Великолепная четверка. Братья Уорнер

Елена Мищенко
Великолепная четверка. Братья Уорнер

Тонкий луч карманного фонарика прорезал темноту. Девочка подошла к массивной деревянной двери, потянула ее на себя. Поскрипывая, дверь медленно открылась. Фонарик осветил дубовые панели, огромный письменный стол и фотографии на стенах. Для того, чтобы их рассмотреть, девочке пришлось встать на цыпочки. На фотографиях был ее дедушка Гарри, рядом с ним стояли какие-то важные люди. Много позже она узнала их имена – Фрэнк Делано Рузвельт, Гарри Трумэн, Айк Эйзенхаэур, Альберт Эйнштейн.

Вдоль стен тянулся ряд шкафов, за стеклами которых поблескивали кубки, были развешаны медали, ленты. «Почему дедушка их получил? За что его наградили?» – девочке хотела задать эти и много других вопросов.

Вдруг она услышала как ее окликнули вполголоса: «Кэсси? Что ты тут делаешь?» Это был он, дедушка Гарри.

– Дедушка, за что ты получил все эти красивые награды?

Он положил руку на плечо девочки.

– Наверное, Кэсси, ты права: пришло время рассказать тебе нашу историю, историю Уорнер Бразерс.

Он подошел к окну, потянул за шнур, тяжелая драпировка раздвинулась, солнечный день ворвался в огромную комнату.

– Садись на диван, смотри и слушай…

В тот день Гарри Уорнер начал рассказывать своей внучке Кэсси удивительную историю о том, как четверо братьев, у которых не было денег, чтобы купить кинопроектор, создали могущественную киноимперию Warner Brothers, о том, какой огромный путь длиною в жизнь проделали они, приехав из маленького польского местечка.

Это был не просто рассказ, это была исповедь. Он мог, он хотел позволить себе быть искренним с внучкой. Никому другому он бы не стал рассказывать правду о династии Уорнеров, о любви и ненависти, зависти и предательстве. Ведь для всех остальных он был могущественным боссом, магнатом, создателем и владельцем огромной империи.

Гарри открывал один за другим большие тяжелые альбомы с выцветшими фотографими. Кэсси удивленно смотрела на женщин в огромных шляпах с перьями и цветами, на мужчин в обтягивающих фраках. «Это- твои прадедушка и прабабушка. Они взяли эти костюмы напрокат. А это – их сестры и братья, – Гарри переворачивал страницы старых альбомов. – Вот такими они приехали в Америку. Это было в 1883 году».

* * *

Бенджамен был широкоплечим юношей с роскошными пушистыми усами, которыми он немало гордился. Когда субботним вечером он выходил на главную улицу польского местечка Красношилц, местные красавицы с интересом поглядывали на него. Правда, он мог предложить им немного: в его кармане редко было больше одного-двух злотых. Его единственным сокровищем были золотые часы, которые достались ему в наследство от прадеда. Это была семейная реликвия, переходившая от поколения к поколению по мужской линии.

Также как и его отец, дед и еще несколько поколений до него, Бенджамен был сапожником. Целыми днями он сидел, согнувшись, в грязном фартуке и чинил туфли, ботинки, прибивал подметки. Он знал маленькие тайны своих клиентов: раввин вот уже несколько лет носит одни и те же башмаки, а учитель недавно заштопал туфли.

Так бы он и сидел всю жизнь в маленькой будочке на улице, но жизнь переменилась когда он, совсем молодым, женился на местной красавице Перл Лие Эйхельбаум. Она подарила ему двух дочерей Цилю и Анну, а в 1881 году родился сын, которого они назвали Герш.

Жизнь в Красношилце становилась беспокойной- участились погромы, казаки свистели нагайками, и Бен с Перл все чаще произносили волшебное слово: «Америка».

Однажды почтальон принес ему письмо. Видно было, что оно долго путешествовало – конверт был украшен незнакомыми красивыми почтовыми марками. Бенджамен прочел название города: Балтимор и страны- Америка. Письмо написал друг детства Шломо Валески. Шевеля губами, Бенджамен читал слова, которые заставили сильнее биться его сердце. «Приезжай… богатство… два доллара в день… в Америке все носят туфли».

Бенджамен аккуратно сложил письмо и спрятал в карман большого кожаного фартука. Это был знак свыше. «Да, конечно, – крутилось у него в голове, – в Америке все носят и чинят обувь, а он сапожник. Значит работы будет хоть отбавляй, а это – деньги». Он еще раз достал письмо, взглянул на конверт. Обратного адреса не было… Куда ехать? К кому? Да просто: в Америку!

Первая дочь Циля умерла, когда ей было четыре года. Бен и Перл хотели, чтобы у них было много детей, чтобы они все были крепкими и здоровыми. Вот поэтому в 1883 году, когду Бену исполнилось двадцать шесть, он обнял Перл, взял ее лицо в свои сильные руки и поцеловал. «Если Шломо сказал правду, и в Америке я смогу заработать, я вызову тебя и детей», – сказал он.

Прежде чем он уехал, Перл пришила к поясу брюк потайной карман. «Это для твоих часов», – сказала она. «Смотри, не потеряй».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru