студентов академии даже принялся радостно улюлюкать. Егор Зверев с довольной улыбкой кивнул Михаилу Шорохову. Тимофей слышал, что съемки этого боевика закончились всего пару месяцев назад, но не знал, что Оксана снималась вместе с его матерью, поэтому был здорово заинтригован и точно не собирался пропускать такое знаменательное событие.

– Ты пойдешь? – дернул его за рукав Димка.

– Конечно!

– Отлично! – воскликнул Трофимов. – Мы с Кариной тоже обязательно пойдем! Только надо придумать, кем нарядиться на этот маскарад.

Улыбка слегка поблекла на лице Зверева. Про карнавальный костюм он как-то не подумал. Придется срочно что-то придумывать, а иначе на юбилей «Антареса» его просто не пустят. Где-то в толпе, совсем рядом, он недавно видел Машу Коневу, старосту группы и главу театрального кружка академии. Все знали, что театралы имели в своем распоряжении огромную коллекцию самых разнообразных костюмов. Может, Конева согласится ему что-нибудь одолжить?

Тимофей тут же отправился на поиски Маши, пока его не опередил кто-то другой, более расторопный. А Димка вернулся к Карине, и оба поспешили к выходу из музея. Видимо, им уже не терпелось снова наброситься друг на друга с поцелуями, но вокруг было слишком много посторонних глаз.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru