Дина и просто Дина

Евгения Ивановна Хамуляк
Дина и просто Дина

Она была расисткой. Но не в прямом смысле слова, не в применении к окружению, а исключительно в отношениях с мужчинами. В окружении как раз творился либеральный хаос. Дина работала в крупной строительной компании, продавала стройматериалы дома, в основном в две столицы, которые строились так, будто вскорости собирались оккупировать Марс и Юпитер, и за рубеж. Естественно, окружение, близкое и дальнее, пестрило. И Дина добилась с этим окружением неплохих финансовых результатов, даже очень неплохих! Но сколько бы окружение ни кружило вокруг красивой богатой невесты в полном расцвете сил, этот порог, или порок – не воспринимать мужчин не славянской внешности как потенциальных любовных партнеров – она перейти не могла. Даже пошла, сделала генетический анализ, и оказалось, что у порога ее родного генетического древа не то что татары не проходили с монголами, но не падал ни швед, ни викинг, ни злосчастные хазары и половцы. Дина по этому случаю даже увлеклась альтернативной историей, утверждавшей, что ни викингов, ни монголо-татар никогда не существовало, это подтверждала и генетика, но только не учебники истории большой многоликой страны. И высказывание президента о том, что за грязной русской щекой, если ее помыть, всегда нарисуется татар, не имело под собой никаких оснований. А вот политической воли выяснить правду не хватало. Так и жили.

К слову, нельзя было сказать, что у Дины не было ухажеров среди славянской наружности. Очень даже много. Но, как и любая русская, а может и не русская, а вообще любая женщина, Дина искала сердцем. Оно, тридцативосьмилетнее, должно было забыться и отдаться в руки страсти, влечения, приятия, влюбленности, мечтам… Всему тому, что с Диной не случалось уже давно. Но не подумайте, что Дина была бесчувственная или капризная, или слишком уж замороченная. Просто красивая и умная женщина уже к тридцати восьми своим годам знала и себя, и свое сердце, имевшее четкие ориентиры и планы. Вот с планов-то все и началось.

У Дины имелся большой и развернутый бизнес-план на всю оставшуюся жизнь, и если финансовая его часть была практически реализована: дорогая машина, роскошно обставленная квартира в центре, люксовый отдых, дорогие одежды, рестораны и прочие атрибуты, то графа «главные мечты» стояла пустая и нетронутая.

А среди них числились: хороший любимый и любящий муж, две дочки, одну из которых она бы обязательно назвала в честь мамы, Людмилой, а вторую Диной, в честь себя. Собака. И целый год отдыха, путешествие по Европе, которое бы она, будучи замужем, обязательно начала с юга Испании, где жила ее дорогая институтская подруга, благополучно выскочившая замуж за испанца.

И так как первые желания никак не хотели сбываться, несмотря на еженедельные походы на романтические свидания, Дина поняла, что надо срочно сбывать вторую часть списка. Тридцать восемь лет – это тот рубеж, когда надо действовать, иначе бизнес-план трещал по швам, а этого бизнес-леди Дина Валерьевна Власова очень не любила. Так как это всегда грозило штрафами и пенями. Поэтому однажды утром вместо работы она отправилась в ближайший приют собак, чтобы удочерить какую-нибудь мелкую шавку, с которой легко было б путешествовать по Европе, и наткнулась на спокойное вдумчивое лицо доберманши, которую тоже звали Дина; и местная ветеринарша, очень милая особа, утверждала, что никогда не встречала более воспитанной и интеллигентной собаки, которую напрасно боялись брать из-за грозной расы.

Дина, прикусив губу, чтоб не расплакаться от вида красивой собаки, очень похожей на нее саму, стройную и выдержанную, да еще и с точно таким же именем, увела «просто Дину» домой. Ветеринарша не обманула, собака имела королевский характер и привычки. Дина не могла наобниматься и нацеловаться с просто Диной, своим новым членом семьи, и разрешила ей спать в своей постели и вообще делать все, что той заблагорассудится в ее отсутствие.

А вскорости заработал план и с Европой. Учредитель крупной строительной компании, торговавшей дома и за рубежом, получил на стол заявление от лучшего своего директора департамента по продажам о срочной необходимости в годовалом отпуске, которое ему пришлось спешно подписать, ибо оно грозило такими пенями и штрафами, которые могли бы обрушиться на его дебиты и окончательно похоронить кредиты. В заявлении просилось выплатить отпускные, равные трем Дининым зарплатам с бонусами, лишь бы она вернулась через год или не ушла в другую компанию с базой клиентов, которые, несмотря на разные нации и расы, обожали красавицу и умницу Дину Валерьевну. Некоторых из клиентов, и это знал директор, даже питали весьма плотоядные чувства к директрисе по продажам, не подозревая о генетике, диктовавшей девушке расистское поведение.

Дина позвонила подруге Наташе, чтоб та присмотрела ей квартирку у моря и парка. Ибо они с просто Диной готовы были провести первый свой медовый месяц в лучах палящего солнца и тени деревьев, любых, что росли на юге Испании. Начались сладкие приготовления: шопинг, гиды, карты, советы для путешественников, прививки от свиного гриппа и сны о мечтах, которые становились явью. Пусть и не в полном объеме.

Рейтинг@Mail.ru