Параллельный мир Оружейной Палаты

Евгения Ляшко
Параллельный мир Оружейной Палаты

Глава 1

Капли дождя уже стали выбивать в своей неистовой пляске крупные пузыри на поверхности луж. «Скоро закончиться дождь» – вспомнила Полина народную примету. Она одна из немногих не промокших пешеходов уютно пережидала в каштановой аллее внезапный поток хлынувшего июньского ливня. Красная лента с золотыми буквами «выпускник» на коренастой девчонке с длинными пшеничными косами, яркой меткой останавливала взгляды прохожих, вызывая задумчивые улыбки на озабоченных рутиной горожан. Сегодня по всему Краснодару прошли торжественные линейки, ознаменовавшие завершение школьной поры для тысяч учеников. Полина крутила в руках аттестат о неполном среднем образовании. Пока она не знала, какую профессию выбрать, в отличие от большинства одноклассников, которые, как и она шли в десятый класс, но уже имели репетиторов по предметам для поступления в ВУЗ. Ей просто было интересно учиться. Многие считали её чудачкой. Вместо того чтобы сбежать с друзьями на дискотеку или в парк, она могла взять учебник и решать задачки, а то и выучить приглянувшееся стихотворение. Она понимала, что ещё так мало знает, а в жизни столько интересного и необычного. Полина любила помечтать. В её фантазиях не было места злу. Конечно взрослея, она уже не помышляла работать феей, но мир по-прежнему виделся ей в радужных красках. Убеждение, что именно люди делают сказку реальностью, ежедневно творя чудеса, совершая добрые поступки, помогало ей ориентироваться в этом мире. Когда Полина открыла для себя художественный мир мультипликации, то она полностью в нём растворилась. Ей не нужно было говорить, что это её собственные настоящие мысли. Она делилась размышлениями за лицами персонажей. Другой стороной Полины, которая неожиданно вскрылась на уроке физкультуры, была её удивительная сила и ловкость. Физруки сдували с неё пылинки, благословляя на очередные соревнования по всевозможным дисциплинам. А всё благодаря старшему брату. С большой разницей в возрасте у них не было места ревности, зато количество активных игр зашкаливало. С первых шагов Полина старалась залезть на шведскую стенку в комнате брата. Он, сначала шутя, подвешивал её на турник, а потом так увлёкся, что и сам не заметил, как вырастил себе напарника для спаррингов по рукопашному бою. Пусть он и дрался в пол силы, а то и в треть, но сестрёнка держала его реакции в тонусе. Полина скучала без брата. Михаил, заочно отучившись на историческом факультете в Москве, там и остался, неожиданно получив предложение на место сотрудника в Кремлёвском музейном комплексе. Она очень им гордилась и ждала, когда брат позовёт её в гости.

В кармане фартука загудело, а потом зазвонил телефон, исполняя легкую джазовую композицию. Полина приложила трубку к уху: – Да мам. Нет, я не промокла. Что сюрприз?! Для меня?! Уже бегу!

Полина поскакала по лужам, как козочка, заставляя улыбаться окружающих. Мама сообщила, что дома её ждёт нечто необыкновенное.

Этой же ночью родители слышали за стенкой, как дочка взахлёб делится подружкой: – Ну, ты помнишь, я тебе говорила, что мой брат работает в самом знаменитом музее страны? Оружейная палата привлекает даже зарубежных туристов. И меня она давно манит. И вот брат на окончание девятого класса прислал билет на самолёт. Я до конца лета буду в столице! Вылет завтра! Я так по нему соскучилась! Ну и что, что мы с Мишкой в скайпе трендели. Знаешь он какой? Эх, скорее бы завтра! Мне так хочется с ним поболтать как раньше в детстве, когда он такой большой и сильный брал меня к себе на колени и рассказывал различные истории. Он был неподражаем в своём повествовании. Я или хохотала, заливаясь смехом, или дрожала от страха от придуманных им страшилищ. Мишка всегда был таким отважным казаком, а меня растили как принцессу, наряжая в розовые пышные платьица. С тех пор у меня видимо жуткая нелюбовь выработалась ко всему блестящему и розовому. Как только я смогла выбирать, я сразу же превратилась в пацанку, во всём копирующую поведение Мишки. Ха-ха-ха! Вот уж мы с ним развернёмся, когда я приеду!

Глава 2

Развернуться в полном смысле слова не удалось. Михаил целыми днями, а то и сутками пропадал на работе. К тому же ещё один сюрприз поджидал Полину. Мишка жил с девушкой, о которой ни разу не упоминал. Когда они вдвоем встретили ее в аэропорту, Полина даже растерялась. Мишка, наклонился, как будто поправляя свою филированную чёлку, на короткостриженой русой голове и брякнул – «Это Милана, моя будущая супруга». В итоге Полина то и дело наталкивалась, словно на высокий забор на эту фразу, стесняясь, о чём-либо спросить девушку брата. Однако робость быстро улетучилась.

Милана с Мишей были одногодками. Как брат поделился, он открыл для себя эту миниатюрную девушку в метро. Карие глаза, за строгими очками улыбались ему из светлой волнистой шевелюры, разметавшейся от воздушного потока подземки. Почувствовав родную душу Михаил, одолев первое стеснение, пошёл в атаку. Оказалось, что она тоже с Кубани. Её хрупкость подчёркивала брутальную фигуру Михаила. Необыкновенная начитанность восхищала и поражала. Полине поначалу даже неловко было общаться, но потом все встало на свои места. Милана работала в Ленинке библиотекарем. Она любила своё дело и даже мечтала однажды вернуться на родину и открыть там детскую интерактивную библиотеку. На почве мечтательности и рассуждений они и сошлись. Полина нашла в Милане источник познания, к которому была неравнодушна. Одной гулять по Москве не хотелось, поэтому Полина ждала хозяев квартиры с работы и уже с ними, отправлялась на прогулки. Сидеть дома целый день ей было не скучно. Она прорисовывала новый мультяшный сюжет. К тому же Милана открыла для Полины удивительный мир виртуальных туров по музеям страны. Понимая, что лучший отдых это смена действия, она делала перерывы, прогуливаясь по знаменитым залам, ломившихся от изобилия экспонатов.

– Завтра я выходной, специально оформил, чтобы показать вам Кремль, – выпалил брат, едва переступив порог, за что тут же получил порцию радостного визга в качестве награды от обеих, дорогих его сердцу женщин.

Ночью Полина залипла в мониторе ноутбука, стоявшем на журнальном столике в гостиной, рядом с диваном, на котором она спала. Ей хотелось выбрать нечто особенное в Оружейной палате. График посещения не позволял сильно развернуться, поскольку здание имело весьма ограниченное пространство. Только четыре группы в день и каждая экскурсия не более двух часов. Да ещё и длиннющая очередь у касс.

«Хорошо, хоть Миша билеты принёс» – мысленно благодарила Полина, читая отзывы посетителей.

Виртуальная палата давала множество иконок для изучения экспонатов. Переходя курсором мышки, от одного к другому стенду Полина всматривалась в рукотворные творения былых времён. Посуда из золота её мало интересовала, так же как и кареты, троны вместе с пышными платьями коронованных особ. Она ни как не могла разобраться с тем, а где же именно оружие. Наконец Полина, тыкая курсором по отметкам, добралась до коллекции образцов доспехов и предметов вооружения. Преимущественно экспонаты представляли собой подарочные или парадные экземпляры.

«Как в магазине» – подумала школьница, рассматривая блестящий набор сабель и кинжалов.

Она вычитала, что львиную долю этой коллекции сделали Кремлевские мастеровые. Лишь некоторые вещи имели следы эксплуатации владельцами. Именно они больше всего и впечатляли, заряжая Полину на новые фантазии. Она, откинувшись на мягком кресле, уже представляла, как её мультяшные герои сражаются, используя древнее вооружение, как вдруг раздался неприятный треск и легкое жужжание. Полина встряхнула головой, и принюхалась. Ощущался стойкий запах гари. Она встала и обернулась в коридор, заметив боковым зрением какое-то свечение. И тут в зеркале высокого шкафа-купе она увидела это. В соседней комнате один за другим перемещались святящиеся шары.

Глава 3.

Милана отправилась в кухню готовить завтрак. Сегодня они должны плотно поесть, чтобы хватило сил на долгий, наполненный предвкушаемыми впечатлениями день. Она напивала какую-то песенку, когда увидела встревоженного Мишу.

– Что случилось? – заволновалась Милана.

– Полины нигде нет, – нахмурился Миша, целуя беглянку, выскользнувшую из кровати до его пробуждения.

– Может она в магазин вышла?

– Не думаю. Какой магазин ей вдруг в такую рань понадобился?

– Ну, мало ли, может сюрприз хочет сделать?

– Телефон на тумбочке. Комп открыт на виртуальном туре оружейки. Я не помню, говорил я вчера или нет, что билеты уже есть?

– По-моему не говорил. Так может она за билетами помчалась?

– По ходу.

– Давай завтракать и вперёд. У касс её найдём. Видимо так торопилась, что и телефон забыла взять.

Однако Полины нигде не было видно. Михаил беспокоился сильнее с каждой минутой.

Его волнение передавалось и Милане: – А ты можешь у охраны спросить, пользуясь тем, что ты здесь работаешь. Может они видеозапись покажут?

– Это же Кремль, помнишь? Тут за один такой вопрос задержать на трое суток могут.

– Ой, извини, не подумала.

– Вот, где её носит?

– Слушай, ну она достаточно умная девчонка, чтобы не вляпаться в какую-нибудь историю. Карточка на метро у неё на несколько поездок, значит, домой однозначно доберётся.

– Ты права. Давай пойдём внутрь. У нас время экскурсий уже подходит.

Наслаждаться архитектурой Кремля не получалось. Ни Царь-пушка, ни Царь-колокол тоже не произвели должного впечатления. Настроение у обоих было подпорчено.

– Пойдём в Оружейную палату, там сейчас десятичасовая экскурсия выходит, может она среди посетителей? – предложила Милана.

Вглядывание в лица прохожих результата не дало. Ещё больше расстроившись, они пошли по залам, бесцельно прогуливаясь между удивительной красоты экспозиции. Неожиданно Милана сказала: – Миш, у тебя бывает такое ощущение, что за тобой следят?

 

– Нет, не приходилось. А что? – буркнул он.

– Как только мы зашли у меня такое ощущение, что кто-то меня буравит своим взглядом. Я уже и оглядывалась, может знакомый кто пялиться, но пока ни встретила не одного приятеля.

– Так может, какой-то неприятель смотрит?

– Да ну тебя! Какие у меня могут быть неприятели? Я добрая.

– Если тебя не трогать, то да.

– Шутки, шутками, но мне не комфортно.

– Возвращаемся домой?

– Давай.

Этот многообещающий день превратился в более чем удручающий. Полины дома не было. Михаил позвонил в полицию, но по закону принимались за поиски только спустя трое суток от обнаружения пропажи человека.

– Да, что ж за день сегодня такой! – бросил мобильник Миша, который перелетев диван, соскользнул по нему в коридор.

– Тише, тише! Только без паники! – подорвалась Милана, чтобы поднять телефон.

Она прошла к зеркальному шкафу и через мгновение вскрикнула.

– Миша, Миша, иди сюда! Тут какие-то странные царапины на обоях!

Глава 4

Мысли отстукивали чечётку в голове Михаила как взбесившиеся кони: «Три отчётливые борозды тянутся на половину простенка. Очевидно, была драка. Или мы мебель носили и забыли уже об этих царапинах? Но они свежие, это хорошо видно даже на расстоянии! И что это даёт? Полиция по регламенту работает. Они не начнут розыск».

Милана теребила футболку, рядом с окаменевшим Мишей: – Послушай, хватит пялиться на обои. Надо что-то делать. Может моё предложение, сущая глупость. Но это хоть какое-то движение вместо тягостного ожидания неизвестно чего. Мой одноклассник психолог. Я знаю, что он помогал искать людей. Давай я организую встречу.

Миша с минуту ходил, поджав губы, а затем поцеловал Милану: – Давай, звони, своему гипнотизёру.

Нотки ревности зазвучали у Михаила в груди, когда он наблюдал общение по телефону возлюбленной с одноклассником. Видимо, они были в достаточно хороших отношениях.

– Он ждёт нас прямо сейчас, поехали, – выпалила Милана, едва оторвавшись от мобильника.

Табличка на двери офиса в презентабельном бизнес-центре гласила «Кабинет гипнотерапии». Миша, скривившись, попытался заглянуть в глаза подруги, но та, предугадав его манёвр, быстро достала телефон и снова набрала одноклассника: – Венечка, мы пришли.

Дверь распахнулась, окутав посетителей дурманящим ароматом премиум парфюма, исходившего от маленького ростом владельца кабинета. Оформленный в традиционном английском стиле офис напоминал библиотеку в каком-нибудь лондонском особняке. Просторное помещение по окружности до потолка было забито книгами на массивных деревянных полках. Посередине расположился кожаный комплект мягкой мебели. Толстый зеленоватый ковёр поглощал в своей глубине любые звуки. Резной секретер и письменный стол с высоким креслом стояли рядом с электрическим камином по левой стороне. Панорамные окна ледоколом, выбивались из отдававшей стариной обстановки, подчёркивая статус дивного чертога, видом на горящие в темноте кремлёвские звёзды.

– Миланочка, дорогая, привет! Сколько мы с тобой не виделись? – расставил картинно руки в стороны холёный парень в дорогущем костюме.

– Привет! Прилично, конечно. Спасибо, что нашёл время. Но мы пообщаемся ещё. Я к тебе по делу. Это мой жених Михаил. У него сестра пропала, – взяв крепче Мишу за руку, поведала Милана.

Вениамин поправил рыжие до плеч волосы и жестом указал на диван: – Я вас слушаю.

Этот человек обладал сильной нервной системой. Ни единый мускул не напрягся, на протяжении всего повествования. Его веснушчатое лицо оставалось доброжелательным, а мощный взгляд внимательным.

Веня повторил всё, что услышал и спросил: – Каковы у вас ожидания непосредственно от меня?

На лице Миши обосновался стойкий скептицизм. Ещё мгновение и он схватит девушку и сбежит. Однако безвыходность положения заставляла сидеть, поскрипывая джинсами по коже.

Милана растерялась. Гармошка морщин собралась на лбу: – Ты же похвастался на вечере встреч, что сотрудничаешь с полицией в поиске заложников и даже докторскую какую-то защитил в совместных разработках с правоохранительными органами. Вот я и подумала, что ты нас направишь, куда следует или сам, как-то поможешь. Ты ведь не только традиционной психологией занимаешься, верно?

Как представитель людей с высоким жизненным тонусом Вениамин пружинящей походкой стал перемещаться по кабинету, сложив руки за спину.

– Видите ли, ваша история звучит весьма любопытно. С одной стороны подросток может объявиться в любую минуту. Но набор перечисленного выстраивает другое предположение. Я вижу приятельские отношения и понимаю, что у вас вряд ли произошла такая ссора, чтобы подтолкнуть юную девушку к странному поступку. Меня удивляет, что вы ничего не слышали. Значит, она покинула квартиру добровольно, – рассуждал вслух Вениамин и вдруг спросил: – А вы проверили замки?

Миша и Милана переглянулись. Глаза у обоих расширились.

– Что? Что такое? Что вы вспомнили? – подбежал ближе Веня.

– Дверь закрывается на два замка. Один запирается снаружи и изнутри, а второй только изнутри. Второй замок был закрыт. Это точно! – схватилась руками за лицо Милана.

– Вы хотите сказать, что ваша Полина исчезла, не покидая квартиру через дверь? А на каком вы этаже живёте? Есть ли пожарная лестница или что-то ещё, чтобы беспрепятственно покинуть жилище? Опишите мне комнату, в которой она жила и чем там занималась. А также назовите мне свой адрес, – сузил глаза Вениамин.

– Это высотка на набережной Тараса Шевченко. Шестнадцатый этаж. Лоджия завалена книгами, к окну не пробраться. На кухне и в спальне, стандартные окна, – выдохнул Михаил, пытаясь понять, к чему клонит этот юный доктор психологических наук.

– Комната обычная гостиная, мебельная стенка с книгами, да посудой, телевизор, пара кресел, диван, на котором она спала и перед ним журнальный столик с ноутом. Полина рисовала мультяшки и гуляла по виртуальным музеям, – перечислила Милана.

Глаза Вениамина заблестели. Он бросился к столу и стал ковыряться в бумагах, выбрасывая без церемоний ящики на пол. Затем он открыл компьютер. На экране мелькали разные сайты от космических картинок, заканчивая прогнозом погоды.

– Если он скажет, что Полинку украли инопланетяне, встаём и уходим, – шёпотом пригрозил Миша.

– Он не из этих, кто за тарелочками гоняется. Он в формате парапсихологии, скорее всего, что-то сейчас объяснит, – похлопала Милана по коленке будущего супруга.

– Так вот, дорогие мои, – встал из-за стола Вениамин. – Прежде всего, хочу сказать следующее. Совпадений в жизни человека не бывает. Каждый сам создаёт вокруг себя ситуацию, в которую попадает. Я не буду уходить в сложные термины и объясню, насколько получиться простым языком. Ваша сестра пропала в ночь, когда в Москве наблюдалось аномальное явление в виде необычайного скопления шаровых молний. Мы все дети природы и перемещение скоплений, в данном случае даже сгустков энергии не могло пройти бесследно. Энергетический потенциал человека мало изучен. Однако вам я уверен, приходилось слышать об энергетических вампирах. Одни воруют энергию неосознанно, другие намерено подыскивают жертвы. Не делайте такие глаза, я говорю вполне серьёзно. Неужели вам ни когда не казалось, что на вас кто-то смотрит, и только оглядевшись, вы находили человека, который за вами наблюдает?

Милана подскочила на диване: – У меня сегодня это чувство было. Но я так и не нашла кто на меня смотрел.

– А где это было? – взял блокнот с ручкой Веня.

– В оружейной палате.

– Ты часто испытываешь подобное?

– Так сильно как сегодня, ещё не было.

Вениамин, замолчал, что-то рисуя. Михаил сидел темнее ночи, постукивая пальцами по подлокотнику. Он как историк прекрасно понимал, что музейщики очень даже верят в такие вещи. Каждый предмет несёт в себе энергетический след владельца. Сколько раз было, когда открываешь шкаф с боевым оружием, а от туда словно запах смерти вырывается, заставляя трястись нутро. Не зря народные приметы говорят, что надо выбрасывать треснувшие вещи, нельзя хранить предметы в доме, принадлежавшие родственнику, с которым семья была в плохих отношениях. К добру это не приведёт. А вот если кто-то из предков слыл добрым человеком, то его вещи хранить надо, они семейный уют оберегают. Как однажды заметил старик-наставник: «Вещи накапливают энергию хозяев и создают вокруг себя незримый энергетический капкан, попав в который человек испытывает соответствующие эмоции. Экспонаты могут управлять настроением».

– Смотрите, – протянул свою схему Вениамин. – Это набор нетипичек, которые плеском прошли по вам за короткий отрезок времени.

Недоумённые лица почти сразу оторвались от рисунка и уставились на Вениамина.

– Объясняю, как я понял ваша Полина впечатлительный человек, живо реагирующий на новые впечатления. У неё богатый внутренний мир и она им делится через свои творения. То есть это тот самый лакомый сорт людей для энерговампиров. Есть хакерские программы, которые проникают в сайты и через них сосут энергию смотрящего в экран человека. Это, прежде всего, относится к развлекательным сайтам. Кино, мультфильмы, виртуальные туры. Человек погружается в сюжет или в размышления об увиденном, например в той же Оружейной палате. А по ту сторону экрана мощным насосом идёт откачка его биоэнергии. Особенно чувствительны к такому дети, подростки, беременные женщины и различные творческие индивидуумы. А теперь накладываем на все эти факты местоположение дома. Вы живите на территории, которая была городским погостом. Добавляем мощный всплеск активности в атмосфере и получаем возможность для открытия ворот в параллельный мир. Если подобные по энергетическому потенциалу вещи скапливается в одной точке пространства, то они становятся мощным порталом, засасывающим в своё измерение неокрепшие или легкомысленные умы. И лишь когда разомкнётся энергетическая цепь оттуда можно вырваться, – подытожил Вениамин.

У Михаила отпала челюсть. Глаза были готовы вывалиться из орбит. Одно дело, когда он слушал музейные байки старожилов коллег о пропажах сотрудников, и совсем другое дело, когда речь идёт о сестрёнке.

– И что делать? – всхлипнула Милана.

– Два пути. Первый, ждать. Второй определить нахождение Полины в нашем мире. Оно совпадает с другим измерением. Выдвинутся на точку, и попробовать вблизи её открыть портал для возвращения, – невозмутимо сказал Веня.

– Значит, идём по второму пути, – хлопнул по дивану Миша.

– Не торопитесь. Я определю через маятник и вещи Полины точку координат, но если это окажется на Северном полюсе или в глубинах мирового океана, то придётся только ждать. Ну и, конечно же, оформить заявление в полицию, – предупредил Веня.

У Миши с собой был подарок Полины. Она сама связала брелок и вручила его по приезду. Вениамин поколдовал с маятником над картой и выдал вердикт: – Чеховский район Московской области.

– Так это же, как книгу в библиотеке без картотеки искать! – всплеснула руками Милана.

Глава 5

Обняв Милану в вагоне подземки, Миша сопротивлялся душащим его мыслям: «Если бы не чрезвычайность ситуации ноги бы моей не было рядом с этим типом. Мало того что умничает так ещё и в реверансы впадает перед Миланкой. Она, конечно, держится молодцом, но как тут не соблазниться? Этот упакованный хлыщ и я в съёмной двушке из разных весовых категорий».

Он играл её локоном, потихоньку накручивая на палец и сверлил взглядом отражение в окне фигурки, мирно устроившейся на его плече: «А что если Веня ведёт нас по ложному пути? Вдруг его цель Милана? Нет. Она моя. Мало ли что у неё раньше было. Спрашивать не буду» – решил Михаил, выходя из станции метро.

Они почти добежали до многоэтажки, гонимые прохладным ночным ветром. В квартире было неприятно находиться. Осознание того, что Полина сражалась с неизвестно чем раздрабливало любые другие мысли.

– Мама уже дважды звонила. Написал, что в кино сидим, – рассматривая содержимое в холодильнике, сказал Миша.

– Что тебе разогреть?

– Не знаю. Есть не хочется. Машинально открыл.

– Нам нужно поесть. Я соображу сейчас что-то лёгкое. Завтра тяжёлый день. А ты уже придумал, что скажешь на работе?

Миша плюхнулся на стул. Потом указал на отрывной календарь: – Что ты меня пугаешь? Завтра же суббота.

– Так она обычно у тебя рабочая? – сверкнула глазами Милана.

– Это потому, что я архивы разбираю, – понуро отвёл взгляд Миша.

– Ты такой старательный, они обязательно отметят твоё отношение, – поцеловала она в лоб, словно мама, растрёпанного сынишку. – Ты настоящий, я с тобой, потому что ты не гонишься за престижем, а любишь своё дело.

– А кто для тебя Вениамин? – сорвался вопрос, который Миша так не хотел задавать.

– Мы с ним друзья. Помимо школы у нас общее шахматное прошлое, от одного юношеского клуба играли. Он капитаном команды был. Сам видишь, что Веня умён не по годам. Так это он себя сдерживает. Раньше зануда занудой был. Только и сыпал заумностями. Мы его с ребятами «косноязычным» прозвали, – готовя кофе с бутербродами, поведала Милана.

 

– Надо придумать, как Чеховский район обследовать, – схватил Миша бутерброд и притих.

Сначала Милана тоже жевала молча, но потом встрепенулась: – А что там вообще есть?

– Открывай интернет, узнаем.

Милана принесла в кухню ноутбук. Раздвинув тарелки, она примостилась на краю стола и застучала по клавишам.

– Ух ты! А тут какой-то военно-исторический фестиваль проводится! А ну-ка господин историк просветите нас.

– Покажи.

Миша покрутил колёсико мышки и присвистнул: – Как я забыл. Там же уже лет десять подряд организовывают реконструкции по событиям битвы при Молодях.

– Никогда не слышала.

– Да, ты что? Там было великое сражение сродни Бородино.

– Ого!

Миша хотел что-то быстро сказать и закашлялся, подавившись едой.

– Не спеши, не спеши. Что такое? – стучала по спине жениха Милана, испугавшись, что от волнения у него побелело лицо.

– К нам запрос прилетел весной, подготовить для юбилея битвы крымского хана Дивлет-Гирея с Иваном Грозным небольшую экспозицию. Мы даже один стенд умудрились в оружейке из запасника впихнуть и конечно разместили отчёт на сайте. Так вот, страничка в ноуте была открыта у Полинки именно на доспехах этой самой битвы!

– Ты хочешь сказать, что …О Боже, у меня язык не поворачивается это озвучить!

– Если твой Веня прав, то Полина могла переместиться в прошлое в самый пик получения кровавого негатива доспехами из той мясорубки сравнимой с разгромом Хазарского каганата или Куликовской битвой. Сражение при селе Молоди тогда определило ход русской истории!

Мелодичный рингтон скайпа оповестил о входящем звонке. Оглушённая озвученным вариантом развития событий Милана тыкала в кнопки подключения на автопилоте. На экране ноутбука появилось улыбчивое лицо Вениамина.

– Милана, как я рад, что не разбудил. Я проанализировал глубже ваш кейс и пришёл к кое-какому выводу. Мне удалось освободить эти выходные, и я готов присоединиться к поискам. Завтра к восьми утра, я у вас.

– А адрес?

– Он у меня есть. Помнишь? Вы сами его озвучили.

– Мы тоже проанализировали и определили конкретное место нахождения, – встал за спиной невесты Михаил.

– Правда? И где это?

– Километров семьдесят от станции метро «Варшавская». В окрестностях города Чехов и Любучанского сельского поселения в 7080 году произошла битва при Молодях. Сразу поясню, что 7080 или 1572 это один и тот же год, просто после реформы Петра Первого с 1700 года все события стали исчислять на европейский манер, сократив нашу историю, на пять с половиной тысяч лет. Естественно и все предыдущие события были переписаны, чтобы встроиться в Юлианский календарь.

– На 5508 если быть точным. Да, спасибо. Именно к этому же выводу пришёл и я, просматривая на сайте перемещение экспонатов в Кремле за последние полгода. Таких совпадений не бывает. В запасниках храниться восемьдесят процентов артефактов, говорит ваш директор в одной статье. Хорошо, что хоть иногда сокровищницу открываете для посетителей. Полагаю, энергетический прорыв запустил реакцию и ваша сестра где-то посредине этих событий.

Молодому историку хотелось придушить этого умника, но он нуждался в его помощи, поэтому играя желваками, Миша положил руки на плечи Миланы и пожелал спокойной ночи, новоявленному добровольцу.

Глава 6

Полине не хотелось открывать глаза. В носу всё ещё ощущался запах чего-то палёного. Голова кружилась от шума в ушах. Тело было словно под гнётом.

Она пыталась собраться с мыслями: «Я увидела вспышки или мне это привиделось, от слишком долгого смотрения в экран ноута. Тогда сейчас что со мной? Я шла в коридор. Может, споткнулась о кресло и стукнулась головой? Не помню».

Логика не складывалась. Но падение точно было. В мозг врезалась картинка, как она хваталась руками за стены, цепляясь ногтями за бумажные обои.

– Да чем это так воняет? – открыла девушка глаза.

Взгляд упёрся в грязную доску в паре сантиметрах от лица. Полина истошно завопила, и принялась колотить руками по дереву. Через какое-то время голос стал слабеть, и тут вдруг её ослепило ярким светом и чьи-то сильные руки подняли вверх. Щурясь, она пыталась понять, что происходит. И вот окружающие её объекты стали постепенно складываться целостным изображением. Живописный лес по правой стороне, заканчивался голубой лентой реки. Слева виднелась степь, покрытая ковром каких-то низкорослых растений с жёлто-белыми цветами. Но вся эта красота окружала старое кладбище с покосившимися деревянными крестами странной формы. Перепуганный мужик усадил её рядом с деревянным ящиком, который, по-видимому, выполнял функцию гроба. Этот бородатый незнакомец, в белой косоворотке, подпоясанной плетёным пояском, в широких штанах и лаптях, медленно отдаляясь, буравил взглядом. Среди погоста её весёленькая пижама с морскими котиками выглядела нелепо. Полина разрыдалась. Ей было жутко страшно. Вволю наплакавшись, она обнаружила, что бородач исчез. Но тут раздались людские крики.

– Мамочки мои, что происходит? – сжалась девушка и потеряла сознание.

Полине снилась её последняя мультяшная работа, в которой она хотела воссоздать подвиг богатырей. Сильные плечистые витязи сновали туда-сюда в ратных доспехах, готовясь к бою. Под стать им мужественные женщины в длинных платьях и головных уборах, полностью покрывающих волосы, вели хозяйские и лекарские работы по военному лагерю. Слышалось ржание боевых коней. Но тут она заметила персонажа, которого не было в сценарии, и погналась за ним. Маленькая пушистая фигурка с жёлтыми глазами, мелькая пятками, пробежала в избу и забилась в тёмный угол.

– Подожди, ты кто?

– Коргоруш. А ты кто?

– Меня зовут Полина.

– Что ты здесь делаешь девочка?

– Я потерялась…, – и слёзы потоком снова хлынули из её глаз.

Полина проснулась. Подушка была влажной. Она оглядела помещение, словно сошедшее со страниц русских сказок. Она внутри избушки. На не больших оконцах висели узорные занавески. Лавки под окнами и вокруг длинного стола. Сама она на печи, а рядом с ней лежит меньше полуметра росточком персонаж из сна.

«Какой глубокий сон. Видимо мне всё это сниться» – подумала Полина и охрабрев, легонько толкнула мягкое существо.

– А ну-ка расскажи мне, пожалуйста, что тут и как?

Коргоруш лениво потянулся: – Вот, что за напасть такая. Не успеет старший отлучиться, так сразу какая-то Полина на голову свалится.

– Эй, ты повежливее давай, я к тебе с волшебным словом обратилась, и ты в том же духе мне отвечай.

– Смотрите, какая выискалась. И какое слово у тебя волшебное?

– Как какое «пожалуйста» конечно?

– И что оно может?

Полина недоумевала: «Если я нарисовала этот персонаж, то он точно должен знать, то, что знаю я. А этот с мордой кота глаза таращит, словно никогда не слышал о произведении Валентины Осеевой».

– Ладно, забудь. Потом как-нибудь расскажу, – спрыгнула на пол Полина и пошла к двери.

– Ты куда дурёха направилась?

– Пойду, прогуляюсь.

– Скажи спасибо бабе Авдотье, это она тебя приютила. И сиди дома, пока она не вернётся. А то народ, у нас знаешь какой? Отправят обратно в могилу и всё тут.

– Зачем меня в могилу? – плюхнулась на пол Полина, только сейчас обратив внимание, что на ней длинная льняная сорочка.

– Так ты ожила, когда тебя хоронить могильщик уже собирался.

– А когда я умерла, что меня хоронить собрались?

– Эко тебя развезло. Совсем ничего не помнишь?

Дверь в сенях заскрипела и через мгновение в горницу вошла сгорбленная морщинистая старушка в темно-синем сарафане с красной узкой полоской посередине тянувшейся от груди до самого подола, из-под которого торчали лапти и рубахе с длинными рукавами. За ней возвышался парень, одетый по типу кладбищенского бородача и по виду не на много старше самой Полины.

– Оклемалась голубушка?

Полина кивнула.

С печи раздались смешки Коргоруша: – Ещё как оклемалась. Даже гулять собралась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru