Затмение

Елена Валерьевна Бурмистрова
Затмение

– Что все это значит? – прошептала Мила. – Это похоже на фильм ужасов. Включите радио, пожалуйста. Нам нужно знать, что происходит.

– …тоже свойственно реагировать на затмения, – услышали они тот же голос. – За неделю до него и неделю после усиливается активность Мирового океана.

– Что это означает? – тревожно спросил ведущий.

– Происходит больше всего штормов и цунами. Обострения происходят не только в природе, но и в обществе: авиакатастрофы, автомобильные аварии, крах экономики или даже обрушение национальной валюты.

– Как интересно! Все же, вернемся к сегодняшнему затмению. Почему прошло уже больше двух часов, а луна находится в том же состоянии?

– Сейчас ученые всего мира пытаются ответить на этот вопрос. Я надеюсь, что ответ мы скоро узнаем.

– Нам только цунами и шторма тут не хватает, – испугалась Лина. Фил выключил радио.

– Одни догадки, ничего конкретного! – пробормотал он.

– Зачем ты выключил? Вдруг мы услышим что-то полезное для себя? – крикнул Артем.

– И что такого полезного для нас он может сказать?

– Кто знает, – сказал Артем и снова включил радио.

– …итак, форма ее шарообразная. Почему бы космическому кораблю не быть шарообразным? Это же самая экономная форма, которая позволяет изолировать максимальный объем минимальной поверхностью.

– Но ведь размеры луны огромные! – вступил в спор ведущий.

– И что? Будь этот корабль меньшей величины, смог бы его многочисленный экипаж изолировать себя от враждебного влияния космоса или обеспечить защиту корпуса от ударов метеоритов? Но это только теория, только теория.

– Что они там несут? – возмутился Артем. – Игорь, пойдем чинить приборы. Я кое-то соображаю в технике, может, и получится.

В эту же секунду раздался громкий крик Лины.

– Ребята, что это? Смотрите!

Все устремили свои взгляды туда, куда показывала девушка рукой. На небе появился светящийся объект, который очень быстро спускался с неба вниз. Он был далеко от яхты, но очень хорошо просматривался.

– Это еще что такое…? – выругался Игорь.

Объект мигал огнями равномерно и явно падал.

– Ребята, это же самолет! Самолёт падает! – сказала тихо Мила. – Боже мой. Он точно падает! Еще немного и…

Практически в ту же минуту объект рухнул в море, до яхты дошла сильная волна через три минуты. Все молчали, смотря в черную бездну, которая только что поглотила людей в свою тьму.

– Отказали все приборы? – предположил Фил. – Мы не можем им помочь?

– Чем? – спросил Игорь. – Это в нескольких километрах, да и мы с места не можем сдвинуться.

– А что же мы будем делать? – испуганно спросила Лина.

– Телефон хоть у кого-то работает? – спросила Мила.

– Мила, ну какой телефон? – простонал Фил. – Какой телефон? Мы в открытом море!

– Я просто спросила. Вдруг у кого-то хорошо ловит сигнал?

– Ты еще про вай фай спроси! – буркнул Захар.

– Эй, братва, хорош друг на друга кидаться! – сказал Артем. – Я понимаю, ситуация неординарная, но давайте сохранять спокойствие. Сейчас мы сделать ничего не можем, кроме как отдохнуть, оставив кого-то дежурить.

– Зачем тут дежурить? – удивилась Лина.

– Затем, что мимо может пройти корабль! У нас остались фейерверки. Мы подадим сигнал, и нас спасут, – ответил спокойно Артем.

– Я тоже думаю, что нам нужно всем отдохнуть. Кают тут немного, распределяйтесь по двое и идите отдыхать, – распорядился Захар. – Мы с Игорем останемся тут. Ксения, ты иди в мою каюту, тебе там будет удобнее.

– Хорошо, я с ног валюсь, – сказала она и посмотрела на луну. На небе ничего не изменилось. Края ночного светила также «горели», луна не меняла фазу. Что это означало, не понимал никто. Тень от земли не уходила, а значит…

Когда все разошлись, Захар вопросительно посмотрел на Игоря.

– Как думаешь, не мог Макс нас разыграть? – спросил он.

– Разыграть? Зачем? – удивился Игорь.

– Он мог приревновать к тебе Ксению, например, – предположил Захар.

– Ксения с ним встречается?

– Нет, сейчас нет, но раньше да, – пояснил Захар.

– И где он? Ладно, напугал нас всех. Почему не объявился? И потом, как он мог незаметно пробраться на яхту?

– Да, тут вопрос. Не мог. Но я не представляю, что с ним могло случиться в воде. Он отличный пловец, акул тут нет.

– Он мог удариться о якорь яхты. Мы бы этого не заметили и не услышали, – сказал задумчиво Игорь. – Тем более мы все из-за чего-то отключились.

– Да, это похоже на правду. Хотя не стыкуется! Якорь там! А прыгнул он с этого места, где мы сейчас с тобой стоим.

– Согласен, не стыкуется. Как думаешь, что вообще происходит?

– У меня такое впечатление, что этого не знает никто, – ответил Захар.

– Что было в тот момент, когда Макс прыгнул за борт? – вдруг спросил Игорь. – Ты что-то успел заметить? Мне показалось, что стало светлее вокруг. Я, конечно, могу ошибаться, но мне показалось, что я видел свет рядом с яхтой.

– Никто не знает, я точно ничего не видел, – повторил Захар.

Никто действительно не знал, что все изменилось именно в тот момент, когда Макс выпрыгнул за борт «Мечты». Для каждого из них судьба приготовила испытания.

* * *

Ксения зашла в каюту и присела на кровать. Рядом стоял старый радиоприемник. Она начала крутить ручку аппарата, чтобы поймать волну. Ей очень хотелось послушать новости. Наконец она услышала человеческие голоса, и ей стало спокойнее. Страх до конца не мог ее оставить, из головы не выходил тот факт, что Макса больше нет, что она его потеряла. Все его потеряли. Его мама точно этого не переживет. И как они вернутся в город без Макса? Это были мучительные мысли. Часы показывали два ночи. Уснуть она все же не смогла, хотя попытку предприняла. Что-то было не так. Она явно понимала, что что-то с ней происходило. К пропаже Макса это точно не имело никакого отношения. Она закрыла глаза и увидела яркие картинки, которые ее испугали до тошноты. Тогда девушка снова решила прислушаться к приемнику.

– Вы слышали об американском проекте М119? – спросил доктор наук.

Ксения узнала его голос и удивилась тому, что эфир шел уже так долго.

– Нет, не слышал. А что это за проект?

– Неудивительно. Этот проект был засекречен куда лучше советского Л-6. Позже, в 80-х годах все документы, касающиеся его, были уничтожены. Сведения о его сущности дошли до нас благодаря рассказам некоторых участников проекта. Что интересно, один из участников проекта сразу после оглашения сути этих секретных материалов был найден мертвым у себя дома без насильственных признаков.

– Так что же это был за проект?

– Американцы хотели взорвать атомную бомбу на краю видимого диска Луны. Еще в 1958 году некая тайная организация приступила к исследованию возможных последствий ядерного взрыва на Луне.

– Что за чушь! – сказала Ксения и снова попыталась закрыть глаза. Спустя некоторое время ей все же удалось уснуть. Проснулась она от того, что ведущий кричал в эфире.

– Этого не может быть! Этого просто не может быть!

Ксения испугалась и вскочила. Ее взгляд был прикован к противоположной стороне каюты. Там явно кто-то был. Она это чувствовала.

– Захар! Фил! Кто тут? – тихо спросила она. Никто не отзывался, а Ксения уже отчётливо видела очертание сидящего человека на полу у кровати. Ксения обошла кровать и уставилась на человека, который не смотрел на нее.

– Макс? Макс, это ты? Маакс! – закричала она.

Макс предупредительно поднял руку.

– Не подходи ко мне. Только не подходи ко мне!

– Макс, что случилось? Ты где был? Мы же тебя потеряли, парни прыгали в воду, пытаясь тебя найти. Где же ты прятался? Как я рада, что ты жив! Макс!

– Не трогай меня, – сказал он и ловко увернулся от ее руки.

– Я хотела до тебя дотронуться, чтобы убедиться, что ты не привидение. Что с тобой? Ты где прятался? Тут тебя точно не было, когда я ложилась спать. Я сейчас позову ребят.

– Нет! – крикнул он. – Никого не нужно звать.

– Да что с тобой? Ты ранен?

– Я сказал тебе, стой там, где стоишь! – закричал Макс.

Он был испуган. Все, что произошло с ним в последние часы, перевернуло его сознание. У него постоянно немели руки, сводило пальцы ног, и так дико болела голова, что он тер виски до изнеможения, но это не помогало.

Ксения выбежала из каюты. На палубе уже никого не было, только у руля просматривалась фигура то ли Игоря, то ли Захара. Ксения изо всех сил крикнула.

– Эй! Кто-нибудь! Помогите!

Захар тут же подбежал к ней.

– Ксень, что такое? Сон приснился?

– Макс! Макс!

– Что такое?

– Макс вернулся! – тихо ответила Ксения.

– Вот это новость! А мы его уже похоронили! Ксюха! Отлично!

– Подожди, Захар. Я не все сказала, – перебила его девушка. Руки ее тряслись, а из глаз полились слезы.

– Что-то не так? Что с ним?

– Я не знаю. Он странный, очень странный. Я попыталась к нему подойти, а он на меня накричал. Захар, с ним что-то не то.

– Так, не реви. Вероятно, он просто перенес стресс, чуть не утонул, но выбрался как-то. Сейчас все выясним. Пока всех будить не будем своим радостным известием, пошли. Он в твоей каюте?

– Да, сидит на полу и прячется.

Ксения мельком взглянула на луну. Все оставалась по-прежнему. Ночь не собиралась заканчиваться, и солнца не было видно, хотя было уже четыре утра. Небо скрыло все звезды своим черным покрывалом. Единственное изменение, которое они почувствовали – настроение моря. Начиналась качка.

– Этого нам еще не хватало, – сказал Захар.

– Захар, может всех позвать все же?

– Ты Макса боишься? – засмеялся Захар. – Не бойся, приведем в чувство твоего парня.

– Он не мой.

– Другому это скажи.

Они спустились в каюту, где, по словам Ксении, находился их друг. Тишина не нарушалась ничем. Они замерли.

 

– Ксень, он тебе приснился? Скажи честно, – спросил Захар.

– Нет, вот он, – дрожащим голосом ответила Ксения.

Захар наклонился и увидел Макса, который прислонился к кровати и качался из стороны в сторону.

– Эй, дружище, привет. Ты как? Где был? Мы тебя все искали. Я в эту чертову воду нырял раз сорок. А ты, значит, тут расселся?

Макс не отвечал. Двигаться он перестал, но реагировать на слова Захара не торопился.

– Макс, не пугай нас, пожалуйста, скажи что-нибудь, – заплакала Ксения.

– Не подходите ко мне, – ответил он чужим голосом.

– Так, вставай, пойдем на палубу, там я налью тебе выпить, и твой стресс пройдет, – сказал Захар и потянул друга за руку. В этот момент Макс резко вырвался и оттолкнул Захара. Захар ударился о стенку головой и свалился под кровать, Ксения завизжала. На ее крик прибежали Фил и Артем.

– Что тут творится? Ксения, почему ты кричишь? – закричали они наперебой.

В этот момент Макс встал во весь рост, и друзья замерли. Его лицо и руки были покрыты черными точками, слово это была татуировка.

– Господи, что с тобой, Макс? – прошептал Фил. – Ты что-то помнишь? Что произошло?

– Вы только не подходите ко мне близко. Я за себя не отвечаю.

– Быстро рассказывай, пока в сознании, – предложил Артем.

– Я ничего не помню. Я прыгнул в воду и все. Как оказался тут, тоже не понимаю.

– А что с твоим лицом и руками? – спросила Ксения.

– Они что-то делали, я видел, я что-то видел, – забормотал Макс, и друзья поняли, что его бессознательное состояние возвращается. – Всю неделю они со мной что-то делали.

– Макс, какая неделя? Мы тут всего несколько часов, – сказал Фил. – Ты прыгнул в воду сегодня. Ты не помнишь?

– Я всю неделю просил их меня отпустить, они не отпускали, что происходит? Вы кто? – бормотал Макс.

– Ксения, дело плохо, пойдем наверх. У тебя ключ от каюты есть?

– Да, он на столике.

– Бери и бегом. Попробуем его закрыть тут.

Они торопились, но Макс даже не реагировал на их действия. Он снова сел на пол и прислонился к кровати. Он что-то бормотал, но Ксения и Захар уже ничего не слышали. Они закрыли каюту и поднялись на палубу.

– Черт! Черт! Черт! – выругался Захар. – Да что это все значит?

– Захар, давай всех разбудим и расскажем, – предложила Ксения.

– Зачем? Чем они могут ему помочь? Ты знаешь?

– Нет, скорее всего, ничем.

– Вот и я так думаю. Так что пусть спят. Всем нужно отдохнуть. Ветер стих, волны улеглись, давай, и ты приляг вот тут, я дам тебе теплое одеяло. Через два часа меня сменит Игорь, а там уже можно и всех поднимать. Скоро рассвет.

– Ты думаешь, что он настанет? Посмотри на небо. Там ничего не изменилось. Это конец света?

– Не говори глупостей! – оборвал ее на полуслове Захар. – На небе все норм. Мы разберемся, мы обязательно во всем разберемся. Я только боюсь, что без управления яхтой нас может вынести далеко в открытое море, а вернуться домой без приборов – задачка еще та!

– У тебя есть радио? Мой приёмник остался в комнате, а телефоны уже давно не работают.

– Да, есть, в каюте капитана, сейчас принесу. Ты будь тут, никуда не уходи, – зачем-то сказал Захар. Куда Ксения могла отсюда деться, он и сам не представлял, но фраза вылетела на автомате.

– У меня такое впечатление, что мы остались во всем мире одни, – тихо сказала Ксения.

Перед глазами у нее стояло лицо Макса, которого практически не было видно из-за черных точек, появившихся там при таких странных обстоятельствах, что девушка не знала, что и предположить. Небо встречало солнце с радостью, которой не было ни у одного пассажира яхты.

* * *

– Астрологи отмечают несколько странных затмений, которые повлияли на нашу современную жизнь, – прозвучали в радиоприемнике слова доктора наук.

– Что именно Вы имеете в виду? – спросил ведущий.

– Вы знаете, кто написал «Слово о полку Игореве»?

– Я не знаю, и никто не знает.

– В Ипатьевской летописи написано, что войска Игоря стояли возле Донца и уже собирались переходить его, когда князь, "воззрев на небо и виде солнце стояще яко месяц", не прислушался к своим боярам, которые настойчиво твердили, что это недобрый знак, и продолжил поход, принесший ему поражение и плен.

– И что?

– Единственное, что точно известно, что "Слово о полку Игореве" было написано неизвестным автором под впечатлением от солнечного затмения 1 мая 1185 года, случившегося в начале похода князя Игоря на половцев.

– Да выключи ты его! – сказал Захар Ксении. – Ерунду несут. Тут мир рушится, а они о литературе говорят.

– "От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого" – вдруг услышали они голос Игоря, который поднимался на палубу.

– Это что? – спросила Ксения. – Библия? Ты читаешь библию?

– Это евангелие от Матфея. Читаю, и вам советую. Согласно Новому Завету, перед смертью Иисуса случилось чудо. Затмение и принесло миру весть о его предстоящей кончине.

– Это ты сейчас что нам хочешь сказать? – поинтересовался Захар.

– Я и сам не знаю, но все это мне не нравится. Я словно в каком-то триллере себя ощущаю.

– Мы тебе больше скажем, и тебе это еще сильнее не понравится, – выдал Захар.

– Что еще случилось, пока я отдыхал? – заинтересовался Игорь, поглядывая на небо, картина которого не изменилась с момента начала затмения.

– Макс жив. Он на яхте, – тихо сказала Ксения.

– Так это же прекрасная новость! С этого и надо было начинать! А вы тут радио тихонько вышли послушать!

– Да погоди ты! Макс – он вроде бы и не Макс, – перебил его Захар.

– Это как? Что с ним? Где он?

– Он в каюте, но мы не знаем, что делать, – сказал Захар и поведал всю историю появления своего друга.

– У парня стресс, вот и все. Что тут необычного? – спросил Игорь, когда Ксения и Захар замолчали.

– Вот ты сейчас ничего не понял? – разозлился Захар. – Говорю тебе, что это не Макс. С ним что-то произошло! У него по всему телу отметины. Он ведет себя так странно, что даже мне стало страшно. Мы еле ноги унесли.

– Вы его закрыли?

– Да, Ксения нашла ключ на столе, и мы быстро убежали оттуда. Там реально на него страшно смотреть.

– Будите всех. Скоро рассвет. Если он, конечно, наступит.

– Если? – спросила Ксения.

– Именно. Мы пока не знаем, с чем имеем дело, но, похоже, все плохо. Сейчас шесть часов утра, а вокруг темнота и кровавая, горящая луна. Еще и приборы все почему-то вышли из строя. Я проверял эту яхту. Она на хорошем ходу. Мы стояли на месте, так что могло случиться с приборами? Их кто-то вырубил… или что-то.

– Ночью была сильная качка, куда нас могло отнести, мы тоже не представляем, – добавила Ксения.

– Мы в открытом море, и нам ни разу не встретилось ни одно судно. Это тоже странно.

– А что же мы будем делать? – спросил Захар.

– Я уже сказал, что вам нужно делать – будите всех. В остальном, я и сам не знаю, что делать. Пойду к приборам и проверю все еще раз, пока наши просыпаются.

Рассказ Ксении о том, что произошло ночью, произвел эффект разорвавшейся бомбы. Поднялся шум, гам и споры. Каждый выдвигал свою версию случившегося.

– А давайте позовем Макса, – вдруг прозвучал голос Лины в образовавшейся паузе.

Никто не произнес ни слова. В голове у каждого крутилось только одно: он может быть опасен.

– Что молчите? – первым нарушил тишину Фил. – Это же Макс. Он наш друг. Мы с детства его знаем.

– Ты не понимаешь, Фил. Это уже не Макс. Ты не видел его, а я видел, – сказал Захар.

Вскоре после этих слов раздался грохот.

– Это где? – вздрогнула Мила. – Внизу? В каютах?

– Похоже. Девушки, отойдите на самый край палубы, мы сходим и поглядим, что это. А лучше, спрячьтесь там.

Не успел Игорь договорить эту фразу, как все увидели Макса. Он шатающей походкой шел прямо к ним.

– Вот вам и ответ на вопрос: можно ли с ним контактировать? Он вынес дубовую дверь, – сказал Фил.

– Что делаем? – спросила Мила, глядя на всех по очереди.

Макс подошел к ребятам и все увидели его лицо и руки. При свете луны они выглядели еще страшнее. Парни закрыли собой девушек и выжидающе смотрели на Макса.

– Макс, привет. Ты нас всех напугал, – сказал Фил. – Ты как, братишка?

– Где я? – спросил Макс.

– Ты на яхте, с нами. Мы отмечали день рождения Милы, потом ты вдруг спрыгнул в воду, – со слезами на глазах ответила Ксения.

– В воду? А зачем я прыгнул в воду? – спросил Макс.

– Давайте еще истинную причину назовем ему, чтобы совсем все стало плохо, – тихо сказал Игорь.

– Боишься? – усмехнулся Артем. – Правильно делаешь.

– Я не боюсь ничего естественного, но тут явно что-то сверх.

– Я хочу выяснить, что с ним произошло. Нам тоже угрожает опасность, – ответил ему Артем.

– Макс, вспомни, пожалуйста, как ты выбрался из воды? – спросила Мила.

– Они меня вытащили. Сначала неделю со мной работали, потом отнесли сюда.

– Макс, какую неделю? Мы тут со вчерашнего вечера, – удивилась Лина.

– Да, нам он тоже про неделю толковал, – шепнул ей на ухо Захар.

– А вы кто? – спросил вдруг Макс.

Этот вопрос поставил в тупик всех. Снова повисла пауза.

– Макс, мы твои друзья. Ты разве не помнишь? – спросила Мила. – Да что же это с тобой приключилось?

Ксения заплакала. Фил посмотрел на небо и присвистнул.

– Ребята, по-моему, рассвет. Тьма стала не такой густой. Вы это видите?

– Да, да, пусть наступит день, и этот кошмар закончится. Мы отвезем Макса в больницу, ему восстановят память, – бормотала Ксения.

– А как быть с макияжем? – спросил Игорь.

– Прекрати! Как ты можешь шутить в такой момент? – перебила его Лина.

– Ну, какие уж тут шутки? Пойду проверять приборы, вдруг заработали. Давно пора домой.

Небо потихоньку приобретало привычный утренний вид, из-за горизонта показались первые лучи солнца. Что осталось по-прежнему, так это луна со своим кровавым цветом и горящими краями. Мила хотела послушать, что говорят по радио, но как она ни крутила его ручки, аппарат молчал.

– Может, сели батарейки? – предположила Ксения.

– Дело не в батарейках. Оно пытается поймать волну, но не может.

– Все страньше и страньше, – сказал Игорь, проходя мимо сидящих девушек. – Ни один прибор не начал работать. Мы не можем, милые барышни, вернуться домой. Я понятия не имею, где мы вообще находимся. Ночью были сильные волны, яхту могло отбросить куда угодно.

– А якорь? Якорь же должен был держать судно на одном месте! – сказал Фил. – Или я чего-то не понимаю?

– Понимаешь! Но, когда мы искали Макса, ты сам и предложил поднять якорь. В итоге снова опустить его мы забыли. Было не до этого.

– Замечательно. Мы в ловушке. Стойте! А это еще что такое? – закричал Фил. Все посмотрели туда, куда Фил показывал трясущейся рукой. Восходящее солнце осветило странный прозрачный купол, который располагался совсем недалеко от их яхты.

– Это секретный объект? Нас принесло к секретному объекту? – спросил Захар.

– А где ты там объект видишь? Купол абсолютно прозрачный. Под ним ничего нет, – возразила Ксения.

– Значит, объект внизу. Он спрятан от посторонних глаз, – сказал Игорь.

– Хорошо спрятан! За версту видать, – улыбнулся Фил.

Макс за это время ни разу не сдвинулся с места и ни с кем не заговорил. В данный момент он неотступно смотрел на этот купол и даже не моргал.

– Это как у Стивена Кинга что ли? – спросила Лина.

– Не знаю, не читал, – сказал Игорь.

– Зато я читала, кошмар кошмарный, но интересный, – сказала Мила. – Неужели все это на самом деле бывает?

– Это вряд ли, – усмехнулся Игорь. – Друзья, у кого какие предложения? Что нам делать дальше?

– У меня есть предложение, – вдруг сказал Артем. – Давайте исследуем этот объект? На яхте есть лодка, на ней и подплывем.

– Ты с ума сошел? Мало нам приключений? Еще хочешь? – спросила его Ксения. – Нам нужно думать, как выбраться отсюда и доставить Макса в больницу.

– На опыты? – спросил Фил.

– Это почему на опыты? – возразила Ксения. – Ему помощь нужна, у него шок.

– А черные точки по всему телу – это, разумеется, от того самого шока.

– Ребята, прекратите спорить! – сказал Игорь. – Его точно сейчас никому показывать нельзя. Это из разряда «секретных материалов».

– И что с ним делать? – спросил Фил.

– Домой доставить к матери, а она пусть думает сама. Мы ни в чем не виноваты, он сам прыгнул в воду, а что уж там с ним случилось, не наша вина, – ответил Артем.

– Не наша? Вы серьёзно? Забыли, почему он прыгнул в воду? На небе творилось что-то страшное, и в самый жуткий момент Игорь его просто заставил это сделать! – выкрикнула Ксения.

 

– Спокойно! Нам сейчас не обвинять друг друга нужно, а понять, как выйти из создавшегося странного положения.

Макс повернулся к друзьям. Его глаза были полны ужаса.

– Туда нельзя, – сказал он и снова впал в бессознательное состояние.

– Самолет помните? Тут, наверное, мистическая зона, – предположила Мила.

– Ты еще скажи, что мы в Бермудский треугольник попали, – сказал Фил.

– А может, тут таких треугольников пруд пруди. Откуда ты знаешь? – парировала Мила.

– А затмение тогда причем? Все же с него началось! – не согласилась Ксения. Ей было жалко Макса до слез, до отчаяния, до истерики. Она не знала, что произошло с ним после прыжка в воду, но догадывалась, что что-то ужасное. Она видела, что теперь Макса боялись все присутствующие на яхте. Боялась ли на его тоже? Она пока не понимала. Также она не понимала, чего именно сейчас нужно бояться больше всего. В своем воспаленном мозгу она постоянно перекручивала события последних суток. Радио больше не работало, приборы вышли из строя. Только у них? Судя по упавшему в море самолету, не только. Ребята держались, но были все напуганы. Все даже не помышляли о еде. Это было странно, но все они чувствовали тошноту, и желание пить было единственным. Воды было мало. Игорь предупредил, что на яхте только четыре пятилитровых баллона с водой. Это было мало, очень мало. Впереди жаркий солнечный день. Один? А если нет? Если они не смогут в ближайшее время вернуться домой? Голод в открытом море не так страшен, как жажда. Шторм тоже никто не отменял. Небо ужасало: солнце и луна были отчетливо видны теперь рядом, причем луна была такого же красного цвета с огненными краями. Как такое могло быть? Почему при солнечном свете так ярко можно был видеть луну? Перспективы, которые вырисовывались перед Ксенией и ее друзьями, пугали и шокировали. Ксения вернулась к действительности, прервав свои панические мысли. Она увидела, что Артем и Фил готовили лодку к отплытию.

– Вы куда? Нельзя! Макс же сказал вам, что не нужно этого делать! – крикнула Ксения.

– Ты думаешь, что Макса сейчас можно слушать? Он же не в себе! Там люди, нам так кажется. Они нам могут помочь.

– Вы так в этом уверены? – снова крикнула Ксения.

Макс не реагировал на происходящее. Он сидел, раскачиваясь из стороны в сторону, не вникая в разговор и действия друзей.

– Ксень, пусть они хотя бы попытаются, – сказала Мила. – Нам что-то нужно делать! Не можем же мы так просто сдаться!

– Отлично! Получим еще троих в таком же состоянии, – сказала Ксения, кивнув в сторону Макса. – Тогда за борт?

– Друзья, а если сейчас всем сесть в эту лодку и поплыть домой? – спросил Фил.

– Одно предложение «лучше» другого! Как мы все вместимся в лодку? И куда ты планируешь плыть? Даже компас потерял свою работоспособность. Дальше в открытое море? Навстречу погибели? – резко сказал Игорь.

Все резко замолчали и их взоры были устремлены только на купол: там творилось нечто странное. Купол заиграл радужным цветами, а до слуха друзей донеслись слабые звуки.

– Я уверен, что там люди! Я же говорил. Тут проводят научные эксперименты, мне так кажется! – радостно закричал Фил.

– Там – не люди, – громко сказал Макс и упал без чувств.

* * *

Небо изменило свой цвет на темно-серый. Луна стала еще ярче, солнца вовсе не было видно. Ветер стал ощутимо крепчать, а настроение друзей упало до категории «безнадежность». С тех пор, как Максу стало плохо, прошло уже три часа. Парни привели друга в чувство, облив его холодной водой, но состояние не улучшилось. Он по-прежнему бормотал что-то невнятное и пугающее. Купол перестал издавать звуки и снова стал прозрачным. Артем и Фил снова собирались в дорогу.

– Ксения, а что если они не вернутся? Мы с кем тут останемся? Я Макса боюсь до ужаса, – сказала Мила.

– А они все собираются плыть?

– Да, кроме Игоря. Он остается с нами.

– Нужно уговорить еще кого-то одного остаться. Попроси Артема. Тебя он послушает.

– Я попробую. Как думаешь, что Макс имел в виду, сказав, что «там – не люди»? – я не могу выкинуть эти слова из головы.

– Макс что-то подцепил в воде, или его кто-то укусил из морских тварей. Он просто болен.

– Но смотрел он на купол, а не на воду.

– Мила, я сейчас знаю ровно столько, сколько все остальные, – устало ответила Ксения.

– А как он оказался на яхте? Его не было два часа!

– И на этот вопрос у меня нет ответа. Мне он подробности не рассказывал. Я ничего от вас не скрываю.

– Я думаю, что сейчас оставаться с ним опасно. Если он выбил дубовую дверь в каюте, то нас раскидает и подавно в приступе гнева или страха, – сказала Мила.

– Если это так, то нам и остальные не помогут. Пусть едут. Как-то же нам нужно отсюда выбираться.

В итоге договорились, что поплывут к куполу Фил и Захар.

– Ладно, уговорили, останусь с девчонками, – сказал Артем. – Да и в лодке для троих мало места. Надувная игрушка, а не спасательная шлюпка. Ребята, возьмите фейерверки, если будет совсем плохо, стреляйте, мы увидим. Погода пасмурная, обзор неплохой.

– Увидите, а что потом? – спросил Фил.

– На яхте есть еще одна такая же лодка, приплыву.

– Не тратьте все фейерверки, можно их запустить ночью, если кто-то будет проплывать, – попросила Ксения.

Макс заснул прямо на палубе. Ксения присела рядом и задумалась. Она вспоминала, как они познакомились, и что было дальше. Все, что их разлучило, ее уже не мучило. Это была ошибка, недопонимание, промах. Жестокий, но поправимый. И вот теперь, когда она так надеялась, что все можно вернуть и исправить, Макс попал в беду. Да что там Макс! Они все попали в беду. Макс вдруг тихо застонал. Ксения придвинулась к нему ближе и потрогала его лоб. Тело было очень горячим, она резко отдернула руку.

– Мила, подойди сюда, пожалуйста, – позвала Ксения подругу.

– Что случилось? – спросила Мила.

– Макс весь «горит», у нас есть аптечка? Спроси, пожалуйста, у Игоря.

Через минуту Игорь уже пришел с аптечкой, проверив все препараты, которые там есть.

– Вот антибиотики. Попробуй его разбудить и заставь выпить, – сказал он Ксении, протягивая таблетки.

Ксения вздрогнула. Она не представляла, как разбудить Макса, сохранив спокойствие. Неизвестное всегда пугает. Макса она не боялась, но это был совсем другой человек, не ее любимый Макс. Ксения тихонько снова потрогала его лоб. Ей показалось, что он стал еще горячее. Вдруг она словно поменялась с ним телами. Он почувствовала свою руку такой горячей, а лоб Макса ледяным, но все это длилось только несколько секунд. Она вздохнула и начала толкать Макса в плечо. Разбудить его получилось только спустя минут пять. Он приоткрыл глаза и недоумевающе огляделся вокруг. Ксения понадеялась, что с ним стало все в порядке, и он приходит в себя, но скоро ее надежды рухнули.

– Макс, дорогой, тебе нужно принять таблетки. У тебя высокая температура, – сказала она, поглаживая парня по плечу. Он пристально посмотрел на нее и кивнул головой. Она подала ему на ладони таблетку и протянула стакан с водой. В этот момент подбежал Игорь. В руке у него был шприц.

– Вот! Нашел! Это лекарство быстрее снимет температуру, – радостно прокричал он. В этот момент Макс, увидев шприц, молниеносно сорвался с места и зарычал. Все отпрянули назад. Мила завизжала. Макс был словно раненый зверь. Он метался по палубе, бил ногами все предметы, попадающиеся на пути. Потом повернулся к Игорю и направился прямо к нему.

– Игорь, беги! – закричала Лина.

* * *

Парни в лодке хранили молчание. Купол, к которому они плыли, был уже совсем рядом. Отсюда он казался гораздо больше и загадочнее. Море было неспокойным. Лодку раскачивало так, что Фила стошнило.

– С детства не выношу качки, прости, брат, – сказал он.

– Все нормально, не извиняйся, – успокоил его Захар. – Я за тобой этого не замечал раньше. Мы приближаемся, а дальше что?

– Плывем прямо на купол. У нас с тобой выбора нет. Мы должны найти тех, кто нам поможет. Остальные на нас надеются.

– А если мы найдем тут свою погибель, как сказал Игорь?

– Типун тебе на язык.

Лодка приблизилась практически к самому куполу. Он был прозрачный, как они его и видели со своей яхты, но вблизи им показалось, что он издавал еще и свой собственный свет. Свет менялся от яркого до еле заметного. Наконец лодка уперлась во что-то и остановилась.

– Что случилось? – спросил Фил.

– Мы уперлись в купол. Он твердый.

В этот момент они услышали резкий звук сирены. Парни переглянулись. Их взгляды выражали страх и неуверенность в своих дальнейших действиях.

– Плывем обратно? – спросил Фил.

– Если есть сирена, то тут нет ничего сверхъестественного. Видимо, есть люди, которые нам помогут.

– Интересно, чем они нам помогут? Катера на ходу никакого нет. И где люди могут быть?

– Мы понятия не имеем, сколько вокруг нас существует секретных объектов, наверное, это один из них.

Рейтинг@Mail.ru