Мирный Космос

Евгения Ляшко
Мирный Космос

Работник аэропорта в зоне контроля, едва взглянув на мопса, сразу же сказал: – С собаками сюда нельзя!

– Это игрушка, – как можно более нейтральным голосом заявила Света.

Мужчина в униформе осторожно протянул руку к Космосу и потрепал его по голове, а затем, усмехнувшись, сказал: – Надо же, а выглядит как живой!

– А мне так не кажется! – заявила грозным голосом, женщина напарник.

– Это китайская игрушка, он даже говорить умеет, – сказал Виктор, изображая, что нажимает на костюмчике кнопки.

– Добрый день! Приятно познакомиться, – сказал вежливым тоном Космос по-китайски, специально подготовленную фразу.

– Ты посмотри! А по-нашему может? – спросила женщина контролёр, умилённо поглаживая загривок Космосу.

– Это новейшая разработка, поэтому пока на китайском, но я думаю, скоро появятся не только в русском варианте, – вежливо пояснил Виктор.

– Мы за малым не были пойманы, – прошептала Света на ухо Виктору, когда они прошли зону досмотра и присели в зале ожидания вылета.

– Всё будет отлично! Главное демонстрировать уверенность, – подмигнул ей Виктор.

– Пойду, покормлю нашего красавца, – сказала Света и направилась в женский туалет, держа в руке за ремешок сумочку открытого типа на подобии корзинки, в которой восседал Космос.

Когда Света вышла из кабинки, женщины в очереди перед туалетными кабинками смотрели на неё с лёгким отвращением. А маленькая девочка, стоящая рядом с мамой спросила: – Она там ела, да?

Почти сгорая от стыда, Света поспешила ретироваться.

Когда Света присела в кресло рядом с Виктором она прошептала Космосу: – Пожалуйста, не чавкай, как обычно, мы же не дома, – и поцеловала его между ушами.

Виктор, видя пылающие щёки Светланы и то, как на неё косятся некоторые пассажирки, расхохотался, догадываясь, какая сцена только что произошла в дамском туалете.

Устроившись в комфортном зале аэропорта, который после реконструкции к Олимпийским играм в Сочи в 2014 году был реставрирован на современный лад, тройка стала ждать, когда их позовут на посадку.

– На самом деле, несмотря на все ограничения и сейчас можно было бы за сутки добраться. Но такую поездку надо планировать заранее, – просветил Виктор в тонкости туризма.

– Если честно, я не против немного попутешествовать. В течение учёбы я регулярно летала. Мир аэровокзалов отличается немного от рутинной жизни. Здесь люди живут как в короткометражных фильмах. Иногда это просто перемещение из точки А в точку Б, а иногда это приключение, – сказала Света.

– Неужели во всем этом детально прописанном процессе, отшлифованном годами можно найти что-то захватывающее, чтобы назвать приключением. Если конечно ты не имеешь в виду, когда какая-нибудь авиакомпания перепутает багаж и пассажир, потом месяцами его ищет. Можешь привести пару примеров? – попросил Виктор.

Света немного смутилась, а затем, глубоко вдохнув начала рассказывать: – Каждая встреча может принести кардинальные изменения в жизни. Одно слово постороннего человека, и оно может перевернуть с ног на голову привычный мир. Однажды я сидела в зале ожидания в аэропорту Пулково. Рядом со мной сидел молодой парень. Я видела, что он не прочь поболтать, но мне надо было готовиться к экзамену, и я усиленно старалась запомнить всё, что написано в лекционной тетради. Он не прерывал меня, но я чувствовала, что он ждёт. Когда уже знания не помещались в моей голове, я убрала тетрадь в сумку и посмотрела на своего соседа. Он выглядел моложе меня лет на пять. Мы разговорились. Его звали Егор, он летел от матери в гости к отцу. Ему не нравилось то, что придётся общаться с новой семьёй своего папы. Он был такой славный мальчишка, и мне очень захотелось ему помочь. Я предложила ему поиграть со мной: – «Представь, что ты это не ты. А секретный агент, который выполняет миссию, пока непосредственно ты томишься в плену какой-то секретной организации. Твоя задача познакомиться с этой семьёй и сделать так, чтобы они не догадались о подмене. Ты должен выяснить, хорошо ли было бы там Егору. И по окончании визита ты или дашь добро выпускать Егора или скажешь «нет». А я тебе в этом буду помогать. Ты будешь высылать мне ежедневно доклады о прожитом дне». Пока я всё это сочиняла, он хохотал. Забавы ради он согласился на эту авантюру. В течение нескольких дней он был хорошим «агентом», регулярно информируя о происходящем. А познакомившись с членами новой семьи отца поближе, сдружился. Он прислал мне в последнем письме фото с отцом и его супругой со сводным братом. Егор рассказал им о своей игре со мной, и они меня пригласили в гости. Я бы полетела. Но Новосибирск это как-то далековато-то и, брр, как холодно. Как оказалось его мачеха психолог. Она разъяснила что, то, что я придумала, является эффективной терапией, которой пользуются многие психотерапевты.

– Так неожиданно и здорово получилось,– восхитился Виктор.

– Я хочу сделать этот мир добрее. Я верю, что могу повлиять на это. Каждый, казалось бы, на первый взгляд мелкий пустяк способен принести радость. А когда у людей хорошее настроение они открыты друг к другу, и мир наполняется гармонией. Однажды я видела в магазине аэропорта, как мамочка покупала себе какую-то косметику, а её ребёнок рядом хотел игрушку. Причём не хныкал. Я видела, что ему действительно понравилась моделька самолётика. Я купила её и оставила на кассе. А потом из-за угла наблюдала, как ребёнок был счастлив, что случилось чудо. В этот момент и продавец, и его мама тоже выглядели радостными. Каждому хочется делать добрые вещи, – сказала Света.

– Я думаю, да, хочется каждому, но не у каждого это получается. А ты, прямо как фея, – нежно сказал Виктор.

– У меня просто смешались чувства за последние двадцать четыре часа. Все эти поиски похищенных. Невероятный волшебный мопс. А тут мы уже в аэропорту, где я не была, как мне кажется целую вечность, хотя не прошло и года, как я закончила учиться в Санкт-Петербурге. Как же быстро пролетели пять лет учёбы. Когда ты маленький, время тянется медленно, тебе кажется, что в двадцать лет это очень взрослый человек. А вот сейчас, когда нам полвека на двоих, то почему-то есть ощущение, что мы всё ещё дети. Но вот только окружающие нас за детей не воспринимают. Столько на свете есть ещё неизведанного и непонятного, волнительного и в то же время страшного! – высвободила Светлана поток, накопившихся переживаний.

– Надо глубоко выдохнуть и просто дышать полной грудью, проживая каждый день. К сожалению, век человека весьма короток, и если не стараться объять необъятное, то можно многое успеть. Ведь на самом деле человеку многого не надо, и на тот свет он собой ничего не унесёт. Просто нужен близкий человек, с которым можно будет интересно жить, и встретить старость. Ведь и детей когда-то надо будет отпустить в самостоятельное плавание, – ответил Виктор.

– Но человеку, чтобы спокойно встретить старость нужно ещё, и капитал собрать. На одной воде не просидишь. Я вот хочу своим родителям вернуть те деньги, которые они потратили на покупку квартиры для меня. Может это не скоро произойдёт, но я думаю, им будет приятно видеть мою самостоятельность, – поделилась Света.

– Не все так думают, обычно наоборот, хотят побольше из родителей вытянуть, вместо того, чтобы учиться делать самостоятельные шаги. Но я тебя понимаю, сам такой. Все подаренные родителями деньги я откладывал. Они сами с нуля организовали свой бизнес и вложили в него всех себя. Отец очень хотел, чтобы я не испытал всего того, что им с мамой пришлось пережить после развала Советского Союза. А , как оказалось, не такой привередливый ребёнок, и больших запросов у меня нет. Одна страсть только – восточные языки и книги. Они хотели меня в семейный бизнес ввести, чтобы я этим потом сам занимался. Но, помогая им на каникулах, я понял, что для меня это неинтересный вид деятельности. Хотя естественно, никто не ограничивает меня нанять управляющих в филиалы агентства, а самому заняться каким-то созидательным трудом. Совсем недавно я осознал, что это труд не будет мне интересен в одиночестве. На мой взгляд, только в своей собственной семье мужчина, в прочем, как и женщина, могут полностью самореализоваться. Но не абы с какой женщиной, а с той самой, – поделился самым сокровенным Виктор, многозначительно посмотрев на Свету, щёки которой моментально вспыхнули.

Глава 13

– Ой, совсем забыла Кате сказать, что всё получилось, – вдруг вспомнила Света.

Она сфотографировала неподвижно застывшего Космоса и отправила фотографию Кате, снова поблагодарив её за яркую идею и сообщив, что она сработала.

От Кати пришло сообщение с кучей смеющихся до слёз смайликов и припиской «А кем ему ещё быть, он же Мирный Космос. Не ковбоем же!».

Оглядевшись вокруг и ещё раз, проверив на табло, что посадка на их рейс ещё не началась, Света обратилась к Виктору: – Напомни, пожалуйста, ещё раз как будет пролегать наш маршрут.

– Сейчас мы летим в Стамбул, затем в Ереван, а оттуда уже в Пекин через Гонконг. У нас три коротких перелёта по два-три часа и один длинный перелёт чуть более двенадцати часов. Но порядка тридцати часов займёт ожидание рейсов, – повторил уже в четвёртый раз Виктор.

Космос старался не скалиться, притворяясь игрушкой, потому что даже без перевода было понятно, что именно в очередной раз объясняет Виктор. «Ох уж эти женщины, ничего не могут запомнить, если дело касается перемещений. Чтобы они без мужчин делали» – смеялся про себя Космос.

– А что мы будем делать во время ожидания? У нас есть возможность погулять или для этого нужны визы для Турции и Армении? – спросила Света.

– В Стамбул мы прибываем поздно ночью, а вылет рано утром. Поэтому прогулка тут даже по магазинам будет отсутствовать. Если только какие-то бутики не круглосуточные. Я думаю, мы возьмём номер в капсульном отеле и постараемся отдохнуть. Помни, мы второю ночь без нормального сна будем проводить, – сказал Виктор.

– Ой, да, точно. И Космос сможет без своего скафандра побыть, – вставила Света.

 

– Всё верно. В Ереване мы будем в девять часов утра. Если завтрак в самолете нас устроит, то можно будет сразу же отправиться посмотреть город, – предложил Виктор.

– Так срочно вспоминаем, какую достопримечательность надо обязательно посетить, – захлопала в ладоши Света.

– Думаю, приоритет по местам посещения достопримечательностей у нас будет выстраиваться по другой логике, и возможно мы посмотрим не самые знаменитые уголки этого древнего города, – сказал Виктор.

– Почему? – поджала губки Света.

– Аэропорт находиться в нескольких километрах от города. Недалеко, но, тем не менее, время на дорогу нужно учитывать. Опять же, это столица, а тебе прекрасно известно, сколько времени приходится проводить в транспортных пробках в крупных городах. Более того город многократно перестаивался после землетрясений, и смотреть восстановленный новодел как-то не интересно, – ответил Виктор.

– Ну, что-то же там осталось без изменений? – недоверчиво спросила Света.

– Я посмотрел по справочным данным в агентстве родителей, которые даются не простым туристам, а настоящим любителям истории. Выбор не велик. В самом начале семнадцатого века город обезлюдел из-за насильного переселения в Персию. Потом были природные катаклизмы. В итоге, только при вхождении в состав России в 1828 году Ереван стал восстанавливаться, – сказал Виктор.

– И что ты предлагаешь, сидеть в аэропорту? – расстроившись, спросила Света.

– Нет. Я думаю, мы можем рассмотреть другой любопытный вариант туристической вылазки, – подмигнул Виктор.

– Говори, не тяни! – оживилась Света.

– Аэропорт располагается в западной части Еревана. И там же на западе в двадцати километрах от армянской столицы есть не большой городок, который является духовным центром всех армян, основанный в начале IV века н. э. Я предлагаю поехать в Эчмиадзинский монастырь, где храниться Гегард, то есть копьё, пронзившее самого Иисуса и частица Ноева ковчега. Это в пятнадцати минутах езды от аэропорта, – заинтересовал Виктор своим предложением Свету.

Однако анонс о начале посадки прервал их разговор.

Заняв свои места в самолёте, они хотели сразу же попытаться заснуть. Но всё ни как не могли положить Космоса, чтобы это выглядело естественно, особенно зная, в каких позах он обычно спит. В итоге Виктор завернул его в свою куртку и положил у себя на коленях. Чем вызвал весьма заинтригованный взгляд пожилого соседа у прохода. Света обустроив себе подушку из своей куртки между креслом и иллюминатором, поспешила его успокоить: – Это хрупкая электронная игрушка на подарок, хотим довести в целости и сохранности.

Пассажир кивнул и отвернулся, а Света с Виктором переглянулись, и едва сдерживая улыбки стали дремать.

В половину четвёртого утра самолёт сел в аэропорту Стамбула. Пытаясь взбодриться, Виктор пару раз хлопнул себя по щекам. Света выглядела очень бледной.

– Сейчас пойдём в капсульный отель и ещё поспим до следующего вылета, – постарался приободрить её Виктор.

– У вас видимо многопересадочный маршрут, собственно, как и у всех в последний год. Но я как доктор вам бы порекомендовал свой храп полечить, уж очень он у вас нездоровый, – сказал сосед, чем сначала вызвал у Виктора недоумение.

– Да, да конечно, обязательно. Вы не переживайте это не Covid-19, у нас тесты отрицательные, – ответил Виктор, вспомнив, что в его куртке всё ещё спит, любящий издавать различные звуки мопс.

Света вспомнила вакцинацию и поёжилась. «Хорошо, что наши русские учёные придумали вакцину, теперь если и подхватишь вирус, то всё пройдёт в мягкой форме». Она регулярно делала тесты, чтобы ненароком не заразить бабушку с дедушкой, а Виктор сделал тест перед вылетом в Краснодар, в итоге это очень им помогло при оформлении билетов. Ведь на перелёты теперь впускали, только если предъявляешь справку о том, что тест пройден с отрицательным результатом, и самой справке не более трёх суток.

В международном терминале Истамбула, как он называется в оригинальном виде, тройка заторопилась в сторону капсульного отеля. Добравшись по указателям, они встали в очередь за молодым пареньком лет шестнадцати, который прибыл этим же рейсом. Его светлые волосы, соломенного оттенка сложно было перепутать с кем-то ещё. Администратор отеля начала объяснять, что остался только один четырёхместный номер, который стоит дороже. Было видно, что её вариант английского языка с нотами турецкого сложно даётся парню и Света, изучавшая в ВУЗе английский, как второй язык вызвалась переводчиком. Поняв ситуацию, она предложила парню совместное заселение. Арсений как его звали, быстро согласился.

– У меня рейс в Ереван в девять утра. Как раз успею выспаться, а от земляков подвоха не жду, – обрадованно сообщил Арсений, пристально вглядываясь в лица Светы и Виктора.

Немного удивлённая от такой прямоты, Света лишь улыбнулась, а Виктор сказал: – Мы тебе тоже доверяем.

Четырёхместный номер в капсульном отеле больше походил на обычное размещение в вагоне купе, только вместо двух ярусов полок, стояли двухэтажные кровати, и имелся душ, совмещённый с туалетом. У Арсения тоже не было багажа, все его вещи умещались в одном рюкзаке. Поставив на тумбу свои рюкзаки, Света уставилась на Космоса и, поразмыслив с минуту, стала высвобождать его из костюмчика космонавта и поставила перед ним воду и корм в чашках.

– А я сразу догадался, что это не игрушечный мопс. Я бы тоже что-нибудь придумал, чтобы такого щеночка не оставлять одного, – хмыкнул Арсений.

Света с благодарностью посмотрела на него: – Спасибо за понимание.

А Космос, не дожидаясь официального приглашения, уже рылся в корме своей мордашкой, выбирая для начала, как ему казалось, самые вкусные кусочки.

По очереди, приняв душ, все разместились по кроватям, чтобы забыться во сне следующие три часа.

Глава 14

Вылет в Ереван прошёл без происшествий. Если не считать того, что один мальчуган всё время пути то и дело норовил чем-нибудь запустить в мопса. Одна игрушка пролетела совсем рядом, и Космос отклонился, малыш, видя это, уже совсем не мог успокоиться.

– Мама щенок живой, я видел как он пошевелился, – кричал он, в то время как Виктор со Светланой покачивая головами, показывали окружающим, что ребёнок заблуждается.

Приободрившись и повеселев от кофе, сваренного на борту турецких авиалиний, Света щебетала как птичка, предвкушая прогулку. При выходе из самолёта они снова столкнулись с Арсением.

– Ну как себя чувствуешь, удалось ещё поспать во время полёта? – заботливо спросила Света.

– Я нормально, только вот мне до следующего вылета торчать почти сутки в аэропорту, – поделился Арсений.

– У нас тоже пересадка нескоро. Но зачем скучать, поехали с нами, – предложил Виктор.

Арсений согласился и, широко улыбаясь, проследовал за странной парочкой с собакой. «Это и впрямь будет веселее, чем просто рассматривать пассажиров» – подумал он.

Загвоздка была в том, что Космос должен был продолжать играть роль игрушки. Он сначала хотел высвободиться от пут, но понимая, что есть риск, потом не попасть на свой рейс, из-за того, что кто-то его увидит, смирился. Договорились снять костюм и подгузник, но он должен был по-прежнему сидеть в сумке и проситься по нужде.

Виза для Светы ещё не прибыла. Обещали во вторую половину дня доставить в местное турбюро, расположенное в здании аэровокзала. Забрать визу надо было до закрытия, то есть до семнадцати часов.

Сев в маршрутное такси с табличкой Вагаршапат, ребята отправились в Эчмиадзинский монастырь. Но их ждало не утешительное стечение обстоятельств. В монастырь сегодня не впускали, проводились какие-то работы по благоустройству. Почти рядом располагался Кафедральный Собор, и молодые люди направились к нему. Но не тут-то было. Собор находился на реконструкции и был окутан строительными лесами, словно саваном.

– Такая же картина часто ожидает туристов по всему миру, – сказал Виктор, разводя руками.

Не зная, куда идти дальше они рассматривали искусно выполненный вход в собор. Резьба по камню изумляла.

– Если у вас есть время, вы можете проехать в Матенадаран и посмотреть рукописи из нашего монастыря, они составляют основную коллекцию этого музея, – услышали ребята голос проходящей мимо сердобольной женщины, смекнувшей трудность, с которой они столкнулись.

– Спасибо вам большое, – почти одновременно ответили Света с Арсением.

А Виктор, спросил: – А не подскажите, в какой стороне здесь автобусы, чтобы туда добраться?

Женщина покачала головой: – Вам лучше на такси, так быстрее и без пересадок будет. Да и по стоимости одинаково получиться.

Поблагодарив посланную Богом помощницу, ребята отправились на поиски такси. Но как говориться на Бога надейся, а сам не плошай. На парковке среди такси они выбрали того, кто запросил меньшую цену. На смеси армянского и русского языков водитель предупредил, что будет ещё один пассажир, который уже стоял рядом с припаркованным неподалёку автомобилем. Его лицо Свете показалось знакомым, но она не предала этому значения.

– Космос был прав, кофе быстро выветрился, – подметила Света, прикрыв глаза и устроившись на плече Виктора.

Такси медленно везло их по красочным улочкам. Даже в начале марта здесь уже в воздухе чувствовалась весна. Набухали почки на деревьях, грозя вот-вот обуять зелёными листьями всё вокруг.

«Ереван очень живописный и утопающий в зелени город» – подумала Света, изредка открывая глаза.

Машина остановилась на каком-то пустыре. Водитель и пассажир на переднем кресле быстро выскочили и, размахивая битой и тыкая пистолетом, заставили всех выйти из машины.

Диалог не складывался из-за незнания языков. Пока, наконец, тот, у которого была бита не стал указывать ею в Космоса.

– Они видимо хотят завладеть этой суперигрушкой, – озвучила общую догадку Света и вспомнила: – Вот где я его видела. Мы же летели одним рейсом из Стамбула!

Виктор скомандовал Космосу на китайском: – Покажи им, что ты живой, пока нас тут из-за тебя не покалечили!

Космос недолго думая выскочил из сумки и стал справлять малую нужду у ближайшей изгороди. Похитители недоуменно посмотрели на поведение мопса, а затем, судя по манере речи они, ругаясь, сели в машину и уехали.

– Странно, зачем им наш Космос понадобился? – спросила Света.

– Может за деньги показывать собирались? – пожал плечами Виктор.

– Не переводи ему это, – улыбнулась Света.

– Мы прямо как герои анекдота сейчас, – пошутил Арсений, не совсем понимая, почему не надо переводить то, что предположил Виктор, но догадываясь, что пёс понимает команды на китайском языке.

Проснувшиеся окончательно от произошедших событий за последние десять минут молодые люди рассмеялись.

– А где мы находимся? – вопрос от Светы прозвучал как гром среди ясного неба.

Стало резко не до смеха.

– Сейчас разберёмся, – сказал Виктор.

Однако интернет из-за отсутствия покрытия сети мобильным операторам отсутствовал.

Взглянув на ручные часы, Виктор попытался сориентироваться по солнцу.

– Нам туда, – сказал он и зашагал прямо.

Через час блужданий по пригороду Еревана, они вышли на оживлённую часть города, где была возможность поймать такси.

– У нас всё ещё есть шанс побывать в Матенадаран, – заявил Виктор, приобретая для всех шаурму в ближайшем бистро, прилавок которого выходил на тротуар.

Отдав должное наивкуснейшей шаурме, они снова попытали удачу с такси и на этот раз благополучно добрались в пункт назначения.

Матенадаран как научно-исследовательский институт по изучению древнейших рукописей на планете является одним из крупнейших хранилищ артефактов письменности. Два лингвиста и любителя словесности просто нырнули в этот мир, вовлекая своими познаниями и Арсения, который сначала немного скривился, сообразив куда попал. Каких-то только манускриптов и памятников человеческой мысли там не было. Как завороженные они ходили из зала в зал. Неожиданный звук напоминая в календаре телефона Виктора, вывел их из транса. Было четыре часа дня, а значит, пора было ехать за визой для Светы.

– Нам надо спешить до пяти часов немного осталось, – засуетилась Света, с сожалением оглядываясь и понимая, как мало, они посмотрели.

– Эх, не всё удалось посмотреть, – сказал Арсений.

– А что, тебя больше всего заинтересовало? – попыталась переключить его мысли Света.

– Если честно, я пытался подсчитать, сколько человек надо было для того, чтобы делать копии, копировальные аппараты ведь только в прошлом веке появились. И ещё я думал, сколько они ошибок там сделали. Я иногда два предложения с доски не могу переписать, а они огромные манускрипты переписывали, – ответил Арсений.

– А ты добавь ещё то, что они не только переписывали, но и переводили. И от знаний каждого писаря другого языка зависело значение написанного, – добавил Виктор.

 

– С ума сойти! Так если там какой-нибудь бракодел заводился, то ненамеренно мог такое насочинять, – воскликнул Арсений.

– Хорошо, если по случайности, такие ошибки можно выявить при сличении других документов, а вот если специально правили, то вставки делали не в одну работу древних авторов. Сам подумай, настоящих рукописей не уцелело, это всё списки, то есть списанные копии с других копий, – академичным тоном сказала Света.

Виктора охватило жаром, когда он увидел табло с часами в здании аэропорта. У них не было в запасе этого часа. Они опоздали, ведь разница с Москвой и Ереваном составляет плюс один час, о котором он совершенно забыл. Глаза Светы были на мокром месте. Виктор молниеносно выхватил мобильник и позвонил оператору турагентства родителей, которые помогали его коллеге передать визы. Через несколько перезвонов им удалось выйти на Самвела, местного работника турбюро, который несколько минут назад окончил рабочий день и прогревал свой автомобиль на территории парковки аэропорта. Нельзя сказать, что он был в восторге от идеи идти обратно, но пожилой мужчина всегда ставил общественный долг выше личностного. Поэтому он спокойно пошёл искать своих нерадивых припозднившихся клиентов.

Получив долгожданную визу в свой паспорт от вернувшегося работника турбюро, Света едва не расплакалась. Столько всего накопилось за последние часы, и нервы требовали разрядки. Видя её состояние, работник как хлебосольный армянин, годившийся ей в отцы, сказал: – Дочка, да ты не хлюпай носом всё хорошо ведь. Покушай долма или кюфта. Закуси кята с назук и запей чашкой крепкого сурч и всё наладиться окончательно.

Недоумение Светы отразилось на её лице, наконец, она нашла в себе силы и ответила: – Из всего, что вы сказали, только слово долма мне знакомо. Остальное впервые слышу. Надо оценить как это вкусно. Думаю, мы попробуем эти блюда в кафе аэровокзала. Спасибо, что порекомендовали.

– Что? Что ты сказала? Ты хочешь, попробовать и оценить древнейшую армянскую кухню в забегаловках аэропорта?! – воскликнул Самвел.

– Простите, я не хотела вас обидеть. Просто мы уже так устали, чтобы ещё куда-то идти. Столько всего уже было сегодня. Я перенервничала и просто хочется уюта, а не встряски от новых впечатлений, – пояснила Света.

– А где вы побывали? – поинтересовался Самвел.

– В Эмиадзинском монастыре и Кафедральном Соборе. Правда, там всё в строительных лесах, из-за реставрации. Поэтому мы, сколько смогли, побыли в таком удивительном книжном памятнике как Матенадаран, – рассказала Света.

– Понятно. А ели что? – по-отечески спросил Самвел.

– Да так, шаурмой перебились. Но это было безумно вкусно, – откровенно ответила Света, посмотрев в сторону ребят, которые тут же закивали, улыбаясь, а Арсений даже начал делать круговые движения по животу ладонью и облизывать губы.

– Значит так. До вашего рейса ещё весь вечер и вся ночь. Раз уж так вышло, вы теперь мои гости. И не вздумайте мне перечить, – сказал Самвел, запирая турбюро и скомандовал: – За мной на парковку!

Время у Виктора со Светланой действительно было.

– А у тебя, когда рейс? – быстро спросил Виктор Арсения.

– В Гонконг вылет аж в семь часов утра, – отрапортовал Арсений.

– Прекрасно, мы летим все вместе! – обрадовалась Света, которая уже чувствовала за него ответственность как за родного брата.

– Эй, где вы там, поторопитесь! – позвал Самвел.

– А куда мы направляемся? – спросил Виктор.

– Сначала мы заедем в одно место, где почти три тысячи лет назад зародилась столица моей родины. А потом поедем ко мне домой. Супруге я уже позвонил, что приеду с гостями. Она у меня просто кулинарная кудесница. Сами увидите и попробуете. Поужинаете, примите горячий душ и поспите до четырёх часов утра, а потом я вас отвезу в аэропорт, а сам до начала рабочего дня посплю в бюро, у меня там диванчик очень удобный есть, – доброжелательно разъяснил Самвел.

– Спасибо вам огромное! – воскликнула Света, заглушив слова благодарности от парней.

– Не стоит благодарности. Гость это посланник Всевышнего, – серьёзно заявил Самвел.

Сидя на заднем сидении автомобиля Света, тихо спросила у Виктора: – А что будем делать с мопсом. Может выпустить и пусть тоже погуляет?

– Не стоит. Мало ли какая реакция будет. Щенка мы только что покормили. Он в подгузнике. Ещё немного в пути, а затем отдых. Я думаю, Космос будет просто счастлив, поспать в нормальной постели, пока будет нас ждать с ужина, – сказал Виктор.

Света объяснила Космосу планы до вылета. Его типичная заносчивость куда-то испарилась. Сейчас это был просто уставший и на всё согласный молодой мопс. Да и на что он мог повлиять здесь в транзитном пункте. «Надо копить силы для выполнения основной задачи» – подумал Космос, и сосредоточился на проработке деталей своего плана.

Через полчаса группа, возглавляемая Самвелом, любовалась стенами крепости Эребуни, точнее осколками, оставшимися от её былого величия. Музей Эрибуни уже был закрыт, но в саму крепость вход был свободный. Какие-то туристы с детьми исследовали рассыпающийся под влиянием времени амфитеатр и крепостные стены, высота, которых достигала четырёх метров. Сам комплекс занимал порядка ста гектаров. Самвел пояснил, что в эпоху, когда это место было обитаемым, стены были свыше десяти метров, окружая дворцы и храмы расположенные внутри. Многие строения в Армении, включая и эту крепость, были выполнены из сырцового кирпича и разных видов туфа. Здесь не было той удивительной резки по камню, которую они увидели на входе в собор, но это даже как-то больше погружало в прошлое. Туф создавал особое очарование и для современных построек как бы «удревняя» их, а в этом месте смотрелся особенно очаровательно. Чем глубже заходили они в эту древнюю цитадель, тем глубже под рассказы Самвела погружались в мир прошлого. В 782 г. до н. э. правитель царства Урарту, заложил крепость как стратегический объект для закрепления в Араратской долине. Дата основания города была обнаружена археологами высеченной на стеле из камня, оставленной по приказу самого царя.

Вдруг Самвел остановился и сказал: – Обернитесь.

Панорама захватывала дух. Молодые люди достали телефоны и сделали несколько снимков на фоне горы Арарат. Пополнившись новыми впечатлениями, гости поехали домой к новому знакомому.

– Какое красивое место вы нам показали, сколько здесь ещё загадок и тайн, – ахая, сказала Света.

– Да, загадок ещё много. Местный музей был основан после раскопок одного из холмов в 1968году, но, к сожалению, раскопок со времён его основания больше не проводилось. Если не считать финансированные фондом Сороса работы в 2002 году. Но когда участвуют в подобных видах деятельности те, кто платит, то и результат не всегда может быть правдив. Там конечно были армянские археологи, но западных было больше. И естественно выводы, которые мало кто видел, писаны под их дудку, – скорбно отметил Самвел.

– Как всегда, кто платит тот и заказывает музыку, – сказал Виктор, припоминая какую-то статью, в которой говорилось о заказных раскопках, когда в реальных памятниках находят «нужные» кому-то артефакты.

Гостеприимный Самвел накормил ребят и отправил спать. Сытые и довольные они не заметили, как уснули. Сложные в приготовление многокомпонентные блюда армянской кухни были оценены по достоинству.

Глава 15

Рейс в Гонконг осуществляла шанхайская авиакомпания. Едва переступив порог самолёта, молодые люди почувствовали другие, совершенно незнакомые ароматы и мелодичные переливы из динамиков по салону. Сердце Светланы зыбилось сильнее. Детская мечта побывать в «стране мудрецов», как она вычитала в одной книге, называли Китай, начала осуществляться.

На завтрак подали курицу с рисом, закончив с которым Виктор подметил: – Пока чувствуем себя как дома.

– Ты имеешь в виду как на Кубани? Насколько я помню, ты свою гречу только предпочитаешь, – на питерский манер, ставя ударения в словах, передразнила его Света.

Рейтинг@Mail.ru