Они написали убийство. Детектив про женскую дружбу

Евгения Ивановна Хамуляк
Они написали убийство. Детектив про женскую дружбу

Найти хорошего друга легко. Надо лишь для начала им стать.


Глава 1. Женская дружба

Ольгу Головёшкину и Ольгу Голяшкину считали лучшими подругами и даже сёстрами с самого детского сада. Оно так и было. Несмотря на внешнее отличие и разные фамилии, девочки походили друг на друга, как близнецы. Именно по этой причине происходили разнообразные конфликты, в которых порой педагогическому составу приходилось разнимать мнимых близняшек, с кулаками, зубами и даже матными словами выяснявших свои дружеские отношения: кто кого умней, красивей, добрей и, главное, кто станет королевой мира, а кто вице-мисс. С детства это являлось главной целью обеих Олек, желавших мировой славы во что бы то ни стало. Но, к счастью, конфликты, драки и претензии на престол отходили на задний план быстро. Обе Ольги шли на мировую, потому как не могли прожить друг без друга и дня.

Это был тот редкий случай женской дружбы, которую не могли разлить, сломать, распилить ни огонь, ни вода, ни медные трубы, ни зависть, ни счастье. Ни даже мужчины.

Когда Оли стали взрослыми, их пути несколько разошлись, хотя девушки поддерживали отношения и в любой критический момент названивали друг другу, несмотря на тысячи километров дистанции. Ольга Голяшкина, или как её звали Ога, от сокращённых имени и фамилии, а также за неимоверно длинные ноги, сначала не поступив в школу полиции, а потом не закончив институт журналистики, удачно вышла замуж и улетела искать счастья и славы за океан.

Её тёзка с прозвищем Головёшка, имевшая не менее длинные ноги, но к ним ещё сообразительную голову, с отличием закончила журфак и осталась на родине, пытаясь добиться мировой славы традиционным путём, поступив свободным обозревателем на работу в столичный журнал по «женским глупостям». Так его про себя прозвала новоиспечённая амбициозная журналистка, в душе мечтая о карьере политического обозревателя или, на крайний случай, криминального или даже военного журналиста. Но выход замуж на третьем курсе за однокурсника Володю Анашкина, будущего блестящего журналиста-политолога, и родив на четвёртом курсе сына Витю, временно приостановила далекоидущие и претендующие на мировое господство планы Ольги, немного потонувшей в быту, но не оставившей надежды покорить звёздный небосклон.

– Какашкина, мне плохо, – жаловалась Ольга Голяшкина, сидя в пентхаусе на Манхэттене, полчаса назад поругавшаяся со своим мужем, биржевиком Джефри Кури, толстым, но добродушным янки, который, по слухам, знал, что будет твориться с биржей в ближайшие несколько лет, потому являвшимся одним из самых влиятельных людей в округе, добывавшим большие деньги одними лишь взглядами и намёками, неизменно раздавая их за обедами-полдниками-ужинами-поздними ужинами, потому имея внушительные подбородок и живот, заработанные, что называется, на вредном производстве.

Раньше большие деньги Джефри складывал в банк, так как не знал, на что ещё их тратить, ведь к 40 годам заимел все блага человечества, от нескольких люксовых машин до домов и квартир в Испании, Англии и на Бора-Бора. Но встретив Ольгу Голяшкину, студентку юрфака, и сделав её Голяшкиной-Кури, он решил эту проблему. Русская жена, красавица и умница, от которой Кури сходил с ума, называя не иначе как «Майя вайфи!», сумела найти применение их общим теперь деньгам.

Кури завидовали и в то же время жалели всем миром, ведь с появлением «этой русской», так звали между собой Ольгу коллеги Джефри, парень сначала бросил нюхать, потом пить, затем лишился перекусов традиционной американской едой, от которой развивался диабет, сел на диету из борща и салатов из капусты, похудел и похорошел достаточно в рамках дозволенного природой. А под конец нарастил себе волосы с собственной задницы на всю голову, превратившись в волосатого классного толстяка, у которого всё путем.

– Крыса! – крикнула в трубку Ольга Головёшкина. – Ты охренела! У меня четыре часа утра! Ты завтра не могла позвонить?

– Мне плохо, Головёшка, если ты меня не спасёшь, потом будешь всю жизнь жалеть, – не обратив внимания на крики подруги, продолжала Ольга. – Джеф хочет остаться в этих гребанных каменных друнглях ещё на год, а меня здесь не принимают. Хоть об стенку расшибись, им нафиг не нужны мои… дела, – неопределённо выразилась Ольга Голяшкина-Кури, профессиональная йогиня, мастер тай-чи и чайных церемоний, хиропрактик и наследница шаманского круга шестого уровня.

Встретив весёлого толстого американца на первом курсе, Ольга решила, что легче добиться мировой славы в свободной и продвинутой Америке, чем за пыльной партой закошмаренного журфака замытарившейся деревянной России, ползущей позади паровоза всего цивилизованного сообщества. В Америке же имелось целое явление, которое чётко и ясно обозначалось как «американская мечта» или по-русски говоря, «из грязи в князи». И так как молодожён Джефри Кури был сказочно богат, девушка решила «искать себя» не через тернии к учебникам, а там, куда юбка понесёт.

Юбку Оги понесло в эзотерику, туда шли все без высшего образования и без определённого места заработка, так как намечался бум в атеизме, а значит, хорошо продавались магия и волшебство – субстанции хоть и не физические, но лакомые и желанные. Ольга, что называется, встала на свои лыжи: красивая русская девушка с идеальной фигурой, прекрасным лицом и замашками Снежной королевы, в короткий срок освоила йогу в лучших ретритах Бали и Индии, научилась изгонять духов и восстанавливать чакры с передовыми гуру-бабами-шаманами Мексики, Южной Америки, Австралии и везде, куда летали самолеты с бизнес и элит-классами… Её кабинет, а у Оги имелось отдельное пространство для медитаций и выхода в астрал, был увешан разнообразными дипломами.

Короче, за пару лет брака и поисков себя резюме заслуг перед эзотерикой, наукой скользкой, сомнительной, но очень прибыльной, у Ольги было расписано на пять страниц мелким шрифтом.

Однако набрав багаж знаний и будучи готовой к тому, чтобы ими делиться за определённую плату, Ольга столкнулась с проблемой расизма на родине мужа. Её коллег по ауре, в подписчиках которых ходило людей в разы меньше, чем у неё, приглашали на телевидение, радио, крутые закрытые вечеринки, где устраивались массовые медитации с автограф-сессиями. А её – светлую прорицательницу современности, родом из Славии, предков древних кривичей и вятичей – игнорировали всем миром.

И только связи Джефа позволяли входить почти во все желанные двери, но не в качестве приглашённой звезды, а в качестве участницы. Это сильно било по самолюбию молодой женщины, ведь она мечтала добиться успеха сама, своими мозгами, упорством, недюженным талантом и харизмой. Был ещё один фактор, заставляющий Огу торопиться с покорением звёздного небосклона.

По договоренности с мужем, он отказывался от всех вредно-аморальных американских зависимостей и утех, а также от соковыжимательной работы, требующей продать душу и тело дьяволу, живущему на одной из известных стрит, чтоб через пять лет брака, наконец, завести долгожданное потомство. У Ольги оставалось полтора года до даты зачатия.

– Будь я африканкой или… хоть китайкой, меня б уж разрывали на части си-сис-пи-сбиэны и би-би-би-каки-лены. Но белых русских красивых баб им не надо, понимаешь?! Иначе как толстые американки будут идентифицировать себя со мною? Им нужны страшные уродливые желательно… – Ольга понизила голос до еле слышимого герца и стала оборачиваться по сторонам в поисках неслышимо ступающих Розы или Аданны, чернокожих служанок.

Ольга Головёшкина на расистских россказнях подруги отключилась.

– Коза, не спи! – разбудила её американская подруга, почувствовав, что на том конце трубки ей больше не внимают. – Говорю, мне нужна твоя помощь!

– Сходи к своему психологу! – прорычала русская спящая подруга с закрытыми глазами.

– У меня больше нет психолога, – ещё мрачнее ответила Ольга. – Квинси умер, не перенес операцию по смене пола.

– Сходи к коучу! – хрипло посоветовала Ольга, уже нажимая на кнопку отбоя телефонного разговора.

– Так он мне и посоветовал обратиться к тебе! Ты ж у нас журфак закончила! Ты можешь написать книгу! – и чувствуя, что скоро услышит гудки прерванного разговора, Ольга Кури прокричала, – 300 тысяч деревянными и роялти с продаж. Семь процентов. Ты второй соавтор. Ты пишешь, я продаю.

Русская Ольга не нажала на отбой. Американская Ольга коварно улыбнулась.

– Какую книгу-то? – переспросила журналистка, почесав сплющенную грудь, на которой остались следы от лифчика, потому что вчера Оля забыла его снять, упав на кровать и погрузившись в беспробудный сон в чём была. Витя засопливил и пришлось потрудиться, чтоб усыпить его.

– Короче, крыса, слушай сюда, – деловым тоном, зная, что подцепила подругу на интересную задачу и на деньги, проговорила Ольга Кури. – Джеф должен остаться ещё на год в своей драной… э… Эмэрикэ, – с акцентом выговорила йогиня. – Меня отпускает в свободное плавание на год-полтора.

– Чтоб ты какахой плавала от русского берега к американскому? – хихикнула Ольга, просыпаясь-таки в четыре утра от делового предложения.

– У нас договорённость: в августе, ровно через 18 месяцев заделать первого Кури, наследника престола. А пока у меня есть это время, чтоб прославить мою фамилию так, чтоб каждый третий, а лучше каждый первый на планете знал и любил Ольгу Голяшкину-Кури, гуру в области… во многих областях, – Ольга отодвинула локон от голубых глаз, моргнувших забором из черных ресниц. – Тебя ждёт много работы. Через восемнадцать месяцев контракт на серию книг «беременность и йога», «роды и оргазм в асанах». Планируется создание собственного бренда одежды для женщин, беременных, деток. Есть наработки по парфюмерному бизнесу исвоего стиля в дизайне интерьера. Но чтоб фамилия Голяшкина стала продавать саму себя, как зачётка на пятом курсе, нужно стрельнуть! Лучшее и самое быстрое – это написать книгу-бестселлер.

 

Ольга Головёшкина всё-таки расстегнула лифчик и сняла его – он мешал слушать и понимать планы подруги.

– В общем, издатель говорит, они расходятся, как горячие пирожки на вокзале с нищими и бродягами: либо мемуары истерзанной тираническим режимом русской души, либо детектив с убийством. Желательно с участием русской мафии. По поводу первой темы у меня ни идеи! – Ольга развела руками и засмотрелась на маникюр с длинными ногтями, которым легко было разделать тушку зайца. – И по поводу русской мафии… тоже ни ши-ша наработок. Хотела было засесть напридумывать про 90-е, но как-то не натурально выходит. Да, было тяжело, но жили, старались, верили. А здесь такое не пройдёт. Им надо, чтоб прям ГУЛАГ! Чтоб страсти! Оторванные ноги, кипяток в глаза… А это не мой стиль, меня воротит только при упоминании живодёрств, ведь я эколог третьего уровня, – Ольга расстроенно надула губы. – Тогда мой коуч Вини сказал: найди голодного русского журналиста, предложи ему золотую гору, он тебе и русскую мафию, и тиранический режим, и, если надо, японских ниндзя с африканскими шаманами в одну кашу заварит.

– И ты вспомнила меня, моя ты золотая, – разулыбалась Ольга, почёсывая обе груди, соскучившиеся по свободе от тиранических чашечек лифчика.

– Да!, – растаяла Ольга, вдруг вспомнив, что не видела подругу целую вечность, хоть и была на связи чуть ли не каждый день все эти годы. – Головёшка, а ведь мы с тобой с твоей или моей свадьбы не виделись! Как так могло произойти? Как мы это допустили?

– Не знаю, – тоже впала в ностальгию Ольга без лифчика, припоминая этот факт.

– Вини говорит, надо ехать в Россию, там написать бестселлер от лица американской подданной. С продажными русскими издателями и деньгами Джефа это будет сделать проще простого. Русские читатели, любопытные до жизни иностранщины, должны расхватать книги, как горячие пирожки, – повторяла мудрые слова, в которые верила Ога-Голяшка. – Потом с этим бестселлером вернуться назад, перевести его и презентовать от революционно настроенной диссидентки. Эти котируются на рынке наравне с африканскими и прочими… – Оля обернулась, удостоверилась, что никого нет и назвала слово, за которое обычно подают в суд за расизм и нетолерантность. – Таким образом, я убью сразу двух зайцев, русского и американского. На китайский и индийский рынок мы выйдем автоматически, но позже.

– Поэтому, Головёшка, жди меня и я вернусь, – подытожила она и не услышала крик радости. – Курица, ты меня вообще слышишь!? Я еду домой, готовь салаты!

Наконец послышался запоздалый, но счастливый крик Головёшкиной-Анашкиной, который окончательно разбудил мужа и заодно двухгодовалого сына, спавшего рядом в кроватке.

Рейтинг@Mail.ru