Проклятие Спящего Рыцаря

Елена Валерьевна Бурмистрова
Проклятие Спящего Рыцаря

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

Гора «Спящий Рыцарь» была уже почти вся покрыта снегом, хотя в самом Синегорье царствовало летнее буйство красок. Название свое поселок получил из-за цвета сопок и гор, которые его окружали. Зимой, в солнечные дни, все вокруг становилось синим. Давным-давно на месте, где сейчас спит Рыцарь, был вулкан. Левая сторона горы под воздействием потоков лавы была разрушена, и сейчас в жерле вулкана приютилось озеро, насыщаемое ручьями с таящих ледников. Нетронутая человеком природа сохранила свой первозданный вид, так что группе спелеологов предстояло добираться к Рыцарю пешком. Совсем недавно они получили разведывательные сведения о том, что у подножья горы есть таинственные пещеры, которые полны рассыпного золота и галенита. Ребята доехали до поста КПП, который располагался со стороны автотрассы Кокшетау-Щучинск и оставили там машину. Подъем к горе был тяжелым, но без специального снаряжения, которое они оставили в машине, можно было обойтись. Полуторачасовое восхождение было вознаграждено такими сказочными видами, что все дружно зааплодировали.

– Я же говорил, что тут очень красиво! – сказал Митя, руководитель группы. – Наслаждайтесь пока зрелищем, а я осмотрюсь.

– Можно двинуться дальше по хребту и дойти до носа Рыцаря,– сказала Маша, жена Мити.

– Зачем? – спросил удивленно Митя.– Во-первых, не хватит несколько метров, чтобы забраться на саму вершину – нужно снаряжение. И потом, нам как раз вверх не нужно, пещеры все должны располагаться у подножья!

– Как здесь много озер! – восторженно сказала Лада. – А вид на Синегорье просто умопомрачительный! Как на ладони!

– Это того стоило! – сказал высокий и кучерявый молодой человек по имени Игорь и махнул еще одному члену экспедиции, который только что поднялся к ним. – Ты чего отстаешь, Юрик? Смотри, какое тут великолепие!

Склон, ведущий к указанному месту на карте, был труднопроходимым, он зарос колючим кустарником. Команда буквально продиралась сквозь заросли. Сначала, кроме не очень ярко выраженных понижений, ничего нужного не встречалось. Когда прошли метров 500, Юрик вдруг закричал, что наткнулся на воронку с входом. Остальные прибавили шаг и увидели овальный, наполовину заваленный кустарником, вход в пещеру.

– Она есть! Ребята! Мы нашли ее! Первая есть! – кричали все хором.

– Значит, это все правда? – тихо спросила Маша.

– Правда, Маш, правда, – сказал Слава, еще один член экспедиции.

Москва, 2019 год

Маша поставила точку в последнем предложении, закрыла ноутбук и вытерла слезы.

– Макс, я дописала книгу! Представляешь? Я ее дописала. Теперь издатель нас с тобой не будет ругать, что мы задерживаем рукописи! И твоя хозяйка будет спасена! – улыбнулась Маша и погладила кота. – Сегодня будем отмечать!

Кот нервно мяукнул и спрыгнул с рабочего стола хозяйки. Ему нравилось сидеть рядом с ней, когда она стучала по клавишам своего макбука, сочиняя истории. Иногда он ложился на руку или даже на клавиатуру. Это означало, что Маше нужно было отдохнуть и поиграть с котом или его покормить.

Маша открыла холодильник и начала приготовления к праздничному ужину. Она всегда отмечала с мужем окончание своих романов. Писательница она была востребованная, ее книги охотно покупали тысячи читателей, чтобы поплакать над очередной, написанной ею, любовной историей.

Маша набрала номер телефона мужа и с нетерпением ждала, пока он ответит. Муж не ответил. Она дозвонилась до него только с пятого раза.

– Вадим, ты почему не отвечаешь? – спросила жена.

– Я работаю, – неуверенно ответил Вадим. – Не нужно мне постоянно звонить. У меня совещание за совещанием.

– А я книгу закончила! Сегодня по традиции у нас будет праздничный ужин. Ты во сколько приедешь?

– Маш, я задержусь сегодня, но ты меня жди. Поужинаем немного позже, к тому же я куплю тебе по такому поводу подарок.

– Хорошо, целую. Убежала готовить, – сказала Маша и довольно улыбнулась.

Когда ужин был приготовлен, и на столе зажглись свечи, Маша уселась в кресло и взяла в руки телефон. «Звонить или не звонить издателю?» – подумала она. В итоге Маша решила, что завтра сама лично привезет рукопись в издательство. Пусть будет сюрприз. Да и пообщаться с подругами по цеху она была не прочь.

Маша терпеливо ждала мужа до девяти вечера, потом написала сообщение. Муж не ответил. Тогда она позвонила. Оказалось, что телефон абонента был и вовсе выключен. Ничего не понимая, Маша погасила свечи и снова уселась в кресло. Она открыла Инстаграм и увидела оповещение о трех новых подписчиках. Ее не удивляло число постоянно пополняющихся подписчиков, но среди новых она увидела на фото красивую девушку, которая держала в руке ее книгу. Расчёт был абсолютно точным, Маша зашла к ней на страницу.

То, что она там увидела, лишило ее дара речи. Девушка держала в руках не только ее книгу, но в переносном смысле и ее мужа. На всех последних фото она была рядом с Вадимом в недвусмысленных позах. Маша прокрутила фото вниз. Прошлое лето запомнилось ей тем, что отдыхали они с мужем впервые отдельно. Маша улетела к сестре в Болгарию, а Вадим был на Бали. Он сказал, что ему нужно совместить полезное с приятным: отдохнуть и поискать место для строительства отеля. Маша согласилась, так как знала, что если мужа будет что-то отвлекать на отдыхе, это будет не отдых. Он сказал, что летит туда с менеджером. Вот только пол менеджера он не озвучил. Теперь Маша все отчетливо понимала. Фото были такие колоритные, что объяснений не требовалось.

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

– Смотри, отсюда очень хорошо видна гора Окжетпес, – сказала Маша.

– Говорят, что там живут ведьмы, – задумчиво ответила Лада.

Девушки внимательно разглядывали рядом стоящую гору, пока мужчины расчищали вход в пещеру.

– Не придумывай, пожалуйста, – засмеялась Маша. – Нет тут никаких ведьм.

– Или не ведьмы, но что-то ужасное там точно есть. Помнишь, альпинисты при восхождении сфотографировали странное свечение и фигуры в капюшонах? Об этом в наших кругах много говорили.

– И что? Снять-то они сняли, только когда проявлять стали, ничего на фото потустороннего не оказалось. Свет от заходящего солнца был на фотографиях, а тени… Ну, не знаю, мало ли!

– Вот именно – мало ли!

– Ты что? Боишься?

– Ты ничего не слышала о проклятии Спящего Рыцаря?

– Говорят многое, если всех слушать, то в горы не ходить. Это точно! А с чего ты такая суеверная стала? Пещеры – это отдельный мир со своими водами, климатом, морфологией. А еще и мифологией! Они сами по себе уже внушают людям страх, вот и получаются всякие байки. Но пещеры – это наш мир!

– Не обращай внимания. Просто много слышала об этой горе.

– А зачем пошла, если боишься? – спросила Маша. – Условия работы у нас не завидные, я понимаю. Я бы даже сказала, что экстремальные. По выдержке и психологической составляющей они могли бы соперничать даже с космонавтами. Ты же не в первый раз идешь в пещеру! Что на этот раз?

– Наверное, у меня началась несовместимость человека и пещеры. На меня стал угнетающе действовать пещерный мрак. Я стала бояться затеряться в глубинах земли. Каменный свод давит так, что не могу передать.

– Ты понимаешь, чем это чревато? – спросила Маша.

– Да, конечно. Неспособность предпринимать правильные действия, неадекватное восприятие действительности и неправильная реакция на любую возникающую ситуацию.

– Лад, я ребятам ничего не скажу. Ты держись возле меня. Мы без своего снаряжения сегодня все равно далеко не пройдем. Так просто разведаем. А потом уже ты останешься в лагере, который мы тут разобьем. А когда у тебя это состояние пройдет, снова будешь спускаться в недра земли. Договорились?

– Спасибо, Маша. Договорились. Скажи, а кто-то знает, что мы сюда отправились?

– Ты кого имеешь в виду? Начальство?

– Да. В конторе в курсе, что мы в эти пещеры ушли?

– Нет, Митя хочет руководству сделать сюрприз. Если найдется то, о чем написано в документе, получим премию!

– А документы вы в конторе взяли?

– Нет, там никто еще не знает.

– То есть мы без страховки?

– Пока да.

– Перестань нагонять страх, мы только на разведку сегодня.

Москва, 2019 год

– Машка, я пришел! – крикнул Вадим из прихожей. – Прости, что задержался. Вот тебе цветы, поздравляю с завершением нового опуса.

– Я рада. Где ты был? – спокойно спросила Маша, даже не взглянув на букет.

– Я же тебе говорил, что у меня дела.

– С менеджером?

– С каким менеджером? – насторожился Вадим.

– Вот с этим, – спокойно ответила Маша и показала фото.

– Маш, откуда у тебя это? – побледнел муж.

– Из глубин интернета. Да и какая разница! Вадим, ты свободен.

– Что это значит?

– Тебе на какой язык это перевести?

– Маш, это фотошоп! Я тебя уверяю! Я работаю, как вол, чтобы угодить твоему папаше.

– Считай, что угодил. Собирайся. Отец уже занялся нашим разводом.

– Ты слышала меня? Это фотошоп. Программа такая, я могу и с Бейонсе в обнимку сделать фото.

– Ты думаешь, что я дура? Твой милый менеджер тысячу фоток фотошопил, чтобы я убедилась, что ты с ней? У нее весь Инстаграм забит твоими портретами в разных частях света. Вадим, у тебя есть час, чтобы собрать все вещи и уйти. Сейчас приедет водитель отца, чтобы проконтролировать ситуацию.

– А водитель зачем? – спросил Вадим. Он терпеть не мог этого Стаса, который был и водителем, и охранником тестя. Боле того, он его боялся. Однажды Стас увидел его в баре с девушкой и пригрозил, что расскажет Маше или начальнику. Тогда Вадим смог с ним договориться, пообещав, что такого больше не повторится. Сейчас уже ничего изменить было нельзя, мог и получить хорошо. У Стаса это не задержится. Как раз в домофон позвонили. Маша подошла к камере и обрадовалась.

– Стас, как ты вовремя!

 

Странно, но она испытывала облегчение.

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

Из всей их группы профессионально занимались спелеологией Митя, Маша и Лада. У них было геологическое образование. Остальные трое оказались просто искателями «острых» ощущений и желали увидеть что-то новое, необычное.

– Посмотри, как прекрасен наш поселок отсюда! – сказал Митя, вернувшись от входа пещеры.

– Действительно, красив! – ответила Маша и поцеловала мужа. – Ну, что? Готово? Идем?

– Да, девочки, идем! – торжественно объявил Митя.

Ребята зашли в пещеру, и сразу мрак сковал все внутренности Лады. «Да что со мной? Нужно было остаться на поверхности. Ведь всегда кто-то оставляли!» – подумала девушка, но вернуться она не осмелилась. Ей не нужны были лишние разговоры о том, что она не профессионал.

Пещера была вытянута поперек склона в восточном направлении и образовалась, судя по предположению Мити, по системам трещин восточного и юго-восточного направлений.

– Так, девочки, записывайте, – сказал Митя. – Вход вывел нас в самый крупный грот пещеры. Назовём его Гостиная. Тут пока около 40 квадратных метров. Помещение имеет круглую форму, диаметром от 15 до 19 м. Все замеры пока приблизительные. Высота свода достигает 8 метров. Пол крутонаклонный, покрыт почвой и валунами. Гостиная частично освещена за счет приличного входного отверстия. В южной стене имеется круглая ниша длиной 6 метров, высотой при высоте 3 метра. Дальше мы выходим в большое помещение. Тут пол- лед. Постойте. А это что? Большой ледовый зал выводит нас к трем входам.

– Налево пойдешь – никогда не вернёшься! – рассмеялся Юра.

– Не смешно! – остановила его Лада.

– Это лабиринты, – прошептала Маша.

Послышался шум. Он нарастал.

– Что это? – спросил Слава.

– Это летучие мыши. Видимо, мы их потревожили, – сказал Митя и посветил фонариком вверх. – Маш возьми, пожалуйста, пробы воды и грунта. Сделаем небольшую остановку.

– А что дальше? – спросила Лада.

– А дальше мы пойдём в эти три лабиринта. Посмотрим, что там. Только я предлагаю разделиться. Мы с Машей пойдем в первый, Лада с Игорем во второй, а Слава с Юрой пойдут в третий. Если эти ходы запутанные, либо помечайте дорогу, либо выходите оттуда. Будьте предельно осторожны. Пробы брать обязательно.

– Ну, и где тут мое золото? – весело спросил Юра и первым зашел в свой лабиринт.

Москва, 2019 год

– Олеся, привет. У меня кое-что есть! – сказала Маша, протянув редактору флешку.

– Книгу закончила? Молодец! Главный уже спрашивал. А с лицом что?

– Да так, семейные неурядицы.

– Это пройдет! Нужно съездить куда-нибудь и отдохнуть. Июль на дворе, погода прекрасная! Книгу сдала – можешь быть пока свободна. А я всю почту проглядела глазами, жду и жду. А она сама заявилась.

– Да я обстановку меняю, дома три месяца безвылазно сидела с книгой, вот и гуляю теперь.

– Москва – не место для гуляний. Ты уже ее изгуляла вдоль и поперек. Тебе настоящий отдых нужен! С экстримом! Так что иди и думай, куда отправиться, материал для новой книги как раз найдешь!

Девушки обнялись, и Маша вышла из кабинета. Домой она идти не хотела, погуляла по знакомым кабинетам, пообщалась с работниками издательства и зашла в кафе, которое тут же и располагалось, на первом этаже. Она заказала кофе и открыла инстаграм. Из входящих сообщений она выделила послание от подруги, с которой познакомилась очень давно в Турции. Они сблизились за неделю отдыха так, что с тех пор постоянно переписывались, перезванивались и знали друг о друге все. Маша впервые нашла такого близкого человека, с которым она могла говорить обо всем. Она привязалась к Ире. Сейчас, читая ее сообщение, она поняла, что Ира почувствовала ее тревогу. Хотя жила подруга на крайнем севере, в Магадане. Маша набрала номер подруги.

– Машка, привет, родная! Я так рада тебя слышать, неделю не созванивались. Что у тебя? – услышала Маша в трубке родной голос. И тут она впервые за два дня расплакалась прямо в трубку.

– Ир, я с мужем развожусь.

– Вот беда какая! – с иронией сказала подруга. – Я давно тебе говорила, что это не твой вариант. И правильно делаешь! Что он натворил?

– У него любовница.

– Вот и пусть любовничает. Не вешать нос! У нас с тобой вся жизнь впереди. Чем ты сейчас на данный момент занимаешься?

– Только что сдала новую книгу, пока отдыхаю.

– Вот и прекрасно! Я как раз в отпуске. Покупай билет на самолет, я тебя встречу. Ближайший рейс.

– Куда? В Магадан? – удивилась Маша.– Уж лучше вы к нам.

– Нет, в Питер! Конечно, в Магадан. Этой красоты ты еще не видела! У меня тут экспедиция наклёвывается в места былой славы наших бабушек и дедушек. А у тебя материал для новой книги будет отменный. Обещаю. Приготовлю тебе сюрприз на день рождения!

– Ирка, я прилечу, – вдруг с неподдельным энтузиазмом сказала Маша.

– Чем быстрее, тем лучше. Жду!

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

В лабиринте было темно и холодно. Под ногами лежала ледяная корка, идти было не очень удобно. Лада вся тряслась непонятно от чего: то ли от холода, то ли от страха.

– Игорь, давай отмечать путь.

– Я кидаю баранки, не переживай, – успокоил ее Игорь.

Лабиринт не кончался, а Лада с каждым шагом в эту темную пропасть волновалась еще больше.

– Смотри, Лада, это что? Золото? – вдруг крикнул Игорь. Дорога стала немного другой: лед исчез, и под ногами валялись валуны и щебень.

– Я не знаю, нужно внимательно рассмотреть. Тут темно.

Они прошли еще метров десять, как лабиринт резко вильнул в сторону. Пол стал наклоняться на юг под углом 20-30 градусов. Стены покрывали большие кристаллы инея.

– Она такая большая? – удивилась Лада.

– Пещера? Да, я сам удивлен. Вам, конечно, виднее, какие они бывают. Но я в первый раз такую огромную вижу.

– Я тоже. А вот и пошли натечные образования, – сказала Лада.

– Это же сталактиты? – задрав голову, спросил Игорь.

– Да. Хотя, можно сказать, что это геликтиты.

– А это что за звери?

– Это аномальные сталактитовые образования. Видишь, какие они красивые? Вот изогнутая игла, вот спираль, а вот и эллипс. Да тут вся геометрия!

Еще через 12 метров лабиринт закончился тупиком. Эта была самая глубокая часть пещеры.

– Поворачиваем назад, – сказала Лада. – Бери грунт для проб и то, что похоже на золото. На поверхности рассмотрим.

– Да, тут становится неуютно. Я готов, поворачиваем, – сказал Игорь, и они пошли назад.

– А где твои баранки? – спросила Лада. – Мы прошли уже метров двадцать, а их нет под ногами.

– Я кидал каждые пять метров.

– И где они?

– Их съели!

– Кто?

– Летучие мыши, может?

– Игорь, перестань. Сейчас не до шуток. И я не видела ни одной мыши.

– Лада, ты только не волнуйся, но мне кажется, что мы тут не шли.

– Что значит, мы тут не шли? Тут всего один тоннель.

– Ты это помнишь? – осторожно спросил Игорь и посветил фонариком в темный угол.

Лада закричала.

Москва, Внуково, 2019 год

Маша любила ночные вылеты. Внуково пребывал в сонном состоянии. Тишина и спокойствие наблюдалось повсюду. Люди неторопливо подходили к регистрационным стойкам, сдавали багаж и отправлялись на паспортный контроль. Маша наблюдала за пассажирами из уютного кафе, где решила выпить кофе. Отец беспрестанно названивал, давая дочери наставления.

– Дочка, зачем тебе лететь на Колыму? Что ты там забыла? Почему не отдохнуть на море? Я тебе оформлю Мальдивы, Бали, Доминикану. Что хочешь?

– Папа, мне через два дня будет тридцать лет. Я взрослая девочка. Сейчас я хочу в Магадан. Мне нужно увидеться с Ирой, – отвечала Маша, когда он снова и снова пытался ее отговорить от этого путешествия.

– А как же твой день рождения? – обиделся отец. – Я тут все уже приготовил.

– Пап, прости, я прилечу, и мы отметим. Просто все перенеси. Я вернусь домой через две недели.

– Хорошо. Ты у меня упрямая, вся в маму. С разводом я разберусь, прилетишь в Москву уже свободная.

– Спасибо тебе большое. Вот этим я точно сейчас заниматься бы не смогла.

– Дочка, будь осторожна. В этих краях может быть небезопасно.

– Да, пап. Я поняла. Спасибо тебе еще раз. Я пошла на посадку.

Отец безумно любил Машу. Он практически воспитал ее один. Жена умерла, когда Маше было десять лет, а с родителями жены он знаком не был. Они без вести пропали как раз где-то на Колыме еще в 70-х.

Самолет взмыл вверх, и Маша почти сразу уснула. Когда она открыла глаза, за иллюминатором было светло. Если учесть, что разница во времени с Москвой была в 8 часов, то скоро снова начнет темнеть. Под крылом проплывали арктические пустыни Таймыра, Верхоянский хребет, Хребет Черского. Горы уже все были покрыты снегом. Невозможно было описать эту красоту словами, но Маша решила, что она в следующей своей книге обязательно попробует это сделать. Сквозь облака Маша увидела кромку Охотского моря. Самолет сделал разворот и начал заходить на посадку в Магаданском аэропорту Сокол.

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

Митя с женой шли и удивлялись тому, насколько этот лабиринт был интересен с научной точки зрения. Вокруг них сгущалась темнота, температура понижалась, и уже достаточно ощутима была высокая влажность. К тому же появилась странная акустика. Под ногами попадались куски породы, неимоверно похожие на золото, да и песок желательно было бы просеять, чтобы убедиться в наличии там драгоценного металла.

– Маша, бери все, что кажется тебе интересным, – сказал Митя.

– Митя, мы не заблудимся? Что-то ход очень вихляет.

– А как мы можем заблудиться, если он один, здесь нет других залов! Пойдем обратно и все. Дорога одна.

– Ты уверен? Посмотри!

– Они прошли несколько шагов назад и не поняли, откуда они вышли на это место. Ход был разделен на три ниши.

– Откуда они тут взялись? – спросил Митя. – Мы только что тут проходили, ничего этого не было!

– Митя, мне это все не нравится. Пошли обратно.

– Может, это газы? Мы чего-то надышались?

– Я не знаю, но хочу выйти из этих лабиринтов.

Вдруг он услышали странный звук. Это не был звук животного происхождения, казалось, что сама гора говорит с ними. Странный скрежет по камню врезался в уши.

– Лада! Юра! Игорь! – кричали Маша и Митя, но им никто не ответил. Зато скрежет прекратился.

– По идее эхо должно далеко разносить наши крики, если все эти ходы сообщаются, то ребята должны нас слышать. Почему они не откликаются? – спросил Митя.

– Митя, у меня плохое предчувствие, пошли назад.

– Знать бы куда, – растерянно сказал Митя.

Магадан, аэропорт Сокол, 2019 год

Маша забрала свой увесистый чемодан и прошла в зону выхода. Она сразу выделила подругу среди встречающих. Ира была одета, как всегда, ярко.

– Машка! – крикнула подруга.

– Ира! Как я рада тебя видеть!

Маша прослезилась, а Ира только крепко прижимала к себе девушку и кричала на весь аэропорт, как она счастлива.

– Все отлично! Какая ты молодец, что прилетела! – повторяла Ира.

– Ну, ты и забралась на край света!

– Зато, на какой край! Сейчас сама все увидишь.

Девушки сели в машину, и Ира прямо с места начала экскурсию.

– Выезжаем мы с тобой, подруга, с нашего Международного аэропорта Сокол.

– Откуда такое название?

– Да расположен он близ посёлка Сокол, на 50 километре основной Колымской трассы. Но это одна версия, а есть еще и другая. В 1965 году в поссовете искали что-то связанное с небом, и в итоге утвердили название этой прекрасной птицы. А сейчас он, кстати, имени Высоцкого! Знала?

– Я слышала о кампании по названию аэропортов России именами знаменитостей.

– Тут у нас народ кипел, хотели назвать по имени того, кто имеет к этому краю непосредственное отношение или сделал для Колымы что-то существенное.

– Серьезно?

– Да, такая суета в социальных сетях поднялась! Я лично ничего против Высоцкого не имею. Я его обожаю.

– Сколько до города?

– За сорок минут доедем.

– Ты когда машину купила?

– Не поверишь, вчера и купила! К твоему приезду. Не будем же мы на автобусах кататься. Я давно хотела свою старушку сменить. Она то едет, то не едет. А тут как-то быстро и ладно все сложилось. Мой шеф захотел новую машину. Он их меняет постоянно. И мы разговорились на эту тему совершенно случайно. Я и забила у него эту красотку. Еще не расплатилась, правда, но это уже мелочи.

– Хорошие тут у вас дороги! – сказала Маша.

– А ты думала, что мы по тайге пробиваемся? – рассмеялась Ира.

– Красиво, – задумчиво произнесла Маша. Она пыталась рассмотреть все, что мелькало мимо, внимательно.

 

– Да, сам Магадан замкнут в кольце сопок и гор. И находится между двумя бухтами Охотского моря – Нагаева и Гертнера. Здесь у нас, как ты видишь, из деревьев лиственница, да кедровый стланик.

– Суровый край.

– Еще какой! Колымская трасса вся на костях человеческих стоит, хотя, наверное, тебе сейчас это лучше не рассказывать.

– Почему? Мне интересно. Хотя я много читала об этом. Но всегда можно услышать что-то новое и интересное.

Заключенные в 1929 прокладывали тогда первые километры Колымской трассы от Магадана в таёжную глушь к приискам и начали строительство базы на берегу бухты Нагаева, так и получился наш Магадан. Ладно, за две недели я тебе столько расскажу! Сейчас лучше ты давай подробно о твоем хэппи энде с муженьком. Я надеюсь, ты не собираешься ломать трагедию? Его давно нужно было выгнать и найти себе настоящего мужчину, а не этого слюнтяя.

– Нет, я в порядке. Дежурное чувство брошенной женщины не дает покоя.

– Перестань!

– Пережить чувство своей ненужности очень непросто. Даже если ты и не сказочно влюблена в своего партнера. Когда в семье случается измена, то это всегда трагедия. Это подло, низко и противно. Не честнее ли просто объяснить и уйти?

– Знаешь, не каждый хлюпик на такое способен. Но вот ты при этом абсолютно уверена, что драма разворачивается только для тебя?

– Не знаю.

– А я знаю! В вашей семейной жизни твой муж стал непозволительно часто сталкиваться с критикой и недовольством с твоей стороны. Твоя критика говорила ему о том, что он не любим и не нужен. Обижаясь на тебя, он отправился в свободное плавание с другой, будучи глубоко убежденным в том, что только ты и еще раз ты виновата в том, что он увлекся другой. Вот и вся психология.

– Наверное, я тоже виновата.

– Ладно, не грусти! Твой муж – не чудовище, которое хочет причинить тебе боль и страдания. Он просто заигрался в поиски зоны комфорта.

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

– Славик, ты ничего не слышишь? – спросил Юра.

– Нет, тишина вокруг, только наши шаги по щебенке. А ты, что это? Сдрейфил?

– Да нет, просто слышу, как воет кто-то.

Их тоннель вдруг стал резко сужаться, и они почувствовали неимоверный холод.

– Никакого воя я не слышу, а вот замерзать начал. Давай быстро возьмем образцы грунта и воды и назад. Тут этот ход бесконечный что ли? – удивился Славик. – Митька нам не говорил дойти обязательно до конца, так что сворачиваемся.

– Да, весь точно не пройдем. Да и желания у меня пропало. Мне тут впервые страшно, признаюсь. Только ребятам не говори.

– Под землей такое бывает, не переживай.

– Слав, я первый раз что ли под землей?

– Не первый, дай Бог и не последний.

– Вот это ты почему сейчас так сказал? – спросил Юра.

– Юр, мне что-то тоже становится не по себе. Давай на выход. Грунт взял?

– Сейчас возьму, а ты пока вон там воды забери.

Слава зачерпнул во флягу воды и крепко закрутил крышку.

– Так, я все, у тебя там как?

Ответа не последовало. Слава громко позвал Юру, но в зале стояла полная тишина.

– Юрик, ты где? Эй! Аууу! – кричал он громче и громче.

Слава пошел обратно по лабиринту. Никаких ниш и ответвлений он не увидел. Передумав, он бросился назад, на то место, где они только что разговаривали, но молодого человека там не было. Зато Слава почувствовал, что он точно не один.

Магадан, 2019 год

– Сейчас мы въезжаем в город. Как же я его люблю! Город, где зима царствует полгода, где всегда дует ветер, и даже может неожиданно ударить мороз – не самое комфортное место на Земле, но я его обожаю. Если ты хоть раз увидишь закат над бухтой Нагаева, ты тоже в него влюбишься! А еще стоит подняться на Марчеканскую сопку – вот красота! Тогда ты бы меня поняла, это точно! Горы и неописуемые ландшафты стоят того, чтобы ты это увидела. Молодец, что рванула! Я даже выдам тебе отдельный ноутбук, чтобы ты начала писать книгу.

– Я свой взяла, не волнуйся! – улыбнулась Маша.

– Как же писатель, да и без ноута. Прости, забыла.

– Ого! Речка? – спросила Маша.

– Да, Магаданка. Делит город на две части. А живу я, моя дорогая, в Яме.

– Где ты живешь? – удивилась Маша.

– Это район такой. Расположен он в низине, под прикрытием двух сопок, поэтому и Яма. У нас тут собственный климат – температура выше, чем в центральных районах, ветра почти нет. Вот к ветру я никак не привыкну нигде. Не люблю и все тут. Сегодня вечером идем в боулинг. Познакомлю тебя со своими друзьями, с которыми и буду устраивать тебе сюрприз на день рождения послезавтра.

– Только замуж меня не выдавай, ладно? – попросила с улыбкой Маша. – Я еще оттуда с прошлого раза не выбралась.

– А что? Прекрасная идея. Друзья у меня оба холостые.

– Чем занимаются?

– Спелеологи. Правда, они больше проводники, чем ученые. Образования специального нет.

– Какая у людей интересная жизнь! И правда, материал для книги. Мои бабушка и дедушка тоже были спелеологами, – грустно сказала Маша.

– Ты мне не рассказывала, – сказала Ира. – Я только знаю, что они жили в Синегорье, как и мои.

– Это грустная история. Они пропали, – сказала Маша.

– Как это пропали?

– Меня еще не было, когда это случилось. Вот в Синегорье и пропали. Пошли в экспедицию и не вернулись. Кроме них там тоже люди были, никто из них не вернулся.

– Вылезай, приехали! Магадан приветствует тебя! – торжественно сказала Ира. – И хватит о грустном! У нас все будет великолепно!

Ира накормила подругу так, что Маша еле поднялась из-за стола.

– Я не ем столько, но все было так вкусно!

– Ты у меня кончай свои московско-диетические замашки! Тут крайний север, а значит, нужно хорошо питаться.

– Не зима же!

– И что? Нет разницы.

Тут позвонил отец. Маша поговорила с ним несколько минут и отключилась, улыбнувшись.

– Что сказал наш папа?

– Наш папа сказал, что я с сегодняшнего дня свободна.

– Так это вечером нужно отметить. Быстро он все сварганил!

– С его связями это не удивительно.

– Покажи мне ту дамочку, благодаря которой моя подруга снова в холостяцком статусе.

Маша открыла Инстаграм и показала фото.

– Фу, какая уродина! – сказала Ира.

– Ирка, перестань, она красотка. Вот и пусть будут счастливы. Я ведь вышла за него просто так, из-за статуса. Не получалось любви, вот и не стала больше ничего ждать, так что я рада своей свободе.

Синегорье, Магаданская область, 1975 год

Лада кричала до состояния хрипоты. Игорь прижал ее к себе и пытался успокоить. Сам он косился краем глаза на то, что воспроизвело такую реакцию у девушки. Прямо в углу перед ними лежал человеческий скелет.

– Лада, Лада, все, попытайся успокоиться.

– Откуда он тут взялся? Здесь был только один ход.

– Я сам ничего не понимаю, но одно ясно, что мы тут не шли.

– Как не шли? А где же мы шли? Глухие стены же были вокруг.

– Не знаю, но нужно возвращаться. Может, мы просто не заметили другие ходы?

– Да как мы могли их не заметить?

– Пойдем!

Лада обошла, насколько это было возможно, скелет и почти бегом побежала по тоннелю. Игорь с трудом за ней успевал. Фонарик у него был совсем слабенький. Он думал только об одном, чтобы выйти из пещеры до того, как свет погаснет и вовсе. Они шли достаточно долго, навстречу им попадались огромные валуны, которых не было, на дороге валялись кусочки золота, которые ребята и не замечали. Они были очень напуганы.

– Лада, нужно возвращаться, мы тут не шли, я на всем пути бросал баранки, их нет, я специально обращал на это внимание, – наконец сказал Игорь.

– Я сама вижу, что не шли. Но куда-то же ведет этот выход!

– Давай вернёмся и медленно пройдем этот путь, освещая стены. Вероятно, мы просто не заметили, как ход вильнул в сторону. У тебя как дела с фонарём?

– Горит еще нормально. Давай вернёмся, но не заметить ходов мы не могли. Мы все время шли прямо.

Лада постоянно плакала. Она больше не кидалась в истерику, но слезы текли постоянно.

Они шли медленно, освещая каждый метр стен. Лабиринт почему-то начал сужаться прямо на глазах. Пол превратился в ледяной, и стало ужасно холодно. Лада посветила на потолок и увидела, что натечные образования надломлены.

– Игорь, смотри сюда. О чем это говорит?

– Тебе виднее, не знаю. О чем?

– О том, что тут происходят обвалы.

– Сейчас нам не этого нужно бояться. Я не понимаю, куда нам дальше идти. Посмотри налево.

Лада посмотрела на левый край лабиринта и увидела небольшой лаз.

– Но мы же не могли через него пройти, это же нужно было ползком пролезать. А мы все время шли. Я туда не полезу.

– Давай я пролезу и посмотрю, – предложил Игорь.

– Ни в коем случае! Нас там точно не было, значит, и делать там тебе нечего! Еще не хватало, чтобы я вообще тут одна осталась. Лера громко крикнула. Она звала всех ребят по очереди, к ней присоединился Игорь. Им не ответило даже эхо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru