Дочь воина, или Кадеты не сдаются

Елена Звездная
Дочь воина, или Кадеты не сдаются

История третья, заездоорганизовательная

Иногда двум неразлучным подругам бывают очень нужны лишние кредиты. Точнее, они не лишние, они очень даже необходимые, и они нам бывают крайне нужны… всегда. Когда мы только поступили в универ, все наши сбережения представляли собой подотчетные родителям кредиты и скудное денежное довольствие. Прошел месяц, и однажды неприятный тип из параллельной группы подвалил к нам с предложением. Скользким таким, как и сам Скользкий Ал.

Как выяснилось, парнишка организовывал гонки и предложил нам принять участие в ставках. Мы подумали, Мика произвела подсчеты и приняли решение – организовывать гонки самим и самим же принимать ставки. В кратчайшие сроки мы нашли двух самых непримиримых гонщиков, уговорили их посоревноваться, организовали заезд и начали принимать ставки.

Скользкий Ал был в ярости, даже пытался нам угрожать, но… Сочетание – симпатичная девушка и деньги, это не то, от чего может отказаться любой парень. И все гонщики были наши. Все же иметь дело с нами оказалось гораздо приятнее, чем со Скользким Алом, и так как мы не жадные, то платили значительно больше.

И вот утром, еще до лекций, мы связались с фаворитом гонок Точеным и новичком Риком, договорились о заезде и разослали эту инфу всем заинтересованным. Свободные кредиты начали стекаться в наши загребущие пальчики уже к обеду. Принимали ставки два к одному на победу Точеного.

А в десять вечера я и Мика в облегающих ярко-красных кожаных комбинезонах, завершающихся очень короткими шортиками, с такими же ярко-алыми губами и ногтями разгуливали по стартовой площадке, принимая последние ставки и общаясь с почитателями гонок. Кстати, победителем будет Рик, это знала я, знала Мика и знал Точеный. Для остальных ожидалась яркая гонка на выживание, и даже сам Рикьян о своей будущей победе еще не ведал.

– Девчонки, – Точеный вынырнул из толпы и нагло приобнял обеих за талию, – потусим сегодня в честь моего поражения?

Мы с Микой переглянулись и поняли неожиданное и крайне неприятное: Точеный пьян!

Толпа же, узрев всеобщего любимца, радостно взревела. Свист, крики, признания в желании стать матерью его детей также присутствовали. А мы с Микой думали.

– Кофе? – предложила Микаэлла.

– Не вариант, он в дрова! – резонно подметила я, так как он повернулся сейчас именно ко мне, наградив непередаваемым ароматом зверского перегара.

– Кто «в дрова»? – Точеный выпрямился, козырнул и с совершенно пьяной улыбочкой выдал: – Я готов к подвигам!

Ой… вот когда он такой, это хуже, чем полный абзац. Мы начали оглядываться, и вдруг я узрела рожу Скользкого Ала. Мика проследила за моим взглядом и тоже поняла очевидное.

– Точеный, ты с кем пил? – уже зная ответ, вопросила Микаэлла.

– Да с Алом. Клевый пацан, выпили по пивку безалкогольному… Нормальный он, чего взъелись на парня?

В общем, диверсия налицо.

– Мы пропали, – простонала Мика.

– Похоже на то, – была вынуждена сообщить я.

Как устроители гонок, мы знали одно непреложное правило – пьяных за руль не пускать, иначе запаришься с протестами игроков. Следовательно, у нас нет гонщика! Точнее, не так – у нас нет Точеного, а ставки именно на него шли!

И тут Микаэллу озарило:

– Кир, у меня сногсшибательная идея!

– А может, не надо? – Все, кто сталкивались с идеями Мики, знали о причинах отсутствия у меня энтузиазма по этому поводу.

– Надо, Кира, надо. Я новые туфли хочу, ты – сейр. И потом, мы давно не устраивали ничего феерического.

И тут Точеный пьяно икнул и повалился на капот своей малышки. Ревевшая толпа затихла в момент, осознав, что гонки, кажись, срываются. Мы с Микой переглянулись, и я кивнула, принимая любое ее предложение. Все равно хуже уже не будет.

Увы, я ошибалась!

Расстегнув комбинезон так, что теперь был виден бюстгальтер, Микаэлла тряхнула волосами и, невзирая на каблуки, взобралась на машину Точеного, одновременно подключившись к громкой связи:

– Внимание! – Ее звонкий голосок разнесся над всем стадионом. – Объявляем гонку века и самый неожиданный приз!

Толпа, шумевшая и обсуждавшая абсолютно пьяного Точеного, замолкла, уставившись на Мику. Микаэлла очаровательно всем улыбнулась, провела рукой по изящному изгибу от груди до бедер, и выдала:

– В связи с убытием Точеного, которого подло споил всем известный Скользкий Ал, подсунув якобы безалкогольное пиво, мы меняем правила и приз!

Толпа зашумела, друзья Точеного вмиг выискали взглядом Скользкого и слаженно направились к нему. А в друзьях у гонщика выпускники «Беркута», отряда спецреагирования. Кипец Скользкому!

А потом я узнала, что кипец и мне!

– Итак, новые правила! – Микаэлла, освещенная светом прожекторов, словно светилась вся. – Объявляется набор участников гонок! Победитель получает то, о чем, несомненно, мечтал каждый из вас на протяжении всех шести месяцев!

У меня нехорошо кольнуло в сердце.

– Итак, у победителя будет выбор – деньги или поцелуй прекрасной Киры!

Тишина… задумчивая тишина. Хохот, а после свист, улюлюкание и крики «Согласен!», раздающиеся с разных концов стадиона.

– Вот атом нестабильный! – только и сказала я.

А суть в том, что при поступлении у Мики была защита – Эдвард. Защита распространялась и на меня, а потому у нас проблем не было. Были ухажеры, счастливые и не теряющие надежду у Микаэллы и несчастные, местами покалеченные у меня. Ну не считаю я, что нужно целоваться с каждым встречным… Эд исключение. И вот в результате среди студиозов было провозглашено пари на интересных условиях – как лотерея; выигрывает тот, кого первого я поцелую. Желающий принять участие вносил определенную сумму, а выигравший срывал весь банк. И какие только предложения я не выслушала за все эти месяцы. Меня просили, умоляли, мне угрожали и у меня требовали! Кулак в кадык – вот мой стандартный ответ всем. И за шесть месяцев призовой фонд вырос настолько, что я уже подумывала ответить согласием тому, кто предложит разделение выигрыша по ставке 20/80, восемьдесят мне, естественно. Пока таких предложений не поступало, и я держала марку. И тут это!

Но слова были сказаны, а мы с Микой известны тем, что свое слово держим. И я с угрюмым видом смотрела, как к старту устремляются катера новых участников, а ко мне спешит Рик.

– Кира, – он остановился в десяти шагах. Потом подумал и крикнул: – Эй, а кто ставки на ее поцелуй принимал?

В толпе кто-то захрипел. Потом послышалось:

– Вызовите «Скорую»… будьте людьми…

– Джек из триста двадцать второй принимал, – проявила я осведомленность в вопросе, о котором как бы и знать не должна была бы.

Рик оглядел толпу, нашел Джека, ринулся к нему. В этот момент Микаэлла спешно впечатывала имена участников в табло, оповещая тем самым присутствующих о количестве гонщиков. За пятнадцать минут набралось сорок три человека. Стадион мог вместить максимум пятьдесят гоночных катеров.

И вдруг в толпе послышалось:

– А Кира точно будет целовать победителя? – И задан был вопрос таким подозрительно знакомым голосом.

Народ зашумел, все начали доказывать, что Кира и Мика, если дали слово, то это железно. А вот как раз мы с Микаэллой стремительно белели, подруга даже сейр выронила.

– Атом нестабильный, – снова выругалась я.

– Эд, – прошептала Мика одними губами, испуганно глядя на меня.

В следующую секунду она застегнула молнию под шею и вообще словно стала меньше ростом, а шорты начала вытягивать пониже. Глядя на ее тщетные попытки выглядеть поскромнее, я рванула молнию едва ли не до пупка и развернулась к тому месту, где народ ощутимо затихал.

Эдвард Дрейг словно ждал этого момента. Его выдающаяся персона находилась на верхних ярусах этого заброшенного стадиона, одет он был в черную майку и брюки цвета болотной зелени. Но самое интересное – его руки были сложены так, что мускулы отчетливо выделялись. А еще Эд был злой.

– Ну-с, недоверчивый тип, – я встала ровнее, – вы там долго стоять будете? Или вы уже передумали и отказываетесь принимать участие в гонке века?

Встроенный громкоговоритель разнес мои слова по всему пространству. Послышался хохот, опять улюлюкание, кто-то начал подбадривать Эда, а Мика сказала:

– Идиотка!

У нее, кстати, тоже был встроенный громкоговоритель, который подруга отключить забыла.

– Молодец! – похвалила я.

Мика покраснела, сурово взглянула на меня, а после повела себя, как и всегда в экстремальных ситуациях, – просто на все забила.

– Итак, принимаем ставки! – возвестила Микаэлла. – До старта десять минут! Имена героев на табло! Поддержите друзей и прокляните недругов! Не тормозим, господа! И пусть этот вечер принесет вам не только массу эмоций, но и денежный выигрыш!

– И помните: кто не рискует, тот слабак! Делаем ставки, господа! – поддержала я.

Ставки шли в автоматическом режиме – народ сливал электронные кредиты, делая ставку через сейр либо с телефонов. И больше всего ставили почему-то на Эда, именуемого на табло как «Таинственный незнакомец».

Хмыкнув, послала Мике сообщение:

«Он скорее темная лошадка»!

«Не смей называть моего брата жеребцом!» – ответила Микаэлла.

«Я и не думала, потому что кобель он, а не жеребец!»

«Ты бы это… обернулась, что ли!»

– Неожиданно, – раздалось над моим плечом.

Обернувшись, застукала Эда, бессовестным образом читающего нашу переписку.

– Знаешь, Кир, – развернув меня к себе, Эд осторожно отключил громкоговоритель, превращая нашу беседу из публичной в приватную, – я в шоке. Я в таком диком шоке, что думаю лишь о том, чтобы схватить тебя и эту дуру малолетнюю и отшлепать обеих.

Так как я в данный момент старалась не думать о том, что обе руки этого теоретически двурукого, но, как подсказал опыт, явно имевшего по меньшей мере шесть рук индивида, согревают прикосновением мою талию. Вот только я больше не верила ему. Ни ему, ни Дейму. Не прощаю я такого. И даже разговаривать с ним не хотелось.

 

К счастью, Эд сообразил сам:

– Для вас это важно?

Я кивнула.

– На кону ваша репутация?

Кивнула снова.

– Если я выиграю, ты согласишься меня выслушать?

На сей раз кивать не хотелось.

– Ки-и-ир, – протянул Эдвард.

– Ладно, – голос мой упал до шепота, – если ты… выиграешь…

Про себя подумала, что в этом случае нам с Микой достанется денежный приз, который по условиям гонки мы обязаны выплатить победителю.

– Я выиграю, – уверенно произнес Эдвард.

Когда он шел за своим катером, рассекая толпу, я молча смотрела ему вслед.

– Микрофон слюной закапаешь, – сообщила мне Мика.

– Громкоговоритель! – прошипела злая я.

Но уже все и все слышали, а Эд обернулся, весело мне подмигнул и продолжил шествие, уже гораздо более довольный, чем прежде.

* * *

К моменту, как все болиды выстроились на старте, мы с Микой уже стремительно меняли ставки тотализатора, так как суммы кредитов все прибывали и прибывали. В какой-то момент стало ясно, что в ставках не только наш универ участвует. Это несколько нервировало.

– Закрываем, – скомандовала Мика.

– Поддерживаю, – и я прикрыла ставки на Эда.

– Подавай сигнал, – Микаэлла махнула рукой, демонстрируя, что она очень занята.

Вновь включив громкоговоритель, я схватила оба флажка и модельной походочкой двинулась к болидам. Когда подошла и изобразила стриптизерское приседание, в серебристом дорогом болиде взревел двигатель. Послала Эду воздушный поцелуй и сообщила зрителям:

– Итак, наши герои на старте! Сорок шесть участников, готовых рискнуть всем ради победы!

И тут я совершила величайшую глупость, объявив:

– И по традиции наших гонок, я в последний раз задам вопрос: есть ли среди вас еще те, в чьих жилах течет огонь? Есть ли еще желающие принять участие в Гонке Века?!

Вообще это только обороты речи, произносимые, дабы участники себя особенными ощутили. Но сегодня все было против нас!

Послышался гул отдаленного мотора, затем над стадионом показался черный болид, который слетел к старту и занял одно из оставшихся пустых мест. И пока я, как и все остальные, удивленно смотрела на неопознанный автомобиль, тонированное стекло опустилось, мне нахально улыбнулись и «гость незваный» весело поинтересовался:

– Скучала?

– Кир, это кто? – Мика, стоящая на наблюдательной площадке, поинтересовалась громко, так, чтобы все слышали.

– А это… – я задумалась, – это наш Темный жеребец!

– Может, лучше «Темная лошадка»? – решила смягчить Микаэлла.

– Неа. – Я не скрывая раздражения, взирала на нашего вчерашнего спасителя, – это Темный жеребец, так и заноси в табло.

В результате имеем на лидирующих позициях по ставкам Таинственного незнакомца и Темного жеребца.

– Пусть победит быстрейший! – возвестила я, поднимая руки со сверкающими флажками вверх.

Мне нравился этот миг – я, а позади ревущие двигателями болиды! И требуется лишь один жест, одно движение, чтобы эта стальная лавина ринулась в бой за скорость!

– На старт! – вскидываю голову, смотрю в сверкающее звездами небо.

– Внимание! – Я улыбаюсь этой ночи, этим звездам, всем присутствующим. Ладони сильнее сжимают рукояти флажков, и те, повинуясь, вспыхивают ярче.

Миг. Краткий миг затишья перед бурей. В душе поднимается какое-то невероятное, ликующее чувство. Яркое, острое ощущение власти, силы, могущества. Да, ради таких моментов стоило жить!

– Старт! – И я резко опускаю флажки, вслед за ними становясь на одно колено.

Рев! И над моей головой проносится лавина металла и огня!

Замерла, ощущая, как порывы вспарываемого воздуха треплют волосы, открыла глаза, встала, отключив флаги. Сорок семь сверкающих болидов мчались по трассе, стремительно заходя в первый поворот. Роскошное зрелище!

– И… вперед вырывается Темный жеребец! – возвестила следящая с возвышения Мика. – А Киран утирает слезы восторга и тащит свою аппетитную…

– Убью, – ласково сказала я.

– Ладно, и тащит свою неаппетитную…

– Повешу…

– И с этой девушкой я делю постель!

– Жилплощадь!

– Между прочим, я отдала тебе свои лучшие годы!

– Да? Я думала, лучшее ты отдала подгузникам.

Мы с Микой ссорились в шутку, просто это всегда нравилось зрителям, а мы и рады стараться. И факт в том, что на гонки, организовываемые нами, собиралось втрое больше народа, чем на любое другое незаконное мероприятие, и мы этим гордились.

– О, крутой вираж – и вперед вырывается Таинственный незнакомец! Ки-и-ир, и как он тебе?

– Кобель?

– Ки-и-ир, я говорю не о собаках, а о том самом Таинственном незнакомце.

– Поздно. – Я как раз добралась до смотровой и теперь узрела очевидное. – Впереди вновь Темный жеребец.

Микаэлла улыбнулась мне, подошла, обняла и, отключив громкоговоритель, прошептала:

– Кирюш, на тебе лица нет. Ты в порядке?

Отрицательно машу головой. Вот как она все замечает?

– Из-за вчерашнего? Из-за воинов, да?

Откровенно говоря, нехорошие предчувствия меня действительно не покидали, но пока Мика этого не сказала, я все никак не могла понять, с чем связана моя тревога.

– Работаем, – прошептала я одними губами.

Мика кивнула, подключилась, и ее серебристый голосок разнесся над стадионом:

– У нас два несомненных лидера – Таинственный незнакомец и Темный жеребец!

– И в хвосте этих не в меру ретивых жеребцов пристроился наш новичок Рик! – подхватила я. – Народ, давайте поддержим нашего студента, нашу гордость, нашего будущего чемпиона. Рик, Рик, Рик, Рик, Рик, Рик!

Толпа подхватила, и теперь все скандировали «Рик», правда, имена других участников также назывались, а я стояла на своем:

– Держу пари, Рик победит! – Уверенность в каждом слове.

– Кирюш, говорила, не наклеивай эти ресницы, ты из-за них совсем не видишь, что во главе наших смелых и отчаянных все так же Таинственный незнакомец и Темный жеребец!

– Микусь, ты, конечно, блондинка и тебе все простительно, но поверь моей интуиции. А реснички у меня наращенные, это ты у нас все клеишь по старинке.

– Кир, в последний раз, когда мы доверились твоей интуиции, ректор получил в подарок мазь от геморроя!

Толпа грохнула хохотом. Мы зажигали.

– Мик, поверь, я была уверена, что у него с этим проблемы. Понимаешь, каждый раз, присаживаясь, он так кривился.

– Кирюш, просто он по утрам видел тебя без косметики в аудитории, вот и кривился.

– Микусь, какая косметика? В девушке все должно быть натуральным.

– Сказала горилла, догрызая девичий окорочок.

– Микусь, твоя кровожадность меня пугает.

– Не бойся, у меня новая диета – после шести подруг не ем.

– Это радует…

Мы погрузились в созерцание гонки. А момент был напряженный – влетая в очередной поворот, Эд заметно теснил незваного гостя. Сейчас оба наших неожиданных гонщика опережали остальных примерно метров на двадцать, и соревнование, по сути, шло именно между этими двумя. Вот только играли они… нечестно.

– Какие плохие мальчики, – подметила я.

– А девочки любят плохих мальчиков, – мурлыкнула Мика, – правда, девочки?

Прекрасная половина присутствующих ответила оглушительным визгом, и это несколько отвлекло внимание публики от весьма подлой подсечки Дейма, который нырнул под болид Эда, и только прекрасные навыки вождения старшего брата Микаэллы не позволили случиться страшному.

– Идиот! – прошипела я, забыв о том, что каждое слово слышно всем.

– Кирюш, я девушка тихая, скромная… Но еще раз братика так обзовешь, и я тебя закопаю… тихо и скромно.

– Бросай диету, кровожадина моя, брось каку, кому говорю.

Но нас уже никто не слушал. Болиды вышли на финишную прямую! Эд и Дейм впереди, за ними Рик, остальные – невразумительной массой следом.

– Ри-и-ик! – крикнула я.

– Таинственный незнакомец! – завопила Мика.

«Ри-и-ик!» – поддержали меня все девчонки стадиона.

– Десять, девять, восемь, – Микаэлла начала отсчитывать секунды.

– Семь, шесть, – включилась я.

«Пять, четыре!» – подключился весь стадион.

А я перестала дышать. Эд, в своем серебристом автомобиле, явно решил избавиться от соперника, который чуть обгонял его. Резкий удар вправо заставил болид Дейма крутануться. Визг тормозов. Рик делает отчаянный рывок вверх…

«Три, два, один», – ревет толпа.

Как в замедленной съемке, черный и серебристый болиды начинают падать вниз, в то время как Рик…

– Ноль! – верещит Микаэлла, сама белая с перепугу.

Болиды выравниваются, оба увеличивают скорость… поздно. Слишком поздно. У каждого по отдельности был шанс победить, но они не дали друг другу такой возможности.

– Победитель и новый чемпион Рик Стремительный! – возвестила я над притихшей толпой.

Болиды с ревом проносились над линией финиша, уже в совершенно ненужном порыве. А я, держа спину прямо и обольстительно улыбаясь, медленно спускалась по стальным ступеням, двигаясь к победителю и подсчитывала прибыль! Фантастическую прибыль! Вот что бывает, когда лидеры облажаются, а побеждает никому не ведомый участник? Вот-вот, именно это – Большие прибыли!

– Киран! – крикнул какой-то парень. – Ты уж с ним помягче там! Не взасос!

Это было первое из лавины посыпавшихся советов, пожеланий, подколок. До конца лестницы мне пришлось услышать:

– Языком в глотку не лезь.

– Действуй нежнее.

– В глаза смотри, пусть кайф словит.

– Киран, иди сюда, потренируемся!

И много чего еще. Я не обращала внимания. Я гордо шла к Рику, выбиравшемуся из болида, и старалась не косить взглядом на Эда, уже стоящего на покрытии гоночного трека. К слову, Дейм также стоял, скрестив руки и опираясь спиной о собственный автомобиль. В это время Микаэлла вела подсчет, она торопливо доложила результаты по внутренней связи, то есть только для меня:

– Кир, по результатам гонки он получает семь тысяч кредитов, за поцелуй с тобой двенадцать… Стой, пять сек… – На заднем фоне послышался какой-то голос, после чего Мика добавила: – Кир, за твой поцелуй он ничего не получает. Джек из триста двадцать второй сказал, что Рик отказался вносить ставку, так что поцелуя не будет.

– Какое разочарование для толпы, – буркнула почему-то довольная я и подключилась к громкоговорителю. – Мой герой! – Голос разнесся над стадионом. – Мой бесстрашный рыцарь, – теперь чуть поменьше пафоса и побольше придыхания в голосе, – мой победитель…

И снова тишина опустилась на всех присутствующих, а я шла, улыбаясь, чеканя каждый шаг и думая о том, как сейчас симпатяга Рик будет оправдываться и отказываться от поцелуя.

– Итак, – вещала Мика по громкоговорителю, – как мы все с вами помним, победителю предоставляется выбор – призовой фонд гонок или… поцелуй прекрасной Киран!

Я остановилась и грациозно помахала всем, так, на всякий случай напоминая, что Кира – это я. А то вдруг кто забудет. Толпа не забыла, толпа скандировала мое имя, чередуя его с именем Рика. Получалось «Киррик! Киррик! Киррик!». Стараюсь не рассмеяться, дабы момент не испортить.

– Чирик! – прошептала я Микаэлле.

– Главное, что не кирдык, – только для меня заметила Мика, после чего переключилась на громкую связь. – Какой волнующий момент! Любовь или деньги! Поцелуй или призовой фонд! Страсть к женщине или страсть к наживе!

Вот под эти инсинуации я и шла к Рику. Парень уже ждал. С хитрой самоуверенной усмешкой, скрестив руки на груди, опираясь на свой кар. Рикьян Намору, невысокий, крепко сложенный, в меру накачанный, смуглый и темноволосый. Мы с Микаэллой знали его уже месяца два. Смелый парнишка, переведенный к нам в столицу из какого-то захолустья планеты третьего уровня. Заметил его Точеный. Гонщик гонщика, как говорится. В общем, Точеный, который собирался красиво уйти из дела, предложил обработать Рика. Мы и взялись за него. Подошли в столовке, познакомились, начали общаться. Так как Мика на тот момент встречалась с капитаном сборной по плаванию, мальчиком занималась я. Познакомила с нужными ребятами, ввела в компанию, разбила, так сказать, лед всеобщего недоверия к новичку. Рикьян нас не разочаровал – быстро влился в коллектив, занялся борьбой, втянулся в учебу. Но участвовать в гонках отказывался наотрез. А он нам позарез нужен был, потому как Точеный сказал: «Суперпарень, девчонки, не упустите!», а мы нашей звезде верили. Спустя некоторое время выяснили причины его упорства – Рик когда-то участвовал в гонках, не в нелегальных, типа тех, что мы устраивали. Он был профессиональным спортсменом, ведущим в своей команде, на него возлагали большие надежды, его ожидало великое будущее, а потом… автокатастрофа. Штурман погиб, Рик чудом выжил. Но гибели штурмана простить себе не мог и в болид больше не садился.

 

На то, чтобы уговорить его участвовать в этих гонках, мы затратили немало времени. Точеный и вовсе повел грубую игру – затеял драку в столовке, объявив Рика слабаком и мудилой, в общем, нарывался он на драку знатно. И Рик поддался на провокацию, оставалось дело за малым – за нами с Микой.

И вот сейчас я иду к победителю. Иду неторопливо, спокойно и уверенно, прекрасно зная, что никакого поцелуя не будет – Рик не внес ставку, это знаю я, это знает он. Подходя к нему, я включила громкую связь и, эротично облизнув губы, прошептала:

– Привет…

Рик подождал, пока я окажусь на расстоянии шага от него, протянул руку, взял мою ладонь и рывком притянул к себе. И в таком интересном положении, практически обнимая, тихо спросил:

– Нас все слышат?

Естественно, слышали все, он и сам это понял, когда его голос раздался над всем стадионом, но я все равно кивнула, подтверждая.

– Ладно, – сказал Рик, – тогда сначала для зрителей. Спасибо всем, кто болел за меня! Только ваша поддержка позволила выиграть эту гонку. Спасибо!

Толпа ответила радостным: «Ри-и-ик! Ты супер!».

Рикьян переждал вопли исступленных поклонников, чуть сжимая при этом ладони, уютно расположившиеся на моей талии. Покивал всем для вида, а потом ловко отключил громкоговоритель.

– Опа! – прокомментировала сие Микаэлла. – А кто-то стесняется!

Разочарованный гул продемонстрировал, что этому не рады.

– Господа, не расстраивайтесь. В эротике главное – не звук, в эротике главное – картинка! – Микаэлла всегда была оптимисткой.

Я продемонстрировала ей кулак и вновь сосредоточилась на Рике. Улыбнулась его серьезному виду и решила не растягивать кульминацию:

– Слушай, – говорю, – мы оба знаем, что ты выберешь, так что не будем смущать народ. А вообще, зря ты ставку не внес.

– Уже знаешь? – заметно удивился Рик.

– Естественно. – Я улыбнулась шире.

– Ладно, – он как-то невесело усмехнулся. – Давай начнем с хорошего, Кир. Первое – я тебе очень благодарен. Благодарен настолько, что словами не передать. Спасибо, малышка, ты вернула меня, часть моей души, смысл в мою жизнь. Ты чудо, Пантеренок. Зеленоглазое, находчивое, корыстолюбивое чудо. – Он допустил паузу, облизнул губы, сглотнул и продолжил: – Теперь о плохом – эти два неудачника, – Рик махнул головой в сторону наблюдающих за нашим общением Эда и Дейма, – не имели и шанса против меня. Я лидировал с самого начала, сдерживал мощь болида и ждал финиша, чтобы победить красиво.

Почему-то я так и думала. Не ошибается Точеный, никогда не ошибается.

– Улыбаешься? – Рик тоже улыбнулся. И вдруг посерьезнев, задал вопрос: – Ты хочешь меня поцеловать?

Отрицательно машу головой.

– Совсем не хочешь?

– Рик, вспомни условия гонки и пойми: мое лобызание будет стоить тебе семи тысяч кредитов.

Он расхохотался, запрокинув голову. А я просто чувствовала взгляды всех присутствующих на себе, такие липкие и неприятные. А еще отчаянно хотелось взглянуть на Дейма… просто так, чтобы увидеть его выражение лица.

– Кир, – Рикьян сжал меня сильнее, сближая наши лица, – Кир, за контракт с СимАром я получу как минимум в две сотни раз больше. И эту возможность, возможность вернуться в большой спорт, подарила мне ты. Понимаешь?

Понимаю… Это сколько ж денег!

– И потому я тебя еще раз спрашиваю… тебя можно поцеловать?

И тогда я все же взглянула на Дейма – все понятно! Не то чтобы я восприняла его угрозу всерьез, но как бы… Рик отпустил в ту же секунду, на мой недоуменный взгляд ответил:

– Я понял. Совет тебе можно дать?

Молча кивнула.

– Если любишь, не отталкивай. Иди к нему и будь с ним каждую секунду, потому что, Киран, жизнь штука жестокая, и, если потеряешь любимого, будешь проклинать себя за все те мгновения, что могла провести с ним… и не провела.

– Тот штурман, – начала догадываться я.

– Ее звали Тамико, – Рик грустно улыбнулся. – Отойди на пару шагов.

Я отошла. Толпа разочарованно взревела. Рик помахал всем рукой, сел в болид и красиво умчался в звездное небо.

Вот так закончилась наша очередная гонка, а я послала в небо воздушный поцелуй и, подключившись к громкой связи, возвестила:

– Всем потрясающей ночи!

Не дожидаясь, пока Эд рванет ко мне, я побежала по ступеням вверх.

– Сматываем? – поинтересовалась Мика.

– И быстро!

– Догонят, – напомнила о неприятном подруга.

Я остановилась, обвела взглядом присутствующих, узрела пошатывающегося Точеного, кивнула Мике на него и, включив громкую связь, завопила:

– Полиция!

Бегать на каблуках не очень удобно, но мы с Микаэллой этот забег выиграли. Эдварда, рванувшего к нам, оттеснила толпа, и, пока будущий разведчик перепрыгивал людей и препятствия, мы забрались в болид Точеного, уже протрезвевшего и, судя по его зеленой рожице, блевавшего все время гонок.

– Сматывать пора? – поинтересовался он.

– И срочно. – Мика порывисто обняла его за шею. – Тан, миленький, выручай!

– Детка, все для тебя.

В гонке от заброшенного стадиона Точеный лидировал. Наш чемпион! Два хорошо знакомых болида безнадежно отстали, так как стартовали с задержкой.

Но когда, следуя знакомым маршрутом, Точеный нырнул под мост, уходя от облавы неизвестно откуда взявшейся полиции, зазвенел телефон Мики. Увидев номер, подруга тут же вдохнула, выдохнула и вежливо ответила на вызов:

– Добрый вечер, Исинхай.

– Что вы там устроили? – прорычал голос нашей «крыши». – Полиция на ушах. Кто-то сдал вас всех!

– Скользкий Ал, – догадалась Мика.

– Обе ко мне, живо!

Мы разом скривились, Точеный сочувственно вздохнул и свернул с намеченного пути. Да, вечер обещал быть долгим.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru