\"забыть нельзя любить \"

Елена Подкатик
"забыть нельзя любить "

ЛЮБИТЬ

НЕЛЬЗЯ

ЗАБЫТЬ

Посвящается всем

кому когда-то было, уже есть или ещё будет семнадцать лет…

Шёпот за дверью становится отчётливее, подслушивать неловко, но и уйти не могу. Переминаюсь с ноги на ногу и слушаю, слушаю, слушаю.

«…Господи, за что? Ощущение полной безысходности накатывается девятиметровой волной, ударяет, давит, протекает сквозь тело.

Господи, зачем живу? Зачем?

Знаю – всё не случайно. Молю Тебя, Господи, дай знак – как поступить?

Вокруг стена. И некому помочь.

Кругом люди, а я одна. Одна уже очень давно. Хожу, смеюсь, разговариваю, а в душе – нет, не пустота. Там – чёрная бездна.

Где же тот человек, который уведёт, оттащит от края?

Нет его.

Никого нет.

Только я и Ты, Господи.

Помоги…»

Мама. Зачем она так? Почему – одна? Ведь у неё есть я, есть бабушка. Мы всегда придём на помощь. Ну, или почти всегда.

К чему лукавить, в тот памятный вечер мне впервые стало стыдно. С трудом сглотнув тяжёлый ком в горле, я тихо отошла от двери маминой спальни. Сердце тревожно стучало, вспоминая события недавнего прошлого…

Август

Новые ультрамодные босоножки хищными ремнями обвились вокруг лодыжек. Морщась от боли, я пыталась отстегнуть непослушные зажимы. «Чтобы когда-нибудь ещё надеть такие каблуки!?» Наконец, через пять минут безуспешной борьбы – да здравствует свобода! Ступни горели, на пятках красовались лопнувшие волдыри. Ничего, домой можно и босиком дойти. А босоножки отправятся в бабушкину кладовку.

С тоской оценив масштабы полученных повреждений, я вспомнила недавно гугленную новость – некая француженка воплотила в жизнь женскую мечту, создав туфли со съемным каблуком. Изящные лодочки на шпильке, словно по мановению волшебной палочки могут превращаться в комфортные балетки… Вот бы и мне так – рраз! и каблуки в сторону. Жалко, что до нас этот прогресс дойдёт не скоро.

– Аня, ты чего такая кислая? В угол забилась, – Маша, лёгкая и светлая как одуванчик, снова порхала по залу в поисках приключений. Два года назад она вместе с семьёй переехала из города в нашу деревню. Мы увидели друг друга в компании общих друзей – с тех пор не расстаёмся. Видимо, прав был какой-то там учёный – противоположности притягиваются. Как в характере, так и внешне, мы совсем не похожи. Она – весёлая блондинка, я – своенравная брюнетка. Она любит украшать себя яркими цветными косынками, необычными бусами, выбирает стильную одежду. Я более сдержанна – люблю классику в стиле «белое-чёрное», к украшениям скорее равнодушна, единственная слабость – обувь на каблуках. Неважно – сапоги, туфли или босоножки – главное, чтобы каблук был сантиметров пятнадцать. Конечно, иногда бывает не очень удобно ходить, но ради красоты, считаю, стоит потерпеть. Мало ли что там мама бухтит – «такая обувь не только уродлива, но и ноги калечит». Ха, калечит! И пусть себе калечит. Мои ноги, что хочу, то и делаю.

– Ты чего кислая такая? – Машка поправила выбившийся из-под своей дурацкой (иначе не назовёшь) чалмы кусок шарфа, расправила немыслимых расцветок шёлковое кимоно и, выставив на всеобщее обозрение странные японские тапки (вечно забываю их название), плюхнулась на соседнее сиденье.

Я пожала плечами, молча показала на волдыри.

– Ой-ёй!!! Это что – новые «шузы» тебя так изуродовали? А как же домой пойдёшь? Хотя, красота, как известно – страшная сила.

Почему-то хотелось плакать. Забиться в угол и реветь дурным голосом. Что-то со мной было не так. Музыка дурацкая, дискотека скучная как никогда, Машка то убегает, то жалеет меня, несчастную.

– Не твои же ноги, дойду как-нибудь, – я поджала губы и демонстративно отвернулась. – Давай, беги. Вон на входе новые лица нарисовались. Ты же любишь знакомиться.

В зал действительно вошли двое парней. Сканируя зал, остановились у двери. Я обратила внимание на высокого незнакомца, одетого в белую водолазку и джинсы.

– Ну и сиди тут, прЫнцесса несчастная! С ней как с человеком… Ай, да что с тобой разговаривать! Подруга называется. Вот пойду и познакомлюсь!

Маша направилась в сторону выхода. Я смотрела ей вслед и ругала себя последними словами. В который раз обидела, в общем-то, ни за что. Откуда это во мне? Примерная девочка, отличница в школе, пример для подражания. А с восьмого класса как бес вселился – кричу на всех, ругаюсь, делаю всё назло. Нет, надо пойти с Машкой помириться.

С трудом застегнув ремешки босоножек на опухших лодыжках, скривилась от боли. Осторожно встала и … почти упала на очень кстати подбежавшую Машку. Вот за что её люблю – так быстро забывать все ссоры и обиды может только моя лучшая подруга.

Спустя пять минут мы стояли на улице. Поискав глазами ближайшую скамейку, медленно поковыляли в её сторону.

– Ань, а правду говорят, что звёзды за нами наблюдают? Вот мы любуемся Большой Медведицей, а она тоже смотрит на нас? Страшно ведь! – подруга сморщила свой хорошенький носик, поправила сползающую чалму и засмеялась.

В эту минуту она была похожа на яркую птицу, неведомо как залетевшую из тропиков в серые будни деревенской глубинки.

– Да, сейчас вот эта Медведица лапу протянет, и окажешься ты не на пыльной ночной улице, а будешь топтать ногами звёздную пыль на Млечном пути. Не мели чепухи! На нас сейчас не звёзды, а вон кто смотрит, – я кивнула в сторону тех самых парней, направляющихся в нашу сторону.

– Девчонки, привет! Скучаете? – коренастый шатен с глазами Джастина Бибера, заговорил первым.

«Мой» незнакомец смотрел, не отрываясь прямо в глаза. Почему-то стало зябко. Я поёжилась.

– Вы чьи будете? Давно здесь? С кем пришли? – слова из коренастого лились сплошным потоком.

– Мы как раз местные! И с незнакомыми не разговариваем! – подруга демонстративно взяла меня под руку и рванула в сторону клуба. Я чуть не завыла от неожиданной боли – волдыри на пятках превратились в свежие раны.

– Лёха, девушки местные! Это меняет дело!

– А давайте познакомимся! – Лёха повернулся в нашу сторону, протянул руку. Голос у него был бархатный, чуть с хрипотцой. Не сильный и не громкий. Я бы сказала – тяжёлый, как надвигающаяся гроза. Опасный голос.

– А давайте! – Маша так же быстро передумала уходить, – меня зовут Маша, это моя подруга Анюта.

– Моего многоголосого друга зовут Михаилом, а я Алексей, – парни в шутливом поклоне галантно склонили головы.

Все засмеялись. На мгновение показалось, что всё это когда-то уже было – я и Лёшка (пусть будет Лёшка, мне так больше нравится) стоим и разговариваем о чём-то лёгком и неважном, а на нас смотрит Большая Медведица. Фу, как пошло! Романтическая дура! Мы и звёзды! Это сто лет назад такие люди были, а теперь вокруг другая «романтика»! Ты лучше подумай как домой ковылять будешь – с такими-то ногами.

Между тем дискотека закончилась, парни, конечно же, вызвались проводить нас. Мысленно чертыхаясь, я собрала волю в кулак и, стараясь не ковылять, побрела вместе со всеми домой. Новое знакомство оказалось сильнее натёртых мозолей. А красота, как известно – страшная сила.

***

Как здорово просыпаться утром, зная, что весь день пройдёт под знаком радости! А если это утро в деревне, на свежем воздухе, а до начала занятий в школе – целая неделя, то ликованию нет предела!

Бабушка хлопотала на кухне, запахи всяких вкусностей доносились до спальни. Я делала вид, что продолжаю спать, а сама думала о вчерашнем знакомстве. Какой же он замечательный, этот Лёшка! Вчера, когда мы возвращались домой, он окутал меня такой заботой и вниманием, что я буквально таяла. Под локоток провёл до калитки. Внимательно осмотрел мои «боевые раны», даже пару советов дал, как быстро их залечить. А слова-то, слова какие говорил! «И красавица я, и умница. Умею поддержать разговор и много знаю». Хорошо, что ночью не было видно пылающих щёк – ведь никто, кроме родителей, таких слов никогда мне не говорил.

Я не успевала удивляться переменам, произошедшим за последние сутки. Знакомые звуки, запахи всего за одну ночь сделались ярче, заметней, интереснее. Как будто бы их промыли от налёта времени.

– Вставай, соня! – бабушка заглянула в комнату и покачала головой, – уже обед скоро, а ты ещё не завтракала.

– Бабуль, ну имею я право понежиться и покапризничать, ведь через неделю – «снова в школу» и тогда уже будет не до этого.

– Лежи уж! Я тебе завтрак принесла. Кто ж побалует внучку, как не бабушка! – она держала в руке тарелку с горячими блинами.

– Ба, ты просто чудо!

– Знаю, знаю. Ты, главное, ешь! Сил набирайся.

– Только маме не говори, а то ругаться будет.

– А мы ей и не скажем!

Бабушка забрала вмиг опустевшую тарелку, а я устроилась удобнее, снова и снова вспоминая мельчайшие подробности вчерашнего знакомства.

И даже крики и визг соседних детей сегодня были довольно милыми.

Чудеса!

***

Неделя прошла в заботах о предстоящем школьном сезоне. Но где бы я ни была – в магазине, на рынке, дома – всё время думала о Нём.

Выходные пришлось ждать с особым нетерпением. И вот, наконец – суббота.

Обычный вечер.

Необычно новое состояние внутри – лечу, парю и зависаю в невесомости. От предвкушения встречи.

А ведь сегодня действительно необычная суббота. Всё-таки, последняя летняя дискотека. Завтра разъедемся кто куда. Боже, как же не хочется учиться!

Возле дома зашумели тормоза подъехавшей машины. Это Сашка, Светкин парень.

– Ты чего так рано? – придерживая локтём занавеску, я высунулась из окна.

– Света уехала на свадьбу к родственникам, мы с Таней решили покататься перед дискотекой. И вас с Машей захватить.

Мои друзья – Саша и Света встречались ещё со школы. Любили друг друга, правда, постоянно выясняли отношения. Вот и сегодня Таня, её сестра шепнула, что Света попросила приглядывать за женихом. Попросила – присмотрим. Какие проблемы?

 

Музыка на дискотеке сегодня звучала необычно. Люди вокруг были всё те же, но что-то в них появилось особенное. Улыбки, движения, слова – яркие, привлекательные. Это как во сне – трава такая зелёная, какой не бывает в жизни, небо нереально синее, слова чёткие и понятные. Даже если человек с тобой не говорит, ты всё равно понимаешь и чувствуешь его.

Примерно то же самое происходило со мной в этот удивительный вечер.

Я ждала Его.

Мечтала о встрече.

Представляла, как будем танцевать, о чём будем говорить.

– Анька! Анюта! Ты где витаешь? В каких облаках? – Таня, смеясь, тормошила меня за руку.

– Прости, задумалась. Что-то случилось?

– Ань, побудь с нашим женихом, мне на полчаса выйти надо.

– Ладно, окей.

Зазвучала музыка, и мы с Сашкой закружились в танце.

А через минуту в зал вошли Алёша и Миша.

Я напряглась. Сердце успело сделать пару ударов и остановилось. Время остановилось тоже. Как в замедленной киноплёнке я увидела, что весёлый Лёша превращается в холодного и злого монстра.

– Саш, извини, мне идти нужно! – сбросив его руки, я отступила в сторону выхода.

– Давай провожу.

– Не надо, спасибо.

– А я всё-таки провожу. Это же к тебе пришли. Я не слепой, – Сашка галантно предложил свою руку, мы подошли к Алексею и Мишке. – Ребята, всем привет!

В ответ ни слова. Возникшую неловкость как всегда попытался сгладить коренастый весельчак Мишка-Бибер.

– О, какие люди! Кстати, у меня к тебе, Саша, дело есть. Пойдём, поговорим.

Они ушли. Мы стояли у всех на виду. Нашкодивший ребёнок Аня и гневный родитель Алексей.

– Здравствуй, Лёша!

– Привет!

– Как дела? – я пыталась наладить хоть какой-то контакт.

– Замечательно мои дела! А твои, смотрю, ещё лучше! – голос его звенел сталью.

– Зачем ты так? Это мой друг, Саша. Мы дружим и больше ничего.

– Дружат они! Я видел, как ты с ним танцуешь!

– Лёш, пойми, нам…

– Ты можешь танцевать с кем хочешь и когда хочешь, а я здесь ни при чём, – резко махнув рукой, он выбежал из зала.

Подошла Маша.

– Ань, что это было?

Слёзы подоспели так скоро, что пришлось отворачиваться к стенке и делать вид, что в глаз попала ресница. Так плохо мне ещё никогда не было. Зачем он так? Что я сделала? Ждала. Мечтала о встрече. А он, он даже не выслушал, не понял.

– Аня, вы что, поругались? – Машка осторожно дотронулась до моих плеч.

– Да! Поругались! А вам всем какое дело?! – сбросив её руки, я побежала к выходу.

Вот и всё. Закончилось, даже не начавшись. Только почему так плохо-то?

Сентябрь

Школа встретила своим обычным шумом и гамом. Первоклассники тащили перед собой огромные букеты с георгинами и гладиолусами. Мы, выпускники, по задумке завуча держали в руках по розе. Первый звонок для выпускного класса, наверное, должен быть волнительным и ярким. Так же, как и для первоклашек. Для меня – самый обычный, если не сказать – нудный.

Прошло уже три дня после неудавшегося свидания с Лёшей. Я молчала и плакала по ночам. Мама с тревогой наблюдала за происходящим. Вчера вечером она решилась поговорить.

– Анюта, милая, что-то случилось? Не молчи. Ты последние дни ходишь сама не своя.

И тут произошло что-то невероятное. Впервые я поняла, что мама может мне помочь. Накопившиеся боль и обида последних дней превратились в тягучие, неловкие слова. Запинаясь и спотыкаясь на каждом слове, я рассказывала свою невесёлую историю знакомства.

– А слёзы здесь при чём? – мама улыбнулась и обняла меня.

– Понимаешь, он мне очень-очень нравится. С ним интересно. Но, он ушёл, мама!

– Почему?

– Увидел, как я танцую с Сашей, и решил, что я ему изменила, – хлюпая носом, я выдала маме субботнюю историю.

– Анюта, пойми одну простую вещь – если парень любит, то всегда будет ревновать. Однако он никогда не допустит, чтобы девушка плакала из-за этого. Ну, погорячился. Думаю, что за это время он мог тебе позвонить. Если не позвонил, значит, что-то произошло. Он обязательно позвонит тебе, как только уладит проблемы. А если не позвонит – просто забудь. Тебе учиться нужно.

Легко сказать – забыть. А если не забывается?

– Какие вы красивые! А как выросли! – мои горькие размышления прервала Алина Анатольевна, наш классный руководитель.

Вообще она у нас хорошая, шумная только. И неорганизованная.

– Ребята! Хочу вас попросить. Давайте достойно закончим 11-й класс! У вас впереди поступление. И только от вас самих зависит, каким будет аттестат.

Каким будет, таким и будет. Ерунда всё это. Выучимся как-нибудь. Преподаватели сами понимают, что надо будет подтянуть кого-то. Это и в их интересах тоже.

Тоска оттого, что впереди – целый год бессмысленной учёбы напрягала тем сильнее, чем убедительнее вещала Алина Анатольевна.

Что ж, здравствуй, выпускной класс!

Вечером в аську постучалась Рита. Настроения общаться особого не было, но и альтернатив никто не предлагал. Тоска королевской коброй свернулась под сердцем. Две недели прошло с тех пор как мы расстались с Алексеем. Вернее с тех пор, как он меня бросил. Почему так случилось? Ведь я ни в чём не виновата. Эти мысли снова и снова, как лошади в цирковом манеже крутились в голове.

«Привет! Как делишки?»

«Нормально. Уроки делаю»

«Какие уроки? Учебный год ещё не начался»

«А мне уже задали!»

«Ну, значит, бросай свои уроки и слушай меня внимательно!»

«?»

«У меня к тебе просьба»

«Давай»

«Я сегодня встречаюсь с Ваней »

«И что?»

«Он придёт с другом, просил меня пригласить подружку»

«Не хочется, настроения нет »

«Брось! Пойдём!»

«Нет »

«Ради меня. Ты же знаешь, я редко тебя прошу о чём-нибудь »

Делать уроки всё равно не хотелось. Пойду что ли, проветрюсь.

– Ма, я погуляю с Риткой?

– Только не поздно! Не забывай, что тебе в этот год нужно стараться и стремиться получать высокие оценки, – мама завела свою любимую пластинку. Я закрыла уши и смотрела, как школьная подруга кидает в аську забавные смайлики.

Минут через десять словарный поток нравоучений иссяк.

«Ритка, я согласна. Где пересечёмся?»

«Ура!!!! Приезжай к семи к Дворцу культуры. Ладно?»

«Ок»

Ваня действительно пришёл с другом Денисом. Симпатичный такой Денис. Весёлый. В причёске и голосе что-то от Рики Мартина. Одет не броско, но со вкусом. Стиль одежды ближе к спортивному. А улыбка – сногсшибательная!

Сначала как-то было не по себе в их шумной компании, но потом проблемы забылись. Было действительно хорошо. Два часа дискотеки промчались как две минуты. Ближе к десяти мы вышли на свежий воздух.

Мама когда-то рассказывала, что рядом с Дворцом культуры ещё лет тридцать назад комсомольцы высадили клёны в память о погибших героях второй мировой войны. Аллея не такая уж и длинная, но очень уютная. В любую пору года здесь прогуливаются горожане. Днём – мамочки с колясками, вечером – семейные пары, ну, а ближе к ночи здесь отдыхает молодёжь.

– Кто куда, мы гулять! После танцпола – самое то! – Ваня обнял Ритку и, театрально вскинув руку, показал предполагаемый маршрут. – Аня, Денис, догоняйте!

Они медленно пошли впереди, мы намеренно чуть отстали. Денис несколько минут шёл молча, потом дотронулся до моего плеча и серьёзно спросил:

– Весь вечер за тобой наблюдаю. Такая красивая девушка и грустишь.

– Не обращай внимания! Это временно. – мне было приятно его внимание. – Осень, депрессия. В школу не хочется, у родителей проблемы. Ну, всё такое. Понимаешь?

– Понимаю.

– Ну вот.

Клёны шелестели над нашими головами резными листьями, причудливо кружились по дорожке аллеи их ажурные тени. Хотелось просто идти по этой вечерней аллее и ни о чём не думать.

– А давай так – ты на время забываешь о своих проблемах и начинаешь улыбаться. А я тебе попробую настроение улучшить! – Денис первым нарушил хрупкое молчание.

– А у тебя получится?

– Просто доверься мне.

В тот вечер Денис действительно развеселил меня. Он пел песни, читал стихи, рассказывал анекдоты. Незаметно дошли до моего дома. В окне на кухне горел свет.

– Ты на каком этаже живёшь?

– На пятом. Во-о-н там наши окна.

Денис подошёл ближе, взял за руку.

– Аня, ты мне очень нравишься. Давай встречаться.

А что я, собственно, теряю?

– Ты самая замечательная девушка. Только грустная, но это пройдёт. Я буду тебя веселить. Всегда. Ты мне веришь?

– Конечно, верю. – Денис мне нравился. А Лёшка, видимо, пропал навсегда. – Денис, я согласна и буду с тобой встречаться.

– Аня, ты лучшая! Сегодня самый лучший день!

Он обнял меня.

Планета покачнулась.

Или я?

А Лёшку нужно забыть, не звонит, ну и не надо!

Рейтинг@Mail.ru