Мирный Космос

Евгения Ляшко
Мирный Космос

– Космос, ты всё верно разложил, но мы не одни. Я думаю, что казаки нам помогут, – ответила Света.

– Казаки, были не просто на стороне императора, а стояли на страже государственности. Возможно, они до сих пор являются сотрудниками министерства государственной безопасности, – быстро смекнул Космос.

– Думаю, Космос прав. Китайцы строго относились во все времена к иноверцам, и сохранить свою веру обычным эмигрантам не позволили бы, – сказал Виктор.

– Насколько я помню, православных церквей в Китае нет, но число проживающих православных порядка пятнадцати тысяч, – припомнила Света.

– Да, верно. После культурной революции около полувека назад Китайская Автономная Православная Церковь прекратила своё существование. Но Московский Патриархат так не считает. Я конечно не специалист. Но по делу службы сталкивался с этим вопросом, – ответил Виктор.

– Вы просто ходячие энциклопедии! – сказал восхищённо Арсений.

– Мы просто хорошо учились. Не то, что Космос. Куда нам до него. Ты бы послушал, какие он факты выдаёт и анализирует, – застеснялась Света от неожиданного комплемента.

Глава 25

Жасмин неподвижно застыла. Её мысли не блуждали от страха. Она сконцентрировалась на поиске способа передачи добытой информации. Нельзя было медлить. Через несколько минут в голове сложился чёткий план. Она пронеслась в комнату хозяйки. В спальне никого не было. Жасмин разбежалась и вцепилась зубами и когтями в покрывало на кровати. Спустя несколько мгновений она уже набирала номер телефона в доме Лю Янь, рассчитывая, что в это время дня из прислуги может взять трубку только повар, великолепно кухарка, но недалёкая женщина. Прислуга была уведомлена, что какой-то дальний родственник хозяина, близкий к помешательству некоторое время поживёт с ним. Поэтому вопросов ни кто не задавал и, по крайней мере, открыто не обсуждал. Повариха носила в назначенное время еду Линг Ли, который за всё время пребывания не проронил ни слова, лишь кивал в знак благодарности. Расчёт Жасмин оказался верным. Она попросила отнести телефон Линг Ли, как помощник по особым поручениям адвоката. Женщина недолго думая, отнесла телефон и отправилась по своим делам.

Линг Ли сразу понял, что это не простой звонок. Он внимательно выслушал Жасмин и быстро сказал: – Уходи оттуда. Ты знаешь куда. Спасите мост.

Жасмин подчинилась. Она не была в том сером, небольшом здании на старой окраине Пекина, но адрес и карту выучила хорошо. Время близилось к вечеру. До темноты нужно было попасть в новый дом. Чтобы глубоко продумать план времени не было. Тут Жасмин вспомнила, как хозяйка вчера вызывала такси. Она перебрала несколько последних исходящих звонков и, увидев, номер с круглыми и запоминаемыми цифрами нажала кнопку вызова. Администратор такси с удовольствием приняла заказ от госпожи Куан Ченг, они не раз выполняли подобные поручения, привозя различные покупки. Через полчаса Жасмин с коряво прицепленным бантом в своей корзине ехала в такси по нужному адресу. Она внутренне улыбалась, как только что проделала целый трюк с перемещением корзины во двор и вытаскиванием её за ворота, заняв охранников, перегрызенным телефонным кабелем.

Таксист выставил корзину со щенком на парапет перед двухэтажным узким домом и уехал. Дождавшись, когда машина скроется за углом, Жасмин выпрыгнула из корзинки и помчалась к двери. Рядом с входной дверью с левой стороны была незаметная чёрная кнопка дверного звонка, в которую Жасмин ткнула носом четыре раза. Через минуту дверь отворилась. Необычно высокий для китайцев мужчина преклонного возраста открыл дверь и устремил свой взгляд, вниз ища глазами звонившего.

– Добро пожаловать. Это большая честь для меня оказать услугу императору, – сказал он.

– Спасибо, что остаётесь верными своей стране, – ответила Жасмин и поклонилась.

– Проходи в дом, я сейчас всё устрою, – пригласил мужчина.

Жасмин вошла в здание. Внутри всё выглядела так, будто время здесь остановилось не одно десятилетие назад. Старинная мебель с позолоченными ручками и ножками, располагалась в центре гостиной. По стенам в больших золочёных потускневших рамах висели портреты бравых людей с наградами на мундирах. Эта семья не одно поколение сотрудничала с секретной службой императорского дома. При новой власти после революции им пришлось туго, но долг обязывал не продавать этот дом и продолжать его содержать, так как однажды в эту дверь мог позвонить особый уполномоченный от императора или появиться вот такой вот маленький шпион. Поставив мопсу тарелку с лапшой, мужчина представился: – Меня зовут Фанг. Ты можешь находиться здесь столько сколько пожелаешь.

С благодарностью Жасмин поела и, насытившись, уснула. Ей нужно было хорошо обдумать, прежде чем предпринимать какие-то следующие шаги, а для этого нужен был хороший здоровый сон.

Проснувшись среди ночи Жасмин, уселась в своей корзинке, которую занёс в дом Фанг. Ей было грустно. Она не знала, что произошло с братом и его помощниками. Но она должна была сосредоточиться на задании. Кодовая фраза «спаси мост» обозначала вывезти архив, спрятанный в императорском саду. Точнее одну из частей архива секретной службы, тайну которой охранял Линг Ли. Видимо он опасался, что к нему могут быть применены пытки, и он всё расскажет или же злоумышленники вычислят это другим способом. Однако хоть это и часть архива, но понадобиться большой автомобиль или даже грузовик. Но самый большой вопрос стоял дальше – куда вывезти?

– Не спишь? – услышала Жасмин голос Фанга.

– Моё задание подразумевает наличие помощников. Пытаюсь проанализировать имеющиеся ресурсы, – ответила Жасмин.

– Прошу не забывать, что я тоже твой ресурс. Я отставной полковник милицейских спецподразделений. Мой отец, нашёл способ дать мне военное образование. Наша семья патриоты своей родины. Если нужна моя помощь для защиты государственной тайны, просто скажи, и я сделаю всё, что в моих силах, – сказал Фанг, доставая блокнот: – Здесь номер телефона человека, который при исполнении. Если понадобиться мы его вовлечём.

Неожиданно гулким эхом раздался звонок у входной двери.

– Странно, я никого не жду. Спрячься, – сказал Фанг, вставая.

Жасмин спрыгнула под диван, но понимая, что он её не прикрывает из-за своих высоких ножек, помчалась по коридору в поисках убежища.

Едва достигнув конца коридора, она услышала грохот. Обернувшись, Жасмин увидела в просвете двери распластанное тело на полу и не знакомого мужчину, который держал святящийся мобильный телефон. Жасмин сжалась и замерла в ожидании, что будет дальше. В темноте ночи пока она оставалась не обнаруженной.

– Босс, тут какой-то дряхлый старик. Я его оглушил. Хотя может и прибил, хлипкий он совсем. Я сомневаюсь, чтобы ваша мадам с таким поклонником сдружилась. Хорошо, сейчас посмотрю. Да корзинка здесь с бантом, а мопса не вижу. Кто знает, куда этот щенок смылся. Я ухожу, здесь нельзя оставаться, – сказал незнакомец.

Жасмин услышала, как захлопнулась дверь, а затем скрипнула калитка на входе. Она подбежала к Фангу. Старик был мёртв. Жасмин снова осталась одна.

– Ты хочешь сказать, что ты не при чём, и твоя псина с бантом материализовалась у какого-то мужика на другой части города сама по себе!?– взревел Шуи Ченг на нелепые, по его мнению, оправдания жены.

– Мы с тобой договорились, что я живу в своё удовольствие, но в рамках приличий. Я не понимаю, о чём идёт речь, – захныкала наигранно Куан.

Звонок, прервавший ссору, охладил пыл Шуи Ченг, без объяснений он вышел из спальни супруги. Его доверенный Жон, снова позвонил: – Ты не поверишь, босс, я решил изобразить, что ушёл, и что ты думаешь? Появился ваш мопс, поскулил вокруг деда и, взобравшись на диван, сейчас разговаривает по телефону!

– Ты что под опиумом? Что ты несёшь? – сказал Шуи Ченг, входя в свой кабинет.

– Я даже не пил кофе сегодня! Я боюсь спугнуть эту бестию. Буду следить и сообщу позже, – прошептал Жон и отключился.

– Вот это поворот… Стало быть, архив, совсем близко, – стал потирать руки Шуи Ченг.

Глава 26

Жасмин с замиранием сердца ждала, когда на другой стороне телефона поднимут трубку. Хриплый мужской голос, поняв, что произошло, попросил ничего не трогать и подождать пока он приедет. И предупредил, что полицию он сам вызовет.

Жасмин забилась в угол дивана и стала ждать. Неожиданно ей пришло в голову, что когда Сяолун, так было записано имя в телефонной книжке увидит её, то для непосвященного это может стать преградой для сотрудничества. «Но у меня нет выбора или есть?» – думала Жасмин, бегая по дому в надежде найти укромное местечко и наконец, взяв с собой мобильный телефон Фанга, она забилась в кладовке между коробками.

Когда входная дверь открылась и в доме включился свет картина, представшая перед входящим не оставляла сомнений, что произошло убийство. Сяолун был опытным полицейским. Он зашёл в дом только после того как, вызванная им бригада осмотрела жилище его покойного друга. Сяолун удивился, что не обнаружил звонящего. Голос был похож на нечто среднее между детским или женским голосами, и он решил пройтись и поискать, возможно, до смерти перепуганного свидетеля. Отсутствие мобильника Фанга настораживало. Сяолун осматривал комнату за комнатой, пытаясь дозвониться на номер друга. Вдруг в кладовке он услышал виброзвонок. Сяолун наклонился и, разгребая коробки, натолкнулся на щенка.

– Привет, ты как здесь очутился? Не припомню, чтобы Фанг имел питомцев. Иди ко мне не бойся, – ласково сказал немного удивлённый Сяолун.

Жасмин, внимательно посмотрела на этого, вызывающего спокойствие и уверенность мужчину лет пятидесяти и решила ему открыться. Лёгкий шок быстро прошёл, когда Жасмин поведала подробности убийства Фанга.

– Прости, однако, такого свидетеля, как ты в суд не привести, – сказал Сяолун.

– Я могу помочь найти убийцу, я знаю, кто отдал приказ, – уверенно заявила Жасмин.

– И кто же это? – спросил Сяолун.

 

– Это и мой враг тоже. Он не только наш общий враг, но и недостойный сын Китая. Он рвётся к власти, вычищая себе путь не выбирая способов. Я должна закончить миссию и спасти архив спецслужбы императорского дома. Жизнь моего хозяина в опасности, но он как страж архива обязал меня сначала перепрятать документы. И лишь после этого я смогу заняться его освобождением, – сказала Жасмин.

– Нам необязательно идти в такой последовательности. Расскажи мне всё, что знаешь, и я обеспечу, и безопасность твоему хозяину, и помогу с архивом, – сосредоточился Сяолун.

У Сяолун были широкие полномочия. Однако без прямых доказательств санкции на арест не получить. Просидев до рассвета в доме друга, пока шли первичные следственные мероприятия, и приезжал врач, чтобы констатировать смерть, он пытался обнаружить хоть какую-то зацепку. Однако всё что оставил убийца это были отпечатки обуви в толстом слое пыли под окном, принесённой сутки назад бурей.

– Он мог видеть, как я беседую с Фангом, – испугалась Жасмин.

– Возможно. Но это и к лучшему, значит, убийца ещё себя проявит. Нам нужно и заказчика и исполнителя аккуратно спровоцировать на действия, которые дадут неопровержимые улики, – прищурил уставшие после бессонной ночи глаза Сяолун, усаживаясь в кресло возле окна и просматривая открывавшийся вид на улицу.

– Хочешь сказать, что убийца ещё следит за домом? – спросила Жасмин.

– Я этого не исключаю. Давай попробуем его выкурить. Он же не знает, что мы подозреваем его присутствие. Если нужен архив, то он будет следить за тобой, как за связующим звеном. Мы можем поймать их всех с поличным. Сейчас я выйду из дома и понесу тебя так, чтобы было далеко видно. Затем мы проедем на место, которое ты указала. Я похожу вокруг и якобы позвоню коллегам, громко сообщив, что жду их у хранилища и что мне нужны доверенные помощники для грузо-погрузочной работы и грузовик по такому-то адресу, – сказал Сяолун.

– Но это же заставит злоумышленника напасть! – ужаснулась Жасмин.

– В этом и смысл. Я позвоню, когда мы будем ехать бригаде оперативного реагирования. Они уже будут нас ждать в засаде. И мы его схватим, – сказал Сяолун.

– А если он решит подождать, пока мы сами извлечём архив? – спросила Жасмин.

– Если реакция какое-то время не последует, то я изображу что получил звонок, о переносе времени работ на завтра. Мы уйдём, а наблюдение оставим, и когда злоумышленники будут вынимать архив, мы их арестуем, – ответил Сяолун.

– Мне нравиться, – одобрительно закивала Жасмин и спросила: – А как мы поможем Линг Ли?

– Другая группа оперативного реагирования, как только будут арестованы злоумышленники в императорском саду, посетят Лю Янь и затребуют его быть свидетелем, если не хочет идти как соучастник. Ещё вопросы? – сказал Сяолун.

– Да один. Мне нужно будет найти моего брата и тех, кто ему помогал, – с болью в голосе сказала Жасмин.

– Найдём. Обязательно найдём, – пообещал Сяолун.

Жон видел из машины, как приехала полиция. Он не стал привлекать внимание, чтобы переставить свой стального цвета фольксваген. Он хорошо устроился на парковке напротив перед гаражами с другими машинами и выглядел не приметно.

Когда суматоха закончилась, и тело увезли, Жон увидел мужчину с военной выправкой, который нёс в руках мопса.

– Вот кому ты звонила малышка, – ухмыльнулся он.

Босс имел плохой сон и частенько прибегал к снотворному, поэтому можно было ему не звонить и не спрашивать согласования своих дальнейших действий. И так понятно, куда бы эта парочка сейчас не направилась Шуи Ченг скажет продолжать за ними наблюдение.

Небо розовело и среди рано ехавших на работу автомобилей Сяолун приметил фольксваген цвета металлик, следовавший за его синей хондой на почтительном расстоянии.

– Пока всё идёт так, как мы задумали, – тихо сказал он самому себе, посмотрев на свернувшийся на соседнем кресле сопящий комочек.

Жон был особым уполномоченным по разным поручениям Шуи Ченга, но физической работы не любил. «Если этот с мопсом решил вытаскивать архив, то я с удовольствием подожду» – подумал он, хоть и понимал, что потом придётся избавиться больше чем от одного человека с собакой. Но они ведь проведут все работы и самое важное беспрепятственно покинут сад летней императорской резиденции.

Утро уже было в разгаре. Первые посетители штурмовали кассы и гуляли по саду. Жон не понял, в чём там загвоздка, так как близко не подходил. Но вдруг эта парочка направилась к автомобилю и уехала. Жон видел, как мужчина с семенящим рядом мопсом ходит по лунному мосту и вокруг него, а потом говорит по телефону. Но почему они уехали, не уловил. «Всё-таки придётся звонить боссу» – подумал Жон, нехотя доставая телефон, и он предвидел физическую активность после бессонной ночи.

Шуи Ченг посмотрел на календарь:

– Десятое марта! Этот день станет знаменательным для меня. Я наконец-то избавлюсь от прошлого!

Постукивая пальцами по столу, он ждал новостей. Его знакомый по делам сохранности памятников был несказанно рад сегодня получить в дар целый грузовик удобрений для сада в летнем императорском дворце. Предоставленные Шуи Ченгом работники уже трудились, развозя и рассыпая удобрения по огромной парковой территории.

– Только бы успеть вывезти всё оттуда. Места должно хватить, – дёргался Шуи Ченг, отменив все встречи и звонки на сегодня.

Он открыл сейф, дверь которого была задекорирована под белым холстом с огромными чёрными иероглифами, приносящими удачу. Ступеньки вели на этаж ниже. В длинной прямоугольной комнате стояли стеллажи, на которых разместились ценные вещи его семьи. На одном из стеллажей стояли сто кожаных коробок с первой частью императорского архива. Он выкупил его у одного человека, который обнаружив кипы документов на чердаке умершего родственника, принёс их на продажу антикварщику, быстро нашедшего ему покупателя. Это был переломный момент в жизни Шуи Ченга. Когда он понял, что держит секреты важнейших семейств Китая в своих руках, он решил, что отныне его бизнес будет иметь крепкое основание. Один за другим он стал выигрывать тендеры и заключать выгодные сделки, избавляясь от конкурентов публикуя их темные делишки прошлого в печати. В глазах людей он вырос как борец за справедливость, и его стали продвигать на выборные должности. В начале Шуи Ченг очень обрадовался, что на его семью нет досье. Он с удовольствием принимал всё большие обязательства на более высоких государственных постах. Однако когда он наконец-то разобрал весь архив, то осознал, что это лишь часть от нечто большего. С тех пор он потерял покой, ожидая, что однажды некто типа него расправиться с ним, так же как он устранял своих оппонентов. Шуи Ченг поднял все свои связи. Он составил целый список людей, которые так или иначе могли стать владельцами архива императорской шпионской службы после революции. Методично одну за другой он отрабатывал фамилии из списка и ликвидировал с помощью Жона. Этот ловкий парень однажды сильно проигрался в карты и, выкупив его долги, Шуи Ченг приобрёл жизнь Жона для своих нужд. Шуи Ченг догадывался, что одним устранением потенциальных стражей архива не отделаться. Мало ли кто и где спрятал документы. Поэтому, стараясь обезопасить себя в большей степени, он заставлял Жона после тщательного обыска сжигать дома, в которых жили его враги, в надежде, что уже никто и никогда не сможет воспользоваться записями. Исключением из этого списка стал Лю Янь. Этот бизнесмен поделился удивительной историей про императорских мопсов. Шуи Ченг сблизился с ним и попытался выяснить, что ещё досталось его семье, но узнав о других потомках по мужской линии и увидев высокую меркантильность Лю Янь, Шуи Ченг пошёл в открытую. Он пригласил к себе однажды Лю Янь и, показав архив в сейфе, сказал, что если ему удастся найти продолжение к имеющемуся, то он избавит китайский народ от теснящих его интересы правящего класса, наживших свой капитал нечестным путём. И, безусловно, щедро заплатит тому, кто такую услугу ему окажет. Лю Янь сразу же предложил план действий для такого важного дела.

Четверо рабочих в респираторах распределились по саду, удобряя клумбы. Наконец-то они достигли зоны водоёмов рядом с лунным мостом. Людей в парке было предостаточно, но на людей в зелёной униформе, ни кто не обращал внимания. А когда туристы видели мешки с удобрениями, они предпочитали ретироваться, чтобы не надышаться пыльными частицами, витающими в воздухе. Один из рабочих спустил лестницу в какой-то лаз под мостом. Затем туда спустились ещё двое, а четвёртый подогнал грузовик поближе. Жон, убедил босса, что ему лично не надо участвовать в этих садовых работах. Он устал после ночи, но проведёт наружное наблюдение за погрузкой и позвонит, когда грузовик отравиться к нему домой. Жон уселся на лавочке и делал вид, что смотрит на воду, но глаза за чёрными стёклами солнцезащитных очков были устремлены в сторону лунного моста. Неожиданно несколько туристов скинули куртки. Это были сотрудники полиции в штатском. Они оцепили лунный мост и арестовали всех четверых, начиная с водителя, а затем остальных, по мере их появления на поверхности. Жон, достал телефон и начал фотографировать происходящее, как и остальные зеваки в округе. Затем вместе, с другими туристами он стал у оградительной ленты, стараясь выяснить подробности. Однако спустя пятнадцать минут инцидент был исчерпан. Ограждение сняли, арестованных отпустили. Водитель кивнул Жону, чтобы тот подошёл: – Под мостом несколько пустых помещений. Видимо архив, кто-то прибрал до нас, и это сделали не полицейские.

Глава 27

Атаман, моложавого вида мужчина лет сорока озадачил ребят новой проблемой, когда их уже вытащили из купелей с лечебными настоями и разрешили перемещаться по территории поместья, на котором располагалась община казаков-альбазинцев. Дед Ву то и дело вручал им новые порции снадобий, вкус, у которых порой отличался от приторно-сладкого до гадостно-горького. Все, кроме Космоса терпеливо проходили лечение.

– Я собака, у меня слюна и то лечит, зачем мне эти травные настои хлебать, – не унимался он, но возмущался, однако, только тогда, когда дед Ву не мог его слышать.

– Это для твоей же пользы. Хватит капризничать. Лучше примени свой аналитический ум для решения нового квеста, – сказала Света, устроившись под шерстяным пледом в кресле на деревянной террасе, с которой поместье просматривалось как на ладони.

Арсений и Виктор сидели рядом за длинным столом на грубо сработанных из лесного массива лавках, медленно попивая очередную порцию от лекаря, которую они с удовольствием заедали мёдом, собранного на пасеке казаков. Казаки организовали здесь всё так, что им можно было достаточно долго оставаться без общения с внешним миром. Они обрабатывали землю и кормились собранным урожаем. У них были и лошади, и трактора. А также огромный птичий двор с разными видами домашней птицы. Отдельно стоящие дома были обнесены высоким забором. Здесь была даже своя школа и небольшая церквушка. Летом территория наверняка просто утопала в зелени от раскидистых вековых деревьев и молодых фруктовых культур. Длинные теплицы проходили полосой рядом с оградой, расположенные на максимально освещённом месте.

– Я бы здесь поселился, – сказал Арсений.

– Ещё бы. Твоя Ирина здесь, наверное, часто бывает, – улыбнулся Виктор.

Арсений ухмыльнулся и промолчал. Он ещё не видел её, но очень надеялся на эту встречу. Теперь он знал, что переводчик им не нужен.

– У меня не сходиться эта головоломка. Кто мог найти архив? Случилось ли это давно, или это дело последних дней, – сказала Света.

– Атаман сказал, что когда они нас нашли, то заподозрили, что это непростое место, так как подобные ловушки раньше устанавливали рядом с тайниками. Они изрядно потрудились, чтобы найти механизмы, открывающие следующие два помещения. Видимо тот, кто открывал, знал, что он ищет и знал, как работают такие замки, – сказал Виктор, пытаясь вспомнить другие детали, полученные в разговоре с атаманом.

– Это да, но может быть, там есть ещё помещение? – спросила Света.

– Было сказано, что на полах стояла вода и если ниже что-то и есть, то оно затоплено, – кивнул Виктор Свете, разделяя её мысль.

– Почему мы решили, что архив был именно под этим лунным мостом? – спросил Арсений.

– Этот вопрос меня тоже мучает. Виктор, а мы можем узнать из списка дежурных операторов, какие мосты самые древние? – спросила Света.

– Я уже посмотрел годы построек. Они примерно одного возраста, – ответил Виктор.

– Космос, я думаю надо вызволять Линг Ли, и пусть сам показывает правильный мост. Наше испытание показало, что мы абсолютно не готовы к подобному, – сказала Света.

Космос насупился и отвернулся. Затем повернул голову и, смотря Свете в глаза, грустно сказал: – Возможно, ты права. Мне нечего добавить. Мало информации. И то, что нас там оставили на верную смерть, говорит о том, что пока надо не спешить. Не всё в этой жизни можно ускорить, всё идёт своим чередом. Это как в притче про помещика, который хотел быстрее вырастить рис, и едва дождавшись ростков, стал им помогать, подтягивая выше к солнцу из почвы, а затем обнаружил, что все всходы завяли. Ответ придёт сам, – с просветлевшим взглядом философски ответил Космос.

 

– Ты мудрый пёс. Атаман обещал помочь, и я думаю, он предложит выход из этой ситуации, – погладила Света своего питомца.

– Казаки слово всегда держат. Обещали, значит, помогут, – сказал Арсений, после Светиного перевода.

– Ага, помогут. Тебе уже помогли, – саркастически засмеялся Космос.

Арсений нахмурился, но ответил на такой выпад мопса: – Тебе, вероятно, кажутся наши традиции странными. Но мне приятно, что они мне устроили такое испытание, договорившись с нотариусом не сразу отдавать мне регалии предков. Они хотели посмотреть, как я себя поведу. Развернусь и уеду или начну искать способ для достижения цели. Хотели оценить какой я, достоин ли я этих наград. Кто же знал, что нотариус под давлением всё отдаст. Атаман хотел встретиться сегодня с Шуи Ченгом, но у него по каким-то причинам не приёмный день.

– Это мы виноваты. Хотели помочь, но только всё усложнили, – кисло сказала Света.

– Нет, вы тут не причём, – закрутил головой Арсений, понимая, что только благодаря их вмешательству он познакомился с Ириной, которая всё больше занимала его мысли

– Я не могу сидеть без дела. И хочу доказать, что я небесполезный, – неожиданно очень трогательно заявил Космос.

– И что ты предлагаешь? – спросила Света.

– Мы же можем обратиться к Шуи Ченгу, чтобы отдал награды. Хоть в этом от нас прок будет, – сказал Космос.

– Ты помнишь, нас как бы нет и тем более для Шуи Ченга, – мягко постукивая пальцем по голове мопса, напомнила Света.

– Хорошо, если нас нет среди живых, то давайте наведаемся к нему в новом обличии из мира духов. Он как истинный суеверный китаец оценит это, – с прищуром засмеялся Космос.

Света рассмеялась почти истерическим хохотом. Её нервная система после падения с высоты и пребывания в токсичных парах поражала своими реакциями.

– Светик, может, попьёшь успокоительного? – спросил Виктор, уже начиная основательно беспокоиться.

– Дед Ву сказал, что это надо принять как перерождение. Надеюсь, ты привыкнешь, – подмигнула Света Виктору.

– Я буду тебя любить в любом обличии, – сказал Виктор и многозначительно посмотрел на Свету.

Огоньки в зелёных глазах заиграли ярче, и широко улыбнувшись, Света сказала:

– Я сама себя новую не знаю, так что только твоя любовь меня сможет стабилизировать.

Виктор почувствовал, что Света не была такой отважной. То ли это поведение закончиться, когда нормализуется количество адреналина в крови, то ли этот новый образ закрепиться навсегда. Но его это не пугало. «Самое главное, что она моя» – подумал Виктор, наблюдая, как поддразнивает его осмелевшая Света.

– Послушайте, казаки здесь будут только на выходных. Сегодня среда. Почему бы и не попробовать осуществить план Космоса? – сказала Света, усаживаясь напротив Арсения и Виктора.

– Я – за, – неожиданно сказал Арсений.

– А что на это скажет атаман? – спросил Виктор.

– А что он скажет? Если всё удачно провернём, то похвалит! – выпалил Арсений.

– Так, двое против одного, – сказал Виктор, смотря прямо в глаза Светы.

– Трое против одного, – сказала Света, кивая в сторону Космоса.

– Ты, кажется, говорила, что его первое имя переводится как мирный? А так не скажешь, – сказал Виктор полушутя Свете.

– Для обеспечения мира порой приходится выйти на тропу войны, – сказал Космос, приподняв переднюю лапу, словно показывая, куда нужно идти, чтобы унять врага.

Одев, маски от смога и облачившись в повседневную одежду казаков Арсений, Виктор, Светлана и Космос отправились на выполнение, каким казалось, тщательно проработанной затеи.

Купив не расклеенные листовки и плакаты, у подростка, который раздавал их на углу метро, они отправились в особняк Шуи Ченга. Охрана, пропустила их в крыло дома, где находился предвыборный штаб, не спрашивая пропусков. Там кипела работа десятков подобных молодых людей, которые к концу рабочего дня сносили агитационные материалы, докладывая о проделанной работе и получая новые задания. Спрятавшись в шкафах просторной гардеробной, ребята затаились. Ближе к полуночи, стараясь не проронить ни звука, они нарядись в принесённые ими одежды и стали разыскивать спальню хозяина. Когда они были первый раз здесь в гостях и ожидали, пока Шуи Ченг освободится, у них была небольшая экскурсия с управляющим, которая как нельзя, кстати, им сейчас пригождалась. На втором этаже было две спальни, кабинет и малая гостиная. Подперев стулом ручку двери спальни супруги, Арсений осторожно приоткрыл дверь в спальню Шуи Ченга. Света спряталась за гардиной рядом с дверью в кабинет, а Виктор, одетый в длинную красную рубаху расшитую национальными узорами со стоячим воротником и шапочку на красной подушке внёс Космоса, который был одет как настоящий императорский мопс и восседал в величественной позе. Заканчивал эту процессию Арсений, одетый как Виктор в национальный китайский костюм, неся в руках раскрытый веер.

Шуи Ченг выпил снотворного. Этот наполненный переживаниями день окончательно его подкосил. «Кто украл мой архив?!» – вопрошал он, пытаясь заснуть. И тут он увидел, как дверь в спальню бесшумно распахнулась и мелкий мопс с двумя прислужниками, словно материализовался из ниоткуда перед окном. Деревянные маски прислужников изображали лица драконов. А сам пёс, с наглой мордой посмотрев на него свысока, сказал:

– Как смеешь ты отбирать то, что тебе не принадлежит? Не ты вручал эти награды и не тебе их отбирать! Да обожжёшь ты свои руки, если к ним прикоснёшься! Да принесут они твоему дому проклятия!

В этот момент Арсений включил музыку переливающихся колокольчиков и открыл дымовую шашку, позаимствованную у казаков. Комната стала наполняться дымом. Арсений открыл окно и, зацепив крюками лестницу, помог спуститься Виктору с Космосом, а затем, отцепив крюки, спрыгнул в сад.

Шуи Ченг едва успев понять, что происходит, увидел, как в облаке исчезли призрачные посетители. Сердце бешено колотилось. Он сел на кровати. В комнате никого не было. Занавески слегка колыхалась от ветра. Снотворное уже начинало действовать, но встряхнув головой, Шуи Ченг прошёл в кабинет. Он открыл сейф и спустился в хранилище. Протянул руку к коробке, принесённой нотариусом, и тут же отдёрнул её. «Так, всё я иду спать. Мне это приснилось» – прошептал Шуи Ченг и отправился обратно.

Света проследила всю цепочку нужных ей подробностей от того как отключить сигнализацию и где лежит ключ, до того как правильно отодвинуть холст с иероглифами. Обнаружив огромное хранилище, она немного растерялась, но фонарик мобильного телефона высветил на коробке нотариуса знакомые ей иероглифы, которые она уже видела на письме, выданном Арсению. Завладев наградами Света огляделась. В одном углу хранилища инородно смотрелись кожаные коробки рядом со стальными стеллажами с ячейками. Увидев на них печати, перевести, которые можно было как гриф «совершенно секретно», Света приняла неожиданное для себя решение. Она вернулась в кабинет и прошла в малую гостиную, открыла окно и подала сигнал. Арсений, закинул в окно мешок с лестницей, которую Света ему спустила, укрепив, как он учил.

– Спускайся, я подстрахую, – сказал Арсений, забравшись в окно.

– Я нашла архив. Меняем план. Там сто коробок. Их надо отнести в предвыборный штаб и забрать оттуда утром, – прошептала Света.

Виктор, не знал, что и думать пока вместе с Космосом ждал возвращения Арсения со Светой. Наконец Арсений помахал ему подниматься наверх.

«Что ещё они там придумали?!» – пронеслось в голове у Виктора, когда с Космосом за пазухой он поднимался в окно.

Рейтинг@Mail.ru