Дочь воина, или Кадеты не сдаются

Елена Звездная
Дочь воина, или Кадеты не сдаются

История вторая, предупредительная

«Кир, пожалуйста, ответь хоть что-нибудь. Кир, не заставляй меня посвящать мелкую».

Очередное сообщение от Эдварда настигло перед тренировкой. Я бы не подключалась к связи, но ждала сообщение от мамы. От мамы не было, что очень тревожило, от Эда более десяти за один только истекший час.

– Киран МакВаррас!

И почему я опять первая? Стремительно бросила сейр в карман и, схватив эенг, вышла в круг.

Кто объяснит, зачем будущим капитанам навыки рукопашного боя? Капитан должен управлять кораблем, но никак не бить морды подчиненным. Или преподы именно это имели в виду под термином «субординация»?

– Первая позиция. – Тренер крутанул свой эенг, и, едва вращение прекратилось, в его руке оказалось длинное копье.

Метра три как минимум. Мой эенг мгновенно повторил трансформацию тренировочного снаряда мастера, и я приготовилась к бою.

– Атакуй!

Спокойный приказ уверенного в себе наставника. Лоджен истязал всех студентов первого курса и заодно пятьдесят курсантов высшей офицерской. Истязал мастерски и зверски. Увечья легкой формы тяжести получал каждый, кого мастер вызывал в начале занятия на показательный бой. Лоджен показывал, остальные повторяли. Мальчик или девочка для битья, которым не повезло, уползали. Сегодня эта роль досталась мне.

– МакВаррас, атакуй! – Повтор команды – это уже сломанная рука как минимум.

– Да, сэр, – мрачно отвечаю тренеру, но… даже не двигаюсь с места.

Почему я стояла? Не знаю. Возможно, все дело в том, что последние три занятия роль уползающего и стенающего доставалась мне. Два перелома ребер, перелом правой руки в трех местах, трещина берцовой кости, растяжение сухожилий… Боль приходилось терпеть только до медотсека, там в гелликсе восстановление было мгновенным, и на выход отправляешься уже совершенно здоровым, вот только…

– МакВаррас, – прорычал тренер. Именно прорычал, это уже не было сказано тем спокойным и чуть издевательским тоном, которым он доводил студентов до истерики и соплежуйства. – Прямое неподчинение приказу!

– Нет, сэр, – почему-то я продолжаю проявлять упорство, – ни в коем случае, сэр!

Мы стоим посреди зала, на возвышении. Вокруг пять сотен удивленных студиозов, которые, с одной стороны, рады, что это не им на моем месте стоять, а с другой – уже хотят начать тренировку. И я, застывшая на месте исключительно для того, чтобы просчитать первый удар тренера… Не хочется выть от боли в очередной раз.

– МакВаррас!

В этот поистине эпический миг послышался звонок мобика, который я, к своему ужасу, отключить не успела, так как отвлеклась на вопль мастера. А сейры более чем под запретом во время тренировок, и Лоджен просто бесится, если происходит подобный казус.

Рванула застежку кармана, но отключить не успела. Щелчок, затем переход на громкую связь, и в абсолютнейшей тишине прозвучал усталый голос Эдварда:

– Кир, малышка, ответь! Киран, сколько можно? Маленькая моя, нежная, желанная, я возвращаюсь сегодня вечером. Нам нужно поговорить, слышишь?

Если мне казалось, что тихо было до этого момента, то уж теперь и вовсе тишина гробовой стала.

– МакВаррас. – Лоджен Алинсар, невысокий шатен с серыми глазами и невыразительным лицом, в моменты гнева превращался в синеглазого монстра. Вот и сейчас глаза от ярости приобрели ярко-синий цвет. – Ваш сейр, сюда. Немедленно!

Пристально глядя на тренера, медленно тянусь к переговорному устройству, одновременно задавая иные параметры эенгу… потому что Лоджен сейчас нападет, это ясно, как то, что после рассвета день наступает.

И тут снова голос Эдварда:

– Киран, девочка моя, не молчи, я же знаю, ты меня слышишь.

Сейр я разбила сама. Уже от злости. Швырнула тонкую пластиковую модель, припечатала ногой и добила палкой. И я его била, била и била, ровно до тех пор, пока не прозвучало:

– МакВаррас, защита!

Злая, смущенная и вконец взбешенная, я перехватила эенг, который уже начал трансформацию из одного двухметрового копья в два полутораметровых.

И началась битва! Если бы в наших руках были не эенги, а обычное дерево, сейчас щепки летели бы в разные стороны. Но в тренировочном бою щепок нет, есть кровь, слезы, стоны и садизм преподавателей.

Удар! Я увернулась, проскочила под палкой, нанесла двойной аркад в корпус и мгновенно левой жестокий удар по коленной чашечке.

– Пантера! – прохрипел тренер, вынужденный перенести вес на оставшуюся здоровой ногу. – Продолжаем!

Ну, дальше закономерно – я уползала с двумя переломанными ногами по-пластунски. Позади на одной ноге прыгал тренер и продолжал рассказывать, какая я бестолковая.

Вечером, сидя в комнате нашей общаги, пытаясь учить «Инверсионные течения» и не слышать третьей сотни вопросов на тему «Что там было?» от Мики, я приняла еще одно важное решение:

1. Больше никаких пластиковых сейров. Буду пользоваться встроенным.

Когда засыпала, услышала раздраженные переговоры сестры и брата:

– Мика, почему у тебя с обеда телефон не работал?

– Почему? – Микаэлла изобразила смех Черного Властелина. – Почему, спрашиваешь? У нас повсеместно заблокировали связь во время лекций и тренировок. А знаешь почему? Да потому, что один идиот звонил Кире, а она не успела отключить связь, и его слова слышали ВСЕ!

В трубке воцарилось удивленное молчание.

– Что между вами было?! – заорала Мика.

В ответ снова тишина. Напряженная, только слышно его дыхание. А после раздалось едва слышное:

– Мик, Кира сейчас рядом?

Голубые глаза подруги взглянули на меня, и Мика не стала лгать:

– Да, рядом. Она рядом, Эд, и в то же время ее нет! Что между вами произошло? Прошло уже два месяца с той нашей дурацкой пьяной выходки, и все это время Кира молчит!

Я нахмурилась и уже хотела встать, чтобы отобрать сейр, но Микаэлла сорвалась:

– Она молчит, зубрит лекции, записалась в две новые секции и больше не пьет. А самое страшное знаешь что, Эд? Она даже не улыбается больше! И я все думала, что это с Киран? А это оказался ты! ТЫ! Сволочь ты!

Последнее слово потонуло в судорожном всхлипе. Не выношу, когда Мика плачет, она такой добрый и светлый человечек, и, когда плачет, у меня сердце сжимается.

– Мик, – смотрю на подругу. Она ручки к груди прижала, старается не всхлипывать, а у самой подбородок дрожит. – Мик, – я встала, забрала телефон, мстительно отключила. – Ничего он мне не сделал, успокойся. И не надо себя ни в чем винить.

Сидит и плачет, и на меня даже смотреть не может. Знает, что вру. Мика – солнечный человек, она может улыбаться и веселить всех вокруг, но при этом очень чутко чувствует чужую боль.

– Слушай, хочешь сегодня пойдем погуляем?

Влажный от слез взгляд и выразительный кивок в сторону часов – ага, после одиннадцати покидать общежитие нельзя.

– Давай поднимайся, – скомандовала я, направляясь в душ, – сегодня поиграем на контрасте.

Мика натуральная блондинка. Длинные светлые чуть вьющиеся волосы, голубые глаза, розовые губки и хрупкая фигурка. Я ее полная противоположность – жгучая брюнетка с зелеными глазами, и на фоне стройной Микаэллы кажусь очень женственной. А так самая обычная фигура… если ее не подчеркивать. Но как раз показывать достоинства и скрывать недостатки мы с Микой умели, а потому она в черном облегающем платье с глубоким декольте, я в таком же белом, но более коротком.

Пробраться мимо камер и охраны труда не составило – мы давно знали путь через подсобные помещения, а наши поддельные карточки идентификации как раз-таки и сообщали системе, что это две сотрудницы института покидают здание. И едва мы вышли из служебных дверей, как спортивные балетки были оставлены в нише над окном, а мы начали дефилировать на двенадцатисантиметровой шпильке. Туфли, к слову, были новые, посему мы поначалу шли медленно и осторожно, но уже скоро приноровились и дело пошло быстрее.

Поймали такси, назвали первый пришедший на ум адрес и полетели тусить, как умеем это только мы с Микой.

* * *

Громкая музыка на этот раз как-то давила на мозги, но исключительно мне. Микаэлла царила на танцполе в окружении трех… а, нет, уже пяти кавалеров и наслаждалась повышенным к себе вниманием. Я же устроилась за барной стойкой и потягивала мятный коктейль с запредельным содержанием алкоголя. Время близилось к трем ночи, в клубе «Морской бриз», под это самое море декорированном, веселье было в самом разгаре, и я с тоской подумала, что теперь Мику до пяти утра не вытащить.

Но уже в следующее мгновение мысли о Микаэлле были вытеснены чуть насмешливым:

– Сколько?

Нам с Микой, конечно, и раньше делали подобные предложения, что неудивительно, учитывая форму одежды, нами предпочитаемую, а потому реагирую нормально и привычно, даже не глядя на собеседника:

– Мужик, обернись ко входу. Видишь охранников? Достаточно одного жеста с моей стороны, чтобы вон те далеко не маленькие парни вмешались. Так что, если не хочешь собирать свои зубы с пола, просто иди, куда шел.

Обычно на этом любые домогательства прекращались мгновенно, но в этот раз почему-то нет.

– Так вот она, твоя цена – выбитые зубы, – тихий смех. – Да, а ты реально дорогая девочка.

Стремительно крутанувшись, повернулась к нахалу, который не внял предупреждению. Темноволосый незваный гость, памятный по не слишком приятным событиям, обворожительно улыбнулся и поинтересовался:

– Что пить будем? Кстати, я Дейм.

Дейма забыть было бы сложно – красивый, наглый, мускулистый, смуглый, темноволосый, и взгляд – умный, такое сочетание редко встретишь. А я и вовсе видела впервые.

– Девочка по вызову, – в свою очередь представилась я.

– Забыла добавить – очень дорогая девочка, – парировал он.

Его белоснежная улыбочка вновь сверкнула в полумраке бара. Такой тип парней я хорошо знала – бабники, правда, такие обычно цеплялись к Мике, я как-то больше другой контингент привлекала.

 

– Прости, Дейм, я сегодня… не работаю, – да и настроения перебрасываться колкими фразами не было совершенно.

Мне бы в общагу, под одеяло, и маме дозвониться, наконец. Стандартный ответ «Все хорошо», полученный после звонка с телефона Мики, я еще поняла, а вот нервное «Прекрати звонить, Микаэлла», мне не понравилось совершенно. Мама же знала, что звоню я. Так к чему это подчеркнуто официальное «Микаэлла», ведь ма мою подругу иначе чем «Микусик» не называет.

– Производственная травма? – решил продолжить беседу напарник Эдварда.

Мрачно взглянув на него, грубо ответила:

– Испарись! – Обычно хамство действовало.

Но не в этот раз. Дейм чуть склонил голову к плечу, разглядывая меня внимательным, слишком проницательным взглядом и неожиданно произнес:

– Что случилось?

Хотелось просто его послать. Но что-то удержало. То ли проницательный взгляд, то ли искреннее участие, прозвучавшее в его голосе.

– Лучше проваливай. – Я резким движением подняла стакан, сделала глоток.

Он протянул руку, накрыл мою ладонь неожиданно сильной своей. Не могу сказать, что не ощущала раньше силы мужских рук, – при смешанных группах в спаррингах моими противниками всегда были парни. Но что-то с этим Деймом было не так. Я вернула стакан на барную стойку, прикоснулась к ладони, провела пальцами по выступающим венам. Что меня напрягло? Не знаю, наверное, эта вот странность – вены. В летних лагерях мы сталкивались с бойцами десанта, вот там такие же вылезшие вены были, но те бойцы качались, плюс стероиды, плюс имплант, а Дейм, если служит с Эдом, относился к разведподразделениям. Тогда откуда это?

– Новая тактика обольщения? – произнес Дейм, а едва я взглянула на него, подмигнул и ехидно добавил: – Начинаю понимать причины твоей завышенной стоимости.

Мгновенно убрала руки и вообще вернулась к коктейлю, сделав вид, что ничего не было. Хотя с чего это вообще я смутилась? Крутанувшись на стуле, с вызовом взглянула на Дейма… под его понимающим и опять же чуть снисходительным взглядом смутилась окончательно и решила пить и молчать.

– Я бы тоже сделал вид, что ничего не было, но мне просто интересно – что ты там заметила такого любопытного, в моей ладони? – веселый голос, в котором проскальзывают стальные нотки.

Не скажу, чтобы подобное мне было в новинку – адмиралы, капитаны крейсеров, капитаны военных баз говорили примерно так же, вроде и по-дружески, мы-то для них всего лишь курсанты, прибывшие на экскурсию, но за внешней мягкостью проскальзывала эта командная сталь. И снова вопрос – откуда у разведчика подобный голос? Сомневаюсь, что у него привычка командовать впиталась в характер.

– Люблю мужские руки, – с придыханием ответила я и похлопала ресничками.

– Люблю красивых девушек, – в тон мне произнес Дейм, неожиданно придвигаясь ближе и превращая наше общение в нечто интимное.

А это уже наглость.

– Дейм, – пропела я, тоже придвигаясь к нему, – есть предложение.

– Мм, слушаю. – Его рука скользнула на мою коленку.

Я облизнула губы и, глядя в черные насмешливые глаза, выдохнула:

– Проваливай!

Дейм отреагировал странно. Ни злости, ни раздражения, ни насмешки – он удивился. Он действительно сильно удивился и теперь смотрел на меня чуть нахмурившись и явно не понимая.

– Что? – спросила я.

– Ты меня послала, – констатировал Дейм. – Ты серьезно меня послала?

Настала моя очередь удивляться. Запел женский красивый голос, ударили басы, клуб взорвался восторженным женским визгом, а я удивленно смотрела в черные глаза напарника Эдварда Дрейга, который не менее удивленно смотрел на меня.

– Кира, – обнаружил он знание моего имени, – нет, правда послала?

– А что тебя удивляет? – решила я возмутиться. – У меня нет настроения. После случившегося на квартире Эда мне банально стыдно, и вспоминать о нашем знакомстве нет желания абсолютно. И да – я тебя послала, ты не в моем вкусе.

Его глаза округлились.

– Что? – повысив голос, вопросила я.

Дейм тряхнул головой, словно пытаясь отогнать какие-то мысли, и коротко приказал мне:

– Смотри.

После чего стремительно поднялся. Развернувшись вполоборота, я начала смотреть. Дейм же оглядел зал, выхватил взглядом девушку в ярко-малиновой мини-юбке и едва зримом черном топике. Повернулся ко мне, удостоверился, что я наблюдаю, и подошел к жертве, которую приобнимал довольно-таки симпатичный парень. Дальше случилось нечто – девушка повернулась, едва Дейм обратился к ней с вопросом… в следующее мгновение улыбка исчезла с ее лица, глаза расширились, лицо приняло восторженное выражение, и, отбросив руку своего парня, она шагнула к темноволосому напарнику Эдварда Дрейга. Бракованный навигатор, у нее мозги явно закоротило. А наглая рожа чуть склонил голову, словно извиняясь, крутанулся и спокойно, с явно вернувшейся самодовольной уверенностью направился ко мне.

Подошел, сел рядом и произнес:

– Видела?

– Да, – согласилась я, – ты козел.

«Козел» удивленно вскинул бровь, меня это не тронуло.

– Так ты, значит, веришь, что сможешь привлечь внимание любой девушки? – не скрывая насмешки, поинтересовалась я.

– «Привлечь внимание»?! Я не клоун, – отрезал Дейм, – а вот влюбить в себя я действительно могу любую. Собственно поэтому я и подошел к тебе.

– Чтобы влюбить меня в себя? – Меня откровенно воротило от его самоуверенности.

– Чтобы поговорить, – уточнил Дейм. Усмехнулся и нехотя начал: – Кир, то, что случилось тогда у Эда…

– Хватит, – отрезала я. И встала, намереваясь прекратить беседу.

– Он из-за меня так поступил. – Черные глаза пристально смотрели на меня.

Усмехнулась, качнула головой и честно ответила:

– Мне все равно, Дейм.

И уже собиралась уйти, как услышала:

– Не будь стервой, Кира.

Да, после такого я осталась, села обратно и ответила:

– Не будь козлом, Дейм.

Улыбнулся, едва заметно, несколько мгновений раздумывал, продолжить беседу или нет, но все же решился. И, не глядя на меня, с раздражением произнес:

– Я могу получить любую, Кир. Абсолютно. Эд в курсе, и он попытался прикрыть тебя, не позволяя мне даже рассмотреть его утреннюю гостью. А то, что сказал… – Он рассеянно пожал плечами. – Дрейг знает, что я шлюхами не интересуюсь, вот и обезопасил тебя от моего интереса.

– Бредово звучит, – сообщила я.

– Правда – всегда бред воспаленного сознания, – парировал он.

Забавный у нас выходил разговор, но все же:

– Любую? – недоверчиво переспросила я.

Мне весело и с намеком подмигнули. А вот это уже любопытно. Я демонстративно крутанулась, оглядела зал. В него как раз входили Вероника и ее новая игрушка Симма. Веронику я знала давно, у шефа встречались, и ее интересы мне также были известны – мужчины в них не фигурировали.

– Ее сможешь? – скрывая ехидную улыбочку, поинтересовалась я.

– Мм, что мне за это будет? – в свою очередь поинтересовался Дейм.

Я подтянула платье, чуть сползшее на груди, и осторожно спросила:

– А чего хочешь?

Если скажет «тебя», получит в морду немедленно. Но напарник Эда удивил, произнеся:

– Поговоришь с Дрейгом.

Бросив на него удивленный взгляд, я переспросила:

– Что?

– Поговоришь с Эдвардом, – спокойно повторил он.

– Зачем?

От очередного всплеска визгов восторженных любительниц клубной музыки я чуть поморщилась. Дейм усмехнулся, побарабанил пальцами по барной стойке и сделал неожиданное признание:

– Жаль мужика.

Катарсис, приди к нему – все, что тут можно сказать. Я хмыкнула и уточнила:

– Так что я должна сказать Эду?

Дейм загадочно произнес:

– Ты знаешь.

– Если бы знала – не спрашивала.

Но все же он прав – я знала. Прочла ответ в его взгляде, скользнувшем по моим губам, и, прежде чем он его озвучил, уже догадалась, что услышу:

– Скажешь, что ты со мной.

Бракованный навигатор!

– Дейм, – мягко начала я, – да ты просто…

– Мерзавец, гад, подонок, сволочь, – он без труда догадался, что я планировала выдать, и вызывающе улыбнулся.

Не менее нагло улыбнулась ему. В полумраке барной стойки наши оскалы сияли в свете неона пару секунд, после чего я искренне пожелала ему:

– Чтоб у тебя автопилот заглючил.

– Это типа «нет»? – вопросили с явным предвкушением.

– Зря ты вообще этот разговор затеял, – сообщила я и отвернулась, не желая продолжать наше общение.

– Кира, – тон его голоса мне не понравился. – Поговори с Эдом. Без нанесений легких телесных повреждений.

Я не отреагировала.

– Поговори с ним сама, иначе я заставлю.

И вот тогда я не выдержала, развернулась к нему и напрямую спросила:

– А какая тебе разница, буду я с ним разговаривать или нет?!

Дейм усмехнулся и, глядя мне в глаза, спокойно ответил:

– Предпочитаю работать с теми, кому есть что терять. Видишь ли, у них не бывает потерянного взгляда, да и проблем они не создают. В общем, Кир, я ушел покорять девицу нетрадиционной ориентации, – я покраснела, никак не ожидала, что Дейм все поймет, – а ты готовишься к встрече с Эдом.

И он поднялся, я же спокойно спросила:

– А если нет?

Дейм развернулся и теперь стоял за моей спиной. Затем нагнулся, пошевелив дыханием волоски на моем затылке, и прошептал:

– А если нет, тобой займусь я. Не скажу, что ты в моем вкусе, но согласись – девушка, сумевшая сказать «нет», – это уже вызов, заслуживающий внимания. Будь хорошей девочкой, Киран, вы с Дрейгом чудесная пара, не мучай парня.

И он ушел.

Допив коктейль, протянула бармену карточку. Тот, весело подмигнув, вернул обратно.

– Опять за счет заведения? – догадалась я.

– Дань твоей красоте от постоянного почитателя, – отозвался Крис, намекая, что подарок от него. Не в первый раз уже.

– Мой рыцарь. – Я томно улыбнулась.

– Пантеренок, я готов быть твоим до конца жизни, – с Крисом никогда не поймешь, шутит он или серьезно.

Надо забирать Мику и валить домой. Оглянулась на танцпол. За время общения с Деймом я как-то упустила происходящее из виду, и вообще визги восприняла как реакцию разбушевавшихся меломанок, а оказывается, дело было не в излишке алкоголя – судя по всему, там только закончилась драка. И атмосфера накалялась. Неизвестно откуда взявшиеся два бугая, выше всех на голову как минимум, похоже, в процессе драки разогнали всех кавалеров Микаэллы и теперь пытались «поговорить».

– Кир, стой, я скажу охранникам, – встревожился Крис.

Видимо, он, как и я, только заметил неладное.

– Разберусь, – спокойно отозвалась я.

И походкой от бедра уверенно направилась туда, откуда все нормальные люди, предчувствуя проблемы, уже разбегались.

– Чья ты? – Низкий гортанный голос, с трудом выговаривающий слова.

Явно не местные ребята.

И чем ближе я подходила, тем отчетливее понимала это. Одежда не из синтетической ткани, оружие на поясе, оружие в сапогах, ножи в ножнах. И оба громилы поразительно походили друг на друга. Бронзовый оттенок кожи, черные большие, чуть зауженные глаза, крупный нос, твердые губы, квадратные подбородки, длинные волосы и татуировки странного членистоногого на правом плече.

Именно татуировки заинтересовали сверх меры – изображение точно такого же членистоногого когда-то украшало и мое собственное плечо. Сейчас там красовалась аппликация из стразов и кусочков кожи, за которую я отдала немалые деньги.

– Привет, мальчики. – Я уверенно взошла на танцпол и, подойдя к Мике, резким ударом ребра ладони заставила громилу отпустить ее руку.

Что странно – Микусь громилам не сопротивлялась совершенно, стояла и с выражением восторженного обожания смотрела на того, кто к ней с вопросом обратился. Я дернула ее за руку – никакой реакции, меня словно и не заметили.

В следующее мгновение Микаэлла была у меня за спиной. А оба воина, иначе их и не назовешь, сфокусировали трезвые взгляды на мне. Да, оба были трезвыми, абсолютно и совершенно, и это мне очень не понравилось. А еще у них у обоих был очень умный взгляд. Цепкий, проникновенный и… странный. Мне невольно Дейм вспомнился. И то, как после его взгляда и вопроса девушка в красной мини-юбке стояла с восторженным и тупым выражением на лице, совсем как сейчас Мика. Странно, да? Что еще страннее – кажется, от меня ждали той же реакции. Не дождались, недоуменно переглянулись.

– Чья? – хрипло спросил второй, который к Мике не приставал.

– Вы кто? – в свою очередь поинтересовалась я.

Сдержанные кивки головами, видимо, заменяли поклоны, после чего первый представился:

– МакХаррвед, воин первой руки.

– МакАтлар, воин четвертой руки, – выдал второй.

Забавно. Очень-очень забавно. Потому что я – МакВаррас! А двойных фамилий на Гаэре нет ни у кого… кроме меня.

 

– Люси, Ванесса, – представила я нас с Микаэллой, которую явно трясло, так как подруга вцепилась в мою ладонь. – Рады были познакомиться, мы пойдем.

В ответ раздалось:

– Стоять!

Я не успела отреагировать, как МакАтлар с невероятной для такого огромного существа скоростью блокировал нам отход, в то время как МакХаррвед сделал шаг и приблизился вплотную.

– Чьи вы? – хрипло и властно спросил воин. – Кому принадлежите?

Внезапно поняла, что лучше нам сейчас действительно принадлежать хоть кому-то, потому как иначе у нас проблемы. Большие проблемы. Учитывая скорость, с которой эти громилы двигаются, охрану данного заведения и оружие не спасет.

– Мы… – начала я медленно подбирать слова.

– Да ничьи мы, – закричала Мика. – Ничьи, я говорила!

Зря она это сказала. Ой зря…

– Это хорошо. – МакХаррвед широко и неприятно улыбнулся и сказал Мике: – По праву сильнейшего ты, Люси, моя!

Я уже догадалась, что это большая, очень большая проблема, как услышала за спиной:

– По праву сильнейшего ты, Ванесса, моя!

Оглянувшись на бледную Микаэллу, которая, кажется, начала отходить от странного состояния загипнотизированности, я мрачно выдала:

– Здорово погуляли, да? – и сделала знак охране.

Увы, даже когда шестеро двухметровых сотрудников службы безопасности «Морского бриза» стремительно и уверенно шагнули на танцпол, я точно знала, что выносить отсюда будут именно их. С другой стороны – чем они думали, пропуская сюда столь странных посетителей, да еще и с оружием!

Зато, едва охранники подошли, началось самое веселое:

– Девушки, вам требуется помощь? – скорее для того, чтобы отвлечь громил, чем из вежливости спросили они нас.

– А вы как думаете? – в свою очередь поинтересовалась я. – Кто вообще впустил сюда индивидов с оружием?

Начальник СБ смущенно кашлянул и сообщил:

– Они вырубили сотрудников фейсконтроля.

– А вы полицию вызвали? – Мика тоже была возмущена.

– Уже на подходе, – ответили нам.

– Тогда мы пошли, – решила я, вспомнив, что нами-то полиция и заинтересуется, учитывая поддельные документы.

И тут прозвучало:

– Нет. – МакАтлар перехватил мое запястье, рванул на себя и задвинул за спину. – Женщина моя, уйдет со мной. Слова были произнесены.

В ту же секунду участь, подобная моей, постигла Мику. Стоя за широкими спинами воинов, мы мрачно переглянулись. Потом началась драка… И закончилась спустя пару секунд. «Наши» воины одержали полную и безоговорочную победу. Остальные остались отдыхать на полу танцпола, подсвечиваемые светомузыкой.

– Женщина, – обращение воина ко мне не радовало. – Идем!

– У меня есть имя, – решила напомнить на всякий случай.

– Имя у свободных, имя жены – женщина. Ты строптивая. Воин научит послушанию.

Самое обидное – что этими скупыми фразами мужик словно подчеркивал мою тупость. Не свою, а действительно мою, что бесило.

– Это вряд ли, – отозвалась я, уже примеряясь, куда буду бить.

И тут на сцене действа появился новый персонаж.

– Кир, я не это имел в виду под термином «хорошая девочка». – Дейм брезгливо перешагивал тела бессознательных охранников, направляясь к нам.

Мы с Микаэллой скептически оглядели «спасителя». По сравнению с гаэрскими парнями он и Эдвард были, несомненно, крупными и накачанными, но в сравнении с воинами Дейм казался хрупким подростком. А еще он двигался как самый обычный человек и был совершенно без оружия. В общем, учитывая, что эти двое сделали с охранниками, в том, что Дейм сейчас тоже отправится поспать, я не сомневалась. Но так у нас с Микой хоть будет время снять туфли и сбежать, благо физподготовка на уровне.

– Помощь не помешает, – заметила Микаэлла, как и я, спешно снимая обувь.

Дейм не ответил. Теперь он переводил взгляд с одного воина на другого, а в следующую секунду стремительно атаковал.

Каюсь, сбежать не успели! На пару с Микой, открыв от удивления рты, мы смотрели, как парень бережно уложил «спать» сначала одного громилу, а затем поверх него и второго. И все это неторопливо и вместе с тем молниеносно.

После сего безмолвного действа Дейм выпрямился, достал салфетку и, вытирая руки, весело спросил:

– Ножкам не холодно?

Холодно не было. Было странно.

– Ты его знаешь? – не отрывая взгляда от темноволосого, спросила Мика.

– Встречались разок, – тихо ответила я, – в небезызвестной тебе квартире.

– Это какой? – Микаэлла продолжала восхищенно рассматривать незнакомца.

– Там где… эм… в футболках ходили…

Мика приняла единственно верное решение:

– Сматываем! – Это мне. – Спасибо, – это Дейму.

И, не сговариваясь, мы так босиком и рванули прочь, причем не в сторону входа, а к служебным помещениям, ибо на улице уже завывали сирены полицейских катеров.

* * *

Забег по ночному городу был не в новинку для нас обеих, да и маршрут известный. По заднему двору клуба с разбега взлететь на стену, перепрыгнуть, затем прыжок на стену и снова бег, где единственная проблема не расхохотаться раньше времени и туфли не потерять.

– Кто он такой? – Мика тормознула раньше времени – мы еще не успели добежать до перекрестка.

– Не знаю, – я тоже остановилась. – Зовут Дейм.

– Дейм? – Микаэлла остановилась, нахмурилась. – Кир, а этот Дейм ничего о вылетах не говорил?

– Говорил. – Я вернулась за ней, схватила за руку и заставила идти вперед.

– Кир, – простонала подруга, – похоже, это Дамиан Таим. Новый начальник Эда.

Теперь и я остановилась.

– А не слишком ли он молод для начальника? – изумилась я.

Мика развела руками.

– Вот атом нестабильный, – на большее слов не хватило.

Как бы совсем не хотелось, чтобы семья Мики или моя мама узнали о наших ночных вылазках.

– Ладно. – Мик тряхнула золотыми волосами. – Будем решать проблемы по мере их поступления.

– Поддерживаю.

Мы рванули в ночь. Добежали до края крыши, спустились по пожарному лифту, надели туфли и, продефилировав до перекрестка, поймали такси. В четыре утра две «служащие общежития» вернулись в собственно здание университета, а две студентки наконец легли спать.

– Кир, тебе сейр новый нужен, – напомнила сонная Мика, просматривая свой собственный.

– Знаю, – отозвалась я. – Завтра заезд организуем.

– Эд вернулся. Тут почти сорок сообщений для тебя.

– Это его проблемы, – буркнула я, – спать.

Но не успели мы заснуть, как сейр Микаэллы тонко запиликал. Мика ответила и через секунду протянула его мне со словами:

– Это не Эд, но хотят тебя.

Нехотя взяла пластиковый контур, поднесла к уху и услышала злое:

– Кто-то что-то не понял?

Молча вырубила связь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru