Страницы сгоревшей вечности

Елена Валерьевна Бурмистрова
Страницы сгоревшей вечности

– Хорошо, понял. Кристина была готова даже на «любовную ловушку», только я ей не позволил. Думаю, что наш план более, чем удачный. Вчера произошел странный случай. Я надеюсь, что это никак не связано с нашим делом. …. Ее пытались убить. … Я сам знаю. Приму меры… Нет, подъехать близко к отелю никак нельзя. Тут провал дороги. Я не знаю, начали ли ее ремонт. ….Будет сделано. До связи.

Дима осторожно выглянул из кабинки и увидел Егора. Он быстро уходил из туалета.

– Опа. Такого я себе даже не представлял, – тихонько сказал Дима.

Он прибежал в ресторан с горящими глазами.

– Что там стряслось? Ты куда пропал? – спросила Ася.

– Не поверишь! Есть кое-какие новости. Наша парочка становится все интереснее и интереснее.

– Выкладывай, обожаю тайны.

– Я подслушал разговор Егора по телефону.

– С кем?

– Я так понял, что с боссом. Агенты они что ли? Не понимаю. Нужно разобраться. По лексике я бы сказал, что это именно агентурная, но я могу ошибаться.

– А как же он говорил в твоем присутствии, если он крутой агент?

– Я же сказал, что подслушал. Он не видел, что я тоже зашел в туалет. У меня так тихо получилось, что я сам себя не слышал. А по идее, когда входишь в этот самый туалет, который расположен практически под лестницей, его дверь издает такой звук, что никак бесшумно пройти не получается.

– Все равно! Тоже мне агент! На улицу надо было выйти! – сказала Ася.

– На улице опять льет дождь. Вот и поленился, видимо.

– Так они не муж и жена?

– Нет, вот тут как раз они не врут. Они только что поженились. И вместо отпуска их шеф загнал сюда на задание. Кто-то из нас их очень интересует.

– Вот тебе и тихий уголок. Значит, ее стукнули не просто так?

– Не думаю. У них просто встреча. Обычно на такой встрече или передают информацию для одной из сторон в устном или электронном виде или о чем-то договариваются.

– Если это так, то они никогда сами ничего не расскажут. Надеюсь, это не связано с тайнами этого места. И тогда нам это и не нужно.

– Это как сказать, – не согласился Дима.

К столику подошла Лара.

– Молодые люди, не поможете даме открыть шампанское? – спросила она.

– Лара, с тобой же сидел джентльмен. Куда делся? – улыбнулся Дима.

– А куда вы все деваетесь? Туда и он делся.

– Присаживайся за наш столик, – предложила Ася.

– О нет, я не буду вам мешать. Я знаю, что мешать это некрасиво.

– Ты нам не мешаешь. Присаживайся, – повторила Ася.

– А ты хорошая. Даже жалко…– тут она осеклась и замолчала.

– Жалко что? – быстро спросил Дима.

– Ничего, так просто вырвалось. Жалко, что у меня нет такой подруги.

Она выпила с ними бокал шампанского и быстро удалилась.

– Что она имела в виду? – спросила Ася у Димы. – Почему ей меня жалко?

– Не знаю, заметила ты или нет, но она пьяна. Мало ли что взболтнула, – успокоил ее Дима. Он действительно не придал никакого значения этой фразе, зато Ася расстроилась и снова испугалась.

Когда Ася и Дима зашли в номер, то увидели, что окно разбито, и ветер гулял тут как у себя дома. Весь пол был в стеклах, а рама висела на одном шурупе.

– Ого! Час от часу не легче, – воскликнул Дима.

– Дима, что это? Кто это сделал? – спросила в ужасе Ася.

– Тут как раз нет ничего криминального или мистического. Это все просто ветер. Смотри, что творится на улице.

– А мы и не заметили ухудшения погоды, сидя в уютном ресторане.

– Сейчас я возьму ноутбук, и мы пойдем к тебе. Оттуда свяжемся с моим физиком. А Венере я позвоню и попрошу убрать в номере.

– Привет, – осторожно сказал Дима, увидев подключившегося к конференции импозантного мужчину.

– Привет, давненько не звонил. Так занят?

– Да, давай потом все разборки. Нам нужна твоя помощь.

– Я слушаю.

– Знакомься. Это Ася.

– Очень приятно. Меня зовут Александр Сергеевич. Не Пушкин, а Пушилин, правда, но тоже ничего.

– Я очень рада знакомству.

– Где-то я Вас, милая девушка, видел.

– Так, давай потом. Мы по делу, – прервал его Дима.

Дима вкратце рассказал все, что было нужно знать ученому. Ася иногда добавляла немного фраз, предложений и эмоций. Она перестала стесняться, увидев, как Александр Сергеевич внимательно отнесся к проблеме.

– Скажите, Александр Сергеевич, а есть ли специальная наука, которая изучает такие явления? – спросила она.

– Есть, деточка, есть, эниология – древнейшая наука современности, наука о процессах энергоинформационного обмена в Мироздании. В ней все древнейшие эзотерические знания цивилизации. Эта наука обо всем. И первое ее правило: чудес не бывает. Есть несоответствие всего происходящего созданным на Земле законам. Это есть, никто не отрицает. Кто-то это видит, кому-то еще предстоит это заметить.

– Так ты отрицаешь мистику и магию? – спросил, усмехнувшись, Дима.

– Не бывает магии черной или белой. Есть совокупность знаний предыдущих реинкарнаций нашей земной цивилизации. Все это лежит настолько глубоко, что даже ученые иногда не знают, где копать. За все в этом мире приходится платить. И, к сожалению, для многих, это не деньги. Вот послушайте, ведь когда наступает момент возврата кармических долгов, мы удивляемся. Это еще нам за что? Люди неправильно понимают одну истину: добро – это норма жизни. И нечего за добрые поступки ждать счастья, которое тут же прилетит им на голову. Но зло – точно наказуемо! По закону «бумеранга» зло обязательно вернется к тому, кто его породил. Вероятно, призраки могут об этом нам напоминать.

– Так кто же на самом деле способен видеть призраков?

– Я видел сотни фотографий с призраками, слышал сотни рассказов об этих аномальных сущностях. Кто такие призраки? Кто может их видеть? Вот вам честный ответ – никто не знает.

– Вопрос в том, почему некоторые люди видят призраков и духов, а другие никогда не видели? – спросил снова Дима.

– Может быть, призраков привлекают определенные люди, – ответил Александр Сергеевич. – Допустим, что ты в них веришь, а Ася – нет. И дело совсем не в том, что призраков не существует, а в том, что Ася блокирует возможность их видеть.

– Я никогда раньше с таким не сталкивалась. Мне даже кошмарные сны не снятся. Почему же сейчас?

– На этот вопрос, милая девушка, я Вам ответить не смогу. Знаю точно, что они есть. Являются ли призраки плодом нашего воображения или потерянными душами, понятия не имею. Но что-то им от Вас нужно, если Вы их видите. В следующий раз просто спросите напрямую, что хочет от Вас эта женщина.

– Но я же разговаривала с ней, она была весела и спокойна. Ничто не указывало на то, что ей нужна помощь.

– Призраки могут быть веселыми или злыми, приветливыми или страшными. Они иногда показывают эмоции, а иногда нет.

– Я сама должна догадаться, что ей от меня нужно? – в отчаянии спросила Ася.

– Боюсь, что да. Что там говорит семья? Что она пропала? Так может быть она хочет, чтобы вы раскрыли ее страшную тайну?

– Еще не легче. Как же я раскрою преступление тридцатилетней давности?

– Тут я ничего не могу сказать. Единственное, все же постарайтесь разобраться в ее смерти. Она может от Вас и не отстать.

Ася чуть не расплакалась. Дима попытался ее успокоить, но Александр Сергеевич успокоил ее сам, сказав, что призрак может появляться только в том месте, где она и умерла. Так что, если Ася уедет в Москву, все может прекратиться.

– Все же я не понимаю. Если призрак спокойно разговаривает с людьми, почему он не может рассказать сам, что с ним случилось? – спросил Дима.

– Я где-то слышал теорию, что призраки знают все и обо всех, но сам момент своей гибели они не помнят. Им нужно помочь в этом. Навести на воспоминания. Может, это тот самый случай?

– Похоже на то, – согласился Дима.

– Так, сын, пока. У меня мама с ужином.

На экране появилась великолепная женщина и приятным голосом поздоровалась сначала с Асей, а потом с Димой.

– Привет, молодежь! Как у вас дела? Как отдыхается?

– Мама, все хорошо.

– А что это за прекрасное создание рядом с тобой? Где-то я ее видела.

– Мама, не смущай Асю.

– Ася? Вы случаем не главный редактор моего любимого журнала?

– Да, это я. Спасибо за «любимый». Я очень рада.

– Не скромничайте, журнал великолепный.

– А я думаю, где я видел это прелестное создание! У нас есть все номера вашего журнала. Ксения его регулярно покупает. А Вы там просто красотка.

Когда Дима отключился от конференции, Ася удивленно захлопала глазами.

– Почему ты не сказал мне, что это твои родители?

– Чтобы ты не стеснялась.

– Какие они замечательные! Мама – вообще красавица. И очень знакомое лицо.

– Да, она актриса. Сейчас мало снимается, хотя ее до сих пор очень часто приглашают.

– Неудивительно.

– Так, что мы имеем?

– Ничего. Кроме того, что нам нужно выяснить, как умерла мама Венеры.

– В этом и проблема. Как это сделать? Неужели никто не интересовался до нас этим трагическим случаем? Уверен, что многие. Смысла сейчас опять всех расспрашивать, я не вижу.

– А что тогда?

– Не знаю, нужно ждать и думать. Нам все равно отсюда пока не выбраться. Нужно с пользой провести это время. Я позвоню своему другу, он работает в органах. Попрошу его все узнать об этом случае, что только есть в архивах. Он поможет. Мне пора. Пойду и проверю, починили ли мне окно.

– Дима, если не починили, возвращайся. Я боюсь тут оставаться одна, если честно. Может, поживешь пока в этом номере? Тут две кровати, мы разместимся.

– Хорошо, я сейчас вернусь. Ничего не бойся.

Лара недовольно кинула сумочку на кровать. Она подняла телефон, который упал на пол, и набрала номер.

– Привет. Что нового? – услышала она голос в трубке мужской голос.

– Ничего. Все по плану. Долго еще?

– Какая тебе разница? Все равно не выберешься, пока дорогу не починят.

 

– А ее чинят?

– Сегодня уже пригнали технику.

– Отлично. Надоело все уже. Неинтересная работа.

– Ты там давай без алкоголя, а то сболтнешь чего лишнего.

– А ты мне не указывай, не мама.

– Ты предупреждена.

– Дешевый спектакль, а я достойна большего, – сказала Лара и отключилась от абонента.

В дверь постучали. Лара открыла и улыбнулась.

– Ты? Проходи скорее. Мне срочно нужно поднять настроение. Шампанское есть?

Лара громко стукнула дверью и все стихло.

….

Ночь словно обрушила на маленький отель всю свою злость и коварство: гремел гром, беспрестанно сверкали молнии, дождь лил так, что казалось, отель сейчас снимется с якоря и поплывет по дождевым волнам к озеру. Ася спала крепко, но когда гром стал стихать, она почему-то проснулась. Молнии освещали комнату странным розовым светом. Ася встала и подошла к столу за стаканом воды. Вдруг рука, потянувшаяся за стаканом, нервно дернулась, и от страха воздух перестал поступать в легкие.

– Дима, Дима! – громко крикнула она.

Дима тут же проснулся и подбежал к ней. Ася смотрела в одну точку и не дышала. Дима пригляделся и увидел рисунок на столе. На нем был изображен домик у озера и Ася, лежащая на земле. Дима рванулся к двери, она была крепко закрыта. Он оделся и выбежал вниз. Колокольчиком он разбудил Венеру. Она сонная вышла к нему, застегивая халат на ходу.

– Венера, кто брал ключи от комнаты Аси?

– Не пойму, не тараторь. Что случилось?

– Кто-то входил в комнату Аси, когда мы спали.

– Мы?

– Вот только глаза не нужно закатывать. Да, мы. Девушка напугана до смерти, я с ней остаюсь, чтобы ей не было так страшно. Сейчас речь не о чести и достоинстве, а о том, что тут у вас творится.

– Да не кипятись! Что у нас творится? Это у Аси творится, а не у нас. У нас все спокойно.

– Да! И камнем голову Кристине проломили тоже не у вас.

– Это принимается. Да что случилось? Ты так и не сказал!

– У нас в номере кто-то был.

– Это исключено, если вы, конечно, не закрывались на ключ. Если нет, то тут я за всех ручаться не могу.

– Комната была закрыта! Я первым делом все проверил. У кого есть запасные ключи?

– Есть у меня, разумеется. Они висят тут, под замком. Вот от замка этого ключ только у меня. Никто не брал и не мог взять. Я никому не даю его, даже Вике.

– Понятно, что ничего не понятно.

– Иди и успокой девушку, ложитесь спать. Утром обговорим. А что произошло, кстати?

– Оставили рисунок на столе.

– Рисунок?

– Да, рисунок. Не знаете, кто тут у вас художник? Рисунок, кстати, неплохой.

– Нет, как-то не замечала, чтобы кто-то из присутствующих тут гостей, рисовал. А там кто знает! Они не докладывают.

– Спокойной ночи. Не хочу оставлять Асю надолго одну.

– Спокойной ночи. Знаю я, кто тут хорошо рисовал, но это полный бред, – тихо сказала Венера, когда Дима скрылся из вида.

Дима вернулся в комнату, Ася плакала.

– Дима, что происходит? Кто это нарисовал?

– Это шутка чья-то. Я уверен.

– Что сказала Венера? Ты же к ней ходил?

– Она сказала, что ключи не висят в общей доступности. Они под замком, и никто не может ими воспользоваться, кроме нее. Дверь была закрыта. На третий этаж не добраться. Варианты закончились.

– У меня есть вариант.

– Только, пожалуйста, не придумывай ничего сверхъестественного.

– Это была она. Больше некому. Она меня еще при первой встрече предупреждала, чтобы я была осторожна. Я тогда очень удивилась.

– Ты думаешь, что это нарисовал призрак?

– А кто еще?

– Ася, видеть призрака ты, допустим, можешь, а вот физическая активность призракам не по плечу.

– Откуда ты знаешь? Даже твой отец не знает. Она стучала в окно моей машины! Я проснулась от этого звука.

– Она могла мысленно передать тебе эти звуки.

– Ты думаешь, такое возможно?

– Не знаю, но больше версий у меня нет. У меня появилась идея. Ты не трогала листок и карандаш?

– Нет, конечно.

– Вот и хорошо. Нужно снять отпечатки пальцев.

– А как ты это сделаешь, когда мы отрезаны от мира?

– Сегодня отрезаны, завтра соединимся. Не переживай. Я обязательно выясню, кто это нарисовал.

– У тебя в органах есть человек, я вспомнила. Вот возьми пакет, его никто не трогал. Прячь.

– Никому не показываем?

– Я хочу его показать Венере. Ты не против? На стенах висят рисунки. Это рисунки Насти. Они очень похожи по стилю. Неужели ты не видишь?

– Я ничего не понимаю в живописи, – ответил Дима. – Давай ложиться спать. Уже светает, значит, тучи рассеиваются. Будем надеяться, что завтра будет солнечный день, и все страхи уйдут.

– А мне кажется, что все мои страхи только начинаются.

Дима обнял Асю. Он знал, что этого делать ни в коем случае нельзя. Что происходило в его сознании, не понимал даже он. В этот момент ему захотелось всегда о ней заботиться и охранить ее спокойствие. Он понял, что она ему совсем небезразлична. Она притягивала его как магнитом. Она была настоящая, светлая и открытая. В любви Диме не везло. Первая жена его бросила в тот момент, когда поняла, что свекровь не будет делать из нее звезду Мосфильма. Ксения отрицательно относилась к семейственности в актёрском деле. Как-то ее уговорил известный режиссер снять в главной роли ее сына, когда тому было всего семь лет. Это было мучением для всех. Маленький Дима не понимал, что от него хотят, часто плакал и портил кадр. Фильм с горем пополам сняли, но Ксения больше и слышать не хотела, чтобы сын пошел по ее стопам. К счастью, сын и не собирался становиться актером. По стопам отца Дима тоже не отправился. Ему с детства была интересна профессия журналиста. Когда он с мальчишками играл во дворе, он всегда «снимал» горячие репортажи. Брал палку в руку, изображая микрофон, и с блеском в глазах представлял, что перед ним оператор с камерой. Тут он не боялся камеры, тут он ее обожал. Детские мечты сбылись, Дима вышел из школы с золотой медалью и поступил в университет. Учение давалось ему легко. Уже на третьем курсе он отправился с группой отличников в Париж на практику. Это было прекрасное время. Там он встретил свою первую любовь. Беатрис уже закончила учиться и работала на кафедре. Дима знал, что все, что касается человеческих чувств – сплошная химия. Их моментально потянуло друг к другу. Они не могли найти объяснение этому явлению. То, что ученые называют игрой гормонов, Дима и Беатрис назвали любовью с первого взгляда.

Вернулись в Москву они вместе. Ксения приняла девушку, а вот Александр заартачился. Вида не показывал, но и радости от общения с невестой сына не проявлял. По-французски он не говорил, к его радости. Это был отличный повод вообще не общаться с будущей невесткой. Через три месяца, не выдержав русского образа жизни, Беатрис с чувством глубокого удовлетворения вернулась в Париж. Они не расстались, просто девушка решила пожить дома. Но через полгода их переписка и международные звонки сошли на нет. Дима сначала переживал, злился, расстраивался, но позже успокоился и решил, что это к лучшему.

Когда два года назад они с отцом полетели в Дрезден на собрание, сущность которого Дима сначала не понял, он встретил Милану. Только недавно он догадался, что эта встреча была не случайна. Отношения между ними начались быстро, но Дима понимал, что это не любовь всей его жизни. Родители как будто специально их сводили. Отец постоянно контролировал их встречи, приглашал Милану в Москву, интересовался новостями. Большого опыта Дима в любовных делах не имел, ему казалось, что все идет как нужно. Для него это были просто отношения. Без будущего. Девушкам после своих промахов он не верил, знакомиться для создания семьи и вовсе не собирался. Милане он мог не звонить неделями. Она же терпеливо выжидала, не навязывалась и сама не трезвонила с истериками

Когда он познакомился с Асей, его сердце впервые дрогнуло. Это было похоже на наваждение. Дима даже испугался. Такое с ним случилось впервые. Это были совсем другие чувства, которые он не торопился подгонять или обнародовать. Он решил, что пусть все идет своим чередом.

….

Когда огромные часы в холле пробили шесть утра, Дима и Ася спустились вниз и показали рисунок Венере. Она уже вовсю бодрствовала и готовила кофе.

– Что это? – спросила женщина. – Это тот самый рисунок?

– Да. Этот рисунок оказался в моем номере, на столе.

– И что?

– Я его не рисовала, – сказала Ася.

– И я тоже, – поспешил заметить Дима.

– И как он туда попал?

– Мы как раз и хотим это узнать.

– Вряд ли я скажу что-то конкретное. Я не знаю, как он там оказался, – пожала плечами Венера.

– А что это за дом? – спросил Дима.

Тут Ася снова побледнела.

– А ты разве его не узнаешь? – тихо спросила она.

– Нет, скажи.

– Это же ведьмин дом, который стоит на самом берегу озера.

– Действительно похож, – согласилась Венера.

– Почему он? Почему именно этот дом? – снова чуть не заплакала Ася.

– Мне кажется, что вам нужно туда сходить, – тихо сказала Венера.

Тут раздался чей-то визг. Послышался топот ног, и раздались крики. Ася и Дима моментально сорвались с места и побежали вверх по лестнице. Когда они поднялись на третий этаж, они увидели Викторию, которая зажав рот, призывно размахивала руками. Лара неподвижно лежала около своего номера, дверь была распахнута.

– Что с ней? – крикнула Ася и попыталась к ней       приблизиться.

В этот же момент она увидела, что голова Лары лежит в луже чего-то темно-красного. Тут ей стало нехорошо, и она медленно стала опускаться вниз по стене. Дима еле успел ее подхватить. Последнее, что она увидела перед глазами, это испуганный взгляд Игоря, который был устремлен на Лару.

Измученный от постоянных бедствий город, спал. Ася шла в темноте по знакомым улицам и держалась за каменные стены домов. Под плащом у нее было спрятано что-то тяжелое и квадратное. Она не знала, что это. Ее догнал человек, который радостно вскрикнул.

– Принесла?

– Принесла.

– Тогда пойдем. Уже все ждут.

Ася вошла в подвал дома и увидела скрытый проход. Человек приоткрыл перед ней дверь, и Ася оказалась в большой комнате, где в центре стояли семь кресел, в которых сидели незнакомые ей люди. Одно место было свободным. Туда и уселся человек, который ее встретил.

– Дебора, подойди сюда, – услышала она голос одного из них.

Ася поняла, что звали именно ее, и приблизилась к сидящим в креслах людям. Она протянула им то, что прятала под плащом. Это была книга.

– Мне нужно кому-то ее отдать? – тихо спросила Ася.

– Ты можешь положить ее сюда, – сказал человек, показывая на маленький столик у входа.

Ася положила книгу на стол и спросила, что ей нужно делать дальше. Ответа не последовало. Человек встал со своего кресла и подошёл к книге, взял ее и попытался открыть. Книга не открывалась. Каждый из них по очереди попробовал открыть эту книгу. Результат был тот же. Тогда один из них шепнул главному что-то на ухо. Человек встал и показал Асе на книгу жезлом.

– А теперь ты. Открой книгу.

Ася подошла к столику и протянула руку к книге. От нее пошел слабый синий свет. Все поднялись со своих мест. Они с волнением смотрели, что будет дальше. Ася легко открыла первую страницу и начала листать книгу.

– Это она, мы нашли ее, ее нужно охранять, – услышала Ася взволнованные реплики за своей спиной.

….

Ася открыла глаза, голова трещала и гудела.

– Где я? – глухо спросила Ася Диму.

– У меня в номере. Окно починили, я тебя принес сюда. Тебе стало плохо.

– Плохо? Да, плохо, – бормотала Ася.

Она не стала ничего говорить о своих видениях. Не хватало, чтобы он действительно решил, что девушка сумасшедшая.

– С тобой сейчас все хорошо? – спросил Дима.

– Да, спасибо, вроде бы нормально. Ах, да. Лара. Что с ней? Где она?

– Тихо! Лежи! Тебе нужно отдохнуть. У тебя стресс за стрессом. Вот и организм не выдержал.

– Дима, я спросила тебя о Ларе.

– Ее убили.

– Убили? Как убили? Когда убили? Кто?

– Ни на один вопрос, кроме первого, я не могу тебе ответить. Хотя не второй тоже отвечу – тупым предметом по голове. Предположительно это статуэтка, которая стояла на тумбочке около ее номера.

– А сейчас эта статуэтка где?

– Она лежит рядом с трупом. Но то, что это орудие убийства, еще не факт. Вероятно, Лара, падая, могла ее зацепить.

– И что теперь?

– Я звонил в полицию. Они будут сюда добираться.

– Как? Венера вчера сказала, что дорогу еще и не начинали делать.

– Прилетят на вертолете. Тут поля кругом, так что сядут. Иного пути нет. Мы не можем трогать ничего.

 

– Дима, я никогда не видела настоящее убийство. Я боюсь. Я хочу уехать отсюда срочно.

– Ася, самое невероятное то, что мы пока вряд ли куда отсюда уедем. Все мы будем под подозрением.

– Сначала Кристина, потом Лара. Что происходит?

– Будем выяснять. Половина моих книг – детективы, так что я умею мыслить в этом ключе.

– Ты сам собираешься понять, что тут творится?

– Если честно, то я не думаю, что полиция быстрее разберется. Тем более, что мы про каждого уже немного знаем. А им еще предстоит всех расспросить и прощупать. Мы начнем действовать сами. Третий этаж закрыт для нас всех, так что я сейчас тебя провожу, и ты соберешь все свои вещи и переедешь в комнату, которая находится рядом со мной. Я уже договорился с Венерой.

– Я точно не буду жить одна в комнате. Думай, что хочешь, но я переезжаю к тебе. Убийства, призраки, покушения на убийство, нет уж. Кстати, я не очень тебя стесню? Я буду на этом диванчике спать. Только не одна.

– Сочту за честь. Но спать ты будешь на удобной кровати, а я на диванчике. Я же все-таки джентльмен. Помнишь?

Ася впервые за два дня улыбнулась. Она чувствовала какое-то особенное притяжение к этому человеку. Он спасал ее в данный момент от страхов, от волнений, от одиночества в такой странный момент ее жизни. Она чувствовала, что все больше и больше привязывалась к нему. Ей тоже не везло с мужчинами, поэтому она боялась даже предположить, что с Димой ее будет связывать нечто большее, чем дружба или раскрытие преступления. Но химия, которая все же возникла между ними, красноречиво заявляла о себе каждую минуту. Девушка была испугана ситуацией, но именно эта ситуация подтолкнула ее ближе к Диме. И теперь ей казалось, что если бы ничего не происходило тут, в отеле, им бы не удалось так сблизиться. Она со страхом подумала о том, что он просто жалеет ее или хочет помочь от скуки. Пока ничто не указывало на то, что между ними начинается роман.

– Я хочу тебе кое-что предложить. Готова выслушать? – спросил Дима.

– Предлагай, – улыбнулась она.

– Давай все же сходим в этот дом. Я просто чувствую, что мы должны его осмотреть.

– С тобой мне ничего не страшно. Я согласна. Давай сходим.

– Тогда после завтрака и отправимся. Ты готова?

Завтрак проходил в тишине. Все ожидали момента, когда полиция до них доберется. Люди смотрели друг на друга украдкой и понимали, что кто-то из тех, кто сейчас находится за этим столами – убийца. Небо снова заволокло тучами, и уже слышались первые раскаты еще далекого грома.

– Коленька, ты хочешь еще клубнички? – спросила Нина Сергеевна.

– Ой, Вы меня как маленького балуете. Я бы съел. Я мало ел клубники в детстве.

Нина Сергеевна вытерла мгновенно скатившуюся слезу. Иван Петрович толкнул ее ногой под столом.

– Коля, ты ешь, мы еще у Венеры попросим.

– Ничего вы не попросите, – услышали они голос Игоря.

– Это еще почему? – удивился Коля.

– Я сегодня слышал, как они с Викой разговаривали, что запасы кончаются. Несколько дней уже никто не может сюда пробраться, чтобы поставить продукты. Скоро и нам будет нечего есть, не до клубники уже. Эта последняя, кстати.

– А ведь и правда, мы отрезаны ото всего мира. А Вы не знаете, дорогу начали делать? – спросил Иван Петрович.

– Нет, не знаю. Слышал, что вчера технику пригнали, но сам не видел. Так дождь и не прекращается. Это аномалия какая-то.

– Эти места и не такое видывали, – сказала Венера, проходя мимо их столика.

– А чего они видывали? – крикнул ей вдогонку Коля.

– Разное, – донесся до его слуха ответ.

– Кристина, как Вы себя чувствуете? – спросила Венера. – Вам уже лучше?

– Нет, мне не лучше. Это меня должны были убить, я это чувствую. Мне страшно. Где эта полиция?

– Они приедут, не волнуйтесь.

– Да уж, как тут не волноваться! Кто же знал, что у вас тут маньяк!

– С чего Вы взяли, что хотели убить Вас? – спросил Иван Петрович.

– А кого? На меня уже покушались! Значит, меня и хотели убить.

– А что? Есть за что? – усмехнулся Игорь.

– Хам! – мгновенно отреагировала Кристина.

– Игорь, не нервируйте мою жену. Ей и так досталось! – вежливо попросил Егор.

– Простите, простите. Я не хотел никого обидеть. Нам всем сейчас немного неуютно.

– Это кому неуютно? – спросил Ярослав. – Мне, допустим, все равно. Меня все это не касается.

– Вы такой бездушный! – сказала Виктория.

– Нет, это вы все делаете вид, что вам есть дело до этой актрисульки. Я просто честен.

– Ярослав, мы не делаем никакого вида, нам просто жаль Лару, и мы понимаем, что убил ее кто-то из нас, – громко сказала Ася.

В ресторане наступила абсолютная тишина.

….

Полиция прилетела на вертолете сразу после того, как в отеле закончился завтрак. Вертолёт приземлился на поле, совсем недалеко от отеля. Майор Сердюк спрыгнул на землю и увяз в грязной луже.

– Ну и занесло нас, Марк, это же край света, – сказал он своему помощнику.

– Края света в Московской области не бывает, товарищ начальник,– ответил старший сержант.

– Я уже сомневаюсь. И прекрати меня так называть. Где группа? Заснули что ли?

– Они свои причиндалы достают. Сейчас догонят.

Когда полицейские вошли в отель, их встретили Венера, Вика и Федор.

– Добрый день, хозяева. Я – майор Сердюк, Виктор Николаевич. Мой помощник – старший сержант Залесский Марк Вениаминович. Показывайте, что у вас тут, – сказал он.

Венера повела их на третий этаж. Рабочая группа начала свои обычные дела, а Венера попросила майора разрешения не присутствовать при этом процессе. Майор отпустил хозяйку отеля и пристально рассматривал все, что попадалось на глаза.

– Михалыч, что скажешь? – спросил он пожилого человека, который осматривал труп.

– А что сказать! Все вроде ясно. Смерть наступила где-то в районе от двенадцати ночи до трех утра. Предположительно от удара по голове тупым предметом. Я думаю, что вот эта статуэтка и является орудием убийства, но экспертиза скажет точнее. Все, Вить, остальное после вскрытия.

– Ребята, вы закончили? – крикнул Сердюк.

– Минут десять еще, – раздался голос из комнаты.

– Тогда грузитесь и улетайте. Мы с Марком остаемся.

– Понял, шеф, – сказал тот же голос.

– И скажете дорожникам или властям, чтобы дорога была!

– Когда, чтобы была? – спросил молоденький полицейский.

– Вчера! – рявкнул Сердюк и начал спускаться вниз по лестнице.

– Понял! Так и передам!

Майор попросил Венеру всех пригласить в ресторан. Когда все собрались, он вышел на середину и представился.

– Так, граждане отдыхающие, в связи с обстоятельствами, никто из присутствующих не может покинуть здание отеля до специального распоряжения. Мы с помощником побеседуем с каждым из вас. Где можно будет это сделать? – последний вопрос относился к Венере.

– Я размещу Вас в библиотеке. Это тут, на первом этаже, – ответила она и показала на дверь.

– Спасибо. Подходит. Сколько отдыхающих и работников отеля всего тут находится? – спросил Сердюк.

– Десять гостей, я, моя дочь Вика, две девушки, которые помогают на кухне и сторож Федор. Вернее, девять уже гостей. Я Лару тоже посчитала, – ответила Венера и смахнула слезу. – Девушек, кстати, тоже нет уже четыре дня. Они должны были как раз после выходных подъехать, но дорогу размыло.

Вдруг все как по команде подняли головы вверх. Там послышался такой грохот, что он испугал всех присутствующих.

– Марк, сходи наверх. Глянь, что там?– сказал Сердюк.

– Слушаюсь, – сказал Марк и вытащил пистолет.

Пока он не вернулся, никто не сказал ни слова.

– Что там? – спросил майор.

– Ничего, Виктор Николаевич, я зашел во все комнаты, там никого и ничего.

– Так что за звук был?

– Я не знаю.

– Давайте я с Вами поднимусь. Все же я тут каждый уголок знаю, – предложила Венера.

– Все остаются на местах, а вы идите, – распорядился Сердюк. – Пока Венера с Марком осматривают помещение, мы начнем нашу беседу. Сначала я бы хотел со всеми вами поговорить.

– Я чувствую, что мы не скоро освободимся, – шепнул Дима Асе.

– Нам особо некуда торопиться. Сходим после обеда, – ответила Ася.

– Итак, начнем, – снова сделал вступление майор. – Вы ужинали вчера в этом ресторане все вместе?

– Да, мы в тот вечер все были тут. Причем, пришли в одно и то же время. Погода была плохая, и поэтому в своих комнатах не сиделось. Лучше уж было тут пообщаться с народом, – ответил за всех Игорь.

– Сядьте, пожалуйста, сейчас так, как сидели за ужином, – попросил Сердюк.

Гости отеля расселись, и Сердюк продолжил.

– Покажите мне место, где сидела убитая.

Егор показал на крайний столик, который был практически у выхода.

– Да вот тут она и сидела. Одна.

– Она весь вечер сидела в одиночестве? – спросил майор.

Наступила тишина. Майор оглядывал всех присутствующих и терпеливо выжидал. Никто не торопился отвечать. Он привык к тому, что вся интересующая его правда всегда появлялась в ходе расследования, но не с самого начала.

Рейтинг@Mail.ru