Ингредиент Кадет

Евгения Ляшко
Ингредиент Кадет

Глава 17

Всё было готово для испытаний. Кадеты с учителем в казачьей форме и Пелагеей вошли в ротонду.

– Ну что была, не была? – нервно хихикнул Гена.

– Поехали! – махнул рукой Даниил и произнёс пароль из северной колонны.

Ангарион отреагировал и переместил их в какое-то безлюдное место, которое по пейзажу окрестности напоминала работу художника-руиниста.

– Здесь что война прошла? – обеспокоено спросил Олег.

– Неизвестно. В любом случае это было давно. Видишь, как деревья проросли сквозь крыши зданий, – ответил Игнат.

– Двигаемся дальше. Мы уже поняли, что чтобы вернуться туда, откуда прибыли нужно сказать пароль из противоположного угла. Поэтому я иду к южной колонне, – методично продолжил проводить эксперимент Даниил.

Им удалось без помех вернуться в Лесное царство. Учёный, помогавший им, выслушал Даниила и тоже сделал путеводные заметки.

– Может нам ещё пригодятся, – сказал он, усмехнувшись в длинную бороду.

– Восстановите ангарион и будете все измерения обучать, – предложил Борис Иванович.

– А это мысль! – заулыбался учёный.

Продолжая исследовать перемещения по часовой стрелке, Даниил стал в восточный угол. Все снова притихли в ожидании. В этот раз они попали в какой-то портовый город. Ротонда стояла на набережной, где играла роль поста караульного. От неожиданности солдат с секирой в руке не закричал, а крякнул как утка. Игнат понимая, что потасовка им ни к чему перепрыгнул в западный угол и быстро пропел пароль. Компания дружно выдохнула, снова оказавшись в Лесном царстве.

Третья попытка перенесла их в золоченый город.

– Это что та самая страна Эльдорадо? – открыл рот Гена.

– Давайте здесь прогуляемся? – предложил Олег.

– Город захватывает дух. Когда ещё такое увидишь? Только в сказках услышать можно. Кремль из золотых кирпичей сложен, просто невероятно. Из чего стёкла сделаны в окнах? Неужели это алмазы и изумруды? – очарованный Игнат не знал, в какую сторону и посмотреть, глаза сами разбегались по такому чуду.

– У нас есть время, почему бы и не сделать короткую остановку? – сказал Даниил.

Пелагея молчала, но по её лицу и без слов было понятно, что она не хочет покидать ротонду.

Борис Иванович, едва не поддавшись на уговоры ребят, встряхнул головой и сказал: – Мы не за этим здесь. Помните в сказках всегда, где много злата да серебра испытания были с ценою в жизнь. Давайте не будем рисковать. Нам пора домой.

Слово учителя отрезвило, сняв наваждение от блеска окружающей красоты.

– Борис Иванович прав, не всё то золото, что блестит, – сказал Даниил и пошёл к северной колонне.

И вот с содроганием в глубине души Даниил стал в западную колонну лесной ротонды. Ещё минута и может быть они окажутся дома. А может быть, им придётся снова искать новый путь.

Воздух качнулся, и кадеты увидели двор дачи Бориса Ивановича.

– Пора бы и отдохнуть, – сказал Борис Иванович.

– Я так устал, – сказал Олег, покрутив шеей.

– Моё тело хочет отдыха, я просто валюсь от усталости, – сказал Игнат.

– Я тоже, – зевнул Даниил.

– Ребят вы чего это все, сговорились что ли? – спросил Гена, на которого с удивлением посмотрела вся группа в темно-синих халатах.

– А ты чего вырядился? – спросил Даниил, рассматривая казачью форму на друге.

– А это кто? – указывая кивком на девушку рядом с Геной, спросил Олег.

Как Гена не старался объяснить, что они собрали за устройство и где побывали, ребята ему не верили.

– Я отлично помню, как всего несколько минут назад ты пошёл купить свежий хлеб для обеда. Хватит завираться. Всем понятно, что обедать без хлеба будем. Меня бы тоже такая красотка отвлекла от всего на свете, – стал уже немного раздражаться Даниил.

– Да вы что! Мы же вместе с вами столько всего пережили! – воскликнул Гена, но Игнат прервал его: – Генка, хватит, я голодный и мне не до шуток.

– Даже если теоретически это правда, то почему ты помнишь всё, а мы нет? Нестыковка, получается, – сказал Борис Иванович за обедом, где они как обычно ели на террасе, любуясь своей установкой.

Пелагея была не жива, не мертва от такого приёма и молча наблюдала за спором мужчин. Когда наступила тишина, она тихо сказала: – Гена, может, ты меня обратно отправишь к батюшке? Я там как-нибудь сама справлюсь?

– Что? Да ты за кого меня принимаешь? Ты моя жена и точка! Разберёмся сами и без них! Пойдём! – сказал Гена, вставая из-за стола.

Веселье быстро сменилось озабоченностью на лицах кадетов и физика. Генку в таком состоянии ещё никто никогда не видел.

– А ну-ка не пыли! – хлопнул по столу Борис Иванович.

Все замерли и посмотрели на учителя.

Борис Иванович провёл рукой по усам и обратился к Гене: – Ты говоришь, что её зовут Пелагея, и она твоя жена. Могу ли я с ней с глазу на глаз переговорить?

– О чём? У нас с ней секретов нет, – подскочил на месте Гена.

– Вот и хорошо, что секретов нет. Она потом тебе всё расскажет, – ответил Борис Иванович и, взяв Пелагею за руку, повёл в сторону.

Они присели в деревянной беседке рядом с большим розовым кустом, который благодаря осени не скрывал тех, кто был внутри. Гена нахохлился и следил, не сводя глаз с Пелагеи. Даниил удивлённо посмотрел на братьев, которые переглянувшись, пожали плечами.

– Если это шутка, то она затянулась, – сказал Олег.

– Посмотрел бы я на вас, как бы вы себя повели на моём месте, – огрызнулся Гена.

– Что я могу сказать? Мне обидно, что я ничего не помню, – скривился Олег.

Вдруг Игнат спросил: – Я правильно запомнил пароль? – и процитировал услышанный от Гены стих.

– Правильно, – ответил Гена продолжая щуриться в сторону беседки.

Игнат подмигнул брату: – Пойдём, проверим?

– Я с вами! – подскочил Даниил.

Втроём они стали в ротонду и вместе сказали пароль, испарившись в воздухе, словно их и не было.

Борис Иванович беседуя с Пелагеей, понимал, что фантазировать, так как она попросту не возможно. А девушка продолжала и продолжала рассказывать о том месте, где она жила раньше. Он отвёл глаза в сторону и в этот самый момент увидел, как испарился Даниил с братьями. Борис Иванович выбежал из беседки вместе с Пелагеей.

– Быстрее за ними! – закричал Гена.

– А кто из них пароль сказал? Как они стояли? – испугалась Пелагея.

– Я видел, – растерянно сказал физик и указал, как стояли братья с Даниилом.

– Надо срочно их выручать, пока они следующее перемещение неизвестно куда не сделали! – ужаснулся Гена и вошёл в ротонду.

Пелагея запрыгнула за ним.

– Вы что думаете, я в стороне останусь?! – вбежал Борис Иванович в ротонду.

– Поехали! – сказал Гена и пропел пароль из восточной колонны, надеясь попасть в Лесное царство, где они через мгновение и очутились.

– Ротонда на прежнем месте. Но как понять здесь они или нет? – стал вглядываться Гена в такой знакомый лес.

– Объясни мне, как это работает, – попросил физик и, изучив имеющиеся наработки скомандовал: – Надо срочно возвращаться и пробовать другие углы. У нас есть шанс их настигнуть!

Сделав несколько перемещений, по счастливому стечению обстоятельств, они нашли братьев и Даниила целыми и невредимыми возле ротонды, которая стояла на вершине какого-то высокого холма.

Олег щёлкнул пальцами от радости, когда услышал крик Гены: – Идите сюда! Скорее!

Игнат выдохнул и выбросил палку наподобие дубинки, которую уже успел подготовить для встречи с непрошеным гостем.

Даниил, внимательно вглядываясь по сторонам, пошёл обратно, вслед за братьями.

Они снова стояли посередине двора Бориса Ивановича.

– Нельзя так просто туда прыгать! Мы однажды случайно в воинском стане оказались посреди вооруженных солдат! – сурово сказал Гена.

– Ух ты! – отреагировал Олег.

– Он, что решил, будто ему все поверили? – удивлённо сказал Игнат.

– Кто же после такого ещё сомневается? – уставилась на них Пелагея.

– Мне нужно выпить валерьянки, – сказал физик, держась одной рукой на груди в области сердца.

– Видишь, до чего твои россказни довели? – нахмурился Даниил.

Когда бушующие страсти взаимных пререканий немного улеглись и Борис Иванович чувствовал себя лучше, Гена более ещё раз начал рассказывать какие приключения они пережили.

– А где же скатерть-самобранка, гусли-самогуды и волшебный клубок? – воскликнул Олег, узнав о том, что у них были такие знаменитые волшебные предметы.

– А вот они, в мешке, – улыбнулась Пелагея.

– А они работают? – с сомнением спросил Даниил, уставившись на предметы, вынимаемые из мешка Геной.

– Там работали, – усмехнулся Гена.

– Странно, почему мы ничего не помним? – расстроенно сказал Олег.

– Позволю себе предположить, что только у Гены произошли серьёзные изменения в том мире. Он из архетипа юноши перешёл в архетип мужчины. Видимо поэтому они оба всё помнили даже, когда опять очутились там, – поделился Борис Иванович своим наблюдением.

– Накрой нам! – сказал Гена, расстелив скатерть, и как по волшебству на ней появились расписные блюда, наполненные различной едой.

– Ого-го-го! – воскликнул Олег и стал дегустировать.

Даниил с Игнатом оторопело смотрели на Олега, но потом тоже принялись за еду.

– Щедрый подарок, ты получил от Лесной царевны. У твоих родителей же кафе в славянском стиле, вот им помощь будет неоценимая, – сказал Борис Иванович, смотря на это с практической точки зрения.

– Это свадебный подарок. Мы с Пелагеей ещё не думали, о том, как его применить. А вот гусли-самогуды заработали Олег с Даниилом и им решать, как их использовать в нашем мире. Хотите, продемонстрирую, как они работают? – сказал Гена.

– Ой, не надо. Мы только поели. Я не хочу прыгать сейчас, да ещё и не по своей воле, – замахал руками Олег.

– Я сомневаюсь, что на такую дискотеку пойдут толпами, но как памятная вещь они ценны для нас, – улыбнулся Даниил.

 

– А клубок, откуда? – спросил Игнат.

– Иван царевич подарил, за то, что помогли ему у Морского царя служить, – ответил Гена.

– Ну да, конечно, – хихикнул Олег.

– К тому, что ты говоришь надо ещё привыкнуть, – ответил Игнат, силясь представить себя сказочным богатырём, помогающим самому Ивану царевичу.

– Раньше говорили, что нужно пойти свет посмотреть, да себя показать. Я теперь думаю, что посмотреть на разные стороны жизни другими глазами невозможно сидя на одном месте, читая книги или осознать, только путешествуя и общаясь с другими людьми. Изменения происходят глубинные, если человек мыслить по-новому начинает. Принимает новый смысл жизни так сказать. Но истинное принятие приходит только тогда, когда ныряешь в изменения с головой и перерождаешься. По-другому ни как. Хорошо, если не один всё это проходишь, а находясь среди друзей или близких по разуму людей, – сказал Гена, посмотрев сначала на Пелагею, а потом и на своих товарищей.

– Хорошо сказал. Чувствуется, что мудрости у тебя житейской прибавилось, – поддержал рассуждения Гены Борис Иванович.

– Но это ещё не всё! Я же вам пока не рассказал, как вечный двигатель изобрести! – вдруг воскликнул Гена, снова напомнив окружающим о своём энергичном темпераменте.

– Да ладно! Мы тебя слушаем! – обрадовались Олег и Даниил.

– Подожди, я только ручку с бумагой возьму, заметки делать буду, – засуетился Борис Иванович.

Повествование Гены о возможности работы вечного двигателя на энергии эфира поставило физика не то чтобы в тупик, но заставило сомневаться в каждом высказывании. Он вместе с Даниилом по несколько раз переспрашивали: – Это точно я говорил?

– А зачем мне придумывать? Я лишь пересказываю вам ваши же мысли. Пользуйтесь, если надобно, – усмехался Гена.

– Всё-таки вечный двигатель невозможно изобрести, потому что энергия по законам энтропии рассеивается и эфир, в том числе не вечен, – угрюмо сказал Борис Иванович.

– Но ангарион существует и работает на эфире, хоть и не совсем корректно. Жаль, что мы не сможем о нём рассказать, – с грустью высказался Олег.

– В существующих системах координат мы вряд ли можем построить абсолютный вечный двигатель, – сказал Даниил.

– Может, тогда наш вечный двигатель будет иметь оговорку, пока существует Вселенная, потому что она соткана из эфира, – улыбнулся Игнат.

– Если с такой оговоркой, то я согласен, – кивнул Даниил.

– Давайте попробуем прописать это математически, я чувствую, что истина где-то рядом! – радостно сказал Олег, потирая ладони.

– С математикой не поспоришь. Давайте пропишем, – согласился Борис Иванович.

Когда уравнение появилось на доске под восхищённые взгляды кадетов Гена, воскликнул: – Кажется, я понял, почему раньше ни кто не мог изобрести вечный двигатель!

– И почему же? – спросил Борис Иванович.

– Они не добавили секретный ингредиент! – широко улыбнулся Гена, сверкая своими ямочками на круглых щеках.

– Какой такой ингредиент? – одновременно спросили Олег и Даниил.

– Ингредиент Кадет! – провозгласил, счастливый Гена.

Эпилог

У Геннадия с Пелагеей всё сложилось как надо. Родители не могли не нарадоваться такой работящей красавице невесте, которая к тому же великолепно готовила традиционную славянскую кухню.

Борис Иванович продолжал преподавать в училище, несмотря на то, что после прорыва в физике, который он сделал со своими учениками, его приглашали к себе различные международные организации.

Даниил и Олег поступили в технические университеты и продолжили развиваться в точных науках. Они вместе с Борисом Ивановичем не перестали экспериментировать в его лаборатории, где на почётном месте висели гусли-самогуды, напоминающие как можно достичь желаемого, обладая лишь знаниями по физике.

Игнат нашёл своё призвание в институте физкультуры и туризма, решив посвятить свою жизнь воспитанию здоровой молодежи. Он не раз находил заблудившихся людей в горах Кавказа со своим неизменным секретным спутником волшебным клубком.

Рейтинг@Mail.ru