Соня побеждает зомби

Евгения Ивановна Хамуляк
Соня побеждает зомби

– Белогур! Дедушка! – закричала Соня, сдерживая слезу. – Это его звездолет! Я именно таким его себе и представляла.

Звездолет завис над землей в двух метрах, а богатырь ростом четыре метра резво спрыгнул к друзьям и родственникам, стоящим у школьного входа.

Витек и Димон, которые находились ближе всего к летательному аппарату, обомлели от восхищения. Но быстро очухались, заметив, как великан, высадившись, бросил свой агрегат, так как спешил к женщине-змее обниматься, как после долгой разлуки.

И поняв, что это шанс, стали тихонько приближаться к «летающей игрушке», чтоб получше рассмотреть ее. А то вдруг чудеса закончатся, и окажется, что все это вообще был сон или того хуже – совместное умопомешательство из-за утечки газа. Или мало ли еще чего придумают в телевизоре потом, чтоб оправдать массовые галлюцинации про НЛО и разных зомби с террористами.

Острецовы, заметив, что «новоиспеченные женихи» и их недавние спасители потеряли интерес к собранию и, самое неприятное, к ним, спасенным и благодарным, в три прыжка оказались рядом со звездолетом, хмурыми лицами демонстрируя свое отношение ко всему, что отвлекает внимание от их персон. Димон и Витек подспудно стали жалеть, что спасли от террористов хитрых гимнасток, собирающихся, по ходу дела, теперь терроризировать их свободное «Братство света», которое, сто процентов, гимнастки решили сделать и сестринством.

Но Лиза с Олей и Витя с Димой вынуждены были отвлечься от своей игры в догонялки и от звездолета, завидев восхищенные лица учителей, друзей и магов, зачарованно засмотревшихся на толпу инвалидов и калек, которые чудесным образом стали преображаться, возвышаться, вставать с инвалидных колясок, расправляя плечи и гордо поднимая головы… Разглаживались морщины, загорались глаза, лица просветлялись и облагораживались, и еще недавно никому не нужные, брошенные, никчемные, пропащие, доживающие свой век «отбросы общества» оборачивались сильными и волевыми, красивыми своими истинными лицами воинами, не сломившимися под тяготами судьбы.

– БРАТСТВО СВЕТА! – громогласно воскликнул Белогур. – Есть ли смельчаки, кому жизнь без дружины и цели грандиозной, но исполнимой скучна?

– Уху! – присвистнули Димон и Витек, понимая, что их тоже зовут. – Вот это да!

– Говори, командир, против кого воевать и в какую часть записываться! За честь, за молодость и силу подаренные, не будет равных нам в бою! – крикнул из толпы помолодевший лет на сорок Тимирязич и расплылся в улыбке, полной своих коренных белых зубов.

– Не против кого, витязь, но за правду и справедливость! – молвил Белогур, лукаво седыми бровями глаза прикрывая.

– Понял, командир! Всех нас записывай! Да, ребят? – обратился Тимирязич к своим и поднял вверх кулак, а войско заулюлюкало, вдохновленное настоящей идеей, которая заряжала сердца надеждой.

Белогур принял командование и махнул рукой в сторону. Все войско как на подбор высоченных, здоровенных и красивенных послушно отошло в сторону, не переставая восхищенно разглядывать себя и своих товарищей и удивляться чудесам.

– Ну а теперь закончим то, что ждало столько лет своего завершения. Поднимитесь, души старые! – повелительно произнесла Эфа Гюрзаевна, глядя на спящих детей и взрослых. – Снимаю с вас оковы беспамятства! – и распростерла руки в призыве.

Как по команде спящие ученики и учителя, кто в чем был, стали стягиваться на площадь перед школой. Они по-прежнему выглядели сонными, их лица не выражали эмоций и были похожи одно на другое.

Волшебные учителя и директор с горестью наблюдали эту картину, где знакомые ученики, дорогие их дети, и коллеги по работе, походили на больных, потерявших интерес к жизни людей. Как пленные какой-то неведомой тюрьмы, они отрешенно ждали своей участи. И большое счастье, что Соне и ее друзьям удалось высвободить древнюю магию, чтобы снять проклятье. Иначе этими бы сердцами, умами и телами завладела совсем другая сила, способная разрушить все.

– Вот это хотели сотворить со всем миром, – тихонечко произнесла Екатерина Олеговна, обращаясь к выжившим и не уснувшим восьмиклассникам и Диме с Витей. Ребята побледнели, только представив, что они и их родители превратились бы в таких безвольных существ, покорно ожидающих своей участи.

– Как в тюрьме, лишенные свободы и надежды, – медленно произнесла Соня, припоминая мир, где она побывала еще совсем недавно, где все было серо и пустынно, и только отчаяние и тоска гнали ее вперед.

– Еще чуть-чуть и разразилась бы настоящая война. С теми, кто с волей и кто без воли. А выиграли бы те, кто в войне и не участвовал. Вот они-то и устроили б тюрьму, – сказал физрук Станислав Викторович.

– Но бабушка Эфа и вы, – Соня воззрилась с надеждой на мага, – вы б не дали, правда?

– Конечно! – успокоил девочку мужчина. – Мы для этого и находились здесь. И если б надо было, отдали бы свое волшебство, как это сделали до того большие маги, чтоб не дать случиться ужасному, – он тепло улыбнулся и подал знак слушать бабушку Эфу.

– Готовы ли столбы-самописцы? – спросила Эфа Гюрзаевна детей своих Гобохора и Ясноладу.

– Давно, матушка! – отвечали исполины и, отвесив поклон, стали уменьшаться до обычного человеческого размера, приближаясь к школьному входу и всему собранию. Воины света почтительно зашептались при виде исполинов, проходящих мимо, пытаясь вспомнить хоть кусочек истории, где присутствовали бы великаны, исполины, змеи-люди… Но кроме отрывков истории Древнего Египта и разных отдельных сказок, никто не мог вспомнить этих героев, назвавшихся к тому же их прародителями.

– Ясноладочка, Гобохорчик, какие вы красивые! – не выдержала Соня и пустила слезу, когда волшебники подошли ближе.

А Острецовы и Яша Сенчин, и Сережа Яковлев, и еще несколько друзей, молча бросились обнимать старых друзей, пусть и невидимых до поры, но сыгравших такую важную роль в их жизни. Ведь благодаря их советам, их невидимому присутствию, каждый из учеников нашел себя, любимых товарищей, интересное дело. Да и вообще все эти приключения со спасением школы от зомби превратили учебный год в какую-то веселую интересную игру! И все надеялись, что это не конец, а только самое начало…

– Я же говорил, деточка, настанет момент, и ты нас увидишь воочию! – погладил по голове расчувствовавшуюся Соню Гобохор, обнимая всех воспитанников своими большими добрыми руками, которые пахли лесом.

– Мои вы дорогие, – как всегда добавила Яснолада добрым ласковым женским голосом, словно мама пела колыбельную. Сердце еще больше затрепетало, и пустили слезу даже мальчики.

Наконец, когда первые радостные возгласы от встречи улеглись, все маги и волшебники, а также восьмиклассники, не потерявшие волю к жизни, не поддавшиеся к страху, взялись за руки, как в хороводе, и встали так, что в центре оказались Белогур и Эфа Гюрзаевна.

– Призываю и других магов прийти на помощь! – проговорила громко главная магиня. – Не оставайтесь в стороне, ибо ваше будущее зависит от будущего планеты людей.

И будто услышав этот призыв, с небес, из-под земли, прямо из воздуха, стали проявляться различные люди и даже нелюди: с головами песьих – Острецовы присвистнули, с открытым третьим глазом – и Яша Сенчин потрогал свой лоб, где в центре запульсировало, а в голове он услышал приветствие на незнакомом, но понятном языке. Появлялись еще люди-змеи и богатыри с мечами и саблями. И многие-многие другие, которым было небезразлично общее будущее.

– Зондик! Зондик! – закричал Макс Водянов, заметив пятиметрового примата с улыбкой на лице, шагающего к школьному входу.

Друзья уже хотели броситься к нему с объятиями, но он приложил палец к губам, так же сделали и Яснолада с Гобохором.

«Делу время – потехе час!». Нужно было продолжать магическое действо и закончить с ним.

«Хорошо, хорошо», – закивали восьмиклассники, уже в голове прикидывая какие вопросы будут задавать первыми.

– Великая книга ПРОНАБУ, где выкованы мысли и деяния каждого человека, дает шанс исправиться даже самому черствому сердцу на свете, если оно только того пожелает. Так спрашиваю вас: чего желаете? Чем ваше сердце успокоится? Не бойтесь, ибо время страха ушло вместе с проклятьем.

– Я не хочу, чтобы злой клоун стал президентом! – вдруг выкрикнул Ванюшин из толпы учеников, вспомнив ужасного монстра, желающего превратить мир в кровавое месиво.

– Я не хочу, чтоб террористы захватывали школы! – осмелившись, за Ванюшиным крикнула девочка из его класса и стала вытирать горькие слезы, припоминая ужасные злые лица.

– Я не хочу, чтоб мои мама и папа заболели и умерли! Не хочу болеть! – крикнул еще кто-то.

– Не хочу, чтоб мучали животных! – кричал уже кто-то слева.

– Не хочу, чтоб природа умирала! – кричали справа.

Эфа пламенела от каждого «не хочу», и ее жар передавался Белогуру, который накручивал магическое пламя на свой огромный меч, смотрящий прямо в небо, где за облаками стали проступать гигантские золотые буквы, проявляющиеся сами по себе, как будто кто-то прямо сейчас писал большой ручкой по небесной глади.

– Много набралось несправедливости, – отмечал Гобохор, слушая детей и взрослых, кричащих о самом страшном и ужасном, чего коснулись их сердца в этот предновогодний день.

– Еще многое предстоит исправить, – добавила Яснолада.

– Злые силы не дремлют, – заметил Зондик.

– Ты говоришь об этих местах, где мучают манов и других… человеков? – переспросил Яша, держа круг, по которому ходили эти неслышимые обычному уху разговоры.

– И таких мест много, – грустно согласился Зондик, удивившись прозорливому восьмикласснику. А принюхавшись, как делали все маны, сообразил:

– С альфы-центавры?

Сенчин ошарашенно принюхался к себе, на это обратил внимание Сережа Яковлев и Острецовы, которые тоже сделали какие-то выводы в своих умных головках:

– Если пойдете спасать лисичек и обезьянок с той больницы… – начала Лиза.

– Нас не забудьте! – добавила Оля.

 

– Сила к мозгам и хитрости всегда пригодится, – вставил свое слово Сережа Яковлев.

– Да будет так! – наконец произнес Белогур и взмахнул мечом. Все небо тут же осветилось золотым, и сияние перекинулось на школу, вмиг рассеивая последние чары. И ученики с учителями, отряхнувшись как от долгого бездействия, вернулись в свое обычное состояние: радостное, счастливое, ожидающее чуда в этот последний школьный день перед долгими каникулами.

А чудес вокруг было навалом: не знаешь, куда рот разевать. Настоящий цирк! По одну сторону целая рота каких-то знатных воителей, готовых хоть сейчас в атаку за ратное дело. По другую – разнообразные маги и волшебники в потрясающих костюмах, расшитых и золотом и серебром. В толпе перед главным входом встречались «ростовые куклы» различных животных, некоторые неизвестных природе видов. В общем, настоящее новогоднее представление с хорошим финалом! Ибо все обнимались, целовались, поздравляли с наступающим и желали нового счастья!

– Ну как представление? – интересовались радостные бабушки и дедушки, пришедшие за внуками после занятий.

– Понравилось? – любопытствовали подоспевшие счастливые мамы, разглядывая чудно разодетых людей.

– Подарки Дед Мороз раздавал? – спрашивали папы, кивая на Гобохора, действительно отчасти напоминающего известного персонажа.

– Снегурочка у тебя стих спрашивала? – любовались Ясноладой родители, отмечая в этому году шедевральность и оригинальность образов приглашенных артистов.

– Наверное, из столицы театральная группа пожаловала? – восхищались все. – Может, даже из самого Большого театра?

– А почему обезьянка в представлении участвовала, если следующий год быка? – все переспрашивали и переспрашивали пришедшие разнообразные родственники у размороженных и ничего не понимающих учителей, никак не могущих вспомнить последние часы своего рабочего дня. И сами с удивлением разглядывали всех этих ряженых артистов, не представляя, откуда они взялись, ведь по сценарию должны были опять искать елку, которую украла Баба-Яга. И искать в актовом зале, но никак не на улице! Зимой! В декабре!

Дети ничего не отвечали, лишь счастливо улыбались и радостно обнимали изумленных, но тоже счастливых родителей. Ведь несмотря ни на что, приближающийся праздник раскрашивал все в сказочные радостные краски. Казалось, что все желания исполнимы, в особенности, когда дети здоровы, хорошо и с удовольствием учатся, имеют множество друзей и полезные интересы. Только ради этих положительных эмоций родителям хотелось жить и работать, зная, что их детям уготовано светлое будущее, где каждого ждет свобода мысли и полет духа, а может быть, и не только духа?! Воображалось, что благодаря стараниям замечательных неравнодушных педагогов, стремлению самих ребят, так увлеченных учебой и помощью другим людям, откроются и более широкие горизонты. Сам космос! И найдется место для всех профессий, для всех темпераментов, для всех желающих в экспедициях по открытию новых земель: Луна, Венера, Альфа Центавра, Альдебаран, Сириус! Вот где пригодятся знания по геометрии и физике, алгебре и химии, истории и литературе и, особенно, английскому!

И поэтому вечером дети рассказывали родителям о школьных приключениях: как их ненадолго злая сила превратила в зомби, и над ними еще смеялся злой тролль – ученик второго класса, который не хотел говорить волшебное слово «льзя», способное любое невозможное сделать возможным. Но храбрая Соня сумела добраться до главной магини Эфы Гюрзаевны, своей пра-пра-прабабушки, в которую давным-давно в сказочные времена влюбился древний богатырь Белогур, когда путешествовал на своем звездолете по ее созвездию, и у них потом родились дети-исполины Яснолада и Гобохор, умеющие чинить небо, а им помогала обезьянка Зондик – ас в перемещении между реальностями. И все они, а также другие маги и волшебники, директор школы и учителя физики и физкультуры, взявшись за руки, совершили чудо, – теперь никто и никогда не будет мучить животных, отменят зоопарки и цирки, исчезнут сами собой плохие люди и особенно террористы, пропадет множество болезней, по большей части навязанных самими врачами, которым выгодны болеющие и страдающие, природа успокоится, исчезнут природные катаклизмы и в Лихославле установится райская погода, например, как в Испании. В общем, всего и не пересказать, хотя дети и пытались, каждый на свой манер, и от этого рождались новые версии того сказочного незабываемого дня…

А родители, несмотря на усталость или какие-то свои взрослые трудности, кто внимательно, а кто вполуха, слушали и верили в эти сказки про то, что в их обычном, таком понятном и описанном в учебниках физики и естествознания мире существует нечто большее, чем работа-дом-работа. Какая-то древняя магия с большими древними идеями, например, полететь на Альфу Центавру. И что они, простые строители и учителя, бухгалтеры и директора в прошлом имели кто богатырские, кто провидческие корни. И эти древние, пусть и забытые герои до сих пор существуют и даже борются за светлое будущее мам и пап, живущих здесь и сейчас. И надежда хоть когда-нибудь встретить и познать эту магию осветляла их лица.

– Пусть будет так! – думали они, слушая своих чад. – Хоть бы было так, как вы желаете, дети!

– Да будет так! – проговорил Гобохор и еще раз поднял меч к ночному небу.

Продолжение следует…

Рейтинг@Mail.ru