Ингредиент Кадет

Евгения Ляшко
Ингредиент Кадет

– А нас с собой возьмёшь? Мы и тебе помочь со службой сможем, да и ты нам потом дорогу покажешь, – неожиданно спросил Гена.

– А давайте! – махнул молодец и добавил: – Мне Иван царевич зовут. Отпускайте лошадей на волю, берите пожитки и заходите в ротонду. Да поторопитесь. Морской царь может разгневаться, коли опоздаем.

– Генка ты в своём уме? В сказках Морской царь такие задания давал, что в жизни не справиться! – прошептал Олег.

– Ну, ты же, как я посмотрю, разбираешься в народном фольклоре, значит, мы наперёд будем знать о напасти, а тот, кто предупреждён, тот вооружён, – подмигнул вечно неунывающий Гена.

Глава 14

К Морскому царю успели вовремя, застав его в хорошем настроении. Светловолосые русалки смеялись, что-то обсуждая и веселя своего правителя. Он восседал на песчаном берегу, на пне широко ствольной сосны, как на огромном троне с веслом и острогой в руках. Вместо ног имел русалочий хвост. Борода длиннющая и косматая торчала в разные стороны, скрывая мощный торс.

– Ещё бы трошки промедлил и несладко тебе бы пришлось. А так молодец, не ослушался, – похвалил Морской царь.

– Батенька мой, обещался. А я должен был родительский наказ выполнить. Вот он я здесь, приказывай, – с поклоном сказал Иван царевич.

– Экий ты шустрый, сразу ему задания подавай, – хмыкнул Морской царь, но было видно, что он доволен молодецкой прыти Ивана царевича.

– А чего тянуть. Раньше сделаю, раньше домой ворочусь, – ответил Иван царевич.

– Будь, по-твоему. Решил я жениться. Надобно мне причесаться. Стол для гостей накрыть. Да невесту одолеть для начала. Выполнишь все три задачи и свободен как ветер. А хоть с одной промедлишь – мой меч, твоя голова с плеч! – сказал Морской царь.

Стоявшие позади Ивана Царевича Борис Иванович с кадетами и Пелагеей, машинально втянули шеи в плечи.

– Что за нравы, чуть, что так голову рубить, – пробубнил Гена.

– Только когда человек решает вопрос жизни или смерти он как никогда в жизни искренен в своих намерениях. Правители так подданным дают знать, что это архиважные задачи для выполнения, – прошептала Пелагея Гене.

– О, так это не просто так они такими угрозами сыплют, – удивился Гена.

– Мало у царей друзей и методы у них соответствующие, – ответила Пелагея.

– К какому сроку, какую задачу надо выполнить? – спросил став пасмурным от предстоящей работы Иван царевич.

– Начни с невесты. Коли справишься, так и причесаться можно будет, а потом и стол и накрыть. Невесту я себе выбрал богатырку, так что не обессудь. С ней сразиться надобно. Одолеешь и ко мне привезёшь. Живёт она недалече тут. Три дня пути. Рать у неё сильная. Через неё пробраться сперва потребуется. Итого неделя сроку на первое задание. Вернёшься, за утро причешешь меня, а к вечеру пир да застолье организуешь.

Генка лихорадочно соображал, загибая пальцы – «Скатерть-самобранка и гусли-самогуды пир организуют. Причесывать Морского царя Тимошу с его железными когтями посадим, а вот с богатыркой и её ратью засада».

Олег, названный Геной фольклорным экспертом, тоже загибал пальцы – «Одну споили, так как вина ни кто не пил, потому и охмелела, другую победили в равном бою, третью не одолели, сама решила жениха поберечь. Что-то больше и не припомню ничего. Вывод один только хитростью осилить сможем».

Поклонившись Морскому царю, группа отправилась на задание. Иван царевич не стал рассказывать, что ангарион увеличит время для проведения операции с одного дня до недели. Дополнительное время порой быстро расходуется на не предвиденные обстоятельства. Лучше уж резерв иметь и раньше выполнить, чем просрочить что-то и без головы остаться.

Расположившись в засаде, кадеты размышляли, как помочь Ивану царевичу и самим не сгинуть в этом чудесном краю.

Даниил посмотрел на искривлённые лица друзей от мучительного поиска решения поставленных задач и сказал: – Чего приуныли? Не мы ли брались за неизвестное и находили то, что нам нужно, пошагово осваивая информацию? Иван царевич рассказывай, что там за невеста такая у Морского царя.

Иван царевич поколебался немного, сомневаясь, что юные спутники ему помогут, но других сподручных у него не было. Вздохнув, он стал рассказывать: – У девицы-богатырки по имени Сероглазка не просто рать несметная имеется. Помимо полчищ, несчитанных на неё служат драконы трёхголовые. А конь её богатырский также препятствие. Эта мощная кобыла пасётся у шатра богатырки и предупреждает своим громогласным ржанием, если кто-то приближается.

– Ого! – сказал Олег.

– Что там в твоих сказках по этому поводу сказано? – спросил Игнат брата.

– Смекалка понадобиться, без неё ни как, – скороговоркой ответил Олег.

– А кто у нас самый смекалистый? – почёсывая затылок, спросил Гена.

– Вроде это твой титул был, – хихикнул Олег.

– Да как-то мне этот ребус не даётся, – честно признался Гена.

– Нужно больше данных, – сказал Борис Иванович.

– Поддерживаю. Что за местность. Есть ли способ пробраться не заметно и похитить эту богатырку. Кстати, она же сопротивляться будет. Надо ещё проработать вопрос о том, как Сероглазку обезоружить, – стал размышлять Даниил.

– А может мне пойти с Тимошей, – неожиданно предложила Пелагея.

– У тебя есть план? – спросил Гена.

– Я думаю, что если я представляюсь богатыркой, то меня к Сероглазке пропустят, – сказала Пелагея.

– А почему ты решила, что они тебе поверят? – удивлённо спросил Игнат, смотря на эту красивую хрупкую девушку.

– Как только увидят Тимошу рядом со мной, так и поверят. Совладать с котом Баюном только сильные, да ловкие могут, – улыбнулась Пелагея.

– А дальше что? – спросил Борис Иванович.

– Я попрошусь у неё в шатре переночевать. А ночью Тимоша сказку или песню усыпляющую начнёт говорить. Когда все уснут крепким сном, вы выйдите из засады и беспрепятственно плените богатырку, – ответила Пелагея.

– Звучит разумно. Так и поступим, – обрадовался Иван царевич.

– Мне всегда было жалко тех, за кого другие делали выбор, – поджал губы Олег.

– Пути Господни неисповедимы. Может у неё на роду написано быть царицей Морской. А коли, нет, так затея наша не сложится, – философски сказала Пелагея.

– Богатырка сама такое условие выставила, что жених должен найти способ её одолеть. Так что всё честно, – подмигнул Иван царевич Олегу.

Все три задания были выполнены раньше срока. Отпустил Морской царь Ивана царевича с наградой домой.

– Покажу я вам работу ангариона в действии, но сначала вы у меня погостите, – сказал счастливый Иван царевич.

Царство Ивана царевича было озёрным. Любили в нём поданные его рыбу ловить да в банях париться. Поэтому первым делом всю дружную компанию в бани отправили на помывку. Провели обряды очищения, одели в новые одежды. Теперь в них уже ни как нельзя было признать кадетов и учителя физики. Красные штаны с сапогами, расшитые рубахи да кафтаны, составляли их наряд, а отросшие за это время волосы были убраны в шапки. Пелагею тоже переодели, и её красота заиграла другими красками на фоне былых и пурпурных тонов.

Как узнал царь, кто помог царевичу в испытаниях, так тут же пригласил их во дворец. Хотел непременно их одарить и предложил на выбор: курицу, которая несла золотые яйца, волшебный клубок и серебряное блюдечко с наливным яблочком.

Стали размышлять друзья, чтобы им выбрать.

– Курицу возьмём, которая несёт золотые яйца, – сказал Гена.

– И что ты потом с ней будешь делать? – спросил Даниил.

– Как что? Это же золото, копить будем. Золото всегда в цене, – сказал Гена.

– Его охранять придётся и нас самих и курицу тоже. Мало ли какой беды нажить можно от любого богатства, – сказал Борис Иванович.

– Ой, не подумал, – притих Гена.

– А может блюдце с яблоком? – спросил Олег.

– А что, оно может, напомни? – попросил Игнат.

– Можно увидеть место, которое пожелаем, – ответил Олег.

– И что нам это даёт? У нас есть карта и ротонды, которые друг на друга похожи. Как пожелать или задать вопрос, чтобы нам то, что надо показало, а не как с интернетом, когда на тебя кучу хлама вывалит и седи, потом бредни чужие изучай, – проворчал Даниил.

– А сам, что думаешь? – спросил Игнат Даниила.

– Предлагаю взять клубок. Какой никакой, но навигатор нам пригодится, – предложил Даниил.

– Вот и определились. Теперь у нас силы волшебной поприбавилось, – обрадовался Гена.

– В волшебном мире такие предметы самое то, – улыбнулся Олег и мысленно не без удовольствия перечислил – «Скатерть-самобранка, гусли-самогуды, боевой кот Баюн с целебными сказками, а теперь ещё и волшебный клубок».

– Спасибо вам за подарок, хорошо у вас, но нам нужно дальше идти, – поклонились ребята царю с царевичем.

– Не торопитесь, чтобы дальше идти вам надобно голоса подковать, тогда в тональность будете выходить правильно, и ангарион вас пропустит, – сказал Иван царевич.

– Как это подковать? – спросил Гена, схватившись обеими руками за горло.

– В нашем мире есть один японский мудрец, который изобрёл голосовую машину. Она на звукозаписи добавляет нужные тона к голосу оратора и даже самый писклявый или гнусный голос может облагородить. Как говориться готовьтесь козлятушки-ребятушки волки нашли себе кузнеца, любого обмануть смогут. Наверное, и у вас какое-то устройство есть? – сказал Борис Иванович, припомнив об изобретении десятилетней давности.

– У нас всё по старинке. Только мастер, потративший жизнь на своё ремесло может достойно обучить, – ответил царь.

– Вот уж и в правду ни в сказке сказать, ни пером описать. Кто бы мне сказал ещё совсем недавно, что я буду учить нотную грамоту, в жизни бы не поверил, – усмехнулся Даниил, когда их отправили в царскую музыкальную школу.

– Чтобы голос журчал как ручеёк, нужно терпеливо учиться, – сказал педагог Агафон.

– А есть какая-нибудь ускоренная программа? – с надеждой в голосе спросил Гена.

 

– Вы будете осваивать только одну песню, но даже для этого вам нужно пройти все азы музыкальной грамоты, – пояснил Агафон.

– Это не ответ, – нахмурившись, буркнул Гена, но притих и стал слушать не перебивая.

– Голос человека зависит от его образа жизни. Если не выспались, то и голос с хрипотцой. Утром петь нужно не сразу, а когда ваш голос проснулся где-то через пару часов. А коли выпили терпкий напиток, очень холодного или сильно горячего поели, так тоже не каждая нота вам дастся. В дороге дышать надо носом, чтобы пыль, ветер и холодный воздух не повредили вашему горлу, – начал своё повествование Агафон.

«Да если с таких азов ноты учить, то тогда это на десятилетие растянется!» – гневно подумал Гена.

Глава 15

И вот наконец-то Агафон с академической выправкой оперного певца провозгласил: – Пароль вашего уровня следующий -

Откройтесь врата,

Разомкнитесь замки,

Душа наша чиста,

Мы царя казаки!

Весть несём, весть берём,

Службу честно несём!

– Два вопроса?! – подскочил Олег.

Агафон опустил голову и устремил свой взгляд исподлобья на стоящего ученика.

– Во-первых, о каких царских казаках идёт речь? А во-вторых, что значит пароль для нашего уровня? – выпалил Олег.

– Ангарион подразумевает перемещения особ разных сословий, а не только гонцов. Для каждого сословия имеется разные уровни доступа и свои пароли. Казаки имеют как представители государева войска высокий уровень, но не предельный. Полагаю я ответил на все ваши вопросы молодой человек, и мы возвращаемся к теме урока, – безапелляционно заявил Агафон.

Спорить с преподавателем смысла не было, и Олег уселся за парту. Но только закончился урок он тут же подбежал к брату.

– Охота мне узнать, чем тут казаки занимаются. Хочу к Ивану царевичу пойти и расспросить. Ты со мной? – спросил Олег.

– Я с тобой. Тоже любопытно стало узнать, как тут у казаков всё устроено. Нам почему-то на глаза за всё это ни один не попался, – ответил заинтригованный Игнат.

Иван царевич очень удивился такому любопытству.

– На каких правах интересуетесь? – строго спросил он.

– Так мы это сами кубанские казаки. По духовному родству интересуемся, – сказал Игнат.

– А чем докажешь? – усомнился Иван царевич.

– Есть ли у тебя пара шашек? – не растерялся Игнат.

– Найдётся, – ответил Иван царевич и тут же приказал принести оружие.

Игнат встал в центре приёмных покоев, приготовившись продемонстрировать древнее искусство владения холодным оружием, и сказал: – Мы называем это фланкировка и рубка.

А затем «развязал кисти рук» и стал «крутить чёрта».

Олег, поддерживая брата, стал петь: -

Ойся, ты ойся,

Ты меня не бойся.

Я тебя не трону

Ты не беспокойся!…

Спустя час зрелищного выступления, когда для пущей наглядности Игнат порубил подаваемые Олегом восковые свечи на равные пятаки, жалея, что нет пластиковых бутылок с водой, на которых он обычно тренировался. Хотя, что такую бутылку разрубить на несколько частей нелегко было вряд ли понятно в этом сказочном краю.

– Да такими навыками только настоящие казаки владеют. Что же вы сразу не сказали. Мы бы вам форму выдали в качестве одежды, – зааплодировал Иван царевич.

– А мы не откажемся от второго комплекта. Ну что заслужили мы право о казаках ваших спрашивать? – с широкой улыбкой, но серьезными глазами сказал Игнат.

– Полно тебе. Не обижайся. Как и все воины, наши казаки делятся на две категории: по «отечеству» или из воинской династии, и «по прибору» – то есть рекрутированные. Служба от этого тоже разная. Одни городовыми, поместными или сторожевыми служат. Другие могут и на секретных царских указах быть. Гонцы у нас только казаки. Они исправнее других с этим справлялись всегда. Язык общий с разным людом найти могут и преданность к царю не скрывают при этом. Утолил я твоё любопытство? – сказал Иван царевич.

– А можно казаков повидать? – спросил Игнат.

– Свидитесь. Слово даю, – пообещал Иван царевич.

В этот же день кадеты с Борисом Ивановичем получили казачью форму: красные шаровары, чёрный бешмет, верхний кафтан из красного сукна, высокую цилиндрическую меховую шапку и чёрные сапоги.

Когда Тимоша их увидел в форме, то спрыгнул с лавки и спросил: – Вы что решили в гонцы царские наняться?

– Если дороги домой не найдём, то можно, – засмеялся Гена, но заметив грусть в глазах супруги посерьёзнел и сказал: – Всему своё время. Сейчас пока надежда есть ищем дорогу домой. А потеряв надежду здесь и обоснуемся.

«Кто же потеряет надежду попасть домой? Родной кров, есть родной кров. К нему каждая душа стремиться» – печально подумала Пелагея, но понимала, что как всякая верная жена должна следовать за своим мужем.

В конечном итоге даже такой требовательный преподаватель как Агафон был удовлетворён достижениями своих учеников. Больше всех он не мог не нарадоваться успехам Бориса Ивановича, который в юности по самоучителю освоил игру на гитаре и быстро продвигался в нотной грамоте.

– Теперь я доволен. Каждый из вас даже поодиночке сможет запустить ангарион и не потеряться, – смахнул скупую слезу Агафон.

Иван царевич устроил на прощание пир и, сдержав обещание, посадил кадетов за один стол с казаками из своего войска. Как восторженные мальчишки разглядывали они бравых мужчин разных возрастов и у ближайшего казака спросили: – А как вам живётся в войске государевом?

Казак поднял на них своё тяжёлый взгляд, побуравил немного вопрошавших и, улыбнувшись, сказал: – Казак без службы не казак. Заветы у него будь он в государевом войске, или в каком другом одни и те же. Служить народу, а не вождям. Держаться веры и традиций предков. Беречь семью свою и быть ей во всём примером. Чтить старших. Держать слово. Трудиться и не бездействовать. Помнить, что по одному казаку обо всех других казаках судят. Понимать, что казаки все равны в правах, но надо всё сделать для товарища, даже ценой своей жизни.

– Слава Богу, что мы казаки! – как никогда понимая значение этой фразы, сказал Игнат.

Стоя возле царской ротонды, группа нервно переминалась с ноги на ногу.

– Пока наши перемещения все были хаотичны. Нет закономерностей, – хмурился всё сильнее Даниил, изучая свой блокнот и сверяясь с новой картой, подаренной Иваном царевичем.

– Думаешь, снова в неизвестность шагнём? – спросил Олег.

– Риск всегда остаётся. Это как в шутливом законе Мерфи, по философии которого если что-то может пойти не так, то оно пойдёт не так, – хмыкнул Даниил.

– На это утверждение можно и с обратной стороны посмотреть. Критический опыт дарит жизненные уроки. И только от нас зависит, применим мы полученное знание в следующий раз или нет, – подбодрил Борис Иванович.

– Это конечно так, однако даже Иван царевич, который имеет продвинутый уровень в ангарионе, не понял, что именно мы ищем, – ответил Даниил.

– Тогда давайте пойдём методом исключений. Как мы ещё не пробовали? – предложил физик.

Они не пользовались ещё восточной колонной и, посмотрев друг на друга, с молчаливого согласия решили проверить, что будет дальше. Ребята встали по углам ротонды.

– Можно я пароль спою? – спросил Олег и Даниил, уже стоявший в восточном углу уступил ему своё место.

«Вот бы в мои родные края попасть или хоть где-то обосноваться в разумном краю» – думал Тимоша, разглядывая, как его дразнит воробышек, прыгая по перилам ротонды.

Пелагея тоже могла петь о своих голубках, но Агафон объяснил, что система распознаёт, служивые люди поют, али гости какие. Поэтому на женский или детский голос реагирует своеобразно. Кому-то красоты природы может показать, а кого-то вообще не переместит.

Воздух качнулся, и компания оказалась около горного озера.

– Я думаю, что нам всё-таки нужна ротонда в лесу, через которую мы сюда попали. Она для нас точка входа. Значит в ней надо и точку выхода искать. Голоса нам подковали. Правильным словам обучили. Осталось только прокатиться, по всем четырём углам ротонды, – сделал заключение Даниил.

– Надо возвращаться, – хмыкнул Игнат.

– Мы знаем, что они между собой связаны, но по какой программе работают ротонды? И кто его знает, какие ещё там программы установлены? Ведь мы здесь перемещаемся по одному измерению, а сами-то прибыли сюда из другого, – сказал Олег, рассматривая гористую местность.

– Тогда давайте снова перемещаться. Карта у нас есть попробуем поближе подобраться к нашей лесной ротонде, – сказал Борис Иванович.

– Ух-ты! – вдруг сказал Олег.

– Что там у тебя? – спросил Игнат.

– Там птичка какая-то как воробей, но с красной грудкой и это не снегирь, – ответил Олег.

– Это малиновка или зарянка. Она восход солнышка символизирует. Добрый знак, что она к нам подлетела, – пояснила Пелагея.

Ободрившись словами Пелагеи, Олег снова запел из своего восточного угла, и они увидели перед собой берег моря и знакомый утёс.

Даниил пролистал свой блокнот и указал колонну, из которой надо произносить пароль. Его расчёты оказались верны. Новое перемещение вернуло их к ротонде, за которую они заплатили купцу.

– Тут до дома моего батюшки недалеко, – тихо сказала Пелагея.

Даниил, понимая, что девица тоскует по отчему дому, предложил: – Давайте в гости зайдём. Куда из этой ротонды нас ангарион выведет неизвестно, а до Лесного Царства тут мы дорогу уже и сами найдём.

Гена и Пелагея с благодарностью посмотрели на Даниила.

«Даже не представляю, какого сейчас Генке приходится» – подумал Даниил.

– Вечереет, надо поторопиться, – сказал Борис Иванович, и дружная компания двинулась в путь.

Глава 16

Лесное царство было не узнать. Сплошные перемены. Царевна Сильва после свадьбы переехала к царю Полянину, освободив свой дворец для ученых мужей. Со всех сторон приехали архитекторы, и полным ходом шло строительство нового дворца. Вереницы учёных, прознав о том, что Лесная Академия готовиться стать центром мудрецов, стекались без остановки, заполнив все постоялые дворы.

Когда Тимофей понял, что за причина переполоха он несказанно обрадовался: – Я здесь остаться хочу. Зачем я вам? А тут я открою свой факультет целительства.

– Иглоукалывание своими когтями будешь развивать? – пошутил Игнат.

– И это тоже можно! Коты все врачеватели. Одно только наше мурлыканье успокаивает нервную систему людям. Я хочу свои заветные песни и сказки записать. Их терапевтический эффект давно известен. Кому-то же надо окончить вражду между котами Баюнами и человеком. Так почему бы не мне? – с революционным настроением выступил Тимоша.

– Про мурлыканье знаю. Частота колебаний издаваемых мурчащими котами находится в диапазоне от двадцати до сорока четырёх герц. Достигается лечебный  эффект аналогично ультразвуку. А такой природный доктор как кот, безусловно, имеет право на то, чтобы иметь свою школу. Кого учить будешь? – сказал Борис Иванович.

– Я думаю, прежде всего, мои знания будут полезны военным, а потом и на гражданские специальности перекинем, –  вполне серьёзно ответил Тимоша.

Учёные согласились с доводами Даниила и совместными усилиями составляли подробную инструкцию для следующего перемещения, на что ушло несколько дней. Все были при деле, только Пелагея заметно нервничала, переживая один из трепетных моментов в своей жизни. Она готовила себя к будущему, которого, как и все люди не могла знать. Но одно ей было точно известно. Когда Гена с товарищами доберётся домой, наступит момент знакомства с родителями супруга. Гена объяснил ей, что по законам, там, где он живёт сказать вслух кто кому супруг недостаточно. Они подадут какое-то прошение и только через месяц их отношения утвердят законом.

«А как же жить до этого?» – не находила себе места Пелагея.

Борис Иванович, как умудрённый опытом человек провёл переговоры с обоими супругами поодиночке, а затем собрал их вместе и сказал: – Значит так, перестаньте пасовать перед грядущими трудностями. Вы теперь вместе. А это значит единое целое. Я, к сожалению своих детей не нажил, поэтому предлагаю следующий вариант, а там решайте, как знаете. Когда вернёмся, а я верю, что это скоро произойдёт, я удочерю Пелагею. Она поселится у меня. Пообвыкнет. А потом уж и с твоими родителями знакомиться будет. Про наше путешествие будем молчать. Есть риск, что нам не поверят, да ещё и лечиться отправят. Опыт полезный. Попробуем его применить к нашему изобретению. Я тут с мудрецом одним посовещался, так он мне объяснил, что переходы между измерениями на время не влияют. Вот вам и отгадка как скороходы так быстро с заданиями справлялись, когда их за тридевять земель засылали. Они всего лишь возвращались в ту же минуту времени, из которой отправлялись, используя соответствующую программу ангариона. Так что я уверен, что наше отсутствие пройдёт незамеченным и мы аккуратно вольёмся в наши будни.

 

Гена не знал то ли плакать, то ли смеяться. Он был бесконечно благодарен за поддержку учителя, но, а как же чувства?! Да Пелагея красавица и умница. Его к ней тянуло с первой минуты, но очень уж всё быстро сложилось. Не то чтобы он мечтал каждый день о своей суженой, но однажды решил, что женится раз и навсегда. Стерпится, слюбится – неужели теперь это его удел? Он очень боялся обмануться, хоть и понимал, что в данной ситуации поступил правильно и ему не в чем себя упрекнуть. Мама говорила, что самый строгий судья это человек перед своим отражением в зеркале. Если смотришь прямо себе в глаза, значит, нечему стыдится. Не раз уже Гена останавливался перед своим отражением, но ни разу не почувствовал, что виновен.

«Но почему же всё-таки так волнительно?!» – вопрошал себя Гена.

Пелагея тоже находилась в раздумье. Если новый мир не примет её, что ей делать? Без помощи Гены она пропадёт. А он как юный мужчина ещё не ведает, каковы обязанности мужа. Остаётся только надеяться, что его родители одобрят выбор сына и помогут ей с адаптацией. Беседы с Борисом Ивановичем помогли и, поразмыслив, Пелагея стала всё чаще расспрашивать Гену о его матери с отцом.

«Известное дело, какие в семье отношения между родителями, такие же их дети перенесут в свои семьи. Чем больше я выясню, тем проще нам всем будет жить. Я-то знаю, что в чужой монастырь со своим уставом не суются, но для себя мы что-то возьмём от предков, что-то из традиций, а остальное соткём по своему усмотрению» – думала она.

Метания Гены и Пелагеи ни прошли не замеченными и для остальной части компании. Кадеты как могли, оберегали их от потенциальных несогласий, в чём бы то ни было. Борис Иванович вел разъясняющие беседы ученикам, которые если бы не женитьба Генки ещё не скоро задумались бы о семейном очаге.

– Самое сложное, что им сейчас предстоит пережить, так это принять себя в новой роли. Осознать, что по-старому жить уже нельзя. Принимать решения надо будет посоветовавшись друг с дружкой. Муж голова, а жена шея. Сколько пар много лет встречается, а потом разводятся, не прожив и единого года? А всё потому, что продолжают жить по прежним правилам, да ещё и каждый тянет одеяло в свою сторону в борьбе за власть, видя в каждой мелочи узурпацию главенства. Жить должны своим умом. Хотят старшие по-другому надо поблагодарить за совет, а сделать, так как всей семье правильно, а не кому-то одному. Терпение не безгранично, как вам известно. Как бывает, терпит, терпит, а потом как прорвёт его или её и что потом? Как наговорят друг другу гадостей и всё точка невозврата пройдена, дальше только развод. А чувства их беречь надо. Чужая душа, какой бы она родной не была, всё равно потёмки. Говорить надо своей половинке, что вам нравиться, а что неприятно. Не каждый может догадаться, что у вас там внутри от слов или поступков каких-либо. Сор из избы не выносить, самим проговаривать трудности между собой надобно. Начнёшь кому-то жаловаться, а потом и не знаешь, куда глаза девать – на супругу смотреть стыдно, сам то ведь тоже не во всём прав бываешь, – поучал физик.

– Я думаю, что жениться надо молодым. Чем раньше, тем лучше. Тогда нет ещё всяких правил и жизненных убеждений и молодые свой устав сами быстрее разработают, чем те, кто уже оброс предубеждениями, – сделал вывод Олег.

– Устами младенца глаголет истина, – улыбнулся Игнат.

– Если бы всё так просто было, – грустно усмехнулся Борис Иванович.

– А сами, почему не женились? – неожиданно спросил Даниил.

– Ох и задал мне вопрос, загнал в краску пожилого человека, – хотел было увильнуть от ответа физик, но поразмыслив, сказал: – Романтик я был в молодости. Прочитал однажды стихотворение одно и несколько строчек так, и засело в голове.

Кадеты притихли, а Борис Иванович прокашлявшись, процитировал Эдуарда Асадова: -

Какой же любви она ждет, какой?

Ей хочется крикнуть: «Любви-звездопада!

Красивой-красивой! Большой-большой!

А если я в жизни не встречу такой,

Тогда мне совсем никакой не надо!»

– А тут вроде речь о девушке идёт? – удивился Олег

– В любви и мужчины и женщины одинаково беззащитны, – ответил Борис Иванович и пошёл прогуляться, чтобы проветрить голову от нахлынувших воспоминаний.

Рейтинг@Mail.ru